Часть 2. Глава 2

Предыдущая часть: http://www.proza.ru/2009/07/21/220
На следующий день я прошла мимо нашей парты, даже не кивнув Ему приветственно (он уже сидел на месте, демонстративно отвернувшись к противоположной от меня стенке).
      
     Прошла до самого конца ряда. Плюхнула свою сумку рядом с Артёмом, чей сосед подхватил воспаление лёгких и вот уже несколько дней лежал в больнице. «Можно?» - “Канэшьна дарагая – вах! – зачем спрашиваешь, да? тэбэ – всё можьна! » - неожиданно с ярким кавказским акцентом ответил ошалевший Артём (знакомый с этим акцентом, насколько я знала,  исключительно по фильмам). Когда девочка, просидевшая почти девять лет за одной партой с другом, неожиданно меняет место дислокации – похоже, что-то в этом мире рухнуло навсегда…

                                             ***

      Сначала мы искренне дулись друг на друга – несколько дней. Демонстративно ходили домой и в школу по разным маршрутам. Демонстративно отворачивались при встрече. Следующие несколько дней это безобразие продолжалось уже чисто по инерции…Потом мы ждали, что противоположная сторона подойдет первой, признает свою ошибку и … все будет как прежде!

      Но время шло, и ни один из нас сдаваться не собирался. Я так и продолжала сидеть с Артёмом (а бывший его сосед, сделав несколько неудачных попыток по выселению меня с насиженного места, встретил неожиданно упорное сопротивление и пересел  к Нему).

      Потом, видимо, нам обоим одновременно в голову пришла мысль «Ах так???? Ах вот как??? Так это, наверно, уже давно так!!!... Просто не хочет больше дружить… Ну и ладно!!!! Пусть поживет на белом свете без такого замечательного друга как я!!!!».

      Казалось бы, чего проще: просто улыбнуться друг другу при очередной встрече, просто сказать нейтральное "привет", просто задать ничего не значащий вопрос по самой простой теме "Учёба". Возможно, кому-то со стороны это действительно покажется простым: сделать по одному маленькому шагу -  навстречу друг другу. Но вся иллюзия рассыпалась прахом из-за маленькой поправки: один из нас должен был сделать этот шаг первым.
     Проблема же крылась в том, что мы были очень похожи - что по образу мыслей, что по внешней реакции. Было ли это причиной или следствием нашего многолетнего тесного общения - думаю, никто бы не взялся установить.
     И эта вот похожесть, почти идентичность(с некоторой поправкой на пол, конечно), которая столько лет помогала нам отлично понимать друг друга (чуть ли не мысли угадывать), сыграла с нами злую шутку: для нас обоих первый шаг навстречу другому был бы еще и шагом через себя самого, через собственные нелепые обиды, через надуманную гордость.
     Кто был больше виноват - уже забылось и стало неважным: за обидой и гордостью, за этими более реальными, чем вина, совершенно непреодолимыми баррикадами, возведенными нами же в наших собственных душах, притаился источник всех наших бед - замешанный на подростковой неуверенности в себе и окружающих, отчаянный страх быть отвергнутым.
    Страх, что  шагнув навстречу другому в попытке подняться над этой дурацкой путаницей из глупых слов и нелепых жестов - будет так легко упасть, разбиться вдребезги о скалу демонстративного безразличия или даже неприятия. Мы страшились этой гипотетической катастрофы, боялись будущей боли, пугались новых, пока несуществующих страданий, и... продолжали жить всё с теми же, ставшими уже привычными ранами в наших душах.
     Но время шло, и оно, как всегда, служило отличным лекарем для любых ран и спасителем от свершившихся трагедий.

    Несчастные, бестолковые дети - мы еще не знали, что бывает и наоборот: любой страх исчезает, растворяется в полыхающем пожаре желания стать ближе, потому что внутри этого пламени нет места теням и сомнениям. Правда, гарантии счастливого финала там тоже нет.
 
       На фоне этих событий переезд его родителей в другой район и, соответственно, смена дороги в школу и обратно, прошли под грифом «очень кстати!». Но нашу школу на другую, согласно новому месту жительства, Он так и не сменил: Его мама упросила директрису дать возможность доучиться в нашей школе до самого конца.

      Викусю же, по горячей просьбе ее родителей, наоборот -  перевели в соседнюю школу. Официальная, высказанная вслух причина была такая: «В вашей «заумной» школе слишком повышенные требования к учебе! Наша обычная девочка в ней учиться не может!». Хотя всем было понятно, что, окруженная многочисленными поклонниками, Викуся  в конце концов полностью начала игнорировать процесс обучения: он плохо вписывался в расписание ее романтических встреч  и постоянных посиделок в элитных кафешках в компании подобных себе подруг. Это случилось примерно через полгода после нашей ссоры. Не знаю, насколько сильно Он переживал Викусино  исчезновение. Внешне это было совсем не заметно. Возможно, к тому времени Он и сам «вылечился».

     Однако, мы все равно держались отчужденно и даже не разговаривали. Одновременно с этими событиями была напряженная учеба в школе перед выпускными экзаменами и на подготовительных курсах к институту, потом…

     А потом был выпускной бал, где мы, случайно оказавшись рядом в тесной толпе однокашников, наконец-то почувствовали себя достаточно взрослыми, чтобы пойти на контакт друг с другом. Или это ранки в наших душах теперь зажили до такой степени, что перестали вызывать болезненные ощущения при малейшем касании? Но так или иначе, мы - о чудо! - откровенно поговорили о прошлом, посмеялись над собственной подростковой глупостью и … помирились. Вот только таких теплых, безоблачных отношений, как в детстве, между нами уже быть не могло. Потому что каждый из нас знал: нанесение болезненного удара с другой стороны - возможно, и держался настороже, и это ощущалось в каждом слове и жесте.

   Не знаю, как Он, а я по нашей детской дружбе очень тосковала…

Продолжение: http://www.proza.ru/2009/07/21/224


Рецензии
Вот я бы ни за что не приблизилась....))

Идагалатея   22.12.2017 11:21     Заявить о нарушении
Детки переросли свои детские обиды... :)
На самом деле, оба были неправы! ;)

Элизабет Симпсон   22.12.2017 18:33   Заявить о нарушении