Преданность

МЫ В ОТВЕТЕ ЗА ТЕХ, КОГО ПРИРУЧИЛИ.
                     СЕНТ-ЭКЗЮПЕРИ.

Дружба, о которой пойдет наш рассказ, относится к числу великих и вечных. Она была выше любых жизненных благ и ценностей, выше самой жизни. Такая дружба сложилась между Виктором Михайловичем Спириным, страстным охотником, и Гепардом, его охотничьей собакой-лайкой. Виктор Михайлович – человек широко известный в Прибайкалье, крупный хозяйственный руководитель и политик. Гепард – умный и преданный пес, посвятивший свою жизнь обожаемому хозяину. Он был  черно-белой масти, и только голова расцвечена светло-желтым жизнерадостным пятном. В предгорьях  Саян друзья вместе провели восемь охотничьих сезонов, понимали друг друга с одного слова и взгляда и души не чаяли один в другом.

 В охотничьем деле они преуспевали, при этом не раз приходили на помощь друг другу. Однажды Гепард в азартной погоне за соболем, выбирая кратчайший путь преследования, в высоком прыжке попытался преодолеть расщелину между двумя стволами березы, разросшейся в форме рогатины. Но расчет оказался ошибочным! Пролетев через преграду передней частью туловища, пес плотно вклинился и застрял  между раздвоенными стволами. Ноги преследователя пушного зверька беспомощно повисли по разные стороны коварной лесной ловушки. Подоспевший на помощь хозяин не без труда высвободил пленника из крепких березовых объятий.

Вскоре настала пора верному псу проявить отвагу и самоотверженность, спасая Виктора, вынужденного вступить в яростную схватку с грозным таежным хищником. История произошла нешуточная. В очередном охотничьем походе Гепард вывел охотника на рысь, непререкаемую хозяйку верхних ярусов таежной обители, притаившуюся в густой кроне деревьев. Охотник вскинул ружье, но ветки мешали точному прицелу, и пуля скользом  пробила шею лесной кошки. Раненый зверь пошел в атаку на противника.

Распластавшись в полете, крупная рысь весом за сорок килограммов ринулась в бой, где ценой вопроса была жизнь того, кто сильнее телом и духом. Виктор Михайлович был человеком крепкого телосложения и далеко не робкого десятка. Высокий, статный и широкоплечий, он обладал недюжинной силой и твердым сибирским характером. Не дрогнув в минуту смертельной опасности, Виктор вступил в неравное противоборство. Об отступлении не могло быть и речи, - он знал, как однажды рысь единым взмахом когтистой лапы спустила шкуру с охотничьей собаки от загривка до задних ног. Только победа в рукопашной схватке с беспощадной хозяйкой тайги могла принести ему благоприятный исход.

Решение пришло мгновенно, - охотник ружьем сбил хищника, прижал  к земле и пытался удушить, навалившись на него всем телом. Придавленная рысь в любую секунду могла вырваться из-под ружья, и тогда человек был бы беззащитен. В жестокой схватке летели мгновения, каждое ценою в жизнь. Человек понимал, что борьба с лютым зверем не может быть продолжительной. Достаточно рыси получить мимолетную свободу, - и он будет исполосован мощными когтями, а продержаться даже несколько минут на пределе сил он не сможет.

Помощь пришла от Гепарда, для которого собственная безопасность представлялась ничтожной в сравнении с благополучием хозяина-друга. Пока две другие собаки стояли поодаль, опасливо поглядывая на развернувшееся сражение, верный пес бесстрашно ринулся в бой. Он ухватил пятнистую хищницу за заднюю ногу и рвал ее, тащил на себя, тащил рывками, рвал и тащил от своего боевого товарища, тащил изо всех сил, упираясь оземь ногами. Гепард настырно и смело вызывал на себя всю атакующую мощь грозного врага, способного мгновенно разорвать зубастого противника. Не выдержав натиска двоих стойких противоборцев,  рысь обмякла. Ее силы иссякли. Выстрел охотника добил ее. Победители, каждый из которых в единоборстве со зверем был бы повержен насмерть, но устоявшие вдвоем, благодарили друг друга во спасение, каждый по-своему.

В другой раз Гепард поразил Виктора непостижимым проявлением заботы о старшем таежном напарнике. В погоне за оленем охотник, оказавшийся на незнакомой для него местности, потерял ориентировку. Олень благополучно ушел от погони, преодолев вплавь таежную реку, а незадачливый охотник озадачился другим вопросом, - как выйти к зимовью? Поначалу решил выйти из заболоченной низины на возвышенность, ориентируясь по солнцу в определении правильного направления.

Тут, совсем некстати для легко одетого охотника, пошел мокрый снег. Выбравшись на возвышенность, Виктор Михайлович остановился возле отвесного скального камня, по стене которого прорастал мелкий кустарник, хоть как-то прикрывавший местечко от снега. Здесь и устроил пристанище бывалый таежник, где развел костер, подсушил одежду и расположился на ночевку на месте одного затушенного костра,  поддерживая огонь в другом. Гепард, чувствующий беспокойство хозяина, всюду сопровождал его, поддерживал друга, не отходя от него ни на шаг. Когда Виктор прилег, пес пристроился  к его спине, передавая тепло другу. Снег повалил крупными хлопьями, создавая в разгар осени диковинный новогодний пейзаж. Вокруг все побелело. Усталость давала о себе знать, и Виктор уснул.

Проснувшись, он увидел вплотную сидевшего перед своим лицом Гепарда. Что за наваждение? Для чего и от кого он прикрывает его собой? Осмотревшись, Виктор понял, что верный товарищ оберегает сон спящего хозяина, защищая его голову от снегопада! Вот это номер! Все тело спящего человека находилось под снежным покровом, но кроме головы, прикрытой четвероногим спутником жизни. Вот она, настоящая большая дружба! Глубоко тронутый великодушием друга и проявлением нежной собачьей заботы о нем, большом и сильном мужике, Виктор какое-то время лежал неподвижно, а Гепард все так же сидел, словно белая копна, облепленный со спины мокрым снегом, но стоически державшийся на своем ответственном посту.

Полное взаимопонимание и гармония отношений установились между человеком и собакой, но вот беда, - если общественных забот и неотложных занятий у Виктора Михайловича было хоть отбавляй, то все помыслы Гепарда и самый смысл его существования были всецело направлены на хозяина, старшего друга и сотоварища по охоте. Эти коренные несовпадения  жизненных интересов двух закадычных друзей сполна проявились, когда хозяин, не располагая свободным временем, отдал Гепарда для охоты в верховьях реки Ока своему товарищу Виталию. Все условия для любимого занятия собаке-лайке имелись здесь – прекрасный охотничий сезон, обилие зверья и дичи в богатейшей Саянской тайге, азартные собачьи гонки за добычей. Все условия, кроме одного. Не было рядом того человека, для которого четвероногий следопыт мог бы с блеском проявить свои недюжинные способности.

«Тебя нет рядом, и это после долгой удачной охоты! Ты бездушно сдал меня, верного пса, другому охотнику. Такая охота – не для меня!» - так можно было бы выразить тяжелые чувства, завладевшие Гепардом. Он забастовал, отказываясь выходить на охотничью тропу с Виталием. Хуже того – Гепард объявил голодовку, выражая глубокий внутренний протест против отсутствия на охоте пожизненного напарника. Через две недели он вконец отощал, острые позвонки легко ощущались пальцами через тонкую кожу, от сильного и упитанного пса остался скелет, обтянутый кожей. Виталий, прервав охоту, вывез его в Саянск.

Отложив дела, Виктор Михайлович помчался из областного центра к терпящему бедствие другу. Утром вошел в вольер, но гордый пес, решивший прервать дружбу с человеком, который предал его забвению, ушел в дальний угол. На еду, принесенную хозяином, изголодавшийся пес даже не смотрел. Ему, утратившему смысл жизни, еда была не нужна. Виктор Михайлович попытался подойти к Гепарду, но услышал глухое рычание и увидел  перед собой оскал зубов и предостерегающие нервные подергивания верхней губы – верные признаки того, что собака была готова броситься на противника! Виктор Михайлович не верил своим глазам. Он, давний хозяин собаки, из ее испытанного друга в одночасье превратился в ненавистного врага! Отвергнутый псом, хозяин вышел из вольера, чтобы обдумать новое качество их отношений.

Позже он вернулся с твердой решимостью получить прощение у друга. Вошел в вольер, присел у входа и приступил к долгому объяснению своего поведения и заверениям в прежней дружбе и преданности. Говорил, вкладывая в  доводы всю силу убеждений и выражая лучшее расположение  к своему молчаливому слушателю. Говорил два часа. Гепард упрямо не принимал прошение о помиловании. «Не уйду, - поклялся себе Виктор Михайлович, продолжая мольбу  о прощении, - Не уйду, пока не простит». Наконец, собачье сердце дрогнуло. Гепард поднял переднюю лапу, чтобы подойти к хозяину, но долго еще держал ее на весу, оставаясь на месте. Человек уже видел, что победа близка, и примирение состоится. Потеплевшим голосом он звал: «Гепард, милый, иди ко мне, иди!»  И он подошел. Человек обнял худое тело собаки, припал к дорогому существу. Они замерли, испытывая трепетное волнение от наступившей долгожданной близости. Из собачьих глаз катились крупные слезы.

С болью и состраданием  Виктор Михайлович смотрел на плачущую собаку. В этих слезах – боль испытанных разочарований, боль утраты самого смысла жизни, в них – физические и нервные страдания. Человек плакал вместе с собакой. Они очищались от выстраданного горя. Затем их обуяла радость преодоления отчужденности и возвращения прежней крепкой дружбы. Они катались в восторженных чувствах и барахтались на снегу. Они были счастливы. Дружба, выдержавшая трудное испытание, еще более окрепла. За лето Гепард восстановился, набрался сил к новому охотничьему сезону.

И вот Гепард снова в тайге на  охоте по первому снегу вместе с тем человеком, ради которого готов был превзойти самого себя. Для начала он по следу догнал соболя, в этот же день задержал трех сохатых. Вскоре вывел охотников на берлогу. И округу облетела молва о необыкновенных способностях собаки-лайки. Многие просили щенков от Гепарда. Наш герой продолжал удивлять охотников своими подвигами, раз за разом разгадывая медвежьи хитрости. Один косолапый изобретатель ходил по снегу, оставляя за собой километровый след в форме восьмерки. Так он направлял своих преследователей на бесконечное хождение по бесконечной петле, сам же в подходящем местечке перепрыгивал через нетронутый снег на проталинку и уходил в чащобу.  Другой косолапый сочинитель ребусов уводил следы в сторону от основного пути отступления, но с какого-то момента пятился назад, наступая точно след в след, а затем неприметно уходил восвояси. Представьте себе, читатель, состояние охотников, перед которыми вдруг исчезали медвежьи следы. Вот они еще есть, но рядом их уже нет! Куда подевался медведь? Не в небеса же он вознесся, как олимпийский мишка? Эти кроссворды на снегу легко разгадывал Гепард, который начинал плести свои поисковые кружева, постепенно расширяя круги поисков, пока не выходил на верный путь.

Дальше произошло то, что должно было произойти. Виктор Михайлович отбыл в длительную, двухмесячную, командировку.  Его отлучки и без того были слишком частыми, но здесь отсутствие слишком затянулось, и Гепард впал в глубокую тоску. Новое отступничество старшего друга и напарника по охоте окончательно парализовало собачью волю, убило желание жить. Как мог объяснить себе пес долгое отсутствие кумира? Почему хозяин, не единожды  спасаемый в суровых таежных дебрях, пренебрегает им, своим надежным помощником и другом? Или все преодоленные совместные испытания для него ничего не значат? Или он, верный и преданный Гепард, стал ненужным хозяину? К сожалению, собачьи чувства не регулировались сознанием. Пес требовал для себя такого же внимания и такой же привязанности, какие проявлял к человеку он сам.

Он снова отказался от еды, неподвижно лежал в вольере, вытянув перед собой передние лапы и положив на них голову. Мозг дал команду умереть. Нетронутая еда стояла рядом. Виталий делал тревожные звонки Виктору Михайловичу в Москву, но служебные дела не позволяли ему вернуться домой. Четырех дней не хватило Виктору Михайловичу, чтобы застать меньшего друга живым. Гепард ушел из жизни, чтобы больше не испытывать невыносимых мучений от расставаний с тем единственным в мире человеком, ради которого он жил.

Иркутская поэтесса  Инна Корбух, глубоко тронутая историей Гепарда, посвятила ему проникновенные стихотворные строки:
Мой верный товарищ,
Безмолвный слуга,
В тайгу без тебя
Не ступала нога.
Тысячу верст прошагали вдвоем,
Не расставаясь ни ночью, ни днем.
Ты предан был, смел, умен и горяч,
Другого такого не сыщешь, хоть плачь!


Рецензии
Песня помогает жить без горестных завываний, строить, не будучи построенными супостатом!

Олег Рыбаченко   01.01.2018 11:50     Заявить о нарушении
На это произведение написано 20 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.