Alleine Zu Zweit

Настя училась на регентском отделении и по окончанию его хотела стать певчей в храме. Я знал ее очень хорошо, мы сталкивались постоянно то на общих хоровых  спевках, то в семинарской библиотеке, кстати, в ней она и повстречала свою любовь  по имени  Григорий.
Гриша был еще тот «артист», он учился вместе со мной на одном курсе,  считал себя блюстителем древлеправославных идей. Заключалось это в следующем - постился он очень строго, непрестанно молился, чем особенно раздражал моих сокурсников, так как вечно бубнил себе под нос сакральные тексты,  однако,  на  учебе это никак не отражалось - переэкзаменовки, пересдачи были для Григория  непрестанными спутниками.   
Я часто задавал себе вопрос,  как при таком скоротечном знакомстве в библиотеке,  где Настя искала ноты, а Гриша – книгу они смогли запасть друг другу в душу навсегда? И всегда находил лишь один вразумительный ответ –Бог свел.
Они стали встречаться,  все  было невинно – милое хождение под ручку, беседы, скромные взгляды,  однако, через несколько месяцев общения, Гриня начал выкидывать  первые «фокусы» открывая тем самым свое истинное лицо. 
Первый, который я запомнил, был таким, родители подарили   Насте мобильный телефон, что в середине 90-х годов являлось экзотикой, при этом весьма дорогой.  Гриша, увидев предмет современных технологий, сразу заявил, это от лукавого, бесовское изобретение. Настя попыталась  возражать,  на что  получила в ответ следующее Гришино умозаключение, мол,   если ты «евино отродье» будешь носить этот дьявольский ошейник, можешь забыть про наши чувства. Настя терпела две недели, но каждый раз Гринино возмущение становилось все сильнее и сильнее, а требование настойчивее и назойливее,  в итоге  она сдалась, продав телефон подруге. Гриша поутих, правда, ненадолго и  подобные выходки стали повторятся примерно два-три раза в неделю, причем  повод мог быть любой - цвет платка, разговоры с подругами, «неправильный» взгляд. Настя старалась спокойно воспринимать это, смирялась,  потому как любила, любила своего Гришеньку а следствием этого чувства, через год после первого знакомства стала свадьба.
Сыграли они ее по – домашнему, гостей практически не приглашали. На венчание Гриша позвал лишь одного своего близкого друга - однокашника, но для всех бурсаков, к его чести,  устроил небольшой праздник, правда  без вина и прочего алкоголя, поэтому набив животы в братской трапезной, мы на «сухую» разбрелись по кельям.
 Но, что началось  после заключения брака в их семье кроме как жесть и нельзя назвать. Гриша стал ревнив, вспыльчив, поговаривали, что периодически он поколачивал  Настю. 
Однако самый крутой закидон Гриша устроил, когда учился на четвертом курсе. Шел великий пост. Настя к тому времени ждала ребёнка и была уже  на  6 месяце беременности. Врач выявил небольшую анемию и настоятельно   рекомендовал кушать мясо, указав, что в противном случае может возникнуть опасность для здоровья малыша. Гриша, узнав про рекомендации врача, назвал его «дьявольским эскулапом», «бесовским прислужником», атеистом, при этом сказав, что никакого мяса в пост их семья не будет есть.
 Насте становилось с каждым днем всё хуже,  приходя на занятия она засыпала. И наверно так продолжалось бы и дальше, но  Гришин  «урок благочестия» раскрылся - Настя потеряла сознание. Приехала «скорая» и ей ничего не оставалось как рассказать  врачу,  что несмотря на рекомендации продолжает есть только постную пищу.
Владыка - ректор, узнав про эту ситуацию,  вызвал Настю с Гришей к себе, сказав:
-Дочка, кушай мясо на здоровье, это мое архипастырское благословение.
А потом попросил ее выйти, а Грише сказал:
  -Молись придурок, если с ребенком что-то произойдет, я тебя сам под суд отдам. Вот ведь какой подвижник нашелся, ты сам постись, как желаешь, а ей, будешь каждый день сам, кусок мяса варить, понял? Гриша что-то промычал в ответ, благословился и вышел. Настя плакала в коридоре, он прошел мимо и даже не остановился. Все наставления дома он выполнил, мясо появилось в рационе Насти, а через три месяца у них родился здоровый мальчик.
К концу пятого курса Гриша активно начал подумывать о рукоположении, как и полагается написал прошение и стал ждать ответа. «Чудеса» свои он также продолжал вытворять, ребенок ему был не нужен и все дела по уходу за малышом заключались в покупке памперсов, соков, пюре, да и то с постоянным причитанием, что отвлекают от молитв и стяжаний.  Видя такое отношение, Настя не выдержала, сорвалась, собрала вещи и ушла к матери с отцом. Через месяц Григорий пришел сам, просил вернуться, извинялся, обещал помогать во всех делах. Настя по простоте душевной приняла это покаяние и семейный союз восстановился.
Прошение Гриши рассматривали долго, видимо понимая какое «сокровище» будет из такого пастыря, но нехватка кадров сделала свое дело и буквально за неделю до выпуска его рукоположили сначала в дьякона ,а через день и во священника .
Первые месяцы он терпел, сначала сорокоуст, потом назначение на приход, суета, требы, но буквально через полгода  история стала повторяться - нелепые обвинения в изменах,  намеки на недостойное поведение в обществе прихожан.
 В доме царил домострой и всевозможные запреты, законы, догмы, правила, постановления,  словно паутина окутывали семейство.  Учитывая , что Гриша, точнее отец Григорий выступал против всякой контрацепции, то к пятилетию совместной жизни у них уже было три ребенка.
Сгубила себя Анастасия или спасла, знает только Господь, но, одно можно сказать с уверенностью  - назад пути нет. Кстати, Гриша везде хвалит  свою матушку, ставя в пример, как идеал жены-христианки. Служит он с большим усердием, подолгу исполняет все богослужебные указания.  Темы  его проповедей всегда посвящены ИНН, всемирному компьютеру и ереси Интернета.  Дома, кстати у них, ни компьютера, ни телевизора, ни тем более такого страшного и греховного явления, как Интернет - нет.
Совсем недавно, я, увидев Настю на улице, с  двумя огромными пакетами набитыми едой, худая и изнеможённая, она буквально волокла их по земле.  Увидев меня, она остановилась и замерла. Я предложил ей помочь донести до пакеты до дома и  она с радостью согласилась.
Пока шли, Настя рассказала, как протекает их жизнь:
  - Я с детьми, сам понимаешь, кого в сад, кого в школу, а батюшка домой поздно приходит,  ужинает, молится  и ложится спать, он очень занят на приходе, то стройка, то требы и так каждый день.
-Насть, а можно вопрос? – спросил я.
-Конечно.
 -Скажи,  только честно, вот Гриша, прости, отец Григорий, так  тебя хвалит, доволен тобой, а ты счастлива, тебе с ним хорошо?
-Знаешь, сначала, когда еще в семинарии учился - любила, потом привычка, не смотря на всю его придурь, а как семьей стали жить   так  с первых дней уже для себя все определила, счастье - это наши дети, они важнее всего, а с Гришей, с Гришей у нас уже давным-давно одиночество вдвоем или на двоих. Ладно, пришли уже, давай пакеты.
 Мы попрощались, Настя зашла в подъезд и железная дверь с грохотом закрылась вслед за ней.


Рецензии
Обычно такие Гриши долбят своих бедных Настенек потому что чувствуют что те слишком хороши для них. А потом такая Настя выйдя из иллюзий что живет ради детей понимает что дети стали такими же тиранами и деспотами как папа или такими же несчастными и одинокими как она сама.

Вера Степанова   02.07.2016 23:59     Заявить о нарушении
К сожалению,так и получается. Спасибо за отзыв.

Дима Петров   03.07.2016 01:05   Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.