Два портрета. Часть 6

Тайный Полицмейстер сидел за дубовым резным столом в своем просторном кабинете. Массивное кресло Полицмейстера располагалось у стены, возле которой стояли два стеллажа с книгами. В стенах по правую и по левую стороны от стола находились двери.

Дверь справа вела в приемную, откуда заходили обычные посетители: тайные агенты, работники других ведомств и те, кто удостаивался аудиенции Полицмейстера. Дверь слева была для сотрудников тайного полицейского управления, и через нее же заводили арестантов на допросы.

В стене напротив стола было малюсенькое окошечко, а по сторонам от него симметрично висели четыре огромных портрета от пола до потолка: Его Величества Короля, Короля Августа 1, Тайного Полицмейстера и Наиглавнейшего Художника. Излишне говорить, что все портреты были написаны коллективно гильдией королевских художников.

Один из стеллажей, расположенных за спиной Тайного Полицмейстера был не простой, а с секретом. Он мог отодвигаться, и закрывал потайной ход из кабинета, о котором кроме Полицмейстера знали только Король и Наиглавнейший художник.

Тайный Полицмейстер немного волновался, он специально пришел в этот праздничный день в тайную канцелярию, потому что ему доложили, что агентами задержан особо опасный преступник. Он сидел в черной полумаске, потому что в день Карнавала абсолютно всем было запрещено на улице и в других общественных местах появляться с незакрытым лицом.

“Кого сейчас введут в кабинет? Неужели, это Мустангер - отчаянный наездник, народный кумир и соратник Августа 1 во времена борьбы с Канцлером. Это он, тот самый всадник, спасший Августа 1 во время казни, именно с его точно брошенного лассо началась победная война против Канцлера. Его и прозвали Мустангером за его ковбойское умение владеть лассо. Всадник на портрете был как две капли воды похож на Мустангера, и одет он был в его фирменный плащ и шляпу.”

Имя его было вычеркнуто из истории королевства еще до смерти короля Августа 1. Именно он, Тайный Полицмейстер, по наущению Наиглавнейшего художника задумал избавиться от Мустангера в те далекие годы, когда Канцлер был уже побежден, и когда началась охота на внутренних врагов.

Наиглавнейший художник, в первую очередь из ревности и желания отомстить Елире, которая после несостоявшейся казни короля Августа 1 влюбилась в Мустангера, желал избавиться от него.

Мустангер был опасен и для тайного Полицмейстера - во-первых, он был популярен среди горожан, во-вторых, король Август 1 покровительствовал ему. Такой человек, безусловно, был неприятным соперником в придворной борьбе, пусть бы даже он сам был вовсе равнодушен к интригам вокруг воасти.

Поэтому Тайный Полицмейстер без колебаний принял предложение Наиглавнейшего художника избавиться от Мустангера. Главное было сделать это тихо и незаметно, чтобы он просто бесследно исчез в водовороте событий того беспокойного времени, а память о нем постепенно угасла бы сама.

Воспоминания Главного Тайного Полицмейстера неожиданно прервались. Он ожидал, что вот-вот через левую дверь к нему введут всадника с картины, но вместо этого вдруг с шумом распахнулась дверь справа, и в его кабинет ввалились Волк, Медведь и Алое Платье.

- Воттт, она самая. Пыттталась бежать, - заплетающимся языком сообщил Волк.

- Она дралась, лягалась, но мы ее у-у-у, - прихрамывая, и пытаясь вытолкнуть вперед к столу Алое Платье, начал было Медведь, но увидев холодный недоуменный взгляд Тайного Полицмейстера, который не могла скрыть даже маска, стал докладывать по форме.
 
- То есть, я хотел сказать, подозреваемая оказывала сопротивление при задержании,  Ваше Тайное Превосходительство.

- Что Вы себе позволяете? Немедленно представьтесь по форме, - взорвался Тайный Полицмейстер. Из-за маскарада, он даже не мог понять, кто эти агенты, так бесцеремонно ворвавшиеся в его кабинет.

- Агенты 021 и 017. Задержали и доставили разыскиваемую по вашему приказанию девушку в алом платье и красных ту-ту-туфельках. - Все-таки, несмотря на то, что Медведь быстро протрезвел, язык у него еще заплетался.

- А еще она рыжая, - совсем не по форме добавил Волк.

Девушка, как и положено, была в карнавальной маске, украшенной перьями и практически полностью закрывавшей ее лицо. Она сделала решительный шаг к столу Тайного Полицмейстера, уже хотела что-то сказать, потом оглянулась на агентов и сделала жест, означающий, что они должны удалиться.

Тайный Полицмейстер прекрасно понимал, что Король разыскивает девушку в алом платье вовсе не потому, что та была преступницей, и поэтому он решил действовать с ней поделикатнее. Да и жест девушки, которым она показала, что желает, чтобы агенты удалились был такой величавый, прямо королевский – ему трудно было не повиноваться.

- Подите прочь! И приведите себя в порядок, - скомандовал Тайный Полицмейстер агентам.

Едва за ними закрылась правая дверь, как в левую дверь постучали. Это было так неожиданно и неуместно теперь, что Тайный Полицмейстер замешкался с ответом и зачем-то кашлянул. Стучавший, видимо, воспринял это как приглашение – дверь открылась, и на пороге появились охранник, агент Яго и человек в черном плаще и шляпе с плюмажем. Лица у всех были закрыты масками.

- По Вашему приказанию, задержанный особо опасный преступник доставлен, - доложил охранник, но, увидев в кабинете девушку и сообразив, что разрешения входить не было, попятился назад, выталкивая за дверь и шедшего последним агента Яго.

- Вон! - гаркнул Полицмейстер.

Охранник, пытавшийся вытащить за собой задержанного человека в черном плаще, от неожиданного окрика разжал руки и, по солдатской привычке козырнув и прокричав:

- Есть, Ваше Тайное Превосходительство, - захлопнул за собой дверь.

В кабинете остались Тайный Полицмейстер, Алое платье и Всадник в Черном Плаще.

Пауза не успела еще затянуться, но Полицмейстер, не ожидавший такого поворота событий, никак не мог сообразить, что делать и что говорить. Алое Платье до появления Всадника, казалось, решительно направлявшаяся к столу Полицмейстера, теперь тоже отступила и стояла в нерешительности.

Всадник, наконец, оглядевший всю комнату и увидевший напротив себя Алое Платье, вдруг вскрикнул, всплеснул руками и… упал в обморок. Полицмейстер успел только привстать со своего кресла, как произошло еще одно неожиданное событие – шкаф за спиной Полицмейстера, закрывавший потайной ход, отодвинулся, и в проеме показался …. Король.

Ошарашенный хозяин кабинета оглянулся, увидел Короля, кажется, понял, что события развиваются не только вопреки его воле, но и вопреки всякой логике и здравому смыслу. Он тяжело опустился обратно в свое кресло, и в этот момент Король, ловко накинув на плечи Полицмейстеру лассо, и обмотав его еще пару раз веревкой, крепко привязал к креслу.

Полицмейстер даже не сразу вспомнил о секретной кнопке под столом. Незаметно нажав на эту кнопку ногой, он мог в любой момент вызвать дежурившего в приемной охранника. Кнопка специально предназначалась, для тех непредвиденных случаев, когда допрашиваемый преступник, начинал угрожать Полицмейстеру, но разве мог он хоть на минуту предположить, что Его Величество Король, столь внезапно появившийся в его кабинете, вдруг свяжет его.

А Король тем временем уже примотал ноги Полицмейстера к ножкам кресла и сунул ему в рот кляп, чтобы тот не мог, ни нажать на кнопку, ни закричать и позвать на помощь. Покончив с Полицмейстером, Король шагнул в сторону Алого Платья, не очень уверенно сделал ей приглашающий жест и проговорил:

- Не бойтесь. Идемте, я выведу Вас отсюда.

Но что-то явно смущало Короля. Он так быстро и уверенно расправился с Полицмейстером, а теперь, похоже, засомневался, и тоже не совсем понимал, что делать дальше. Чего-то не хватало, что-то было не так. Король обвел взглядом весь кабинет и увидел лежащего на полу Всадника. Это вновь вернуло ему решимость.

- Нет. Не может быть. Неужели я опоздал! А Вы кто? – обратился он к Алому Платью, одновременно бросаясь к лежащему Всаднику.

- Лучше скажи кто ты, самозванец, - неожиданно низким и властным голосом проговорила Алое Платье. – Я – Король,- с этими словами Алое Платье сорвал с себя карнавальную маску и рыжий парик.

Это действительно был Король.

- Что Вы с ней сделали? – воскликнул человек в костюме короля, склонившись над лежащим без сознания человеком в костюме всадника.

Он легко поднял всадника, и когда он сделал это, шляпа с плюмажем свалилась с головы и роскошные золотистые волосы, собранные под шляпу, рассыпались по плечам. В костюме всадника была Нести.

Когда Король, настоящий Король, одетый в красное женское платье и красные женские туфли на высоком каблуке, понял, что та, которую он искал, найдена, он потерял дар речи.

Полицмейстер тщетно пытался выплюнуть кляп. Человек, переодетый королем, все еще держал на руках Нести, хотя она уже пришла в сознание, и, обнаружив себя на руках у “короля”, пыталась высвободиться. Тот двинулся вместе с Нести в сторону потайной двери. Тут дар речи вернулся к настоящему Королю, и он скомандовал лже-королю:

- Именем Короля! Не двигайся! Отпусти девушку!

- Какой же Вы король?! В таком странном обличии я вовсе не узнаю короля, - слегка насмешливо проговорил карнавальный король. Но, почувствовав, что девушка у него на руках, пытается освободиться, аккуратно, словно гипсовую скульптуру, поставил Нести на ноги.

- Ну, ты-то точно самозванец!

- Я вовсе не претендую на королевский титул. Это просто маскарадный костюм.

- Снимай маску. Иначе стража появится здесь немедленно.

Человек в костюме короля усмехнулся:

- Сомневаюсь я, что Вы бы хотели показаться стражникам в вашем нынешнем наряде, но раз все здесь сняли маски, я сделаю то же самое. – С этими словами он снял маску и парик, и перед ними предстал… тот самый Всадник с портрета.

Из уст Нести вырвался вздох. Нет, она не удивилась, потому что за те несколько минут, которые они находились в кабинете полицмейстера, уже почувствовала, несмотря на маскарадный костюм и маску, что это ее рыцарь, ее всадник. Когда он снял маску, вздох вырвался лишь потому, что именно таким и приходил он в ее снах.

“Может быть это опять сон”, - на секунду подумала Нести.

Если бы не кляп во рту, Полицмейстер, наверное, не смог бы сдержать возгласа, в котором смешались бы и удивление, и торжество, и безотчетный страх. Молодой человек был как две капли воды похож на Мустангера, на того Мустангера, который 20 с лишним лет назад накинул свое лассо на палача.

Но он никак не мог быть Мустангером, потому что это означало бы, что он за эти годы ничуть не изменился, а остался все таким же молодым, как и в те далекие годы.


Рецензии