Такое русское золото

«ТРИ ШАМАНА, ИЛИ ЗОЛОТАЯ БАБА»


Книга третья

«ТАКОЕ РУССКОЕ ЗОЛОТО»


Предисловие


Тридцать лет, как один день!

Всего-то тридцать лет потребовалось для того, чтобы поставить очередную точку в истории «русского» золота, или золота «Колчака».

Тридцать лет, половина жизни. Лучшая – худшая, неизвестно, но реально отмеренная половина.

Половину жизни шел я по следам этого золота, и не алчность, а любознательность питала и поддерживала меня, вела по этому пути, по которому шли в древний Иерусалим паломники, рыцари разного рода – госпитальеры, тамплиеры, рыцари Мальтийского ордена. А дальше – больше.

В истории появляется император Наполеон, захвативший так своевременно небольшой остров и передавший часть золотого запаса Мальтийского ордена князю Михалу Клеофасу Огиньскому, гордое польское офицерство в борьбе за независимость свое родины, артефакт, оказавшийся так неожиданно в хранилище золотого запаса Российской империи и оставшийся при этом незамеченным.

Появился в истории золота, ставшего «русским», адмирал Колчак и русское офицерство с его воспеваемой, в последнее время, борьбой против «красной чумы». Появился и проклинаемый всеми господин Гитлер со своей «коричневой чумой» и едва укрощённым стремлением к мировому господству.

Именно эта часть истории, что стала доступна для исследования, которая более-менее подтверждается открытыми документами или правдивыми рассказами очевидцев – свидетелей, начиналась примерно так, как описано в первой книге:

Экскурс в историю. Тобольск.

  Сиял золотом купола укрытый за белой каменной стеной Софийский Собор. Тобольск каменный нависал над Тобольском деревянным, над первым в Сибири театром, над домами, в которых родились Менделеев, Ершов и творил композитор Алябьев.

К тому месту илистого берега, где при царе-батюшке Николае Втором, была пристань, острым форштевнем приткнулся небольшой, метров тридцати длиной, пароходик с черным корпусом.
 
В свинцовых водах осеннего Иртыша отражалась его надстройка и далеко вынесенная перед надстройкой высокая мачта.

По черному фальшборту белые буквы названия «Обь». Пароходик временами сердито шипел, не с того ни с сего выпуская струйки пара из совершенно неожиданных мест. Пульсировала, напоминая порванную артерию, струя откачиваемой поршневой насос из неглубокого трюма воды.

С берега на пароход были перекинуты две широкие доски, сантиметров по пять толщиной. Они прогибались под людьми в черных шинелях, которые, по двое, перетаскивали на борт «Оби» небольшие, но явно нелёгкие деревянные ящики.

Два офицера, тоже в черном, стояли у пирамиды из ящиков, наблюдая за погрузкой.

- Вот и все, господин Шаблинский! Приплыли… - хрипло, с грустью сказал тот, что постарше и тут же уточнил. – Мы! А Вам еще плыть да плыть!

- Господин полковник! Куда на этом, - Шаблинский показал на сопящий пароходик, – Можно уплыть? Пять метров ширина! Одиннадцатый год постройки! Четыреста сорок лошадиных сил на всю великую Обь!

- Бросьте, штабс-капитан! Берите пример с Адмирала, он весь Север исходил, во льдах, и ничего. – Полковник посмотрел вправо, провожая взглядом тяжелую иртышскую воду. - Доплывёте до Обдорска, а там вас англичане встретят.

- Встретят? – в голосе штабс-капитана послышалось сомнение. – Англичане?

- Встретят, встретят, не сомневайтесь! На Россию и всех нас им, конечно, наплевать, а, вот за золотишко они постараются.

- Владислав Станиславович, послушайте! Осень ведь, тысячи километров неизвестного пути впереди… а мы, с таким грузом, на этом…

- Послушайте, Вы, Николай Александрович! И, особо прошу – запомните, что я Вам сейчас скажу. – Седой полковник испытующе посмотрел на подчиненного. – Не зря именно Вас выбрали для этой экспедиции, не зря, а выбирали особо! Золото, которое Вы будете сопровождать, очень важно для борьбы, которую мы ведем за освобождение России. И оружие, которое мы купим за него, тоже важно. Но, внимание! Это золото нам будет нужнее для другого дела, к которому можно приступать лишь лет через двадцать.
 
Затуманились глаза бывалого вояки, прошедшего «от и до» Первую мировую, хлебающего вдоволь кровь и грязь разгорающейся новой войны, Гражданской.

- Это дело, сегодняшнее, мы проиграли. И надо думать о возрождении России, белой России, разумеется! Понадобится много золота, но взять его негде, кроме как… - полковник замолчал почти на минуту. - Если Вы, Николай Александрович заблудитесь, заплутаете, так сказать, в протоках этой реки, а заплутаете Вы точно!

- Господин полковник, я все понял! – Шаблинский улыбнулся.

- Хорошо, - кивнул седой головой полковник. – Слушайте, Николай Александрович, приказ! Груз надежно спрятать, пароход отогнать подальше от места выгрузки и затопить, команде выходить в сторону Архангельска, через Урал, через Саранпауль.

- Владислав Станиславович, а где, по Вашему мнению, мы можем заблудиться, заплутать, как вы изволили выразиться?

- Пойдемте на пароход, Николай Александрович, покажу Вам точечку заветную на карте и инструкцию передам, от самого Адмирала, он знает эти края и людей знает верных, пойдемте!


Из книги «ТРИ ШАМАНА ИЛИ ЗОЛОТАЯ БАБА»
Часть первая «ПОСЕЛОК»


 


Рецензии