Путешествие в неизвестном

         
            Атом  летел, вращаясь низко над землёй.  Казалось, что  вот-вот заденет верхушки деревьев и они зелёными ветвями продырявят тонкую оболочку.   И   как мыльный пузырь она лопнет, брызнув во все стороны.  Лёлик  смотрел  на странный ландшафт незнакомой планеты. Внизу  желтели большие пространства и по ним ползали тёмные букашки, срезая  растительность. Блестели зеркала, раскиданные беспорядочно. Атмосфера прозрачная,  но что-то заставляло её двигаться, от чего растительность шевелилась, как живая.  А  может и правда живая! Ведь на Юросе  разум оказался  у растений. При воспоминании о Юросе  Лёлику стало не по себе.  Внутри его чиапа зажужало,  набирая  обороты  устройство ощущения опасности -  хаарт. Какая ужасная планета!   И вот он опять неизвестно где. Анализатор  атмосферы  уже  давно сломался, когда  садились  на  огненную планету попали в световую  бурю,  и  небывалое дело, он  вышел из строя.  Отремонтировать его некому.  Жека,  гениальный механик остался там в плену. Паутина  приклеила его к  дереву,  а  они  не  смогли  вызволить.   Бедный Жека! Атом  переливаясь  всеми  цветами радуги,  словно катился, сливаясь с ландшафтом.   Лёлик  настроился на приём команд. Он  живо представил командира экспедиции, его недовольное лицо.  Гром размахивал руками и требовал провести разведку, перед  тем, как  приземлиться.  Лёлик разозлился.   Ну,  как  провести   разведку,    если    нет  анализатора, а он единственный из экипажа, кто  не  пострадал  на  Юросе.  Весь изолятор забит больными.  Лишь двое, Макс и Волик  на карантине, но им ещё двое  суток  придётся  пробыть  в  нём.  А  Атому  необходим  ремонт.  Иначе  им придётся очень долго ждать помощи и вряд ли они её дождутся.    Лёлик внимательно  осматривал окрестности.   Вдруг он заметил небольшой холм с прилегающей к нему речкой.  Вот где можно укрыться!  На склоне холма виднелась небольшая  поляна, окруженная   большими  растениями, под которыми  легко поместится  Атом, и не будет заметен сверху. Лёлик  усилием воли направил  комолёт на эту поляну.  Атом  пружинисто,  как мячик  подскочил  и  прыжком попал прямо в цель, на  поляну.  Лёлик смотрел  на  растения  и  ждал   их реакции,  готовый   к  любым  сюрпризам.  Но  растения  очень высокие, раскидистые,  с листвой, словно вырезанной, не проявляли никакой агрессивности.   Решив, немного отдохнуть, а потом   заняться  анализатором,  Лёлик   расстелил  воздушный гамак,   прилёг, включив систему безопасности,  и закемарил.   
 
    Солнце багровым  шаром висело над холмом.  Тёплый вечер  ласковым дуновением ветерка колыхал ветви деревьев, шелестела листва. От  реки полз  туман  и  ночная прохлада вступала в свои права.  Борька  с Мишкой  тихонько вышли из дома, стараясь не шуметь.  За спинами у обоих висели ранцы, в руках  удочки.  Только  бы  никто не заметил их исчезновения.  Все уже спали, до утра вряд ли хватятся, а  утром, наловив рыбы, они придут победителями.   Выйдя  на дорогу, ведущую к реке, они успокоились.   Теперь их уже никто не вернёт.

    -Ну, Борька, мы даём! Мамка завтра нас отлупит. Вот увидишь… -  заныл вдруг  гнусаво Мишка.

    - Отстань! Я тебя звал, что ли? Сам увязался! Теперь молчи или топай домой. Тоже мне рыбак! - возмутился Борька.  – Зачем  я  связался с этим придурком? Лучше бы Кольку позвал.  Будет теперь ныть, испортит всю рыбалку.  Вот, гад!  Заткнись!
 
       Незаметно,  в перебранках они  подошли к реке.  У раскидистой   ивы остановились.  Здесь  было кострище  и  куча дровишек. Берег  был пустынным. Речка шумела.  Непонятный страх охватил их.  Что-то ощущалось в воздухе чужое. Пацаны  прижались друг к другу. Борька первым пересилил страх, открыл ранец.    Достал банку с червями. Распутал леску, проверил крючок и, натянув червяка на него,  закинул,   размахивая  удочкой  её  в  воду.  Поплавок мирно качался на воде.  Борька  воткнул удочку в берег и пошёл разводить костёр.  Мишка поплёлся за ним.
 
    -Давай тащи хворост! – скомандовал  Борька.

    -Тоже мне командир! Сам  тащи.  Нашёл  дурака. Я же боюсь -  заканючил  Мишка.

    -Тогда нарви сухой травы для розжига – пожалел его Борька.

 И  они вдвоём  принялись разжигать костёр.  Он не хотел разгораться.  От дыма слезились глаза. Первые пощёлкивания сменились весёлым треском, загоревшего хвороста, И вдруг он полыхнул  ярким языкастым  пламенем.

    - Вот  сиди  около  него  и    подкладывай  дровишки.  Если потухнет, получишь по шее! – пообещал Борька.

Мишка постелил одеялко, сел у костра   и,  отмахиваясь веткой от комаров, тихо запел.   Слов  песни  он  не знал,  кроме  одного.   Поэтому   Борька   слышал   только:

  – Бумер!   Бумер!    Бумер заводной! 
 
Ему стало смешно.

   - Ну, даёт, Мишка!

 И зачерпнув воды в реке, поставил   котелок на угли.
 
   -Закипит, попьём  чай. Веселей станет! – подбодрил он Мишку.

  А сам пошёл к удочке. Но  поплавок заснул. Он  дёрнул удочку,  на крючке наживки не было. Пришлось доставать нового червяка и снова наживлять его на  крючок.

    - Просмотрел!- с досадой  произнёс  Боря.

 Стояла тишина. И  даже  шёпот  казался  громом.  Рыба  не   клевала. Расхотелось сидеть у удочки.  Плюнув, он пошёл к Мишке.  Лёг  рядом  и  тоже    зашептал:

 –  Бумер!  Бумер!  Бумер заводной!
 
И  неожиданно для себя, забыв про рыбалку, они уже орали во всю глотку.  Искры летели, дым дул то  в одну сторону, то в другую.  Вода в  котелке  кипела.  Засыпали  заварку   и,   хорохорясь,  приготовились пить чай.  Солнце закатилось.  Темнота вызывала игру воображения. Прихлёбывая чай, Мишка  вдруг  ляпнул:

   – Борька!  Смотри,  звезда летит.  А вдруг это вовсе  не звезда,  а какой - нибудь  инопланетный  корабль?     Представляешь,   мы сидим, а тут  раз  и приземлился корабль.    Вот  клёво!   Выходят инопланетяне:  - Здравствуйте!  Не хотите ли слетать на нашу планету? А мы – хотим!
   
    - Сдурел! Крыша, что ли поехала? - съязвил Борька, – Давай  лучше спать. Клёв всегда бывает утром.  Надо будет очень рано проснуться.
 
  -Хорошо,- прошептал   Мишка, засыпая. 
 
Борька долго  ворочался,  не  мог  заснуть. Мысли копошились в его вихрастой голове.  Что-то прошуршало.   Ему захотелось посмотреть.  И он, недолго думая, поплёлся  по склону вверх.  Тропинка    петляла, а его разбирало  любопытство.  Можно  было  вернуться, но  не   хотелось  быть  слабаком. Он же мужчина! Шуршание  продолжалось.  Неожиданно для себя он вышел на опушку. Здесь стояли громадные дубы, как великаны   темнели  они  в   ночи.  Вдруг  он  зацепился  ногой   за что-то и, споткнувшись, стал падать.   Падая, пытаясь, удержать равновесие,  Борька  размахивая  руками, с маху влетел  в  упругое тело.  Это непонятное тело было гладким, скользким  и  сильным.  Оно  отшвырнуло  Борьку с большой  силой  и  вновь притянуло, и опять отшвырнуло.  Борька  летал, как мячик на резинке.  От  страха он орал, не слыша своего голоса.  Волосы казалось, встали  дыбом.  Его било о  землю,  но боли  он  не чувствовал.  Вдруг с невероятной силой что-то дёрнуло его и втащило сквозь упругое тело, словно в мешок, где не было света и звука, но   было тепло и мягко. Слёзы лились самопроизвольно.  Крики о помощи были бесполезны.  Постепенно он успокоился.  Тихо зазвучала незнакомая музыка, убаюкивая его. Он, как-то странно висел в воздухе, как в гамаке,  покачиваясь в такт ей, проваливаясь в глубокий сон.

        Лёлик  крепко спал, когда его хаарт   взревел, как зверь.  Атому  угрожала опасность.  Кто-то  приближался  к  поляне.  Система  безопасности   сработала  чётко,  выкинув  стропы       защиты. Маленькое  существо медленно шло к Атому. Лёлик всмотрелся.  Это непонятное что-то стало падать.  Стропа, как лассо зацепила его и несколько раз провернула в воздухе. Оно издавало ужасные крики.  Лёлик приказал ему замолчать,  но оно орало. Если это разумное существо, то почему оно меня не понимает, думал он.  На всех планетах разум знает  телепатию и  не  надо знать язык этой планеты, чтобы  общаться. А если это разведчик и запутывает нас? Надо быть ко всему готовым. Но ведь,  может,   у него  нет  разума.  Посмотрим.  Пора  заняться анализатором. Существу  в  его  кокон  пока  подаётся  воздух  этой  планеты.  Интересно, а  нам  он   подходит?  Хотя внешне оно похоже на нас, но всё-таки есть различия.  Рост очень маленький.  Цвет кожи белый, а у нас серебристый.  И  Лёлик  решительно приступил к ремонту анализатора.

       Костёр прогорел.   Мишка крепко спавший стал замерзать.  Пощупав около себя рукой, он не нашёл Борьку. Испуганно  озираясь по сторонам   и  ничего  в темноте не видя,   Мишка громко заорал:

- Борька! Борька! Ты где?

От ужаса он подскочил   и  побежал, куда глаза глядят. Бежал,  падал, вставал  и снова  бежал, крича  что-то  несуразное,   и  как    всегда  бывает  в  минуты отчаянья, интуиция вывела его  на    ту  же  тропу, по которой недавно шёл  Борька. Он там же упал.  И вообще, ничего не понимая, Мишка стропами защиты тоже был втянут в комолёт.  И уложен рядом с Борькой,  спящим беспробудно и безмятежно.  Спустя минуту он тоже  уснул, мечтая узнать,  где они находятся.

   Лёлик разбирал  анализатор, когда  хаарт  взревел с новой силой.
Да что же это такое? – возмутился   он, –   не дадут  покоя  эти  аборигены!   И лезут,  лезут  один  меньше  другого.   Закидывайте к первому! Некогда мне разбираться.  И  что  я буду делать с ними, когда проснутся?
 
Небо звёздным шатром раскинулось над холмом.  Лёлик  по навигационной  карте определил  местонахождение  и  очень  удивился.  Голубая  планета  Зея  считалась  безжизненной.  Всем была  известна  ужасная история, когда планета уничтожила сама себя.  Здесь произошла цепная  реакция  нейтронных  взрывов в  результате  случайной  ошибки, которую не  смогли исправить.  И  эту планету уже много веков пролетали стороной корабли всех планет.

   - Боже! Куда нас занесло? - закричал он. 
 
Время связи ещё не подошло.  Лёлик  дёргал анализатор, не понимая, почему он  не работает.  Случайно нажал на стабилизатор и анализатор вдруг зашипел.
 
  -Слава  Богу! – вздохнул Лёлик. 

Анализатор показывал состав воздуха почти, как на родной  планете Мирте. Удивительно, но  здесь  было   громадное   количество  кислорода. Собственно чему удивляться, когда  на планете столько растительности. Радиационный  фон немного  повышен,  но в пределах допустимого.  Не понятно! Как она смогла так быстро восстановиться?  Микробная флора тоже в норме.  Никакой опасности! Тем более надо быть начеку! Что-то не так!  Лёлик  включил все системы наблюдения и оповещения, и прилёг.  Утро вечера мудренее.   Утром выйду на связь с Громом, всё расскажу и тогда приму решение, засыпая,  подумал он.

        Первыми  рассвет встретили петухи.  Одинокий яркий луч солнца бил  из-за  скособоченного сарая, покрытого свежескошенной соломой. Крики  петухов, как часы будили  небольшое селение Холмск.  В нём было несколько  домишек  с  кривыми плетнями, колодцами во дворах.  В некоторых, печки  стояли  посреди двора.  Вдруг скрипнула  дверь  крайней  избы,  и  на  крыльцо вышел  дедок, заросший  щетиной  и,   потягиваясь, оглядел двор.  Потом сходил в  сарай, заглянул на  сеновал   и удивлённо крякнул.

   - Опять, сорванцы удрали на рыбалку! Ну, придёте,  всыплю по полной программе. Узнаете почём фунт лиха! – проворчал  он  и  снова  ушёл  досыпать.

А солнце разгоралось.  Оно  пыхтело,  поднимаясь над горизонтом,  воздух в его лучах розовел.  Хрустальная  роса переливалась  перламутром, умывая  листву чистейшей  водой.    Уже  закопошился народ.   Мария повела коров в стадо. Они мычали, а она,  подгоняя  их  вицей,  думала  о  ребятишках.  Неслухи! Убежали  без спроса на речку, даже  хлебца не взяв.  Скоро должны придти.  Может хоть пескарей наловят, а то и язь попадётся. Нажарю, накормлю досыта.  Боятся, а как же  иначе!  Ведь не справлюсь. Большие.  Выросли. Незаметно  в работе  прошёл  день.  Вечерело.  А  мальчишки не появились.  Мария разволновалась:

  - Андреич! – позвала она, – Ребят-то до сих пор нет! Ох, как бы  чего не случилось… Вот горюшко.  Не соберёшь ли мужиков их поискать? Ради Бога поищите.   Вот  беда!

       Лёлик  ещё  спал,   когда   Гром  вышел  на связь. Полусонный он  отчитывался  перед  ним.

  -Ну, ты  даёшь! Зея!    Как  угораздило  вас  туда    попасть? – орал тот – Параметры  говоришь нормальные?  Проведи  тестирование  этих  существ.  Вдруг  разумные,  хотя  вряд  ли  это возможно.  Как  Макс   и Волик чувствуют себя? Потерпи,  чуть-чуть   осталось и  будешь с помощниками.   Всё!

    Лёлик   грустно  смотрел   на  спящие существа,  что-то бормотавшие  во  сне  и   размахивающие  руками.  Он телепатически  воздействовал  на  них,   пытаясь разбудить.  Не с одной попытки, но всё же удалось пробиться в их мозг.   Лёлик  с  удивлением считывал  их  мысли,   вдруг осознав,  что они разумные существа.
 
 Первым    проснулся Мишка.  Страх прошёл.  Осталось  сильное  любопытство. Осмотрелся.  Он висел в воздухе. Рядом спал Борька. Что-то непонятное ограждало их от другого мира.  Наконец Борька протёр глаза.
 
   -Где мы?- спросил он, не задумываясь о том, как Мишка оказался рядом.
       
   - Не знаю - прошептал Мишка.

Одновременно они услышали вопрос:

 – Кто вы?
   
 - Мы?   Люди! – вскрикнул  первым  Борька  – Я,  Борька! А это  мой   братан,  Мишка. Мы здесь недалеко живём в Холмске. Нас там много.  Поди,  мамка уже ищет нас.  А где мы? 

 Но ответа не услышали.  Лёлик задумался.  На планете живут люди, но какие проблемы у них? Почему они не вышли на связь со Вселенной, с её координационным центром. Уже давно все разумные существа со всех планет общаются друг с другом.  Помогают в беде. Обмениваются новыми разработками.  Осталось только две планеты с диктаторскими режимами.  Одна  огненная  Юрос, а вторая  Кона.  На  Юросе  остался  Жека. Теперь  главная задача,  привести Атом в порядок.  Вернуться  за ним.  Не могут они его уничтожить, иначе останутся без воды.   А  это катастрофа  для  Юроса.  Только это может спасти жизнь Жеке.  Но ещё сутки  ждать ребят из  карантина,  где-то двое уйдёт на ремонт Атома.
   
   -Рассказывай  всё о  планете! – требовательно  сказал  Лёлик  Борьке.
 
Борька промямлил тихо:
   -  Я  плохо  знаю  историю.   Пусть Мишка расскажет.
 
   - Хорошо, пусть Мишка – разрешил Лёлик.
   
   - Нашей  планете  много  миллиардов лет.  Несколько веков назад  на  Зее  было много вооружения.  Произошла техногенная авария.  Но никто этого не понял. Решили, что началась война. В ход пошло новейшее оружие.  И планета погибла. В развитых странах  существовали  шахты,   предусмотренные  на случай  войны.  В них были склады  продовольствия, одежды.    Одна  такая шахта была под  Холмском.  Начальник   шахты  был  большим любителем  архивов. У него  была  огромная библиотека.  И вообще,  он  собирал  всё  подряд  и  складывал  в  шахте, тем более, что  она  была  очень глубокой. А Хомск был  в то  время  громадным  городом. Когда началась война,  жители  попрятались в ней.   Конечно,  не  все.  Было топливо,  питание,  одежда. Организовали  разные  производства.  Чтобы  не  забыть достигнутые знания, все обязаны  были   учиться. Конечно,  болели,  умирали,   но  и  рождались.  Только  не   видя   естественного  света.  Учёные разрабатывали способы  очистки  от  радиации.  Нам   повезло.   Именно  в нашей шахте  Семёнов изобрёл очиститель. И  мы первыми увидели свет.  Был жуткий холод, но он был  нам не страшен.  Кац  разработал  устройство, которое  работало,  как  ветряные  мельницы,  оно  превращало  мороз  в  тепло.   Сразу  после  войны  у  нас  была  связь  со  многими  шахтами.   Мы  делились  всеми знаниями.  Они  тоже.  Запасов  электроники хватило надолго.  Удивительно, но за два-три века наша планета стала опять цветущей.  Но прогресс остановился. Детей рождалось мало.  Из-за  плохих условий  большинство - больные. Учёные  умирали,  передав только часть своих  знаний, технологий. Мы   оказались отрезанными  от  всех.   Каждая   шахта  стала развиваться  по-своему.   Сейчас мы  на  уровне  развития  девятнадцатого века.
 
- А  ты   откуда   всё  знаешь?-   спросил    Лёлик.
   
Борька радостно подпрыгнул:

    - Да он у нас учёный! Всю библиотеку чуть не наизусть знает.  Только ему доверяют.  Осталось нас совсем мало.  Многие,  уехали дальше.  Земли много.  Так и живём. 

    -Но почему вы такие маленькие? - удивился Лёлик.

    -А   в темноте,  кто большим  вырастает? – в ответ  удивился  Борька.

Странный   разговор  подумал  он.  С кем  разговариваем,  не знаем,  не видим. Может чудовище.
 
   -А вы кто? – осмелев, спросил он.
 
Лёлик промолчал. Эти  пацаны,  понравились ему своей искренностью, но надо  всё  проверить.   Да  и  карантин  им  не помешает. А пока  выпущу разведчика.       Ярко светило солнце.  Ветер колыхал траву. Атом  сливался с зеленью травы и листвы.  Бесшумно  открылся   люк   и   из     комолёта    выкатился      разведчик.  Он  напоминал  пушистый одуванчик.  Сотни стрелок торчали из его ядра.  Каждая стрелка отвечала за определённую функцию.  Он мог летать, перекатываться, плыть. Лёлик задал программу, включил связь и стал наблюдать.

    Над  Юросом багровело небо.  Огненные вихри, свиваясь  в клубки, смерчем  носились по планете.  Поверхность  глянцево блестела,   отполированная,  не   прекращающимися   ветрами.  Скалы, выветренные  ветрами, стояли   словно деревья,   раскинув  каменистые  ветви.   Горячий  воздух, раскалённые  камни в багровом свете напоминали ад.  Но даже здесь, в пекле ползали паутинообразные существа.   Жека  стоял под  пышущим жаром раскидистым  каменным   деревом.  Кружилась  голова..  Жар проникал даже сквозь огнеупорное покрытие.  От  мерцающего света резало глаза, не спасали светозащитные фильтры.  Опутанный  липкой паутиной, он вглядывался вдаль, надеясь, увидеть какой-нибудь  комолёт.     Не  могли  ведь, его здесь бросить на  смерть.  Экипаж был проверенным.  Уже  не  одну экспедицию провели вместе.   Нет! Не могли забыть о нём!  Надо  держаться. Хорошо, что эти пауки не понимают, как он выдерживает этот ад.  Молодец  Лёлик!  Закачал сжиженные  кислород и водород. И вода  хоть по каплям, но снимает невыносимую жажду.  Только бы не догадались.  Опять   ползут!  Серые  в  мохнатых,   редких  иглах  пауки  фронтом  подступали  к  Жеке.   Над  выпуклыми  глазами  самого  большого  паука зеленела,  светящаяся  окружность.     Может это третий глаз?     Может какой-нибудь анализатор  или  детектор  лжи.

   - Ты,  с какой  планеты? – едва уловил Жека. – Что поджариться захотел?  Не с Клео ли  случайно?   Конечно с  Клео! А  где  вода? Вы  же нам  обещали бесперебойную  поставку.  Мы здесь погибаем от жажды.  Если  до  конца  недели   комолёты   не  доставят   воду,  вам  конец! Всем!   Злик,  забирай его в каменоломню.  Да, смотри за ним!  Что-то он мне не нравится.   Чую, чую… не простой пленник!
 
Злик  направил  на Жеку  дозатор,  и смесь газов окутала его с ног до головы.  Мгновение.   И он  уже пытается расправить плечи,   но  тут  же  получает  удар в спину.    Падает  на  колени.   Пауки  вцепляются в него острыми иглами.
 
  -Боже, помоги! – взмолился  Жека. 

Пауки тащили его волоком.  Острые камни вонзались в тело, но сверхпрочная ткань будто срослась с ним. Только  бы не порвалась. Тогда мне конец – отчаянно молил он. Жеку  тащили  по коридорам  штольни,  бросив    на краю  котлована,  прошипели:

    - Ловите!  Поймаете, будет жить, а нет - пойдёт на корм  драконам. 

И  двигающейся стеной столкнули в яму.  От  страха помутилось сознание.  Когда пришёл в себя, то  в первую минуту не поверил, что жив.   Над ним склонился  Вовик,  давно пропавший,  и  числившийся  в погибших:

    – Поймали! Будешь жить! – ласково шептал он.-  Ничего.  Наши- то знают,  что ты жив?   Тогда будут искать.  Может,  спасёмся.
 
Жека  лишь  кивал  головой.  Ни  на  что не  был  сил.   Вовик  продиагностировал  его состояние,   подумал  и  начал  телепатическое лечение.   Жеке стало спокойно, через темечко  Вовик  вытаскивал  отрицательную энергию, словно жилы тянул  из позвоночника.  Новые  здоровые силы наполняли его.  Захотелось спать.  И он вырубился.       
Пока  Лёлик занимался  пацанами,  закончилось  действие анабиоза  в   карантине.   Макс  и   Волик  приходили  в  себя.  Макс просмотрел  результаты  анализов  и  остался,  ими   доволен. Здоровы!   Завтра  приступим  к работе.  Займёмся  Атомом. Проверим все системы, отрегулируем переход из одного времени в другое.  Он уже получил всю информацию от Лёлика. Надо же было  подхватить  информационный  вирус.  Не предусмотрели. И  попали  в   капкан.      Юрос… Юрос… Потеряли    Жеку.  Придётся  возвращаться.  Только  бы он продержался.  За нами не станет!  Волик   тихонько наблюдал за Максом. Он ещё был слаб  и  не  хотел  показывать, что  проснулся.  Завтра  будет  много  работы. Надо проанализировать состояние планеты.  Войти в контакт  с местными  жителями. Неизвестно,  как  они  воспримут  нас.  А вдруг враждебно.  Может, придётся оказать им  помощь. Мы   на  Зее!  Удивительно,  а мы  считали  её  погибшей.   Где-то просчитались.  Видно  не  заметили  сбои  в  системе.  Планете нужна помощь,  а  мы  не  получили  информацию.  Почему?

      Андреич с мужиками прочесал все окрестности.   У  реки  они  нашли   кострище    и  котелок с   остывшем чаем.  Рядом  валялось одеялко, открытые   ранцы.  Удочка  глубоко воткнутая   в землю была натянута, как стрела.   Иван  осторожно тащил удочку. 

   -Подставляй садок! – прокричал он – Сорвётся сейчас. Здоровенный!   Мгновение и в садке забился серебристый лещ.

   – Вот Марии  на уху! Накормит  пацанов.  Но куда же они подевались? – не переставал удивляться Иван – Обшарили всё.  А ребят нет! Где же их искать? Что Марии скажем? Не нашли Мишку  с  Борькой  мол,  сама  дескать   ищи!  Слёз  не  оберёшься.  Баба   ведь!

      Разведчик передавал сведения непосредственно Лёлику. Ничто не вселяло тревогу в  его сердце.  Всюду   была  нормальная обстановка. Но вдруг у реки появилось много людей. Они  громко   шумели, кого-то звали.   Лёлик понял, что ищут его пленников.  Он приказал привести их к нему.  Киберг  выпустил ребят из отсека  и привёл к Лёлику.  Мишка  поражённый  увиденным  всё  время  озирался.  Борька,  как  ни  в  чём небывало ковырял в  носу.  Кто-то спросил:

   - Отдохнули? 
 
Они оглянулись, но никого не увидели.   Они  были  внутри  прозрачной сферы. Всё переливалось и серебрилось. В   глазах  зарябило.  Лёлик понял, что для  них  он  невидим. Конечно,  в ультрафиолетовом  свете мы невидимы!
 
  - Не бойтесь! Мы не причиним вам вреда. Мы с планеты Мирта.  У нас произошла авария.  И на Зее  вынужденная посадка.  Весь экипаж болен. Но завтра двое выйдут из карантинного блока. Проведём  ремонт  и  улетим.  Мы  из мирной галактики.   Нам  нужна  ваша помощь.  Мы  хотели бы составить  географические  карты.   Выяснить  в чём  нуждается ваше  население, чтобы  оказать помощь. Нам надо снять пробы грунта, воды  и  без  вашей  помощи  нам не обойтись -  убеждал  он ребят. 

   - Ага, рассказывайте! Сами  возьмёте всех  в плен  и  увезёте в рабство.  Это уже было!- возмутился  Мишка. 

   -Конечно! –    поддержал  Борька.
   
   -Нет! Если  вы  не  верите,  я  прикажу  вас отпустить, но попрошу  о нас  никому  не говорить.  Дайте  слово  и  я   вас   отпущу - заверил  Лёлик.
 
Пацаны  завертели   головами   и   дружно закричали:

    - Обещаем!
   
Что-то  их  подхватило  и  не  успев, оглянуться  они  оказались  на  берегу    реки.   Из-за  кустов вылез Андреич  и  начал  на  них  орать.  Борька оправдывался. Мишка молчал.  Он уже жалел, что они отказались помочь прозрачным. Сколько  интересного   он мог бы узнать!  А теперь они будут  рядом, а  он  и  знать  не  будет.  Зря  послушал  Борьку. Дурак!  Мужики  шумели.  Мишка  решил,  что  он    вернётся завтра и попробует найти пришельцев и   попросит  их помочь его деревне.  Скоро  нечего  будет  носить. Все  запасы  давно  закончились. Старое оборудование сломано.  Запасных частей нет.   Новое   изготовить  некому  и не из чего. Ткацкий станок, что  сами  сделали,  работает без останова и  всё  равно  ткани не хватает.  Да  и  всё  остальное  скоро сломается.  И тогда конец всем.  Натуральным хозяйством не проживёшь.  А эти прозрачные ничего!  Даже отпустили.  Пока он  размышлял, не заметил,  как подошли к дому.  Мать с заплаканными глазами кинулась им навстречу, забыв, что хотела им   наподдавать.    Прижимала  к  себе  и   ласково    ругала:
 
   -  Сорванцы! Уж вы сейчас получите у меня.  Я вам покажу, как без спроса      на  рыбалку  ходить. 

Борьке хотелось похвастаться, рассказать о том, что с ними произошло. Но  неожиданно он увидел  предостерегающий  взгляд  Мишки. Мишка,  этот  мямля смотрел на него необычно строго, как бы говоря:

   - Только  попробуй!  Мало   не покажется!
 
И Борька осёкся.   Молча поужинали.  Мать нажарила рыбы.  И они пошли спать на сеновал. 
- Ты, что сдурел? Мамке  хотел  рассказать  про  прозрачных. Сейчас   все  от  страха  бежали  бы  куда глаза глядят!  А они хорошие.  Нас не обидели,  в рабство не забрали. Да ещё и отпустили.  Зря мы от помощи отказались.
 
- Ну конечно! Откуда ты знаешь, что они хорошие.  Может,  они за нами проследили и завтра нас захватят, а мы знаем и молчим. Кем  мы окажемся завтра?  Предателями!  Лучше быть  голодными, чем предателями.
 
   - Ничего ты не понимаешь! Если они захватчики, то они у реки в плен могли взять всех мужиков.  Не было только Серёги - дурачка. А чего они не взяли? А?

Борька промолчал.  Ответить было нечего.  И, правда, все мужики  были  там.  И  без оружия.  Он  отвернулся, кинул  одеяло и начал  устраиваться  на  ночлег.  Мишка тоже молчал. Думал.  Незаметно подкрался сон. Полные впечатлений они спали  беспокойно, во сне  разговаривали,  размахивали  руками.  Сено было  мягким  и  душистым.  Когда   прокричали  первые петухи, Мишка проснулся.  Борька сладко спал.  Мишка  вспомнил о вчерашнем разговоре.  Тихонько слез с сеновала, попил воды и отправился знакомой дорогой к реке.  Это он уже решил вчера.  Твёрдо. Ещё было темно.  Но страха не было. Дорога была знакома, но всё равно Мишка нет-нет, да и споткнётся  или попадёт в ухабину.  Пока шёл, думал, что попросить у прозрачных, если он их найдёт.  Вдруг ему показалось, что он слышит шаги. Мишка остановился.  Прислушался.  Наверно  показалось. Пошёл опять.  Шорох за спиной  усилился.  Ужас охватил   его. Он побежал. Кто-то бежал за ним.  Он  быстрее и  этот  кто-то тоже быстрее.

– Мишка!- вдруг услышал он – Куда  рвёшь? Я не могу догнать!
   
Мишка,  ошалев, остановился.  Борька, как волк выл из темноты.  Сердце  казалось,  выпрыгнет из груди. Липкий пот  покатился  по  телу.  Тяжело  дыша,  Борька  выступил  из темноты.

   – Ну, ты и бегать! Не угнаться за тобой! – шипел он.
 
   – Откуда ты взялся? Ты же спал! – возмутился Мишка.

   - Спал, спал!   Нашёл  дурака! Я  ещё  вчера  понял, что ты рванёшь   к  прозрачным.  Проснулся,  а тебя нет.   Я бегом за тобой.  Пока догнал!  А ты  взял  и  рванул, как  ошалелый.  Я так  перепугался  и  заорал.  Еле догнал тебя – орал Борька.

   -Ты чего разорался? Партизан! Я  тебя  звал? Попёрся  за  мной!  Ты  же  против прозрачных!  Не боишься, стать предателем? – отвечал Мишка.
 
   –Ладно. Прости.  Пошли вместе, – пошёл на мировую Борька. 

И   они  дружно зашагали по ухабистой дороге к реке, размышляя об инопланетянах, мечтая их  найти. О  приключениях, которые их ждут, но, не представляя, как изменится их жизнь и родной Зеи от знакомства с иными цивилизациями. Пацаны верили, что они  идут в светлое будущее. А в небе светилась голубая звезда, манящая в неизведанные, но желанные дали.

Экипаж Атома готовился к отлёту. Макс и Волик, хотя ещё и слабые, проверяли системы жизнеобеспечения, Лёлик вносил изменения в навигационные программы. Он решил облететь Зею, зарегистрировать радиационный и температурный фоны, уточнить геофизические карты планеты. Разведчик сделал все интересующие анализы, даже облетел ближайшие селения. Тёплая волна пробежала по телу при воспоминании о Борьке с Мишкой. Такие маленькие, а какие шустрые! И тут же сработала перехваченная мысль. Кто-то просил о помощи. Лёлик задумался. Юрос…Юрос… Бедный Жека… Чтобы придумать и обмануть чудовищных пауков
смертоносной планеты?  Светало. Вновь взвыл хаарт. Да  что же это такое? До взлёта осталось меньше часа. Легки  на помине! Борька с Мишкой! Мгновение и они внутри комолёта.  Настороженно, но без былого страха пацаны оглядывались по сторонам. Но всё было прозрачное, на востоке разливалось золотое свечение. Мишка, сам не ожидая от себя такой смелости, вдруг громко спросил:

   - Вы, что похожи на медуз? Я читал про океаны и моря, и знаю про медуз, они были, как желе прозрачные и ядовитые. В  морской воде были невидимы, и часто люди обжигались. А ядовитые ожоги лечить было нелегко. И вы такие?

Лёлик не удивился наивности Борьки. Откуда ему знать о достижениях науки. Они на Зее отстали от всех почти на тысячелетие. Считав вопрос, Лёлик нехотя, ответил:

  - Нет! Мы не медузы, но мы умеем менять плотность тела. И к тому же наша раса действительно прозрачная, обладает телепатией и многим, многим другим, что объяснить пока вам невозможно. А вы зачем явились вновь? Мы улетаем.

  -Мы тоже хотим с вами улететь, возьмите нас с собой! Мы только ростом маленькие, может, пригодимся.

  -Наши планеты похожи, но вы не подготовлены к такому полёту. И подумайте о матери. Что с ней будет?

   - Волик, что ты думаешь по этому поводу?

   - Ничего не умеют, ничего не знают, но с другой стороны с помощью их легче будет найти контакт в дальнейшем с людьми. Как я понимаю, мы скоро вернёмся с помощью. А помощь им нужна. Их  устроим в школу астронавтов. Всему научатся.

  -Но они не умеют переходить из одного времени в другое! Если только в экспериментальных костюмах  Кроста. Ну да. Это  возможно. А мать? Умрёт с горя. Нет, нет!

  - У них, что элементарного радио нет? Включись и пусть передадут матери послание, что через год, другой  прилетят. С другой стороны, и народ психологически подготовится к нашему прилёту.

Лёлик согласился. Поискал частоту на которой, предположительно на Зее бормочет радио и Мишке объяснил, что тот должен сказать громко и чётко.  Мишка почти проорал, хотя не очень поверил в эту затею:

   - Мама, нас с Борькой не ищи! Мы улетели, но вернёмся через два земных года. Ты нас дождись. Мы очень, мам, тебя любим.

  - Одевайте пацаны костюмы, которые принесёт Макс. Он подключит вас к питанию и кислороду. Не дёргайтесь. Постепенно научитесь нас видеть.

Борька почувствовал прикосновение кого-то невидимого, который натягивал на него невидимую упругую одежду, от щекотки он даже рассмеялся, а Мишка сам помогал натягивать костюм, его мозг и психика быстро адаптировались к меняющимся условиям. Он даже почувствовал Макса. Все системы жизнеобеспечения подключал Волик. Он то и сказал Лёлику:

   - Лёлик, а этот-то пацан скороспелка, он уже входит в наше время. Второй послабее, а этот ого-го!

Лёлик отдавал команды.  Макс и Волик только успевали отвечать:

   -Есть!

Бесшумно Атом летел в зарю. Мишка с Борькой разинув рты смотрели то вверх, то вниз, то по сторонам. Красота поражала их воображение. Лёлик про себя посмеивался над незадачливыми путешественниками. Он- то знал, что при переходе из одного времени в другое они будут крепко спать. Атом пронизывал пространство и время с неимоверной скоростью, словно переходил просто из одной комнаты в другую. Вдруг Волик вскрикнул:

   - Командир! А пацаны  помогут нам,  Жеку вызволить с Юроса! Во-первых, на них костюмы хамелеоны, выдерживающие самые высокие температуры Юроса, во- вторых они очень маленькие, а в третьих пауки не знают об их существовании, и у них анализатор показал - от тела исходит странная аура высокой частоты, которую пауки не переносят. А?

  - Ну, молодец Волик! Вот это мысль! Как они переносят полёт?

  - Нормально! Словно всю свою маленькую жизнь, только и делали, что из одной галактики прыгали в другую.

 - До Юроса ещё далеко.

Гром то и дело выходил на связь. На Юросе обстановка накалялась. В центре управления полётами никак не могли решить, где лучше посадить Атом. Волик работал над телепатической связью с Жекой.  Обрывки его мыслей никак складывались в общую картину. Наконец Волик понял, что Жека не один, что там много пленников, что вода на исходе. Гром сообщил, что воду вот-вот  доставят водолёты с ближайшей базы. Макс вычислил местонахождение Жеки. А это был оплавленный горный массив, и в нём в глубоких штольнях содержались пленники, которыми кормили драконов. Но Жека жив!Решили сесть на раскаленной площадке недалеко от пылающего вулкана. Риск? Но что делать?  Туда пауки не поднимаются. Боятся внезапного выброса лавы.

Мишка и Борька проснулись перед самой посадкой. Им показалось, что они спускаются в ад. Всё пылало. Небо, горы, деревья были алого цвета. От  страха их сердечки бились в бешеном ритме.   Лёлик их успокоил:

  - Не бойтесь. Здесь безопасно. Вам хотелось адреналина, вот и получите в полной мере. Нам нужна ваша помощь. Только вы можете спасти Жеку и других пленников.

Сейчас Волик объяснит вашу задачу. Мишка ты будешь главным в этой операции, здесь нужен хороший аналитический ум, а Борька будет помогать, в нём хорошая авантюрная жилка. Волик пойдёт с вами. Думайте чётко, чтобы я  понимал, что происходит с вами. Страшно?

  - Нет! Интересно! – заявил Борька.

В его воображении он геройски и легко, как в кино спасает пленников.

  -Страшно…- неуверенно сказал Мишка.

  -Не слушайте его, он всегда чего-то боится, хлипкий какой-то, все - знают! -убеждал Борька невидимого Лёлика.

  - Можете отказаться.

  -Нет! – хором ответили пацаны.

  -Ну, тогда слушайте наш план.

Получив полную информацию о Юросе, о плане операции, о том, как надо
ходить по нему, пацаны прошли тестирование на физическую подготовку и психологическую. Лёлик изучая Мишку, понял, что он уже видит их контуры, а значит, будет идти след в след за Воликом. С Борькой тяжелее, его придётся ставить за Воликом, а Мишка будет замыкать их тройку и держать в поле зрения и Волика, и Борьку. Борьке подключили мини радар, чтобы по нему он мог определять местонахождение Волика и Мишки. Ещё раз проверили амуницию.
  - Приготовились!
Мгновение. И Атом их выплюнул в пекло. Волик и Мишка, подтащив Борьку, поставили его между собой, и по отполированной, оплавленной поверхности двинулись в путь. Как на коньках, только медленно, медленно катились они пока ещё по горизонтальной поверхности. Откуда-то сверху сыпал огненный дождь. Казалось, эти искры прожгут насквозь их костюмы. Борька шёл за Воликом по радару, не отрывая от него взгляд. Страх сковал его тело и душу. Он старался не смотреть по сторонам. Мишка наоборот изумлённо смотрел на неведомый ранее мир, его любопытство не имело границ. Даже страх отступил. Он видел очертания и Волика, и Борьки. Борькин страх внезапно настиг его, и тогда успокаивая брата, он уверенно крикнул:

   -Не боись, Борька! Я рядом.

Подойдя к кромке площадки, услышали команду:

  -Приготовиться к полёту!

Как далеко ушла цивилизация! Словно в момент выросли крылья и понесли их вниз в каменистое ущелье. Мишка не отрывал взгляд от пылающих деревьев и кустов, облюбовавших оплавленные склоны. Они показались ему живыми и агрессивными.

Только бы не упасть на такой куст или дерево!  Тогда всё-хана! Но видимо, этот Юрос  хорошо изучен, и программа спуска отточена до идеальности. Даже огненные вихри оказались не помехой. Посадка оказалась мягкой. Они слились, как хамелеоны с окружающим ландшафтом. С этого места был виден вход в штольни.Пауки ползали и по склонам, и по площади перед входом. Пышущие паутины свисали над входом.  Волик останется здесь и будет координировать действия Мишки с Борькой. Видимые для пауков, странные скафандры напоминали головы кузнечиков, поэтому было решено, что ребята будут прыгать, как блохи, чтобы их признали за новый вид насекомых. А пауки насекомых обожают! Но эти насекомые будут несъедобными, то есть ядовитыми для пауков. Борька физически развитее Мишки, но даже он понял, как будет тяжело им допрыгать до входа в штольню. Волик дал команду пуска. Что-то  приподняло Мишку и опустило, еле успел встать на ноги. Сразу же, без передышки, новый бросок. Мишка думал только о том, как бы ему  не  убиться. Борьке прыжки давались легче, он вошёл в роль и радостно прыгал. Так и допрыгали до первой линии обороны пауков. Пауки, охраняющие эту линию, ничего не поняли, когда неизвестно откуда взявшиеся блохи перепрыгнули линию обороны. Мишка, ох уж этот Мишка чуть не влетел в висевшую паутину. Хорошо, что Борька прыгал вслед за ним и вовремя сбил его, не дав паутине зацепить Мишку. Но и паутина вдруг сжалась, как шагреневая кожа, почувствовав смертельную опасность, исходящую от блохи. Волик направлял их прыжки в нужную сторону, то и дело слышалось:

  - Борька – влево! Мишка - прямо!

Сами ребята пока не ориентировались в пространстве. Пауки мохнатые и колючие ощетинивались при виде блох, удивляясь им. У входа в штольню Волик дал приказ замереть и на время притвориться камушками, отдохнуть. Надо было дождаться новых пленных, которых то и дело подвозили к штольне и проскакать между ними внутрь. Мишка устал до одури, свернулся калачиком и чуть не уснул. Борька считал пауков больших и поменьше, когда появился громадный паук с зелёным  глазом, и направился прямо к Мишке. Мишка онемел от страха, ни одной мысли не пронеслось в его умной голове, что и спасло ему жизнь. Паук решил, что видит  камень,  свалившийся сверху, или кусок остывшей лавы, ужасно неприятный на вид и запах. И брезгливо отошёл в сторону, а потом за своими делами забыл о них. Сколько времени пацаны пролежали, никто из них так и не понял. Наконец пауки подвели к входу несколько десятков пленных, среди них были просто чудовища видимые, были и только осязаемые контуры, и вообще непонятные существа. Мишку от их вида начало трясти. Но Волик быстро прекратил трясучку, приказом затеряться между пленных и вкатиться с ними в штольню. Теперь им пришлось катиться кувырками, пленные их пропускали вперёд. Такое они видели впервые, хотя их опыт был настолько богат, и на своём веку повидали столько тварей, что не в состоянии были их даже перечислить. И вот они уже в штольне. Но как найти Жеку?

Даже в самых кошмарных снах Мишке  не снились такие ужасы. Движущиеся,  противно скрежещущие стены, арочные потолки с ползающими мелкими пауками,сизый воздух, струящийся из коричневых труб. И зелёные пауки, плюющиеся смрадной жидкостью. Бедные пленные, заранее сломленные знанием об изуверствах пауков, плелись  в одну шеренгу, то и дело, спотыкаясь то о Борьку, то о Мишку. Наконец их подвели к огромному котловану, в конце которого за массивными решётками изрыгали огонь многоголовые драконы. А на каменистом полу  сидели и лежали измученные пленные.  Словно из – под земли появился паук с зелёным то ли третьим глазом, то ли анализатором. Пленных рассортировали по группам. И тут Мишка с Борькой  услышали Волика, вернее приказ оказаться впереди самых огромных пленных. Около них  пацаны вообще не могли привлечь к себе внимание.

Стоя на краю котлована, вдруг услышали движущийся скрежет. Огромная стена надвигалась на них, подталкивая пленных к самому краю. Мишка с Борькой не дожидаясь толчка спрыгнули в котлован. Когда Волик включил мягкую посадку, они и не поняли. Встав на ноги, успели, отбежать от падающих гигантов. Тех, кто разбился, пауки приказывали оттащить на корм драконам. И так группа за группой пленников оказывалась в котловане. Мишка с Борькой не понимали, по каким признакам  пауки определяли:  кто жив, а кто помер.  Борьке всё казалось сплошным холодцом. Он удивлялся Мишке, который уже свободно ориентировался среди инопланетных тварей. А Мишка искал своих прозрачных. Благодаря  маленькому росту они протискивались в самые узкие щели.  В нише стены он различил двух прозрачных. Один лежал, второй сидел. Пацаны пристроились рядом. Волик дал сигнал. Мишка настроившись, как его учил Лёлик, начал мысленно произносить:  - Жека.  Жека.  Жека.

Сидящий,  встал. Снова сел. Мишка звал и звал его до тех пор, пока Жека не понял, кто его зовёт.

  -Ты кто? – услышал Мишка.

  -Я от Лёлика. За вами.

  - Но я не один. Вот лежит Вовик. Он очень слаб. Завтра отправят к драконам.

  - Мы должны сегодня выбраться.

  - Но как?

  - У Борьки, что сидит рядом со мной, на спине карман. В нём три костюма. Достаньте. Я не умею. Я вижу только ваши контуры. Достали? Теперь один оденьте на Вовика  и на себя.

  - А вы с какой планеты?

  - Нам Лёлик запретил говорить.

Жека с трудом надел экспериментальный костюм, а натянуть на  Вовика помогал, как мог Мишка.

  - Скоро свет выключат. Сейчас у них экономия. С водой плохо.

Жека замолчал. Видимо с ним заговорил Волик. В этом костюме  мысли улавливались лучше.

   -Теперь руководство операцией беру на себя,- заявил Жека, -  по- моему сигналу
взлетаем на край котлована.  А сейчас продвигаемся потихоньку к другому краю. Слушайте внимательно. Стена реагирует на всех, кроме вас. Поэтому вы взлетаете первыми и подвигаетесь к стене. По мере вашего продвижения стена будет отодвигаться. Надо, чтобы она отодвинулась на  два моих роста. Даёте нам сигнал, и я взлетаю с Вовиком. Мы отползаем по ходу штольни на безопасное расстояние. Вы нас догоняете.  Борька становится впереди нас, а ты Мишка позади. Вас пауки боятся. Нам придётся ползти, поэтому тебе Мишка придётся прикрывать нас на бреющем полёте. Поняли?

Свет внезапно погас. В темноте ещё страшнее казались огненные изрыгания драконов. В момент их передышки по команде Жеки, пацаны взлетели на край котлована. Стена и правда, отодвигалась, хотя и медленно, а может так казалось из-за страха.  Наконец-то,  дождавшись новой темноты, взлетели Жека с Вовиком. Жека тащил Вовика на себе, уползая всё дальше и дальше от стены на безопасное место. Борька прыжком оказался впереди них, а Мишка навис над ними. Пауки очнулись, почуяв запах прозрачных, но никто не посмел приблизиться к ним. Так в окружении полчищ пауков они выползли из штольни. У Жеки уже не было сил тащить Вовика, но впереди ещё три линии. Откуда только силы взялись? Пока пауки не придумали какой–нибудь хитрости, надо было уползать. Все в плевках пауков
они  преодолели последнюю линию обороны. А пауки–то трусы, тоже жить хотят, думал про себя Борька. Красные смерчи вились около них, как живые. 

  - Все легли. Приготовились. Взлёт.  – услышали голос Волика.

И как гордые птицы они взмыли в чудовищное небо Юроса. Считанные секунды и Волик обнимает Жеку и Вовика. И снова полёт к вершине, к мыльному пузырю, к Атому. Пауки опомнились, но уже поздно.  Спасатели и спасённые в карантинном отсеке.

  - Все отдыхаем. Атом направляется домой, на родную планету Клео.

       Мишка  с Борькой  находились в странном состоянии, то им казалось, что на них давит та страшная стена, и вот – вот они лопнут, то взмывали пушистыми облаками в небеса, испытывая успокаивающую негу. Если бы они видели себя со стороны, как видит их Лёлик,  то просто сошли бы с ума. В прозрачном мыльном пузыре, летящим со сверхкосмической скоростью, называемой «Зуля», зависли два желеобразных яйца с двумя эмбрионами в экспериментальных костюмах, находящихся то ли в нирване, то ли в глубоком сне. Лёлик беспокоился за них, неподготовленных к таким перелётам, казнил себя за легкомысленность  в решении взять пацанов с собой и в тоже время гордился ими. Гром объявил ему благодарность за спасение Жеки с Вовиком и обещал устроить самый тёплый приём Борьке с Мишкой. Школа астронавтов уже ждала своих инопланетных героев. А Мишке вдруг приснилась родная Зея в зелёном цветущем наряде, тёплый ветерок касался его шевелюры, а мать тянула к нему руки, звала его ласково:

   - Сынок, Мишуня  родной,  вернись к мамке. Я так соскучилась, все слёзы выплакала. Это же надо по радио сообщить всему миру, мол, мы улетели. Куда можно улететь, скажи мне? Ты же не птица, а ракет нет на Зее. Сам куда-то делся, ещё и Борьку за собой потащил. Борька – то глупый, как ветер в поле. Горюшко - горе.  День и ночь молю Бога за вас.

Борьке тоже снилась родная Зея, речка, мать. Мысленно он прижимался к мамке, и обещал больше никуда и никогда её не покидать.

    Экипаж был уже в полной готовности, все изоляторы опустели, астронавты заняли рабочие места. В голубом сиянии проявилась  Клео. Она примерно в  три раза больше Зеи, хотя возраст их одинаков.   Лёлик связался с ЦУПом, Гром дал команду выходить на орбиту Клео,  и не забыл спросить про героев. Лёлик с удовольствием сообщил, что их самочувствие в норме, и скоро они придут в бодрое состояние. Началось снижение. От высоких перегрузок пацанов спасали костюмы Кроста.  Яичные коконы снял с них Макс. Первым открыл глаза Борька:
                   
   -Ух, ты! Красотища, какая! Мы на  Зею  вернулись что ли?

   - Нет! Это наша красавица Клео!- с гордостью ответил Лёлик.

Мишка, молча, слушал их, не показывая, что он пришёл в себя. Тоска матери
разбивала его сердце, Мишке  захотелось поплакать. Никакие они не герои. От страха можно и не такое совершить. А бедная мамка там одна одинёшенька. И зачем же они не пожалели мать. Остолопы.

   -Не расстраивайся Мишка, - раздалось в голове,- посмотри на нашу Клео, станешь астронавтом, а мы за это время соберём большую экспедицию с помощью для вашей Зеи.  И расцветёт Зея, как цветок. Современные заводы, жилища. Тем более образованных людей у вас много. Будет, кому руки и головы приложить к добрым делам.  Через несколько минут вы впервые ступите на планету Клео, впервые вдохнёте её воздух, и поймёте, что она родная сестра вашей Зеи. Увидите столько чудес. И никогда не пожалеете. О своём решении.

Атом совершил посадку  на  ровное зелёное поле в раскрывшийся бутон, который сразу закрылся. В комолёте стало темно.  Волик и Макс в полной темноте, как показалось Мишке с Борькой, сняли с них  костюмы Кроста. Прозвучала команда:

  -Расслабиться. Приготовиться к изменению плотности тела.

Пацаны крутили головами, но ничего не видели, слава Богу, что слышали. В комолёт стал нагнетаться газ, слышалось шипенье, стало трудно дышать, но продолжалось это недолго. Тихо и ласково заговорил Лёлик:

  - Мишка и Борька, слушайте внимательно. Сейчас включится свет, и вы нас увидите не прозрачными, а такими, как вы, но мы немного отличаемся от вас, поэтому просим не пугаться. У нас нет ваших носов, но тоже большие глаза, очень тонкие губы, и нет ушей, но зато как у вас цвет волос. Вы быстро привыкните к нам.

Внезапно внутри всё засияло. Пацаны и не заметили, когда встали на ноги. Только сейчас они увидели: какой большой экипаж Атома. Внутри оказалось столько клеотинцев, что разбегались глаза. Лёлик был огромного роста, с выпуклыми карими глазами, с дырками вместо носа и ушей, и с длинными до плеч соломенными волосами Он улыбался им во весь широкий рот. И по-своему очень красив. Макс был ростом пониже, но с голубыми глазами и очень серьёзным взглядом. Он внимательно всматривался в ребят, наверно пытался понять, как они себя чувствуют, глядя на них. Волик простодушно протянул им, теперь видимые руки, как бы приглашая в свои объятья. Он, как две капли походил на Лёлика. Остальной экипаж, все чернокожие, высокие и светло-русые парни, радостно хлопали их по плечам и проходили в открытый проём и словно уплывали по зеркальной дорожке в неизвестную и пугающую даль. 
    Бесшумно опустился серебристый и лёгкий аппарат похожий на НЛО. Из него вышел Гром в сопровождении двух клеотинцев, но они были совсем другие, хотя и высокие, но белокожие, зеленоглазые и с иссиня – чёрными волосами. Гром радостно обнимал Лёлика с друзьями и всё время искал кого-то глазами. До Мишки дошло, что их не познакомили с Жекой и Вовиком.

   -Кого ищете, мой генерал? Жека и Вовик в изоляторе. Сейчас подъедет космическая санитарная скорая. Их надо обследовать и подлечить. Первую помощь мы оказали, ничего серьёзного не нашли, но всё равно надо досконально обследовать. Коварный Юрос, коварный…

  -Ну, хорошо! А где герои, спасшие самого лучшего разведчика и самого лучшего механика?  Это вот эти малявки?   Не может быть! А сколько им лет? По четырнадцать?  Такие маленькие, а такие герои!

Борька с Мишкой оробели перед большущим и  добродушным с виду генералом. Он 
каждого по очереди поднял и прижал к себе, как ребёнка, а потом совсем, как мамка погладил их по головам.
 
   - Ребят в школу астронавтов. Ими займутся сразу.  А с вами Лёлик мы летим на командный пункт. Обсудим  положение на Зее, единственной нашей родственнице. Который поменьше, я заметил, уже обладает телепатией, а тот который побольше туговато соображает, но соображает. У нас быстро разовьётся.

  Прошло три года. Борька с Мишкой изменились до неузнаваемости. Подросли и возмужали, освоили клеотинския язык, не говоря о спецпредметах по астронавтике.
Подружились с Жекой и Вовиком. С Жекой они облетали всю Клео, и посмотрели,  как хорошо живут клеотинцы, как они добры. А с Вовиком слетали на Блу  и Коклан.  Мамка бы посмотрела,  какие бравые парни у неё выросли! Гордилась бы.  Здесь тоже хорошо, но на Зее лучше! Конечно, на Клео всё ухожено, живут, как в сказке! И девчонки такие красивые, но на Зее красивее.  И небо здесь всегда светлое, нет ночей! Поэтому здесь все высокие. Конечно, два солнца! И голубые океаны! А горы – какие высокие! Но всё равно хочется домой. Лёлик сказал, что экспедиция уже подготовлена. Мишка прошёл аттестацию, и допущен к полёту в составе экипажа. А Борька пройдёт завтра. Да пройдёт!  Вовик с Жекой загружают комолёты техникой. Зея-то как отстала! Приходится выискивать устаревшие для Клео технологии, но пригодные для Зеи. Целый караван комолётов полетит на Зею.Лёлик с такой любовью подбирал даже семена. Он мечтает с Михом и Борком сходить на рыбалку, искупаться в бане. Почувствовать вкус старинной, старинной жизни. Да теперь они Мих и Борк!
 Неделя пролетела, как день. Борк  прошёл аттестацию. Теперь они полетят все в одном экипаже, как равные: Лёлик – командир, Макс – штурман, Вовик – энергетик, Жека- механик, Вовик – планетист-разведчик, а Мих с Борком – рядовые астронавты, вернее начинающие. Был рассчитан час и даже минута с секундой их взлёта. Мих волновался до слёз, а Борк относился к полёту, как к должному. Полетим! И всё.За эти годы костюмы Костра усовершенствовали и комолёты. Миха и Борка  научили менять плотность тела  и  на Зею они полетят прозрачными. Уже на Зее все примут естественный вид.

  Полёт прошёл нормально. Гром был постоянно на связи. Мих и Борк вспоминая своё первое путешествие, смущённо посмеивались над собой. Какие были глупые!
Садиться, решили прямо у села на  скошенном поле. Когда селяне увидели караван мыльных пузырей недалеко от деревни, то подумали, что у них начались галлюцинации. Самые смелые выдвинулись вперёд. Мать Борка  и Миха опередила всех, она никого не боялась, так ждала своих любимых пацанов. Лёлик дал команду открыть выход из Атома. Первым спустился по откидному трапу Мих, за ним сошёл Борк. Когда увидели мать, забыв обо всём, они на всех парусах помчались  к ней. Какая мать не узнает своих детей! Как бы они не выросли, не изменились.

  -Мамка! Моя любимая мамка! – плакал, обнимая мать Мих, - как я соскучился!

Борк гладил мать по голове, как маленькую девочку.  Какая же она стала маленькою, худенькою! Это они под двумя солнцами Клео вымахали под два метра.

  -Лёлик! Жека! Макс! Волик! Вовик! Идите сюда! Мамка, это наши друзья!
Мать испуганно смотрела на огромных  клеотинцев.

   - Андреич! Иди сюда! Знакомься – это Лёлик!  Это наши друзья с Клео!

Первый страх прошёл. И вот уже селяне вперемешку с астронавтами, вышедшими из комолётов,  дружно ведут беседу. Женщины  побежали накрывать столы.  Застолье постепенно перешло в рабочую беседу. Селяне вызвали с соседних городов и сёл глав. Разве описать радость людей нежданной помощью. И вот уже решают, где  они разместят,  привезённое оборудование, и кто на нём будет работать. Вечером натопили бани и впервые в жизни клеотинцы парились в бане. В каждом доме были гости. А потом дружно смотрели на звёздное небо и искали самую прекрасную планету после Зеи, конечно, Клео! Не забыли и про рыбалку. К утреннему клёву клеотинцы готовились с вечера каждый день. Работа, баня, рыбалка … какая красивая планета Зея! В хлопотах  время прошло незаметно. Подошло время улетать. Мать не успела насмотреться на сыновей, а они опять улетают!

  - Мама, мы прилетим, обязательно прилетим! – успокаивал её Мих.

  -Мам, мы скоро построим свои комолёты, нам Лёлик и клеотинцы помогут,- уверял мать Борк.

  - Совсем скоро ваша жизнь изменится к лучшему! А Борк и Мих, да и мы часто будем прилетать к вам. Мы полюбили Зею!


    Планета  сплошной  ледяной  глыбой неслась во Вселенной. Борк   и   Мих,   как альпинисты осваивали её  пространство. И хотя    в  их  жизни  это  уже  не  первая  планета,      интуиция подсказывала, что своей  непредсказуемостью  она  схожа  с   Юросом.   Вспоминая  первую  в  жизни  экспедицию на Юрос, они    понимали,  что    им    неимоверно  повезло   с    Лёликом, который   дал   им    шанс   стать  астронавтами,  что  на       той  огненной    планете, спасая   Жеку,   они  узнали       настоящую  мужскую  дружбу, что сейчас продолжают их благородное дело. Уже  нет  Лёлика,  нет Жеки!  Врезаясь буравами в ледяное тело планеты,  чтобы  расширить  жизненное  пространство,    братья искали признаки  жизни.  Они здорово  рисковали. Разведка всегда  опасна,  тем   более  для   них.   Тела   землян     более чувствительны к внеземным полётам. У Миха на Зее росли  сорванцы, похожие на него.  Жена Анна   работала   в   ЦУПе.  Вечные  страхи  превратили  её  в    истеричную женщину. Об умении достать мужа, ходили легенды. А Мих  ни  на  что,  не обращая внимания, любил  её до самозабвения  и  постоянно его личный сигнал мигал на  экране КП. Борк – вечный холостяк. Вдруг  буравы  стали    проваливаться, появилось ощущение, что лёд начал таять с огромной скоростью,
втягивая  их  внутрь,  пульсируя   как-то странно. И  вот они уже летят по узкому ледяному тоннелю, как снаряды, и как в далёком детстве  орут  от  страха, забыв в  те  минуты, что  они   опытные астронавты,    признанные    Вселенной,    в   какое-то  мгновение ставшие  вновь  Борькой   и   Мишкой.

  Невероятно! Но планета живая. И  лёд  вовсе   не лёд,     а   неизвестная       биологическая субстанция. Тоннель   кончился. Они    влетели    в  сверкающее
белизной пространство. И если бы не фильтры на  сетчатке глаз они  бы  точно  ослепли. Мягко  шлёпнулись  в  белые   матовые кресла необычной формы, вернее, кресла приняли форму их тел. Отдышавшись, братья переглянулись. Борк  передал, что  у него нет связи с ЦУПом.  Мих, как всегда оказался хитрее. Он ещё на Клео  продублировал  связь  втайне от  всех.  Они просидели довольно долго, но никто так и не появился. Система питания и дыхания  работала  прекрасно. Специалисты  на  Клео     были классные. Вдруг  на  сводах  засветились  картины.  Боже!   Они сканируют  память. Вот родная   Зея! Всё  их  детство  и  юность предстали  перед  ними. Очень странно, но только до     встречи с Лёликом. Значит, Лёлик закодировал их мозг, и дальше он  не читаем.   Анализаторы    передавали      информацию        ЦУПу. Вживлённые  чипы  не  сканировались.   Неизвестность  томила.
Вход  в тоннель  затянула  та  же биомасса. Глаза  закрывались.  И вдруг ужас пронзил их души. Пространство начало заполняться людьми, не просто людьми, а их родственниками, знакомыми, вообще незнакомцами, с которыми сводила судьба, и встречам с которыми они не придавали значения. Они сновали перед ними молча, как будто кого-то искали и не могли найти, а может даже и    вспомнить.   Толпа увеличивалась   каждое   мгновение.   Их остекленевшие    глаза  были   безумны.   Мих понял,   что       их воспоминания произвели клонирование  людей  из  биомассы, а значит, здесь  присутствует  разум. Но  почему они, Мих и Борк,для  них - невидимы?  Какую  игру   ведут с ними?  Тела     начали тяжелеть. Казалось, невозможно пошевелить ни рукой, ни ногой. Борк  сконцентрировался,  ушёл   в   нирвану, отключил сознание, и  в  этом состоянии  стало  невозможно считывать его прежние воспоминания. Все  призраки  из его памяти  начали    исчезать. Миху  было сложней. Его эмоциональное   состояние   психики было тоньше   и   многообразней. Любовь к жене сыграла злую шутку. Она в   простеньком  платье тянула  к нему руки, словно хотела его обнять. Мих понимал, что это не любимая с детства жена, что это призрак, но он не мог вот просто так расстаться с образом, которое создало его  воображение. Она звала его. И
он пытался встать с кресла, но как будто придавленный гранитной  плитой,  не  мог.   Ради  неё   он   мог сейчас    умереть. Вдруг заработали анализаторы,  в голове пронеслись очень сложные составы воздуха,   биомассы, отсканировались основные психотипы   массы. Сама биомасса  была  живым    существом мыслящим  и тем более ужасным, что она не обладала качествами, присущими   развитым,   цивилизованным  существам: жалостью, сопереживанием,  уважением. Мысли  о  жене  были  оттеснены удивлением:  живая биомасса,  как  робот!  Мыслящий, жестокий. Мозг непонятной планеты! Вдруг что-то их сжало и выплюнуло,как отработанный материал. Планета решила, что считала всю информацию и   они   ей больше  не   нужны. В    доли секунды, которые показались   вечностью,  они оказались на поверхности, где их уже перестали ждать. И  в последний момент они вскочили  в  комолёт.  Домой!  На Зею!  На   свою   цветущую     планету! Окунуться   в   алую   зарю,  искупаться  в своей  реке, вспомнить своих  родных  и   поклониться     памяти  Лёлика,  который  всю свою жизнь заботился о Зее,  и полюбил её. И  где   переливается всеми цветами радуги его комолёт – памятник открывателю Зеи. Забыть Ледяную!!  Земля!  Родина!  Голубая планета! Они ещё нераз  совершат  экспедиции, но  каждый  раз  будут   возвращаться домой,  где всегда  их ждут, двух  романтиков,  двух   смелых пацанов. Привет, Зея!


      


Рецензии
Инопланетян не надо искать - те сами
нас найдут, в нужное для них время...

Анатолий Бешенцев   21.07.2012 23:17     Заявить о нарушении
Уже наверно...

Татьяна Уразова   22.07.2012 21:36   Заявить о нарушении