Курортный роман. Часть 9

- Эй, сержант, принимай пополнение. Надеюсь, в шимпанзятнике найдется место для пяти горилл. Ха-ха-ха.

Дежурный отделения, быстро выйдя из фазы неглубокого сна, вскочил и отрапортовал:
- Так верно, комрад лейтенант. Там сегодня только двое, только что доставили.

- Так шевели томатами. Отворяй ворота. У нас серьёзный товар. Контрабандисты. Шеф у себя?

- Так верно, комрад лейтенант. У себя.

- И не забудь включить психошокеры на решётку. Да на всю катушку врубай.

- Так верно, комрад…

В изолятор временного содержания территориального отдела Службы Безопасности Планеты ввели из только что прилетевшего авто ярко розового цвета пять человек. Четверо были в черных гидрокостюмах с полосками разного цвета. Пятый - Дима.

- Шеф, мы накрыли их на острове Ихсап. Пятеро задержанных.

- Кто они, выяснили?

- Это та самая банда, которую мы выслеживали последние полгода.

- Всех взяли?

- К сожалению, нет. Несколько бандитов скрылись.
 
- Какого треча?!

- Нас было мало. Мы не могли преследовать остальных. Иначе и этих бы не удержали.

- А товар взяли?

- Нет, не до того было.

- Так какого треча ты ещё здесь хаваешь козявок, а не танцуешь на всех газах на остров?! Ты подумал, что без улик мы можем продержать их не больше 2 дней!

- С этим порядок, шеф. Они все без идентификатора.

- Ты уверен? Может, у них стоит защита от пеленга?

- Шеф. Ну, во-первых, постановка защиты от пеленга тоже противозаконное действие, а во-вторых, я не первый день со своей половинкой, треч побери, и могу отличить заблокированного от чиповредителя.

- Даже если и так, то надо поторапливаться. Ловкий стряпчий сможет доказать, что этот головорез избавился от имплантированного чипа в результате несчастного случая, а не в результате чиповредительства. Особенно это стало удаваться этим чёртовым адвокатом после того как Воназяр снял свой знаменитый фильм, где Нилукин говорит эту фразу: “Поскользнулся. Упал. Отторжение чипа. Очнулся. Спиг.” Так что, давай, лейтенант, а то не видать тебе капитанских погон до третьего петушиного заговенья.

Лейтенант вышел из кабинета капитана Нинорпа, но через полминуты без стука вбежал обратно.
- Шеф…

- Какого треча.

- Шеф, шеф, послушай. Со мной только что связался по телепайтеру сам полковник Восадук.

- И?!

- У вас сидят Мискам и Лиахим?

- Не знаю. Мне пока не докладывали.

- Ротозей сержант сказал, что только что привезли каких-то двоих. Если это они, то лучше скорее отпустите их со всеми возможными почестями. Даже по телетайперу я почувствовал, как Восадук брызжет слюной. Он был страшно не доволен.

- А почему он протелетайпировал тебе, а не мне?

- Шеф, ну откуда мне знать? Может он считает, что капитанские погоны вам слегка велики? Ха-ха.

- Танцуй на остров. С этим я разберусь.
 

Конвоиры провели Диму и четырёх контрабандистов по длинному коридору. Сержант приложил руку к стене рядом с нарисованным прямоугольником размером с обычный дверной проём,  и часть стены, ограниченная этим прямоугольником поднялась вверх. Из проема брызнул ослепляюще яркий свет. Конвоиры втолкнули пленников в проем, и дверь опустилась.
 
Поначалу, ослепленный ярким светом, Дима решил, что их вытолкнули из здания в огромную бескрайнюю пустыню, о которой беспорядочно бродит бессчетное множество людей.
 
Чуть привыкнув и освоившись с обстановкой, Дима понял, что они находятся в небольшом кубическом помещении, все стены, потолок и пол, которого зеркальны, а множество людей - это лишь бесконечное их отражение. В потолке было несколько решётчатых окон, сквозь которые и попадал свет снаружи. Из-за многократного отражения свет становился нестерпимо ярким и бил по глазам со всех сторон.

Изнутри помещения дверной проём, через который их втолкнули в эту комнату, никак не был обозначен, все стенки были одинаково гладкими и зеркальными. Дима тут же отметил, что находиться в таком помещении было куда менее приятно, чем в тёмной комнате. Свет, лившийся со всех сторон, многократные отражения создавали ощущение зыбкости и неустойчивости.

Не хватало каких-нибудь ориентиров, для того чтобы понимать своё местоположение и не чувствовать потерянности. Наверное, только страдающим острой формой клаустрофобии было бы комфортно находиться здесь. А вот для агорафобов, поди, наоборот – камера пыток.

- Смотри, это же, кажется, он!

Сидевший на корточках человек поднялся и сделал несколько шагов в сторону Димы. Одновременно еще один человек пошел в обратную сторону. Дальше еще один, и ещё. Димка не сразу сообразил, что это все отражения одного человека. Того, с которым он дрался на пляже.

- Точно, Мискам. Это наш пришелец.

- Молодцы девчонки. А то меня так скребануло, что Янот предала нас.

- Хва кукарекать, петушки! – оборвал их Нитрам. – Размажтесь тихонечко по стенке и ждите, когда старшие дадут вам слово.

- Что будем делать, Нитрам?

- Подожди ты, Ножд. Надо вначале разобраться, что это за петушков нам
подкинули. И о чем это они тут толкуют.

- Этот, - Кежд кивнул головой в сторону Димки, - не очень-то похож на подобезовца. Там на берегу он оттянул на себя троих розовых, и это помогло уйти Требору с парнями.

- А ты не думаешь, что его так пытались внедрить к нам, - возразил Нитрам.

- Тогда бы ему должны были дать уйти с Требором. Кой треч от него толку здесь. Тут мы и так под контролем.

- Я из параллельного мира,- сказал Дима.

Все как по команде посмотрели на него. Дима добавил:
- Если в ближайшее время этот сон не кончится, то мне не останется ничего другого, как поверить в существование параллельного мира и в то, что я в нем нахожусь.


Дослушав до конца рассказ Яны о том, как она нашла Диму на дне под скалой, и о том, что произошло с ними потом, дядя Сироб, не проронивший ни слова за все время и ни разу не перебивший, пока племянница во всех подробностях телепатировала ему, продолжал молчать. Машинально поднес к губам уже пустую чашку. Наконец, после долгой-долгой паузы проговорил:

“Задала ты задачку, племянница. Ты думаешь, вы надёжно спрятали его? Но долго ли удастся скрывать твоего Диму? И что делать потом?”

Он задавал эти вопросы себе. Яна понимала это и молчала. Дядя на глазах из вальяжного в меру упитанного господина, превратился в усталого пузатого немолодого мужичка.

“В любом случае, его надо отправлять назад. Здесь он не выживет.”

“Почему?” – вырвалось у Яны.

“Ты же сама понимаешь, что рано или поздно, эта тайна раскроется, тем более, что ваш Мискам и его друг знают про Диму и уже сообщили об этом службе планетной безопасности.  Просто им не повезло, что они пришли в обычный отдел по борьбе с преступностью. Но информация будет распространяться быстрее, чем вы думаете, а когда Диму начнут искать люди из Особого отдела, они найдут его очень быстро.”

“И что они сделают с Димкой?”

“Боюсь, что ничего хорошего его не ждёт. По-крайней мере, и думать забудь, что ты с ним сможешь жить, как с мужем. Его точно изолируют, и он станет подопытным кроликом. И я думаю, что эксперименты, которым будут его подвергать могут оказаться не самыми безобидными.”

“Неужели его нельзя спасти?!”

“Не знаю, Яна.”

“Но можно хотя бы попытаться отправить его назад! Дядя, расскажи, что тебе известно о путешествиях в парамир.”

“Лучшим специалистом в этой области является мой хороший знакомый академик Велорок.”

“Дядя Сироб, познакомьте нас с ним.”

“Хорошо, Яна, хорошо. Я попробую.”


Рецензии