Я - это не я... Катастрофа

 
                                                                          Часть 1
 
 
   Я открыла глаза. Увидела белые стены и белые жалюзи на окнах, попробовала приподнять руки и не смогла – это оказалось нелегким делом. Они были какими-то ватными и непослушными. Подумала: «Наверное – это сон...»
Испуганно спросила:   
– Где я?
Ответило только эхо. Попыталась что-нибудь вспомнить про вчерашний день и... меня охватил ужас, когда в памяти стали одна за другой возникать картины...
... Вот муж, которого я безумно люблю, идет с девушкой, обнимая её за плечи... они весело смеются... она слишком молода и хороша собой. У меня сдавливает грудь от боли. Я вспоминаю, как он оглянулся и заметил меня, но ни один мускул не дрогнул на его лице;
... вот мчится на огромной скорости джип... я запинаюсь, падаю, и... попадаю под колёса.
– «Тасенька, что же ты наделала, глупенькая моя, я бы все равно к тебе вернулся», – слышу я голос Олега и... стремительно лечу в неизвестность.

   И вот... больничная палата, тишина... и всё непонятно.
– Вы очнулись, батенька?
По белому халату и стетоскопу на груди, определила, что это врач.
– Никакая я вам не «батенька»,– ответила ему.
Мой грубый голос испугал, но мелькнула мысль, что это из-за аварии, может... задеты связки...
– Оба-на!? Да мы уже говорим... И что, ничего не помним?
– Как раз... всё помню. Не нарочно я бросилась под машину, а неудачно запнулась. От ревности у меня помутилось в голове, вот и пострадала, но, слава Богу, всё обошлось.
– Я не следователь. Меня ваши чувства не интересуют и причины катастрофы – тоже. Придётся вас разочаровать, дорогуша.
– Никакая я вам не дорогуша.
– Да у вас прескверный характер. Послушайте! Вы, простите, умерли, и ваш муж дал нам разрешение на пересадку донорского сердца. Произошло роковое совпадение. Мать везла в это же время на очередной осмотр сына, нашего клиента, не справилась с управлением и... катастрофа. Они с  отцом погибли, и вы... совершенно случайно – тоже.
    Молодого человека удалось спасти – ему подошло ваше сердце, остальные раны у нашего клиента оказались незначительными. Не знаю, что произошло, но женское сердце победило мозг нашего больного, то есть... уже ваш. Очевидно, оказалось слишком любящим, и... вы сейчас мужчина, хотя пока не ощущаете этого. Скоро адаптируетесь, и всё пройдёт. Не огорчайтесь. Вы молоды, красивы и вам предстоит удивительная возможность перевоплощения.
 
    Он достал маленькое зеркальце из кармана, и когда я глянула в него, все равно не смогла поверить словам хирурга. На меня смотрело красивое мужественное лицо парня, а его глаза мне показались очень знакомыми. Это были... мои глаза, Тасины. Но широченные плечи, отсутствие моей прекрасной груди, бицепсы на волосатых руках... так меня расстроили, что я разрыдалась.
– Не стоит расстраиваться... Что вы? Представьте, как вам повезло – лишние двадцать лет в подарок! И стоит ли плакать? По вашему новому статусу можно прожить еще одну жизнь... как в кино.
    Да, родители погибли, и вы теперь одиноки, но в живых осталась ваша девушка. Она сейчас находится в коме, лежит в палате рядом и любой момент может прийти в себя.
– Неправда! Это погибли ЕГО родственники, а моя мать жива и я её увижу. Это не моя девушка! И я была еще молода и красива.
– Да, да... вы правы, правы... дорогая... Ой, уже сам запутался... Прошу, не нервничайте, вам нельзя, но запомните, что ВЫ теперь мужчина. – произнес врач и ушел, покачивая головой.

    Я «стала» быстро поправляться, привыкать к новому телу, но никак не могла «переключиться» на то, что как женщина больше не существую. Когда «зашла» в палату к незнакомке, она мне показалась очень юной и беззащитной, но то, что она красавица, сразу бросилось в глаза.
   Чуть позже мне выдали документы, рассказали историю «моей» болезни. Оказалось, что «моя операция» была плановой, давно оплачена – ждали донора.
Приходили его друзья с соболезнованиями по поводу гибели родителей. Я «пыталась» их запомнить, притворяясь, что я всех их знаю, только немного плохо с памятью после аварии и операции. Друзья относились с пониманием.

    А я...  «тосковала» по мужу – он бы не бросил меня в беде. Мне не верилось, что он мог отдать моё сердце вот так, запросто, чужому человеку. «Звонила» ему каждый день, не представляя, что ему скажу мужским голосом... К домашнему телефону никто не подходил и мобильник молчал.
 
    Однажды, когда меня уже готовили на выписку, я «зашла» к НЕЙ, девушка внезапно очнулась и, увидев меня, расплакалась, как и я совсем недавно.
– Андрей! Какое счастье, что ты жив! Как могло с нами такое случиться?
Она взяла меня за руку, прижалась к ней щекой, я «наклонилась» и вдруг «почувствовала», что я – мужчина. Для меня было странным это новое чувство и то, что меня-я-я-я... любит девчонка.
– Не плачь, выздоравливай, я улажу все свои дела и заберу тебя к себе, – «попыталась» её успокоить.
– К тебе? Навсегда? Мы поженимся?
Я «смутилась», но «ответила»:
– Всё будет хорошо.

    Мне вернули мою одежду и... его. Из своей сумки я «достала» ключи от квартиры и первым делом «отправилась» домой. Там никого не оказалось, как и чемоданов. Значит, муж с любовницей уехали в отпуск. С душевной болью и тоской я «прижала» на прощанье его пиджак к щеке, «вдохнула» едва уловимый родной запах и «села» писать записку.

... «Мой родной, любимый, единственный... Господи, как мне плохо... Я так любила тебя – не стоит говорить об этом и бередить душу – ты всегда это знал. Не знаю, как случилось, что ты разлюбил меня и променял на эту пустышку. Но выбор сделан. Желаю тебе только счастья. «Хочешь быть счастливым – будь им» – не раз ты повторял эти слова Козьмы Пруткова».
         
    «Подписалась и поставила» сегодняшнее число, положив рядом ключи, «захлопнула» за собой дверь. «Представила» его лицо – недоумение и испуг, когда он прочтет и увидит мой почерк и дату. Ведь писала ему покойница,(без сердца, которое он подарил первому встречному) войдя  в его отсутствие в квартиру.

... Теперь надо было познакомиться с будущим жилищем, с новой жизнью, узнать о «себе» – (кто я... был такой).
    «Мой» загородный дом оказался очень красивым, о таком можно было только мечтать. Я «узнала» много того, что меня обрадовало. Я не бандит, а образованный тридцатилетний мужчина, обеспечен, у меня своя фирма, учился в Англии в Кембридже, должен знать языки, но пока память не вернулась.
    Мне понравился мой гараж с тремя машинами, ухоженный сад и двор, преданная прислуга – по их отношению я «почувствовала» это.
Но... смирившись со своим новым телом, еще «не могла» сознанием... «въехать» в него.
... И ещё... мне хотелось очутиться в деревне у моей матери. Уверенность, что она «убивается» по своей единственной доченьке, не покидала.

                                                                              ***

    Когда «увидела» свою любимую старушку, меня переполнила жалость – она согнулась и постарела от горя. Захотелось подарить ей радость и признаться: «Это я – твоя Таська...» Но страх, что могу одним этим известием убить свою мать,
остановил. Я «вышла» из машины, вошла в знакомую калитку, и, не сдержавшись, «обняла» её. Наплести «семь вёрст до небес» не составило труда. «Попросила» собираться, сказав, что мы с Тасей любили друг друга, собирались после развода с бывшим мужем пожениться. Мама глянула в мои глаза... ахнула и присела.

- Я сразу поняла, что твой интеллигент ненадёжный мужик, да и не любил он меня. А тебе – верю. У вас глаза одинаковые. Едем. Что мне тут одной делать? А женишься – внуков твоих понянчу, раз дочкиных не удалось, – произнесла она, вытирая набежавшую слезу.
Неожиданно... мать сразу согласилась. Самый родной для меня человек будет теперь всегда рядом, а то мой муж никак не хотел терпеть в своём доме деревенскую женщину. А она, такая родная, опрятная и заботливая, всегда была мне нужна.

    Вернувшись, пришлось съездить на могилу ЕГО родителей, неизвестно за что попросить у них прощения.
И тут мне захотелось увидеть мужа, услышать его родной голос, узнать, чисто по-женски, почему он изменил... Ведь я знала, что он любил меня.
    На «Лексусе» Андрея «подъехала» к Министерству, «дождалась», когда Олег выйдет и отправится за своей «моделькой». Сердце  волновалось, но пришлось сдержать  порыв, уговаривая себя: «Я мужчина, я мужчина... ещё рано».
«Прицепилась» к БМВухе мужа – таким образом узнала адрес модельного агентства и ... стала там появляться, чтобы она обратила на меня внимание.

    В моей жизни начали происходить моменты, когда вдруг срабатывал щелчок –
Р-РАЗ... и... я по-настоящему «становилась» мужчиной. И вдруг это произошло в тот момент, когда его сексапильная партнерша спускалась по ступеням в короткой юбчонке. Длинные красивые ноги, гибкая талия, крутые бёдра, высокая грудь – взволновали бы любого.

    Нагло посмотрел на неё, уже по-мужски окинув взглядом с ног до головы. Нинель мгновенно среагировала. Не растерявшись, я подошёл и предложил ей закурить. Она взяла сигарету и сразу разоткровенничалась – сама предложила уехать на моей машине.
– Я часто вижу тебя здесь. Ты приезжаешь ради меня? Как мне надоел этот старый козел! – сказала она, чем подтвердила моё предположение, что встречается с мужем только ради денег.
    Выслушав её излияния, предложил помочь порвать с Олегом, подвёз её до когда-то нашей квартиры, где она демонстративно собрала свои вещи. Тот стоял, глядя в её сторону безразличным пустым взглядом.
Нинель громко рассмеялась на его слова:
– Бог тебя накажет за то, что из-за тебя погибла моя жена, а я... я уже наказан. Тася... где-то рядом.
– Да ты скоро чокнешься со своим предчувствием и раскаянием, достал уже!– бессердечно ответила она.

    Красотка думала, что я так сразу предложу ей руку и сердце и отвезу во дворец, но... мы поехали в деревню, в старенький дом матери. Я оставил её там и велел ждать.
Потом забрал из больницы «нашу» любимую девушку, ЕГО Светланку, в которую сам начинал влюбляться, когда «перещелкивало». Она оказалась удивительно доброй и ласковой девчонкой. 
    Ко мне стала возвращаться память. Чувства того парня, который жил во мне, или я жила в нём, невольно переплетались с моими. Удалось всё вспомнить из его жизни, стал разговаривать на английском и немецком с партнерами по бизнесу на переговорах.

Светлане сказал:
– Эта деревенская женщина для меня, как мать, если ты сможет её полюбить, мы будем счастливы.
Стали жить все вместе. Сыграли, как положено, свадьбу, пригласив из глубокой провинции родню Светы.
- Андрюша, никогда бы не подумала, что ты на мне женишься, ведь за тобой бегало столько москвичек, и каких... Я такая счастливая! Скажи мне, как ты из такого холодного и высокомерного мачо... превратился, я даже сказать боюсь, чтобы не сглазить... в такого ласкового и надёжного мужа? Я думала, что ты совсем не любишь меня. Так... развлёкся с наивной девчонкой для разнообразия. А тут... вдруг... В общем, я ничего не понимаю. Или это чувство вины за аварию, или мне повезло, что тебе досталось любящее сердце. – шептала она ночью, обнимая меня.
   Я молчал. Что я мог сказать... Света повторила слова хирурга. Так оно и было.
             
                                                                                                                   
                                                                         Часть 2
                                                            

    Я только что стал настоящим мужчиной, без «перещёлкивания», и моё сознание смирилось с этим. Мне понравилось быть им, несмотря на то, что всё помнил из другой жизни. Зато у меня имелся женский опыт в супружеских отношениях, я знал всё, что раньше доставляло наслаждение той женщине, которая осталась жить в моей подкорке, и старался подарить всё это моей любимой девчонке. Она была моложе меня на одиннадцать лет, беззащитна и доверчива, я чувствовал, как она меня любит, мне не хотелось огорчать её, давать повод для ревности. Память о той боли, что  принесла измена любимого мужа, круто перевернувшая всю мою жизнь и не покидала меня.

    Когда я был Анастасией, мы работали вместе с мужем. Моё продвижение по службе постоянно задерживалось.
– Не будь ты женщиной, могла бы возглавить Министерство, – говорил мне начальник, улыбаясь, когда, благодаря мне, с легкостью решались все его проблемы, но не спешил уступать место.
    Сейчас меня привлекал «мой» бизнес. Оказалось, что я владелец крупной компании, которая приносила не только хорошую прибыль, но и удовольствие. Не от власти, а потому... что я многое мог. Мои друзья тоже удивлялись перемене, произошедшей со мной – меня не интересовали больше их попойки и девочки, бары и казино.
«Подружки», пытавшиеся вернуть моё расположение, терпели фиаско. Они смотрели на мою молодую жену-провинциалку, как на колдунью, что приворожила их поклонника.
А она и не стремилась превратиться в бизнес-леди. Слишком дорожила семьёй, была любима и счастлива, что встретила того, о ком мечтают все девчонки – своего Принца.

... А мне понравилась, наконец, моя новая жизнь:
– больше не было никаких критических дней и недомоганий, которые вычеркивали неделю из полноценной жизни, каждый месяц;
– я не нуждался ни в какой косметике, кроме дезодоранта и хорошего мужского парфюма после бритья;
– был избавлен от салонов, маникюров-педикюров и блатных мастеров-парикмахеров;
– меня не мучили высоченные каблуки и вечером не страдал от боли в ногах;
– у меня исчезло желание красиво выглядеть и нравиться, причем – всем мужчинам сразу.

    Единственным неудобством оказалось бритьё, но и к нему быстро привык. По сравнению со всеми женскими неприятностями – это был такой пустяк... И хотя вначале я страдал от отсутствия груди, которую когда-то так любил мой муж, но... избавился от ношения этих «бюстиков» и... похотливых взглядов «самцов».
    Да, жизнь в мужском облике оказалась удивительной и прекрасной. Новые ощущения от секса меня не разочаровали, наоборот – появилось ощущение, как будто у меня было другое предназначение, или в прошлом... я был мужчиной.

    Всё произошло так естественно в первый раз, что я не ожидал, и страх, который  сопровождал, исчез. Жизнь начала приносить радость и наслаждение.
    У меня не было детей от первого брака, когда я был женщиной, и мне не с чем было сравнивать рождение ребенка. А тут у нас родились два прекрасных малыша, друг за другом, и жена снова ждала дочку – не мне пришлось так страдать от родов.
Когда малышка появилась на свет, моя мать всплеснула руками, увидев её:
- Господи! Андрей! Разве так бывает? У неё... ваши с Тасей глаза...

    Мне казалось, что мама всегда что-то чувствовала – в её глазах часто виделся вопрос, когда я с любовью прижимал её к своей груди... Мысль, что теперь она выдержит, узнав правду, давно посещала меня. Когда мы оказались наедине, я положил ей руку на плечо и сказал:
– Мама, нам надо поговорить.
Я так и звал её, как только она появилась в этом доме, и видел, что ей это приятно. Мы прошли в кабинет, я усадил её на кожаный диван напротив себя, налил стакан воды, приготовил успокоительное и... начал длинный рассказ.
    Мама держалась, и обошлось без лекарств. Когда я замолчал, она встала, подошла ко мне, прижала мою голову к  груди и заплакала.
– Господи! Я знала, я чувствовала это...  Моё сердце подсказывало, что ты мой, родной. Но я думала, что твоя версия – ложь во спасение. А ты, может быть... незаконнорожденный сын моего покойного мужа. У него была женщина, я догадывалась по его поведению. Глаза-то, у тебя и у Тасеньки... его, отцовские. Господи, да может ли такое быть? Ты опять со мной и я так счастлива!
                                                                                          
                                                                            ***
                                                                                                                                                                                                            
     С моим бывшим  мужем... мы пересеклись по его новому бизнесу. Он запомнил меня, когда я увозил его любовницу, но никогда о ней не спрашивал. Общаясь с ним, я часто ловил его взгляд.
- Андрей! Определенно, мы где-то раньше с тобой встречались... твои глаза, я их помню...– говорил он мне.
    Меня не удивляло, что мы быстро нашли общий язык во всём – по работе, по любым другим вопросам. Я же знал(а) его наизусть, в той жизни. А он мучился, недоумевая.
Сейчас я видел, как он страдает и винит себя во всем, что произошло. Конечно, никаких чувств к нему я уже не испытывал, но, чисто по-человечески, жалел его. А он всё время был задумчив, как будто в чём-то сомневался...
 
    Я помог ему «встать на ноги» после развала всего, что могло развалиться в этой стране. А когда познакомил его с прекрасной женщиной из своей фирмы, он начал приходить в себя.
И когда однажды в какой-то праздник мы оказались в одном ресторане, он снова затеял этот разговор.
– Андрей! Нам надо вспомнить, где пересекались наши пути. Меня это беспокоит с тех пор, как я тебя повстречал. Твои глаза будоражат душу.  Скажи, кто ты?
– Что ж, если ты этого так хочешь, я расскажу тебе, только подумай еще раз – надо ли тебе это знать...
– Надо! Я жить не могу, чувствую... что-то не так.
– Хорошо, отойдем ненадолго.
И я поведал ему всё, что было после того, как он подписал документы на моё донорское сердце.

    Олег смотрел на меня «ошалелыми» глазами, едва дослушав до конца, упал на колени и стал просить прощения. Я поднял его и сказал:
– Если бы ты не сделал этого, меня бы сейчас не было.
– И как же нам теперь жить?
– Почему нам? У каждого – своя жизнь. Я теперь настоящий мужчина и все реже вспоминаю о том, что когда-то...
– Но я же... я всё еще люблю тебя!
– Ну, ты... это, того... хватил лишнего... Я же не трансвестит, я настоящий мужчина, от неё, твоей Таси, у меня только любящее сердце и... глаза.
 
    Тут около нас остановилась худая потасканная девица, похоже, наилегчайшего поведения – вид её говорил о том, что она нуждалась в порции алкоголя. На её лице остались следы былой красоты под плотным слоем косметики. Она «вперилась» в нас своими огромными, когда-то прекрасными глазищами и произнесла:
- Вот вы где, сволочи... сговорились... «опустили» меня... засунули в дыру... Как  я сразу не догадалась? Вы предали меня!

    И мы... узнали в ней ту «модельку», из-за которой всё и произошло. Чувство брезгливости сменила жалость – мы оба приложили к этому руки.
- Нинель! Это ты? – удивленно воскликнул мой бывший.
«Надо ей помочь, но как?» – подумали мы, будто прочитав мысли друг у друга.
Я обратился к ней:
– Хочешь разбогатеть, как раньше мечтала?
– Ха, а кто бы... не хотел?
– Поедешь в Швейцарию. Сначала лечиться, а потом будешь там работать в нашем филиале. Если мозги еще на месте, соглашайся.

    Через некоторое время у нас появился ещё один надежный партнер по бизнесу за границей. Нинель вышла за врача–швейцарца замуж, который её вылечил. Посвящать в свою тайну мы её не стали – это было только  наше.
    Вскоре мама тихо ушла в мир иной со счастливой улыбкой на лице – уснула и не проснулась, а у меня не осталось греха на душе.

   Только своей жене я решил никогда ничего не рассказывать. Зачем лишние волнения – ей кормить грудью  дочурку и воспитывать наших детей. Кто знает, как она отнесется ко всему, узнав столько невероятного.
И кто бы мог подумать, что такое возможно...
       


Рецензии
Чудесная история:-)))Героине можно сказать, что и повезло:-)))Хотя я бы, если бы оказался в женском теле, точно свихнулся:-))Всё же так радикально повенять пол и вообще всё в жизни, жутковато:-))с уважением:-))удачи в творчестве:-))

Александр Михельман   13.11.2017 17:05     Заявить о нарушении
Александр!

Оказаться мужчиной - это тоже для меня был бы нонсенс...)))
Но я представила это.)))
Рада, что Вам понравилось!

Пыжьянова Татьяна   13.11.2017 18:43   Заявить о нарушении
На это произведение написано 120 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.