Цезарь

 КОШКА ИСКРЕННЕ ХОЧЕТ СТАТЬ ВАШИМ ДРУГОМ,
 ЕСЛИ ВЫ ЭТОГО ДОСТОЙНЫ, НО НЕ РАБОМ.
                       ТЕОФИЛЬ ГОТЬЕ

Когда-то, на стыке ушедшего и наступившего веков, я обзавелся верным другом и знал, что он тоже видит во мне друга. Это великое чувство дружбы составляло целый пласт жизни, наполняло ее особым светом и добронравием. Таким преданным другом был домашний кот Кузя, ставший позже главным героем моей книги «Повесть о сибирском коте». Потом в семье подросли горячо любимые внучки, и старшая из них, Полина, настоятельно запросила приобрести котенка. Она нуждалась в маленьком подопечном существе, над которым можно было бы проявить свои качества заботливого наставника. Мне пришлось согласиться, и радостная внучка в сопровождении отца поехала на  рынок за четвероногим питомцем.

Выбор упал на котенка тигриной окраски, привлекшего внимание  неуемной  активностью,  страстным желанием выбраться из тесной коробки, в которую его засадили вместе с другой малышней. Ему надо было зачем-то обязательно попасть в большой и неведомый мир, простирающийся за пределами тесных картонных стен. Забавно было наблюдать за непрекращающимися и безуспешными попытками котенка преодолеть высокие барьеры, когда он  поначалу  взбирался на своих собратьев и вскарабкивался на слабых коготках по стенкам, затем  кубарем сваливался вниз и начинал все сначала.

Девочка взяла котенка, присматриваясь к нему. Тот мгновенно затих, словно  только и желал оказаться в заботливых ладошках с нежными пальчиками, охватывающими мягкое, едва покрытое короткой рыжеватой шерстью тело. Как в них хорошо и уютно! Как ощущается что-то родное и материнское! С этими ладошками он не расставался бы никогда!  Так был скреплен пожизненный союз. Полина навсегда  стала для котенка богиней, объектом неизменного поклонения. Им и день рождения установили общий – пятое февраля.

Часть 1.Пополнение семьи.

На правах главного покровителя нового члена семьи Полина дала ему гордое имя Цезарь, что вполне соответствовало  деятельной кошачьей натуре. Игривый жизнелюбец сразу пришелся по душе каждому из «людского состава»  обитателей  квартиры. Он быстро подрастал, набирая силу и поражая нас  высоченными прыжками за бумажной «мышкой», которую ему подбрасывали вверх на нитке. Вот он взмывает в воздух, отлавливая вытянутыми лапами ускользающую добычу, а затем, грациозно извернувшись, успевает приземлиться на сильные пружинистые ноги.

Потребность в движении он вымещал в бегах по квартире, развивая предельные скорости и едва справляясь с ними на крутых поворотах по гладким полам. Разогнавшись по коридору, кот врывался в спальную комнату и в красивом полете, оттолкнувшись от кровати, взлетал по настенному ковру под самый потолок. Там он зависал на мгновение, торжествующе осматриваясь сверху, и в развороте коршуном срывался вниз и пулей мчался дальше в неизвестном для себя направлении.

Освоившись в новой семье, Цезарь увидел, что  отношения между  представителями человеческой диаспры нуждаются в совершенствовании. Более всего его не устраивали недружелюбные действия Лизы к обожаемой им личности,  той самой Полине, которая забрала его когда-то из  тюремной бумажной коробки. Кот взял своего кумира под защиту. Как только между сестрами начиналась перебранка, он вершил свой скорый суд и нападал на Лизу, младшую сестру, обвивая в прыжке ее ноги или спину и всаживая в  тело множество когтей и зубов. Издавался вопль жертвы нападения, и кот удирал в спальную, где прятался в дальнем углу под кроватью.

Преследования и наказания со стороны взрослых людей не возымели на кота должного воздействия. Атаки на бедную Лизу при очередной ссоре с сестрой повторялись одна за другой. На защиту дочери встала ее мать,  заявившая, что при последующем нападении кота она выкинет его с балкона. Ни ту, ни другую из сестер никак не устраивала подобная перспектива, в результате между ними установилось долгожданное миролюбие, переросшее в прочные отношения любящих людей. Впрочем, Цезарь  выражал чувства особого почитания к своей богине и иным, каким-то демоническим способом, доступном ему властью всевышнего.  Домочадцы заприметили, что едва Полина подходила с улицы к подъезду дома, как наш демон шел к дверям квартиры, чтобы встретить ее у входа. Такой высокой чести из семьи удосуживалась она одна.

Когда настало время выводить кота во двор, купили поводок, чтобы он под контролем наставников постепенно освоился в большом и полном опасностей мире.Собаки не вызывали у молодого кота ни малейшего беспокойства за собственную безопасность. Если какая-то из них, что случалось нередко, проявляла агрессию, то кот грозно вставал навстречь, давая понять, что не отступит и драка будет лютой. То был уже не кот, а зверь в леопардовой шкуре с ощеренной пастью и вмиг почерневшим от злобы взглядом – глаза в глаза! В нем бурлила кровь больших и сильных кошек -  тигров, леопардов и пантер - величайших хищников на земле. Ни одна псина не выдерживала такого отпора и благоразумно покидала место противостояния. Зачем ей  приключения с неизвестным исходом? Так Цезарь, еще юнец, но уже муж, с  честью и достоинством оправдывал данное ему гордое имя великого римского диктатора и полководца.

Пришло время, когда требовалось принимать решение о проведении операции по лишению кота репродуктивной функции. Наш предшествующий друг и товарищ, славный и отважный кот Кузя, выше всего в жизни ценил свободу. Он уходил в многодневные походы по городу или по его окраинам, каждый раз рискуя жизнью, но удержать его в домашних условиях было невозможно. Один из них стал походом в вечность. Чтобы та печальная участь не постигла Цезаря, на семейном совете старейшин  приняли решение снизить градус его активности, сделать «домашним», спокойным и уравновешенным котом, которому было бы чуждо стремление к бесконечным шатаниям по городским дворам и улицам.

Выбрали день, когда дети отсутствовали, и вызвали на дом хирурга ветеринарной службы. Молодая и уверенная в себе женщина раскладывала на столе инструменты и средства для анастезии, убеждая хозяев в лучшем исходе дела. Медичка поставила коту усыпляющий укол и заверила, что через 15 минут пациент будет готов для операции. Но через назначенное время, и даже позже, кот не давался надругательству, отчаянно вырываясь из рук. Озадаченная медичка ввела упрямому коту еще одну порцию снотворного и через положенное время приступила к разрезанию плоти. Но кот снова задергался, протестуя против задуманного злодейства! Какую силу жизни заложила природа-мать в эту уникальную особь! «Держите его, прижмите к столу! Третью дозу ставить нельзя!», - потребовала побледневшая от волнения врачиха и приступила к неугодному богу делу. После операции женщина, утратившая былую уверенность в себе, сказала, что кот до утра не очнется, и взяла за выполненную услугу только половину назначенного тарифа, категорически отказавшись от второй. Почему? Не от того ли, что она хотела вымолить прощение за неправедное деяние?

Через час дома появилась Полина. Мы с хозяйкой, обремененные тяжестью недавних переживаний и личной вины за содеянное, встретили ее в прихожей. Каково же было нам видеть, что из спальной комнаты, где мы уложили кота на мягкой подстилке, он, ставший тощим и изможденным, вышел шатающейся  поступью и сел, покачиваясь от слабости, перед нами!  Цезарь не мог не встретить свою богиню в любом состоянии, пока был жив. Преодолев физиологическое действие препаратов, он показал ей себя такого, каким стал в ее отсутствие, жалкого и оскопленного, лишенного мужского начала.

После болезненной операции Цезарь постепенно восстанавливался, но прежней прыти, азарта и боевого пыла в его поведении уже не наблюдалось. Прошел год, другой, котенок подрастал, набирая взрослость. В уличных прогулках и на даче прекратил драться с котами. Лишенный инстинкта самца, он сидел рядом с ними, не обращая внимания на истошные угрожающие вопли, и непоколебимым спокойствием умиротворял драчунов. В отношениях с собаками также произошел коренной перелом, - кот стал их панически бояться. Стоило ему увидеть заклятого врага, как он удирал во все лопатки прочь, в безопасное укрытие. Гроза собак в одночасье превратился в их беззащитную приманку.

Так Цезарь перешел в разряд домашних котов. Зайдет, бывало, в комнату, где кто-то из домочадцев расположился на кресле, и идет к нему, вглядываясь вопрошающими глазами, - можно ли устроиться на коленях? Как тут отказать?  И он уже  устраивается удобнее, мурлычет потихоньку свою кошачью песенку без слов, мягко массируя ноги острыми когтями. Но гордый кот никогда не опускался до выпрашивания пищи. Когда семья устраивалась за трапезным столом, он появлялся на кухне, давая понять, что тоже не прочь перекусить. При этом молчаливо садился, и обязательно спиной к столу, в ожидании угощения.

Когда в моем распоряжении появились натуральные оздоровительные препараты из Поднебесной, я стал подкармливать ими Цезаря, который к девяти годам начал проявлять возрастные признаки вялости и угасания. Кот с удовольствием принимал их, безошибочно оценивая природную силу тибетских снадобий, и преобразился буквально на глазах. Как в ранней молодости, он снова взлетал под потолок по настенному ковру, а шерсть, привлекая восхищенные людские взгляды, стала гладкой как шелк и отливала чистым серебром. За десять совместно прожитых лет Цезарь стал не только полноправным членом семьи, но и ее центральной фигурой, той осью, вокруг которой крутились наши  домашние дела и заботы. Его запросы исполнялись беспрекословно. На ночь каждый из опекунов старался уложить живую мягкую грелку к себе, а кот – по какому-то собственному графику – укладывался поочередно к сожителям, иногда меняя за ночь по два-три места ночлежки.

Но и в отлаженной системе дружеских семейных взаимоотношений случались казусы. Как-то хозяйка семьи, предрасположенная к поучению младшей внучки, прикрикнула на нее. Цезарь, посчитавший, что его   полномочия вполне законно  распространяются и на вмешательство в поведение людей, раздраженное громкоголосье признал чрезмерным для пристойного  общения и решительно заступился за малолетнюю Лизу. Вцепившись в ногу обидчицы, кот когтями дал ей понять, что превышение педагогических норм воспитания дитя недопустимо. Установив должный порядок, кот расположился в кресле.

Хозяйка, не привыкшая к подобному бестактному обхождению,  прихватила попавшийся на глаза  тапок и решительно двинулась проучить «хвостатую шпану». При виде воинственно настроенной хозяйки с тапком в руке Цезарь не бросился наутек, а лишь замер на месте, слегка подавшись вперед, навстречу угрозе. Как понимать действия хозяйки, читалось в глазах кота? Она неправа дважды! Сначала обидела слабую девочку, а сейчас пошла в атаку, когда ей было указано на ошибку! Нет, умудренный и окрепший кот - не мальчик для битья! Нападавшая сторона, все еще не понимая, что имеет дело с противником, готовым дать отпор, замахнулась тапком для нанесения удара, но лучше бы она не делала этого. Одновременно с замахом кот выбросился из кресла, словно выпущенный из пращи, и, вцепившись в руку с орудием нападения, нанес ей ощутимые раны. Тапок вывалился из руки, хозяйка, вскрикнув от боли, свалилась на пол, а Цезарь на этот раз бросился наутек от греха подальше.

Часть 2. Хозяин дачи.

Дача – замена кошкам крестьянского дома, где они издавна  прижились с человеком. Вот где раздолье для кота! Цезарь нашел свое предназначение в дачной жизни, в этом уютном уголке природы, создающем условия жизни для дикого животного среди окружающей флоры и фауны. Здесь он всегда мог выбрать лечебную травку, погоняться за ящерицами или бабочками, устроить охоту на птиц. Частенько нам попадались там кучки перьев – свидетельство удачной охоты на пернатых. Что до мышей, то они постоянно входили в меню плотоядного животного.

В теплый  период года мы вывозили на дачу любителя природы практически на весь сезон, навещая его с регулярностью в три-четыре дня. Круглосуточный вход в дом Цезарю был устроен через открытую форточку, вблизи которой к стене дома была приставлена деревянная лестница. На время одиночного пребывания дачному постояльцу оставляли пропитание, в меню которого входил набор разнообразных продуктов из трех-пяти блюд и свежая вода. В опустошении чашек Цезарю усердно помогал новоявленный товарищ, соседский кот Васька, проникающий в дом следом за хозяином через ту же форточку. Цезарь великодушно делился провиантом с корифаном. Друзья совместно коротали время и находили удовлетворение в общении, заключив негласный союз, в котором верховодил Цезарь. Он всегда был ведущим в похождениях по участкам или хозяйственным постройкам, тогда как Васька, неповоротливый увалень, послушно передвигался следом.

О нашем появлении на даче, как рассказывала соседка, Цезарь знал загодя неведомыми для нас  путями. Едва лишь наша машина въезжала в садоводство, он с громким мяуканьем выходил на дорогу в ожидании  дорогих гостей. Радость встречи была всеобщей – и встречающего четвероногого дачника, и приезжих. Первым делом мы кормили дачного охранника – много и вкусно. Переев выше всякой нормы, Цезарь выходил из дома и располагался на невысокой пристройке, удобной для обозрения всего участка. Он лежал, не отрывая взгляда от самых близких ему людей, покровителей и вершителей его судьбы. От обильной пищи его клонило ко сну, но кот снова и снова отгонял дрему, зная, что расставание близко и с закатом солнца хозяева надолго уедут.

Однажды по дороге на дачу кот впал в сильное беспокойство, он места себе не находил в машине, перемещаясь в ней из одного угла в другой, жалобно мяукал. Если ему надо в туалет, то мы скоро приедем на место, раздумывал я, а останавливаться по пути опасно, - вдруг убежит. Вскоре Цезарь забрался ко мне на колени, чего с ним раньше в дороге никогда не было, и затих, пристроившись на них. Тут-то я почувствовал приятно распространяющееся по ногам тепло. Не надо было долго соображать по поводу источника внезапного подогрева. Цезарь устроил на мне туалет!

Что делать? Отшлепать невольного подогревателя? За что? Он знал, что машина – это тот же дом на колесах, и пакостить в ней нельзя! Что оставалось делать бедному коту? Цезарь принял гениальное в масштабах кошачьего разума решение справить нужду на коленях хозяина и ценой наказания сохранить чистоту и опрятность машины, а хозяин как-нибудь отмоется… Я положил руку на кошачью голову, почувствовав, как кот сжался в ожидании затрещины, и погладил по умнейшей голове, по спине, еще и похвалив хвостатого гения.

Однажды мы уехали с дачи, устроив постояльцу большие осложнения. Случилось так, что мы не заметили, как кот незаметно прошмыгнул на второй этаж, где любил хорошо отоспаться, и закрыли дом. Проснувшись, Цезарь обнаружил, что находится взаперти в пределах веранды, где не было ни воды, ни еды. За три дня затворничества узник в ярости устроил на доступной ему территории полный погром, круша и опрокидывая все, что попадалось по пути. Тогда мы не досчитались нескольких разбитых чашек и тарелок. Узника выручили соседи, заметив через окно кота, орущего с призывом  о помощи.

Перенесенная голодовка ничуть не поколебала у Цезаря чувство ответственности за охрану дачного дома, что вскоре доказал в яростной схватке с пришлым крупным котом, повадившимся на чужую территорию за провиантом. Они сошлись на красном стареньком паласе посреди просторной  комнаты,  словно на  ринге для борьбы без правил,  и битва началась. Неизвестно, как долго длилось сражение, но весь палас был усеян белыми клочьями вырванной шерсти ворога, вторгшегося в отчий дом, стойко охраняемый Цезарем. Здесь же был обнаружен кошачий ошейник, сорванный с незваного пришельца. Он лежал как боевой трофей, как живое свидетельство боевой доблести отважного защитника дома. Вцепившись мертвой хваткой во врага за ошейник, Цезарь драл его туловище когтями задних ног до тех пор, пока не порвалась металлическая застежка ошейника. Но какую силу и остервенение надо было при этом приложить! Тут же был устроен осмотр гладиатора. На спине, между лопаток, был выдран крупный клок волос. Один из верхних клыков был наполовину обломлен. Он был принесен в жертву победе, когда Цезарь срывал ошейник с супостата, едва не придушив его. Получив достойный отпор, белый кот с соседней верхней улицы впоследствии обходил памятный ему дом далеко стороной.

Во время редких летних ночевок на даче мы были свидетелями беспрестанных вылазок кота из дома в непроглядную темень, влекущую лазутчика через открытую оконную форточку. До утра ночной бродяга то неоднократно исчезал в заветном проеме, осуществляя рейды по притихшей местности, то возвращался обратно, к своим друзьям. Обладателю непревзойденных природных качеств было бы грешно не пользоваться ими в ночных условиях, приближенных к экстремальным. Установлено – кошка видит все! Ее зрение совершенной конструкции способно избирательно концентрироваться на цели, на интересующем ее предмете, когда окружающая картина словно меркнет в пелене, высвечивая мишень. Ночным странникам достаточно мерцания звезд, чтобы уверенно ориентироваться в пространстве. А как объяснить наличие на радужной оболочке кошачьего ока слуховых нервных клеток?  Глазной слух?! Действительно, о широте кошачьей слышимости можно только мечтать. Из многоголосной симфонии звуков кошка улавливает едва различимые сигналы вплоть  до ультразвуковых, не воспринимаемых человеком. Даже расстояние до источника звука она определяет на слух.

Кошки живут в богатейшем мире запахов. От благостных ароматов, источаемых землей и растениями, нюхачи просто теряют голову, вдыхая целительный дурман зеленых произрастаний и получая ценнейшую информацию для успешной охоты и собственной безопасности. Диковинные усы, обрамляющие кошачий нос, это не только великолепное украшение, но еще и выполняют функцию локаторов, позволяющих обладателю уверенно передвигаться в полной темноте, ориентируясь на отраженные от преград колебания воздуха. Занесенная над землей лапа чувствует под собой ее твердь, поэтому кошка никогда не провалится в пустоту, вовремя приостанавливая свое продвижение. Теми же лапами, снабженными чувствительными подушечками, неумолимый преследователь воспринимает малейшие колебания пола, когда по нему пробегает мышь. Не зря говорят – страшнее кошки зверя нет!

Часть 3. Прощальный парад. 
   
Позже и мне досталось от кота, в котором набирали силу инстинкты дикого зверя. И это несмотря на то, что к тому времени Цезарь безоговорочно признавал во мне главу семейства. В тот осенний вечер Цезарь затребовал очередную прогулку. Вынес его во двор и постоял рядом в ночной тиши. Мне виделся кошачий контур, сливающийся с зарослями высокой травы в наступившей темноте. Мы были вдвоем под звездным небом, но невдалеке, по другую сторону палисадника, вдруг почудился черный образ женщины. Послышался недобрый голос, - это твоя кошка в моем саду! Ей, служительнице потусторонних сил, было чуждо светлое слияние близких душ. Видение исчезло, но осталось гнетущее чувство близкой беды.

Посреди ночи я пошел за гулякой. Позвал, и он быстро вышел на зов. Взял его на руки и понес в подъезд. И тут произошло нечто совсем неожиданное для меня. Цезарь вцепился в мою  правую руку и начал с остервенением рвать ее. Ему категорически претило заточение в городских стенах, ему надо было на волю, на желанную свободу, к которой он стремился еще тогда, на заре жизни, карабкаясь на слабых ножках из глухой коробки на Свердловском рынке. Он мстил мне за то, что я надолго отлучил его от дачного бревенчатого дома с круглосуточным выходом в естественную среду обитания, где ему все было понятно и все было свое. Он мстил за то, что даже отсюда, из городского дворика, я снова тащил его в каменные казематы. Я сбросил мстителя наземь и пошел обрабатывать раны испытанными тибетскими средствами.

Ранним утром я снова вышел во двор, позвал кота, но его не было. Такое не случалось раньше. К утру, когда на улице начиналось движение, и опасность нахождения в городе резко возрастала, он всегда был готов к возвращению в квартиру. Обошел весь двор и прилегающие улицы, окликая беглеца. Его нигде не было. Во дворе в вальяжных позах лежали две большие черные собаки, обитавшие в прилегающем  частном секторе. С чего бы они сегодня здесь взялись? Что за приманка их привела сюда? Черная женщина, собаки, исчезнувший кот… Домой вернулся с невеселыми думами и тяжелыми предчувствиями. В памяти невольно всплывали события прошлых лет, кода Цезарь не единожды находился на грани жизни и смерти.

Первая смерть едва не настигла кота в возрасте пяти лет в результате острейшей инфекции, когда он отказался от еды на протяжении едва ли не целого месяца. Цезарь отощал настолько, что состоял всего-то из груды костей, обтянутых шкурой. К его хребтине неприятно было притрагиваться, настолько остро, какими-то шипами, прощупывались из нее позвонки. Животное превратилось в мумию. Косточки оказались настолько легкими, что помещенные в сумку для доставки в ветеринарную лечебницу, они не представляли собой никакой тяжести. Кот уже нередко уходил в дальние уголки квартиры, чтобы уснуть в уединении навсегда, но борьба за его жизнь продолжалась. В ветеринарке  на протяжении двух недель тяжелобольному пациенту провели  полный курс диагностики и лечения, серию уколов, несколько процедур с капельницей и прописали массу препаратов. Были подключены и китайские снадобья. Он лежал как бесчувственный при нанесении самых болезненных уколов и на капельницах для получения питания. Когда же кот при очередном подключении к капельнице нанес тяжелую рану на руке  сотрудницы кошачьей лечебницы, стало ясно, что он вылечился.

Вторая смерть подстерегала Цезаря, когда он, затосковав посреди зимы по вольным хлебам, незаметно выскочил из квартиры на улицу, а в тот день на дворе стояли сибирские сорокаградусные морозы. Многократные долгие поиски оказались тщетными, и мы мысленно прощались с маленьким другом, посчитав, что он где-то скован ледяным панцирем. А в это время Цезарь, как только мог, боролся за жизнь. Спасаясь от холода, он прижался левым боком к какой-то стенке, а с правой стороны  единственным прикрытием ему оставался хвост. Кровообращение и основные функции жизнедеятельности  замедлялись, предательский сон охватывал пленника трескучего мороза. Но живучий кот проявил неуемную тягу к жизни. Стряхнув мертвящую сонливость, он после двенадцати часов пребывания на морозе уже среди ночи добрался-таки до родного крова, где входная дверь в подъезд мной была предусмотрительно приоткрыта. У любителя зимних прогулок оказались отморожены нос, ноги и правое ухо, а через неделю отвалился кончик хвоста длиной в пять сантиметров. Те же испытанные средства Поднебесной помогли восстановить обмороженные ткани.

И вот преследующая по пятам третья смерть Цезаря как исход двойственности натуры, раздираемой инстинктами домашнего и дикого животного.Оставалась надежда на то, что беглец мог найти спасение в подвале какого-нибудь  дома. Но и во вторую ночь кот не пришел. И в третью. Пора было подводить печальные итоги. Мистическое наваждение с образом черной женщины… Раздавшийся в ту ночь короткий и отчаянный кошачий вопль, услышанный поздно возвращающимся соседом по дому… Утром – две лежащие во дворе большие черные собаки… Вот она, трагическая цепочка событий! Его разорвали голодные псы! Они выследили его, отрезали  путь к отступлению и накинулись на беззащитного кота. Если бы то был прежний Цезарь, быть тогда бою с собачьим отродьем! Но тот Цезарь, когда-то с пренебрежением смотревший на зубастых противников, остался в далеком прошлом, и ночную тишину разорвал предсмертный крик безысходности. Это был крик прощания с подлунным миром, отказавшем своему питомцу в продолжении жизни. Прощай, прекрасная планета! Прощай, любимая семья! Яркий сноп собранных за жизнь впечатлений - и погасло сознание, погасла жизнь…
 
Семья тяжело переживала гибель породнившегося и полюбившегося питомца. Взрослые и самодостаточные люди, лишившись самого малого, бессловесного и бескорыстного сожителя, вдруг почувствовали себя осиротевшими. Оказалось, что всем он был нужен, и каждый считал его своим. Эту тему не обсуждали, оплакивая наедине уход дорогого питомца и затаив глубокую боль каждый в себе. Только Полина, появляясь дома, на протяжении недели спрашивала: «Цезарь не пришел?»

Как забыть хозяйке дома случай оказанной ей помощи, когда она медленно поднималась с тяжелой сумкой на третий этаж? Цезарь оказался тогда рядом и поначалу быстрой змейкой взбежал на ближайшую лестничную площадку, но, оглянувшись, увидел, что его спутнице подъем дается нелегко. Кот вернулся и, разделяя тяжесть передвижения хозяйки, пошел с ней рядом, от ступеньки к ступеньке, усмиряя устремление к квартире. Ему тоже нелегко было сдерживать привычный скорый ход, изображая замедленную съемку, но кот до самой квартирной двери оказывал солидарную поддержку подруге-хозяйке.

Осиротела и дача, оставшаяся без маленького хозяина и надежного охранника. Собираясь в прежние годы на дачу, мы объявляли по квартире: «Кто едет к Цезарю?"  Он был олицетворением и духом дачи, главной целью ее посещения. И вот она, лишенная одушевленного притяжения, стала бездушной и безжизненной пустыней. Никто больше не встречал нас с радостью и не прижимался благодарно к груди, а мы стали  чувствовать себя никому ненужными здесь. Поездки на опостылевшую дачу резко сократились.

Нашему питомцу была дарована славная и достаточно долгая жизнь, какой бывают удостоены далеко не многие представители кошачьего рода. Он имел теплый кров, полное довольствие и безграничную любовь покровителей. Влившись в семью, Цезарь выполнил свою высокую миссию. Он преподал подрастающим внучкам такие уроки добронравия и добродетели, какие не в состоянии дать лучшие педагоги и заслуженные учителя. Он возвысил наши прежние представления о сути и богатом внутреннем мире окружающей живой природы.

Намечая злополучную операцию коту, мы исходили из желания дать ему спокойную и долгую жизнь, создать рай в заботливой семье. Но он  - вопреки устроенной физиологической перекройке – избрал свои генетические ходы передвижения в свободном пространстве. Нет, нам не удалось подкупить исконное дитя природы. Выше слащавого попечительства Цезарь ставил жизнь вольного и независимого бродяги, тысячами незримых нитей связанного с окружающей естественной средой. Он разделил жизненные мотивы своего предшественника и повторил путь нашего первого друга и равноправного члена семьи, незабвенного кота Кузи. Нам не удалось обмануть природу.

И все-таки он вернулся! Вернулся к Полине, которая когда-то, десять лет назад, извлекла его из тесной коробки и принесла  маленький пушистый комочек в своих нежных ладошках в новую семью. Он вернулся к Полине, которая с того далекого и до последнего  дня была питомцу богиней. На сороковой день после исчезновения Полина сообщила, что ей приснился Цезарь. Он пришел именно на сороковой печальный день, чтобы окончательно проститься с семьей и навсегда оставить о себе светлую и горестную память.


Рецензии
Уважаемый Александр Петрович! Я просто влюбилась в Ваши рассказы о котах. Читала, а у самой ком в горле. Жаль, что разучилась плакать.Сколько себя помню рядом всегда были пушистые друзья.Перестройка, возвращение в Россию. Судьба занесла в Югру(уже23 года здесь живу).Первого котёнка мне здесь подарили.Сиамский красавец - на лапках белоснежные носочки,серебристая шёрстка,белоснежная грудка, а на чёрной мордочке над верхней губой шикарный, уморительный, белоснежный бантик. У нас свой дом. За изгородью тротуары и шоссе. Он попал под машину.В вет. лечебнице не смогли помочь,умер дома,последний его крик был произнесён чётко - мама. С тех пор я зареклась брать кошек, но происходит что-то невероятное... Как будто, погибая, они передают меня по эстафете, по другому не скажешь. Приходят к нам сами,после гибели очередного кота, и мы им дарим заботу, любовь и дружбу.Я помню их всех по именам: Маркиз, Радар,Тайсон,Алекс, Гамлет,Бублик и вот тот кого нашли на усадьбе в сугробе.Сибирский кот Хаски. А я зову его Хаська. Извините, Александр Петрович, если утомила Вас. Всего доброго. Удачи в творчестве.Спасибо Вам. С уважением к Вам - Татьяна.

Татьяна Кривуля Демидова   12.04.2018 20:30     Заявить о нарушении
Дорогая Татьяна, тяжелую историю Вы поведали. Этот человеческий предсмертный крик полон трагизма. И Ваша участь в той кошачьей череде неоднозначна - Вы даете им в дар заботу и дружбу, но ведь жизнь котов скоротечна.
Большое спасибо,

Александр Ведров   15.04.2018 18:09   Заявить о нарушении
На это произведение написано 16 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.