Курортный роман. Часть 13

Флайтер начал опускаться. Под ними во все стороны, насколько хватало взгляда, простиралась синева. Если бы это было в нашем мире, мелькнула мысль у Димы, я бы не сомневался, что мы летим над океаном.

 Когда опустились еще ниже, стало ясно, что это деревья. Вспомнилось: «…отражается небо в лесу, как в воде, и деревья стоят голубые…». Лес был настолько густой, и кроны смыкались так плотно, что было непонятно, как Кежд сумел найти брешь и опустить флайтер на землю.

Прямоугольный кирпич здания стоял в самой гуще лес. Стволы нескольких деревьев находились внутри параллелепипеда, и выходили через верхнюю грань наружу.
Требор почти на ходу спрыгнув на землю, проговорил:
- Яна, скорее иди за мной, - и вошел в параллелепипед.
 
Дима последовал за ними. Когда глаза постепенно привыкли к тусклому освещению, он увидел, что параллелепипед набит хаотично разбросанными предметами, большей частью непонятного назначения. Здесь же среди этого бардака несколько человек сидели или лежали, кому как удалось пристроиться.

- Привет, Мит,- бросил на ходу Требор. – Мне нужно срочно запустить рентгено-сканер. – Мот, поможешь снять блокировку сканирования с чипа?

- Попробую, - ответил молодой парень, лежавший свернувшись клубочком внизу.
 
- Эй, там! Какого треча! Кого ты приволок, Требор? Закройте дверь, нилб. Блокировку нарушаете, - недружелюбно встретил их человек с обильной растительностью на лице.

Кежд уже входил вслед за Димкой в оставленную незакрытой дверь. Он поспешно захлопнул ее.

- Не гони волну, Сукрам, блокировка на месте, а это - наш кореш из парамира. Он просто не знал, что здесь мы блокируем пеленг.

- Какая толк разница чего кто знал, если нас здесь запеленгуют.

- Ну, так не мешай мне быстрее отсканировать девушку, чтобы отправить их на все четыре стороны… Нет, пожалуй, только на две стороны, - со смешком добавил Требор.

После того как с помощью рентгено-сканера Требор получил 3-мерную модель Яны, она и Дима вышли из параллелепипеда. Требор сказал, что ему с Митом и Мотом потребуется время, чтобы реализовать свою задумку.

- Дим, я ничего не понимаю? Что происходит? Это сон? Сначала Лиахим на Встречании? Как такое могло случиться? И ты? Ведь ты же должен был переместиться в свой мир. Неужели Велорок в последний момент отказался? Когда мы с Янот улетали от вас, он сказал, что у него все готово к отправке.

- Яна! Только успокойся и не сердись. Это не он, а я отказался… Я просто не захотел, нет, не смог улететь. Ведь там в нашем мире нет тебя. И в последний момент, я понял, что бессмысленно пытаться возвращаться на свою дорогу, если на ней нет тебя. Потому что мой путь здесь вместе с тобой.
 
- Но как ты здесь будешь жить? Все подтверждают, что тебе не дадут спокойно жить. Тебя рано или поздно найдет Служба планетной безопасности, и тогда никто не сможет помочь…

- Я очень хотел тебя видеть, держать за руку, целовать… Давай, расплетем эту твою ужасную прическу.

- Я тоже безумно рада тебе, но… это неправильно, это не надолго.

- Подожди, а что ты сказала про Лиахима?

- Ну, ты помнишь этого дружка Мискама?
 
- Как не помнить?

- Судьбоютер почему-то выбрал мне в половинки его. Но это никак не может быть. Это ошибка!

- Конечно, ошибка. Твоя половинка – это я. – Димка обнял Яну, крепко прижал ее к себе и поцеловал. Янины пальцы сами собой сплелись у него на затылке.

- И все-таки, это мог быть кто угодно, но только не Лиахим! Для этого не надо быть Судьбологом. Это очевидно любому, кто прочитал хотя бы пару книг по судьбологии. Не сходится ничего. Надо выяснить, почему произошла ошибка.

- А если бы ты не была Судьбологом? Ты бы тоже усомнилась?

- Ммм… Не знаю, трудно влезть в чужую шкуру. Но еще труднее вылезти из своей… Конечно, очень сильное влияние может оказать самовнушение. Девушка ждет и знает, что сейчас она увидит свою половинку. Ни у кого, и у нее тоже, это не вызывает сомнения. Поэтому, такой эффект самовнушения может привести к тому, что она будет видеть желаемое и не замечать действительное. Но это вопрос больше к психологам.

- Хоть мне и не выгодна такая теория, но я скажу… А если встреча со мной. Нет, не подумай, что я такой самонадеянный, но мне кажется, что у нас… Короче, если у тебя во время Встречания тоже произошел эффект самовнушения, но другого рода. Ты подсознательно ожидала увидеть меня и… любой другой вариант… в общем, он и есть твоя половинка, но ты находишься во власти самовнушения…

- Нет, Димка…я, конечно, не могла ожидать увидеть тебя, хотя ты мне… я тебя… - Яна притянула Димкину голову к себе, нашла губами глаза, нос, губы, покрывая их поцелуями.

- Я – судьболог. И я уверена, что это не может быть он. Но надо как-то проверить… Что за ошибка? Почему? Это вообще невероятно. Все обезличено. Те люди, которые обрабатывают анкеты, сканограммы и истории кандидатов не могут знать, чьи они.
 
- У тебя же есть знакомые судьбологи. Может быть, можно перепроверить.

- В базе данных все анонимно… Кандидаты проходят под кодами… Но, конечно, кто-то имеет доступ к ним… Мне надо связаться в доктором Анужд. Она – один из ведущих специалистов в судьбологии, и я была у неё на практике. У меня должен быть ее ID телепатинга…

- Какой, треч побери, телепатинг!? Она нас всех погубит! – Дверь параллелепипеда раскрылась, и из нее выскочил Сикрам. Очевидно, он слышал весь их разговор.

- Эй, парень, полегче, - двинулся навстречу разъяренному Сикраму Димка.

Кажется, Сикрам только и ждал отпора со стороны Димы, чтобы начать драку.

- Сейчас посмотрим, что это за Пришелец.
 
С этими словами Сикрам сделал резкий и молниеносный удар правой, рассчитывая попасть в нос. Но…не зря Димка каждое лето на каникулах проходил школу деревенских драк в поселке у бабушки.


Первая серьезная разборка произошла за год до того случая с Евой и тарзанкой. Лет с десяти у мальчишек неизбежно появляется потребность самоутверждения в коллективе сверстников. У кого-то раньше, у кого-то позже, но к этому возрасту в компаниях обязательно начинает устанавливаться иерархия.

И даже когда мальчишка не стремиться в лидеры, никто, конечно, не хочет очутиться на нижней ступеньке. Этот страх оказаться последним, которого каждый может пнуть в прямом и переносном смысле, и порождает столь типичные случаи травли этого крайнего, выбранного козлом отпущения и не сумевшего вовремя дать отпор. Через некоторое время ритуал травли входит в привычку, причем зачастую и у объекта травли и его мучителей. А сложнее всего бороться с привычками.

Если в питерской приличной школе, где учился Димка, ценилась не только грубая сила, и другими качествами можно было скомпенсировать ее отсутствие, то в поселке это был, пожалуй, главный аргумент. Умение драться было необходимым условием, чтобы не попасть в изгои. И, конечно, первыми кандидатами в изгои становятся новички, чужаки, а в поселке – дачники.

Поселковый паренёк Пашка, по кличке Шепелявый, именно тот, кто оказался среди местной поселковой пацанвы последним, и по весне, когда больше всего начинают бурлить гормоны, в полной мере ощутив все «прелести» этого положения, решил летом отыграться на чужаке дачнике.

Посёлок был небольшой, и избежать встреч с местными возможности не было. Пашка при каждой встрече, когда он был не один, начал задирать Димку. Сначала Дима пытался отшучиваться и не вступать в бой, но чем дальше, тем сложнее становилось поддерживать этот неустойчивый нейтралитет.

Пацаны жаждали зрелища и скорейшей развязки. Кто окажется внизу: Пашка или этот городской?

В городе с школьным приятелем Дроном, Димка не раз отрабатывал различные захваты по книжице «Основные правила самообороны». Они наткнулись на нее, когда шарились на антресолях в Дроновской квартире.
 Она пылилась вместе с книжками «Секс в жизни мужчины», «Секс в жизни женщины» и «Виды холодного оружия». Все книжки изобиловали картинками, что сразу сделало их привлекательными в глазах девятилетних мальчишек.

Пролистав с интересом книжки про секс и про оружие, и не найдя практического применения, они принялись за самооборону. Эта книжка оказалась самой старой, и получалось, что отец Дрона читал ее еще в своем детстве. Здесь последовательно, на картинках показывались все стадии различных приемов, захватов и удержаний.


Кто-то из приближенных второго круга к главарю местной пацанвы Толяну, ускорил развязку. Димка ехал на велике по поселку. Свернув на тихую улочку, он увидел, что группа местных, встав в круг и перегородив пол и так не широкой улицы, играла в какую-то игру, похоже, что в ножички.

Разворачиваться было поздно и Димка, поднажав на педали, решил проехать мимо в узком пространстве между забором и пацанами. Когда Димка оказался в этом узком коридоре, один из парней толкнул Шепелявого, так что тот оказался прямо перед велосипедом.

Отвернуть было некуда. Димка попытался затормозить, но все равно зацепил Пашку. В результате, Димка не удержался в седле, а Пашка на ногах. Вскочив первым, Шепелявый заорал:

- Куда прёшься? Чего ошлеп? Шас будешь землю шрать!

И пнул ногой Димку, запутавшегося ногами в велосипеде.

Димка снизу вверх смотрел на скалившегося Пашку и на суровую толпу ребят, стоявших у него за спиной. Захотелось, чтобы земля сейчас разверзлась и поглотила бы его.

 «Исчезнуть бы. Вот бы оказаться сейчас в городе, дома, можно у Дрона.»

 Мучительно не хотелось вставать. Но впереди было еще почти все лето – два с половиной месяца. Семьдесят пять дней. Это до фига.

Словно кто-то другой влез в Димкино тело, и стал управлять его руками и ногами. Как напружиненный он вскочил и провел против Шепелявого многократно отработанный с Дроном захват.

Голова Шепелявого с выпученными глазами торчала зажатой у Димки подмышкой, руки безвольно повисли. Димка поднадавил еще немного ему на шею, и отпустил, уронив на землю безвольное Пашкино тело.
 
- Э! Ты чё, оборзел, городской, - крикнул провокатор, толкавший Шепелявого под велосипед, и с размаху нанес удар Димке правой.

Но в Димку уже вселился бес бесстрашия и бесшабашности, и пропустив этот удар, Димка тотчас провел против пацана приём, заломив ему за спину правую руку.
 
Теперь на Димку набросилась вся шобла. Против третьего Димка успел провести болевой с заломом кисти, еще одного бросил через бедро, но силы были явно не равные. Его завалили на землю, и кто-то успел садануть ногой в живот. Еще удар. Удар. Димка прикрыл руками голову…

- Стоп, парни, - вдруг как гром среди ясного неба раздался голос Толяна. – Хорэ! Паря хоть и городской, а силен.
 
Шобла застыла в немой позе: «Не ждали». Толян вошел в круг, протянул лежащему Димке руку.

- Вставай! Урок окончен.

На следующий день Толян, как бы невзначай, столкнулся один, нос к носу, с Димкой и сказал:
- Идём. Дело есть.
 
Они дошли до края поселка, там, где луг перерезал заросший овраг. Спустились в овраг.

- Ну-ка покажи, как ты это делаешь?

После получасовой тренировки, Толян сказал Димке.

- Завтра здесь же в это же время. Никому ни слова. Тебя больше никто не тронет. Усёк.


Димка успел дернуться влево и уберечь нос от прямого удара. Кулак Сукрама полоснул по касательной по правой щеке. Этого хватило, чтобы Димка перехватил улетевшую вперед по инерции руку Сукрама. Одной рукой за запястье, другой надавил на локоть, и вывернул ему за спину. Сукрам оказался в беспомощном положении. В этот момент из параллелепипеда выскочил Требор.

- Ну, чё вы как дети, мужики! Этих нам ещё проблем не хватало.

Он встал между Сукрамом и Димкой, который уже успел отпустить его руку.

- У нас всё готово. Идёмте. Надо действовать быстро.


Рецензии