Дьявольский смех Печорина

 АФОРИЗМЫ.РУ - Литературный сайт Геннадия Волового ( www.aphorisms.ru )
Впервые на едином портале собраны только самые талантливые произведения рунета - Русская литература XXI века.


       ДЬЯВОЛЬСКИЙ СМЕХ ПЕЧОРИНА - ТАЙНА РОМАНА ЛЕРМОНТОВА

       Сцена, в которой умирает Бэла, является одной из самых трагических в романе «Герой нашего времени».Рана Бэлы оказалась смертельной. Гарнизонный лекарь сообщил об этом Печорину и Максиму Максимычу. Однако до конца исполняя свой долг, он продолжал оказывать ей медицинскую помощь, и давал различные «микстуры». На удивленный вопрос Максима Максимыча, – почему он это делает, если Бэла должна все-таки умереть, врач ответил значимые в контексте происшедших событий слова. «Все-таки лучше, Максим Максимыч, - отвечал он, - чтобы совесть была спокойна». – Хороша совесть!»

       Почему Лермонтов вводит этот эпизод, какую смысловую нагрузку он несет? Упрекнуть лекаря в его совести. Ведь здесь достаточно было ограничиться упоминанием о том, что она умрет. Лермонтов специально создает этот эпизод. Чтобы вывести читателя на оценку моральных качеств героя. Лекарь, даже сознавая бесполезность собственных усилий, хочет успокоить свою совесть. Максим Максимыч упрекает его. Он считает, что это «плохая» совесть. Это является имплицитным содержанием слов Максима Максимыча, но существует также здесь подтекст Лермонтова, который обращается к самому штабс-капитану. Его можно интерпретировать следующим образом: врач исполнил свой долг. Он выполняет бесполезные для умирающей медицинские предписания, потому что не хочет оставлять ни малейшего сомнения. Его совесть будет спокойна. А где же совесть самого Максима Максимыча? Почему молчит его внутренняя самооценка произошедшего?

       Сцена, в которой умирает Бэла, является одной из самых трагических в романе «Герой нашего времени».«Да, батюшка, видал я много, как люди умирают в гошпитолях и на поле сражения, только все это не то!.. Ночью она стала бродить; голова ее горела, по всему телу иногда пробегала дрожь лихорадки; она говорила несвязные речи об отце, арате: ей хотелось в горы, домой... Потом она также говорила о Печорине, давала ему разные нежные названия или упрекала его в том, что он разлюбил свою джанечку... Он слушал ее молча, опустив голову сна руки; но только я во все время не заметил ни одной слезы на ресницах его: в самом ли деле он не мог плакать или владел собою — не знаю; что до меня, то я ничего жальче этого не видывал».

       Печорин опустошен, холоден. Признания Бэлы не наполняют его состраданием. Он понимает: смерть Бэлы близко, и ждет конца как избавления. Сильный душевный порыв Балы», выразившийся в том, что она захотела стать христианкой, Печорин не поддержал. Он не хочет более соединяться с ней ни на земле, ни на небесах... И на смертном одре Бэла пытается проявить свою заботу о нем. Она старается уговорить Печорина идти отдыхать. Но как он может уйти от своего последнего долга?! В прощальном поцелуе, когда горянка дрожащими руками обвила Печорина, Бэла передала всю свою нежность, преданность, чистоту. Быть может, именно с этого предсмертного поцелуя, ледяная глыба, застывшая в груди этого полу демона, полу человека, начнет таять, чтобы, превратившись в адов пламень раскаяния, сжечь, уничтожить прежнего и возродить нового, человечного Григория Александровича Печорина!

       Умирая, Бела не говорит о том, что она выпила за пределы крепости по указанию Печорина. Почему? На это есть композиционная и психологическая причина. Перед смертью Бэла •вспоминает только самое дорогое для нее: отца, брата, Печорина. Максим Максимыч обижается, что она о нем не вспомнила. С точки зрения композиционного построения ее признание нецелесообразно — это уже нарушение творческой концепции Лермонтова, когда читатель собственными размышлениями должен найти ответ. Психологическая и композиционная мотивировки оправданы.

       Печорин ждал и хотел смерти Бэлы. Ведь если бы она выжила, то ее ждал бы сильнейший моральный удар, после которого она могла бы покончить с собой. «Нет, она хорошо сделала, что умерла! Ну, что бы с ней сталось бы, если б Григорий Александрович ее покинул? А это бы случилось, рано или поздно...» Да, после того, как не удалось передать Бэлу в руки Казбича — смерть явилась лучшей развязкой. И вот здесь слова о разумной необходимости смерти черкешенки в сюжетном решении, являются на наш взгляд справедливыми: «Глубокое впечатление оставляет после себя «Бэла» вам грустно, но грусть ваша легка, светла в радостна; вы летите мечтою на могилу прекрасной, но эта могила не страшна: ее освещает солнце, омывает быстрый ручей, которого ропот, вместе с шелестом ветра в листах бузины и белой акации, говорит вам о чем-то таинственном и бесконечном, и над нею, в светлой вышине, летает и носится какое-то прекрасное видение с бледными ланитами, с выражением укора и прощения в черных очах, с грустною улыбкою...».

       Поведение Печорина во время агонии Бэлы говорит о том, что он сознательно ускорил ее конец. Это хорошо увязывается с предложенным ранее вариантом, что Печорин преднамеренно использовал Казбича для убийства Бэлы. что это невыносимая жажда — признак приближения конца, и сказал это Печорину. Воды, воды!..» — говорила она хриплым голосом, приподнявшись с постели. Он сделался бледен как полотно, схватил стакан, налил и подал ей. Я закрыл глаза руками и стал читать молитву, не помню какую... Да, батюшка, видал я много, как люди умирают в гошпиталях и на поле сражения, только это все не то, совсем не то!.. Еще, признаться, меня вот что печалит: она перед смертью ни разу не вспомнила обо мне; а, кажется, я ее любил, как отец... Ну, да бог ее простит!.. И вправду молвить: что ж я такое, чтоб обо мне вспоминать перед смертью?..

       Только что она испила воды, как ей стало легче, а: минуты через три она скончалась». Лермонтов мастерски описывает эту важную сцену. На лице Печорина ясно отравилось внутреннее смятение — он впервые побледнел перед умирающей. Печорин сознает: даст воды — Бэла умрет. Но решение укрепилось, смятение опрокинуто, он хватает стакан, именно хватает, а не берет, и подает Бэле... Вот оно и свершилось - роковая черта преодолена... В «Маскараде» Арбенин дает своей жене яд в мороженом, при этом она замечает его бледность. Арбенин бледнеет от сознания совершаемого убийства. Сразу после смерти Бэлы Максим Максимыч выводит Печорина на крепостной вал.

       «Я вывел Печорина вон из комнаты, и мы пошли на крепостной вал; долго мы ходили взад и вперед рядом, не говоря ни слова, загнув руки на спин; его лицо ничего не выражало особенного, и мне стало досадно: я бы на ето месте умер с горя. Наконец он сел на землю, в тени, и начал что-то чертить палочкой на песке. Я, знаете, больше для приличия, хотел утешить его, начал говорить; он поднял голову и засмеялся... У меня мороз пробе жался по коже от этого смеха... Я пошел заказывать гроб».
Реакционный критик С. Бурачек, пытаясь обезличить Печорина, вырвать из его души все человеческое и святое, писал: «Бэла умерла, комендант плачет от глубины души, герой — хохочет». К. Н. Григорьян совершенно справедливо подчеркивает, что Бурачок не идет дальше внешней стороны смеха, не рассматривает причин, вызвавших его. Григорьян дает свою трактовку смеха Печорина. В смехе героя он видит «горькую усмешку». Иногда «возникают такие трагические ситуации, когда сочувствие даже близкого человека бывает неуместным, смешным».

       На самом деле Печорин равнодушен к смерти Бэлы в эту минуту. Пока они молча гуляют, Печорин анализирует, взвешивает свои поступка если бы он был глубоко потрясем смертью девушки, то Лермонтов никогда бы не написал, что Печорин сел в тени. Для потрясенного горем человека не имеет никакого значения, сесть в тени или на солнце! Слово «в тени» без этого смыслового наполнения не нужно в тексте! Оно вставлено специально, чтобы показать психологическое равновесие и спокойствие Печорина. Смех был реакцией на нелепые соболезнования Максима Максимыча. Чем еще мог ответить Печорин человеку, из-за которого в последний момент и была убита Бэла? Но можно представить, каким был этот смех, если у Максима Максимыча мороз по коже пробежал! Это был демонический смех человека, сознающего себя убийцей! И это нас возвращает к первому варианту поведения Печорина во время погони. Но и при втором варианте, Печорин отчетливо понял, что он способствовал гибели горянки. Он сознает себя также убийцей, он берет на себя вину и Казбича и Максима Максимыча.

       Если прощальный поцелуй Бэлы был первым толчком, то этот страшный смех положил конец равнодушно-холодному существованию Печорина. Сознавая себя убийцей Бэлы, он сам начинает вершить суд над собой, ибо, как считает Лермонтов — ив этом его завоевание как реалиста, нот преступления без наказания! «Печорин был долго нездоров, исхудал, бедняжка, только никогда с этих пор мы не говорили о Бэле: я видел, что это ему будет неприятно, так зачем же?.. Месяца три спустя его назначили в е..-й полк, и он уехал в Грузию». Болезнь, которая поразила Печорина, — это не вспыхнувшая вновь любовь, а муки совести и, вследствие этого, физическое расстройство.

       «Не приходится сомневаться в том, что Печорин принадлежит к высшим натурам» с мощной я благородной душой». Обладая редкой способностью самоанализа, он умеет прямо и имело держать ответ перед своей совестью, осуждать свои слабости и заблуждения, чинить суровый суд наш самим собой».— пишет К. Н. Григорьян. Это абсолютно верной понимание душевного склада Печорина. Мы думаем, что не только Бэла стала, источником глубокого раскаяния Печорина, но и ее погибший отец, и обкраденный Казбич.


Рецензии
Вечная загадка для меня, еще с детства, когда я читала замурзанную Хрестоматию старшего брата и ужасалась, и влюблялась. До сих пор остается ощущение, что я вот-вот пойму его. Но... Велик Михаил Юрьевич!

Татьяна Октябрьская   03.01.2009 20:19     Заявить о нарушении
Вот этот ужас я испытал, когда прочитал еще в юношестве этот момент смеха... Он же осознает себя убийцей Бэлы! Он же понимает, что и М. М. тоже убийца.. и закрыл на долгие годы этот роман.. Я и не подозревал, что не существует в критике моего восприятия романа.. Я думал, что все знают, что Печорин и М.М. разыграли ужасную интригу во время погони.. Какого же было мое удивление, когда мой взгляд на М.М. на Печорина, на второй заговор, вообще не существовал в критической литературе, ни у Белинского, ни у других исследователей... И вот когда я эту концепцию защищал в качестве кандидатской, то академики и профессора жали мне руку и выражали восхищение, что они считали М. М. "добряком", а он оказался отъявленным мерзавцем!..)))

Воловой-Борзенко   05.01.2009 10:12   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.