Цветы у дома...

   Тамада  предложил  гостям  освободить  центр  зала; его  помощники  внесли  несколько  стульев  и  поставили  их  в  рядок  перед  невысоким  эстрадным постаментом, куда  уже  поднимались  виновники  торжества  Лариса  и  Володя.
   -  А  теперь, дорогие  друзья, - громко, хорошо  поставленным  голосом  объявил  ведущий, -  мы  приглашаем  в   почётный  круг  родителей  жениха  и  невесты!
   Зазвучала  всем  знакомая  песня:  «Родительский  дом -  начало  начал. Родительский  дом -  надёжный  причал...».  Под  дружные  аплодисменты  рассаживались  на  приготовленные  места  родители  Володи  и  мама  Ларисы, Мария. Рядом  с  ней  поуютнее устраивался  Хорст, недавно  ставший  её  мужем. Он - местный  немец, ритуалы  русской  свадьбы  ему  в  новинку. Хорст  засыпал  Марию  вопросами, чтобы  не  попасть впросак! Последним  вышел  и  сел  чуть  поодаль  высокий, статный  мужчина,  разительно  напоминающий  большими  синими  глазами  невесту.   
     -  А  ведь  это  никак  Родион?! -  ахнул кто-то в зале.
  - На свадьбу к дочке приехал или насовсем вернулся наш «путешественник»? – зашептались  родственники, узнавшие  в  новом  госте  отца невесты.
   -  Говорит, что насовсем. Там у него многое в личном плане не срослось. Да и, видно, жизнь в Казахстане-то после перестройки - не сахар.
    -  Однако Родька поздновато воротился! Ну  и  ну...

    ...Ларисе  было  десять  лет, когда  их  семья  переехала  из  Казахстана  в  Германию. Младшему  братишке  Саше  исполнилось  в  тот  год  восемь. Решение  поменять  страну  семье  далось  нелегко. Страшно  было  Родиону  бросить  всё  нажитое  и  отправиться  в  неизвестность. Но вся родня Марии, хорошо устроившаяся  в  Германии, настаивала  на их  переезде. А  главное  -  Марии  хотелось  вырвать  мужа   из  жарких  рук  соперницы, нежданно  ворвавшейся в их жизнь  и  внесшей  разлад  в  некогда  безупречные  отношения  супругов...
   Они  прожили  в  Германии   около  двух  лет; дети  постепенно  привыкали  к  новой школе, к  новому  месту  жительства. Марии  посчастливилось  сразу  же  после  языковых курсов найти  работу  помощника  повара  на  кухне  при  больнице. А  Родион  крепко  затосковал,  не  найдя  себе  хоть  какого-нибудь  дела.
   -  Это  и  есть  твоя  хвалёная  Германия?! -  упрекал  он  жену. -  Я  здесь  никому  не  нужен! У  меня  уже  мускулы  атрофировались, сижу  на  твоей  шее...
   И вскоре Родион  твёрдо  заявил, что  возвращается  назад, в  свой  родной  город. 
    -  На  мой  век  в  Казахстане  строек  хватит, -  сказал  он  жене. 
   Неловко  обнял  на прощание детей, виновато  заглянув  старшей  дочери  в  глаза:   
  -  Будешь  мне  писать, Лара?  Пиши... Ты  ведь  хорошо  и  читаешь, и  пишешь  на  русском...
    Мария  не  уговаривала  мужа  остаться.  «Насильно  мил  не  будешь!» -  горько  думала  она, помятуя  разлучницу, оставшуюся в  Казахстане...
    Отъезд  главы  семьи  каждый  переживал  по-своему. Мария, и  раньше  не  очень-то  разговорчивая, теперь  окончательно  замкнулась  в  себе:  приходя  с  работы, могла часами  сидеть, уставившись  в  одну  точку. Жалела себя, детей. Мужа жалела: «Глупый... Что ты натворил?  Ну, кому ты нужен там, оставшись без кола, без двора? Холостой соседке? Знаю я эту вертихвостку...»
  Сашка  вился  около  матери, стараясь  хоть  как-то  отвлечь  её  от  невесёлых  мыслей. Он  предупреждал  каждое  её  движение:  «Мам, вот  твои  комнатные  тапочки! Ты  ведь  их  ищешь? Попей  чаю, мама, я  сам  заварил! Попробуй,  какой  вкусный  мёд!»
   А  Лариса, забившись  в  дальний  угол, исподтишка  сердито  оглядывала  мать: «Вот ведь,  не  может  себя  как-то  приукрасить! Вся  какая-то  неинтересная. Та  тётка  из  Кокчетава  (девчонка  была  осведомлена  о  том, что  у  отца  случилась  любовь)  всегда  такая расфуфыренная! Причёска,  одежда  -  всё  по  моде...» 
  Потом начинала  отчаянно  жалеть  мать, догадываясь, что ей сейчас очень больно и обидно, что и работа у неё не из лёгких. Не до модных причёсок маме... И  отца  пыталась  оправдать:  «Это, наверное,  злые, колдуны  лишили  папу  ума, потому  и  уехал  он. Его  не  ругать,  а  спасать  надо!»
   Однажды  ночью  Марию  разбудил  плач. Лариса  сидела  в  прихожей  и  рыдала. За  спиной  девчонки  висел  туго  набитый  рюкзак.
   - Отправь  меня  к  папе  в  Казахстан! Я  больше  не  могу  без  него! Не могу! - сквозь слёзы выкрикивала девчонка.
   Мария  присела  рядом, помолчала. Прижала  Ларису к  себе:
  -  Хорошая  моя! Что  же  это  вы  делаете  со  мною? Мало  мне  горя, так  теперь  и ты  хочешь  меня  покинуть...  Как  же  я  всё  это  переживу?!
   Мать впервые после отъезда мужа расплакалась при дочке. Так  и  просидели  они, обнявшись,  до  утра.
   Эта  бессонная  ночь  сблизила  их. Об  отце  Лариса  больше  вслух не  вспоминала, но  всё, что  с  нею  происходило, она  невольно  связывала   именно   с  ним. Конфликт  с  учителем, размолвка  с  одноклассниками  из  местных, не купленная  из-за финансовых  затруднений  вещь -  всё  сводилось  к  одному:  «Был  бы  папа...» 
   Не  могла  она  забыть  тех  замечательных  лет  раннего  детства, когда  они  жили  с  папой  в  красивом  доме, построенном  его  руками. Там, под  окнами, летом  благоухали  такие  диковинные  розы  и  георгины, выращенные  мамой... Эта  светлая  сказка, цветы у дома  часто  снились  девочке...
   
   ... Сегодня  Ларисин  звёздный  час! Она  выходит  замуж  за  любимого  человека. Сегодня они  с  Володей  перед алтарём дали  друг  другу  клятву  создать  прочную  семью, чтобы  их  будущие дети  никогда  не  испытали  ту душевную травму, какую  пришлось  перенести  Ларисе.
    Володя  сказал  своим  родителям  слова  благодарности  и  попросил  у  них  благословения. Потом  говорила  Лариса. В  зале  стояла  тишина  -  муха  пролетит,  услышишь!
   -  При  солнышке - тепло,  при  матери - добро! - начала  невеста, голос  её от волнения заметно дрожал. -  Я  помню, сколько  бессонных  ночей  провела  наша мама, когда  мы  с  братишкой хворали или,  когда  у  нас, детей,  бывали  неприятности... Умеет  мама  и  пожурить, и приласкать, и  поддержать мудрым  советом...  Я  очень  хочу, чтобы  моя  мамочка была  счастлива!  Я  всем, всем   желаю  счастья! Мне  радостно сознавать, что  в  этот  важный, ответственный   для  нас  с  Володей  день  к нам издалека приехал и мой папа. Я прошу дорогих моих  родителей, маму и папу, благословить меня и Володю! 
                                Отец  и  мать... Кто  ближе  есть  на  свете?
                                Кто  нас  поддержит, кто  душой  поймёт?
                                В  любых  годах  для  вас  всегда  мы  -  дети;
                                А  вы  для  нас -  родительский  оплот!..
   
    -  Мария, почему  плачет невеста? – близоруко щуря добрые глаза, шёпотом  спросил  Хорст. - Что случилось, дорогая, объясни! Почему и ты, и гости  тоже плачут?  Кто  этот  человек на  крайнем  стуле?
   -  Потом, Хорст! Потом, милый, я  объясню  тебе  всё...

    Гость из Кокчетава сидел, потупив голову.  А молодые  спустились  в  зал и  преподнесли  букеты  Володиным  родителям  и  Марии  с  Хорстом. Затем   жених с невестой  подошли  к  Родиону. Лариса  протянула  отцу   цветы,  улыбнулась сквозь слёзы:
   -  Спасибо, папочка, что приехал. Я так счастлива! Поздравь нас с Володей!
   Родион  обнял  дочь, прижал  к  груди. Плечи  его  затряслись  в  рыданиях.
     -  Вот, вернулся я...  От всей души поздравляю! И... прости  меня, доченька! Прости, кровинушка ты моя родная! Если  сможешь... -  только  и  смог  он  выдавить  из себя.
                                                                                 Май  2006 г.


Рецензии
Не совсем поняла: Родион вернулся насовсем или только на свадьбу?
Но хорошо, интересно.

Гаянэ Добровольская   11.11.2016 18:24     Заявить о нарушении
Дорогая Гаянэ! Благодарю за отклик!
А вот, пояснение на Ваш вопрос:
- На свадьбу к дочке приехал или насовсем вернулся наш «путешественник»? – зашептались родственники, узнавшие в новом госте отца невесты.
- Говорит, что насовсем. Там у него многое в личном плане не срослось. Да и, видно, жизнь в Казахстане-то после перестройки - не сахар.
- Однако Родька поздновато воротился! Ну и ну...

Валентина Кайль   12.11.2016 12:10   Заявить о нарушении
Это - разговор людей. Из него нельзя сделать однозначный вывод.
И жена приняла?
А Хорста, значит, побоку? Жалко.

Гаянэ Добровольская   12.11.2016 12:18   Заявить о нарушении
Дорогая Гаянэ! Жена Родиона не приняла: она осталась с Хорстом. А Родион остался с носом!
С улыбкой,

Валентина Кайль   12.11.2016 15:13   Заявить о нарушении
Ну и отлично!

Гаянэ Добровольская   12.11.2016 23:59   Заявить о нарушении
Так и надо предателям!

Валентина Кайль   13.11.2016 19:16   Заявить о нарушении
На это произведение написано 9 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.