Пасхальный зайчик

   В тот год зима в горах Киргизии была снежной, морозной. Казалось, конца не будет холодам! Бесконечно тянулись тоскливые, хмурые дни. Но уже в начале марта вдруг резко потеплело. Забурлила горная речка Малая Кеминка, неся в низину через свои каменные пороги ледяные потоки воды. На вершинах гор ещё оставались белые покрывала, а на их склонах и в долине высыпали плантации подснежников, начала пробиваться молодая  травка, украшая округу посёлка зелёными коврами. 
    В апреле на деревьях набухли почки. Радовала своими цветами мать-и-мачеха! Её жёлтые, похожие на маленькие солнышки соцветия, можно было встретить повсюду: на пригреваемых солнцем берегах речки, на склонах оврагов и в еловом лесу.  Лёгкие семена мать-и-мачехи, принесённые тёплым ветром, особенно быстро прорастали на месте кострищ, с осени оставленных в горах местными охотниками-любителями.
    А в праздник Пасхи над похорошевшей от зелени долиной засияло такое необыкновенно щедрое майское солнце, что  все обитатели посёлка высыпали на улицы.
     Через открытую форточку, отвлекая Галинку от решения арифметической задачки, доносились весёлые ребячьи голоса.  «Разгалделись, как сороки! - девчонка захлопнула учебник по математике для 5-го класса. - Ладно, потом дорешаю. Надо Вовку найти и усадить за уроки...»
   Выйдя на улицу, она увидела брата у соседнего дома в толпе нарядных по случаю праздника ребятишек. Позвала: «Вова, иди домой!» Но тот даже ухом не повёл!  Подойдя ближе и растолкав малышню, Галя застыла в изумлении:  Борька Миронов, пятилетний сынишка соседей, сидя на лавочке, держал на коленях плетёную из прутьев клетку с настоящим живым зайцем! Это был совсем маленький зайчонок. Серая блестящая спинка, светлый животик, чёрные ушки, белые колечки вокруг красных глазок и розовая ленточка на шейке делали его похожим на забавную игрушку.   
    -  Это мой пасхальный зайчик! - хвастался Борька. - Он принёс мне утром корзинку с подарками! Я проснулся, а он у моей кровати. Не верите? Бабуль, скажи им!   
   На лавочке сидела и Борькина бабушка, тётя Аня, как её называли все соседи.  Она нежно поглядывала на внука: «Наивный ребёнок! Даже не догадывается, что его папа, охотник,  случайно нашёл этого зайчишку в горной ложбине и принёс порадовать сына!» 
   Пацаны совали зайчонку  сквозь прутья клетки капустные листья, морковку. Пытались  крашеное  яичко ему просунуть! Зайчонок, шарахаясь от «даров», жался по углам клетки.
   -  Галочка, куда ваша мама подевалась? - спросила тётя Аня. - Который день её  не видно.
   -  У нас бабушка в Москве сильно заболела, - объяснила девочка. - Мама получила телеграмму от своей сестры и сразу поехала туда.
    -  Далеко Москва от Киргизии, - покачала головой соседка. - Но мать навестить - святое дело. А я смотрю, первоклассник ваш без пригляду бегает...
    -  Как это, без пригляду? - покраснела Галя и, схватив брата за руку, повела его домой.
   У двери мальчишка заартачился:
    -  Не пойду в дом... Там папка пьяный спит!
    -  Да уж... С утра где-то набрался...  Но не бойся, он спит в дальней комнате. А мы с тобой уроки будем делать. Завтра ведь в школу.
    Дети на цыпочках прошли на кухню. Нехотя прочитав в учебнике  одно предложение, Вовка расхныкался:
   -  Скорей бы мама приехала... Все дети куличи едят, пряники... Я тоже хочу!
   -  Не плачь, Вова, - обняла братишку Галя.  - А знаешь что, я тебе сейчас сладкого, вкусного  хвороста нажарю!
     … Она раскатывала тесто и разрезала на полоски. На электроплитке, стоявшей на табурете, в дымящейся сковороде уже шипела первая партия румяного  хвороста. Вдруг дверь кухни резко распахнулась и ввалился взлохмаченный, не проспавшийся отчим. Он  остервенело выдернул шнур из розетки и пинком перевернул табурет. Вовка пулей выскочил из кухни. Галя  прижалась к стене и с ужасом смотрела, как по полу растекается кипящее растительное масло. Непроизвольно вырвалось: «Дурак!»
    Отчим с размаху ударил её по губам. «Дурак, дурак!» - отчаянно повторила она.   Он опять замахнулся, но что-то в затравленном взгляде впервые взбунтовавшейся падчерицы остановило его. Он вышел, громко хлопнув дверью. Вскоре громыхнула и входная дверь. Ушёл! Галя взяла тряпку и начала вытирать пол. Вздувшиеся губы неимоверно горели. Она расплакалась: «Был бы мой папа жив... А этот... Даже родного сына не жалеет...»
     Перепуганного Вовку она нашла в сарае. Еле уговорила вернуться в дом.  И тут к ним неожиданно пришла соседка, тётя Аня Миронова:
   -  Ребятки,  я вам гостинчик от нашего зайчика принесла!  Ой, Галя, что у тебя с губами?
   Выслушав сбивчивый рассказ заплаканной девочки, пожилая женщина обняла её, погладила по голове:
   -  Господь ему судья... А ты, детка,  обиды в себе не накапливай. Обиды озлобляют, разрушают человека. Я думаю, что отец извинится. Ты постарайся его простить. Да, Галя, надо прощать всех, обижающих нас.  В молитве к Богу так и говорится: «прости долги наши, как и мы прощаем должникам нашим».   
   Она развернула  перед детьми узелок, выложила на стол кулич, плюшки, крашеные яички:
   -   Это пасхальный зайчик велел передать вам! Христос воскресе!
   -  Спасибо большое, - сказала Галя. 
   -  Надо отвечать «воистину воскресе!», - поправила тётя Аня. - Сегодня праздник Возрождения. Казнённый  нелюдями, Христос воскрес из мёртвых. Он победил смерть. И добро должно побеждать зло...   
   Вечером появился отчим. На удивление трезвый.  Виноватый.  Он пришёл не один - с другом семьи.  И друг извинялся за него: «Галчонок, прости отца. Он поступил гадко. Теперь здорово переживает! Ты уж матери ничего не рассказывай...» 
   … Прошли годы. Галина уезжала со своей семьёй в Германию. Перед  отъездом она посетила родной посёлок. Светило ласковое майское солнце, зеленела молодая трава, набухали почки на деревьях, в овраге рокотала Малая Кеминка. Всё, как в детстве! Но только в посёлке уже никого из близких не было. Володя трагически погиб в возрасте тридцати лет. Мать, потеряв сына, ненамного пережила его. Отчим ушёл из жизни ещё раньше их. Ему не было и пятидесяти, когда он заживо сгорел в случайном пожаре: пьяным уснул летом у дома под навесом, выронив горящую сигарету. А там на беду стояла канистра с бензином...
   Возложив цветы матери и брату, Галина прошла к могиле отчима. Молча постояла у надгробья. Сложный был человек... Непредсказуемый. По-своему он заботился о семье, но в нетрезвом состоянии становился невменяемым: крушил мебель, посуду...   
    Мать говорила: «Таким он стал после полученной в шахте головной травмы. Ему пить нельзя. Контроль над собой теряет, когда выпьет...»      
    Прощайте, и прощены будете...
    Прощение - одно из добродетелей христианства. Что было бы, если бы люди не отпускали друг другу обид?..
   Галина положила цветы на могилу человека, отравившего её детство: «Пусть земля тебе будет пухом...»  Избавилась она от разрушающих переживаний, застрявших с детства внутри.
    Однажды внучка, родившаяся в Германии, спросила её:
-  Бабушка, а тебе пасхальный зайчик приносил подарки, когда ты была маленькой?
-  Приносил, - улыбнулась Галина, с повлажневшими глазами вспомнив  забавного зайчонка с бантиком и гостинцы, принесённые ей и брату соседкой. Эту добрую, чуткую женщину, Галина уверена, прислал к ним тогда Сам Господь...

14.03.15. 


Рецензии
Очень-очень трогательный рассказ!
С уважением!

Елена Ляхова   06.03.2017 22:05     Заявить о нарушении
Спасибо за понимание!
С теплом,

Валентина Кайль   07.03.2017 14:33   Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.