Подвиг собаки

Любовь бывает одна.
      Ф. Ларошфуко

Виктор Ефимович Остриров всю свою большую и яркую жизнь провел на море. Получив профессиональное образование, он довольно быстро стал капитаном дальнего плавания и десятки лет водил морские суда по мировому океану. Ныне он проживает в Иркутске. Морской волк повидал столько стран и получил столько впечатлений, что их хватило бы не на одну жизнь, но когда я попросил его рассказать   самую  запомнившуюся историю, то услышал что-то невероятное и совсем другое, нежели ожидал. Эту потрясающую историю о подвиге собаки Виктор Ефимович прочитал еще давно, лет сорок назад, в одной из советских газет.

События происходили во время захвата Польши войсками вермахта. Немецкие захватчики, возомнившие себя высшей – арийской -  расой, без лишних промедлений приступили к массовым арестам неугодных им евреев, загоняя их в концентрационные и трудовые лагеря. Под нещадную зачистку попал и один из евреев польского происхождения, прежде не расстававшийся с верной собакой Линдой. Но на этот раз расставание было неизбежным. «Не убивайте ее, - взмолился еврей перед жестокими властелинами, - Собака очень умная и пригодится вам на службе». Немцы согласились, пристроив собаку для охраны заключенных.

Прошло три года, которые подневольные и разлученные друзья прожили, кому как довелось. Живыми бы остаться, и то ладно. Еврей, определенный в трудовой лагерь, был поставлен на сносный рацион, чтобы мог выдерживать тяжелые физические работы в каменоломнях. Дни тянулись в безрадостном и тусклом однообразии, лишь в памяти нет-нет да всплывали картины беззаботных довоенных лет, казавшихся в новой ужасной обстановке далеким и расплывчатым раем. Сейчас подконвойный точно знал, что тем довоенным раем была  свобода. Обыкновенная повседневная свобода, которую он так мало ценил, когда  ею пользовался.

Линду арестант тоже не мог забыть не только потому, что она оставалась частью его души, но еще и при виде  натренированных овчарок, злобно лающих на двигающихся в колоннах заключенных и рвущихся с поводков, готовые разорвать любого одетого в арестантскую робу. Бывшему хозяину незабвенной Линды достаточно было беглого взгляда на разъяренных овчарок, чтобы определить, - нет, не Линда. Да оно и к лучшему, чем ходить на изнурительные работы под охраной задушевной спутницы жизни. И время-то прошло уже немало, - жива ли?

Жива! Он узнал ее сразу, как только почувствовал на себе настороженный взгляд овчарки, находившейся при вооруженном конвоире. Линда признала его, единственного человека на земле, которого считала своим хозяином и другом, с которым готова была делить и радость, и горе. Узнала через три года разлуки, но внешне не подала и виду, что встретила своего хозяина. Умница! Какая умница!! Она точно оценила  грозящую им  опасность и, как опытный разведчик, ничем не выдала давнее знакомство, скрыла его от охранников, полагаясь на дальнейшие команды хозяина.

Линда помнила, как ее давний друг напоследок крепко прижал к себе, потом резко оттолкнул, приказав: "Оставайся здесь! Слушайся их!" Потом ей пришлось видеть такое, что не укладывалось в собачьей голове. Эти новые люди стали хозяевами других, которых водили колоннами, словно стадо животных, и полностью подчинили своей воле. А те, понурые, подавленные и во всем зависимые, выполняли тяжелые работы и даже не смели как-то постоять за себя. А ведь раньше все было по-другому, просто и беззаботно, и  все люди были одинаковыми и улыбались друг другу.

Что же случилось в мире? Откуда пришли грозные покорители, говорящие на незнакомом резком языке? И куда они увели ее обожаемого покровителя, товарища, друга?

Расставшись с любимым хозяином, Линда все эти годы страдала от насильственной разлуки.  Умная собака не могла понять, почему люди поделены на хозяев и каких-то жалких рабов, живущих хуже любой скотины. Она не понимала, чем провинились эти жалкие молчаливые люди перед безжалостными хозяевами и невольно ставила себя в их  положение. Она, Линда, такая же зависимая во всем,  подчинялась новому хозяину, приучалась  к его командам, но вела себя сдержанно и настороженно.

И вдруг среди этих охраняемых людей - ее хозяин, когда-то захваченный новыми вооруженными властителями, говорящими на непривычном ломаном языке! Среди них, униженных и угнетенных, ее друг, которому она безгранично верила всегда и была предана навсегда! И ей стал пронзительно ясен расклад сил, она бесповоротно осознала, кто ей друг и кто - враг!

Эта встреча перенесла их в те светлые и счастливые времена, когда они жили едиными помыслами и действами, щедро и непринужденно выражая взаимную приязнь и благоговение. Какие были времена,  и как они были наполнены радостью бытия и упоением души! Святые чувства дружбы и симпатии, извлеченные из тайников принадлежащих друг другу сердец и неумирающей памяти, вспыхнули с новой силой. Все это читалось в мимолетных и выразительных взглядах, таких же, которые много позже заставляли сжиматься от боли и соучастия зрительские сердца в знаменитом сериале, где любящим героям, советскому разведчику и его жене, было позволено какое-то время лишь видеть друг друга на расстоянии, не выдавая обуревающие их страсти вражескому окружению. 

Встреча давних друзей произошла невдалеке от польского села, где небольшая группа заключенных работала на карьере под охраной двух солдат, один из которых держал при себе Линду, другой находился на противоположной стороне охраняемой зоны. Арестант должен был убедиться в установлении тайной связи  с объявившейся сообщницей. Незаметно для охранника  он подал знак, известный только им двоим,  приподняв раскрытую ладонь, что означало: ВНИМАНИЕ! Увидел, что преданная собака, вздрогнув телом, отреагировала  и была готова  к выполнению команды.

Итак, давний союз верности был восстановлен! Сейчас узнику оставалось составить наиболее точный план действий. Он быстро оценил обстановку: знакомая местность, теплое время года, рядом лес, малочисленная охрана и здесь же - верная союзница! Сложатся ли еще когда-нибудь такие благоприятные условия для побега? Тогда – побег! Надо только подобрать наиболее безопасный момент, когда внимание охранников будет отвлечено, и –  бежать!

И вот он – момент прорыва! Ближний охранник безучастно стоит в расслабленном состоянии, второй, находившийся на другой стороне карьера, на какое-то время исчез из вида. Узник подошел ближе к линии охраняемой зоны и приподнял ладонь. Он тут же увидел, как собака напряглась всем телом, готовая к исполнению приказа. Она уже знала, каким будет приказ.

- Линда! Фас! – прозвучала короткая, как выстрел, команда, и одновременно с ней в  высоком прыжке взметнулось собачье тело  с оскаленными клыками, нацеленными на горло конвоира. Узник  кинулся в сторону спасительного леса, подав новую команду: «Линда, за мной!»  Но Линда теряла мгновения, пока боролась с сопротивлявшимся противником, давая возможность другу покинуть опасную зону. Этих мгновений ей не хватило, чтобы спастись самой. Но их хватило, чтобы беглец покинул зону опасности. Когда она, расправившись с конвоиром, уже бросилась за хозяином, автоматная очередь второго охранника сразила ее наповал. Прощально взвизгнув, она упала бездыханной. Линда погибла, пожертвовав собой ради спасения хозяина-друга.

Подвиг собаки, подарившей жизнь польскому еврею, всю жизнь хранился в его благодарной памяти, но горечь утраты верного друга  омрачала  чувство радости от обретенной свободы. Ныне, спустя сорок лет после опубликования давней заметки в неизвестной для нас газете, мы воспроизводим эту удивительную историю как светлый гимн собачьему подвигу, как нетленную память людского рода об отважной и верной собаке. Она этого заслуживает.


Рецензии
Поклон низкий Линде!

Лариса Белоус   12.02.2018 23:47     Заявить о нарушении
Вместе поклонимся ее памяти.

Александр Ведров   13.02.2018 17:31   Заявить о нарушении
На это произведение написана 21 рецензия, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.