О русском языке

Русский язык велик и могуч не только и потому, что его провозгласили таковым выдающиеся мастера словесности и литературы, в числе которых М.В.  Ломоносов, И.С. Тургенев, А.С.  Пушкин, но и по сути его организации и построения. Прежде всего, каждый буквенный символ русского алфавита строго соответствует определенному звуку (монофеме), проистекающему из гортани человека. В свою очередь, каждый звук, дарованный человеку природой, находит свое обозначение в виде той или иной буквы, что определяет структуру русского алфавита. В итоге полный спектр произносимых человеком звуков составляет строгую алфавитную матрицу, где представлены самостоятельными знаками тончайшие оттенки языка: и-кратное, мягкий и твердый знаки. Количество элементов этой матрицы – тридцать три – задано природными возможностями человека к изданию определенных звуков во всем их многообразии.

Для сравнения, в английском языке зачастую набор ряда буквенных символов обозначает одну звуковую транскрипцию, и напротив, одна и та же буква в зависимости от места ее расположения читается в разных произношениях. Такая искусственность построения языка не может не отразиться на естестве речи. Таким образом, звуковая сторона русского языка и ее буквенное соответствие (алфавит) предельно точны и рациональны. Здесь каждая буква – самостоятельный кирпичик в словоформе, здесь нет ничего лишнего и каждое необходимо.

Раскрепощенность словообразования – следующая существенная примечательность русского языка –  имеет своим следствием плавноречие, сравнимое с величественным истечением полноводной реки.  В русской грамматике традиционно уделялось большое значение слову – основной единице языка и речи. В процессе словообразования продолжена ранее принятая линия гениальной простоты. В русском языке активно применяются прямые склонения, наклонения и спряжения слов в числе, падеже, роде, лице и времени действия, других словоизменительных действиях без засоряющих речь вспомогательных словосочетаний и непосредственным их формированием с помощью частей слова – приставок, суффиксов, окончаний, что составляет уникальную в мировой практике и богатейшую морфологическую базу.

Даже основа слова – его корень – играет, переливается разными гранями в своих преобразованиях, словно алмаз в изменчивых световых потоках. При этом большинство суффиксов – наиболее динамичных из всей парадигмы преобразователей слова (аффиксов) – сформированы на исконно славянской почве. Развитые формы словоизменений – основа величия русского языка, обладающего к тому же богатой выразительной лексикой с ее пространными семантическими и стилистическими рядами.

При подборе суффиксов, придающих слову новые смысловые оттенки, имена существительные и прилагательные испытывают удивительные превращения:  рука - ручка - ручонка - рученька - ручища. В английском подобные словесные метаморфозы невозможны. Чтобы придать существительному хоть какое-то новое звучание, англичане  дополняют его прилагательными: рука - маленькая рука - очень маленькая рука - большая рука... Эти подборки отражают не столько  художественную, сколько  количественную характеристику предмета. В данном случае для придания предмету художественного окраса (рученька) англичане снова вынуждены прибегать к набору эпитетов : красивая маленькая рука...  В результате, если по содержанию лучшие  английские произведения котируются на уровне мировой классики, то красоту слога признанные авторитеты ищут в русской литературе.

На русском всякая простейшая фраза дышит гармонией, согласованностью и сочетаемостью образующих ее слов. Сравним порядки построения одного и того же предложения на разных языках. К примеру:
- Не хотели бы Вы прогуляться?
Этот же вопрос на английском дословно будет составлен так:
- Желали бы Вы любить иметь прогулка? (Would you like to have a walk?).
Формально подобранный набор слов (единиц языка)  только в  сознании англичанина приводится в ту стройную и согласованную систему понятий, которая в чистом виде излагается на русском. Вот он – удел языка, в основу которого заложены застывшие, не склоняемые и не спрягаемые, а потому не податливые для ювелирной обработки словообразования (словоформы). В погоне за простотой основоположники английского языка впали в упрощенчество, утратив важнейшее качество языка – его пластичность.
В мире общепринято считать русский язык одним из самых трудных. Не оспаривая данное мнение, мы вправе одновременно выставить претензии на признание его наиболее совершенным из других, которых современная лингвистика насчитывает до пяти тысяч.

Грамотное применение свойств и достоинств русского алфавита,  словообразования и словосочетаний способно в руках даровитого писателя творить чудеса литературного творчества. Когда автор входит в единение с подспудными, даже не обусловленными какими-либо правилами, внутренние законы языка,  он способен поражать представления читателя о бесконечных возможностях и достоинствах русской словесности.

Каждый школьник знает первое правило арифметики - от перемены мест слагаемых сумма не меняется, но в  богатейшем русском языке даже перестановка слов в предложении зачастую меняет его смысловую направленность, играет разными гранями воздействия на читательский вкус. Порядок слов и даже расстановка ударных слогов создают свою привлекательность и придают тексту естественную ритмику и непринужденное звучание речи. Возьмем начало одной из фраз  произведения Горького о буревестнике: "Над седой равниной моря ветер тучи собирает ..." Нам не составит труда убедиться в том, что здесь любые перестановки слов недопустимы, иначе грубо нарушается гармония звучания. В горьковском расположении слов текст льется легко и свободно, более того - проза поется как в белом стихе. Тем самым язык диктует автору правописание!

Обладая огромным даром слова, Горький глубоко вник в этот внутренний закон повествования, где буква - единица звука, слог - единица слова, слово - единица языка, а предложение единица речи, и создал законченный шедевр возвышенного романтического произведения как образец литературного творчества в части практического применения языковых форм и конструкций. Его зарисовка природной стихии не случайно названа "Песней о Буревестнике". Она несет в себе публицистическую (предсказание скорой революции), поэтическую (сродни белому стиху) и даже музыкальную составляющую (напевность). Ее всего лишь надо разместить в форме стихотворных строк:
 
Вот охватывает ветер
Стаи волн объятьем крепким
И бросает их с размаху
В дикой злобе на утесы,
Разбивая в пыль и брызги
Изумрудные громады.
 
Мы с изумлением обнаруживаем в каждой строке прозы-стиха по восемь слогов! Но это еще не все! В каждой строке ключевые ударения приходятся на третий слог с начала строки и на предпоследний в ее конце, а промежуточные ударения - строго между ними! И перед нами - готовый текст для оперного певца. Перед нами - стихотворная проза, потрясающее сочинение в прозе, выдержанное по основным канонам классического стихосложения! Предлагаю читателю обратиться к бессмертному горьковскому произведению в одну страничку и убедиться в том, что весь текст выдержан в указанной новаторской форме письма, объединяющей в себе основополагающие правила прозы и поэзии. Отсутствует только рифма, но в прозе она не нужна, а в поэзии не всегда обязательна. Великий мастер преподал поколениям немеркнущий урок владения "великим и могучим" языком. Насколько же оправданным было включение "Песни о буревестнике" в программу советской школы! И нужно ли доказывать, что подобное феноменальное явление возможно единственно в системе русского языка?

Приведенные доводы в пользу русского языка одной фразой были изложены маститым писателем В. Набоковым, вынужденным в эмиграции писать на английском: "Личная моя трагедия - это то, что мне пришлось отказаться от природной речи, от моего ничем не стесненного, богатого, бесконечно послушного мне русского слога ради второстепенного сорта английского языка".

Изложенные принципы организации возводят русский язык на уровень высокой культуры, создают необозримый простор для творчества мастерам слова, для произрастания из его закромов литературных шедевров, поражающих воображение рядовых читателей и знатоков слова изысканной простотой, точностью и непринужденностью изложения. Проспер Мериме, классик французской литературы, считал, что русский язык «…является богатейшим из всех европейских наречий и кажется нарочно созданным для выражения тончайших оттенков».

Русский язык – достояние мировой цивилизации. Обладая великолепными средствами и возможностями родного языка, отечественные литераторы создают произведения самой высокой пробы. Всякий перевод художественных творений с русского неминуемо влечет за собой утрату присущих ему средств воздействия на умы, тонкого речевого  колорита и неповторимого шарма. Перечисленные достоинства в их совокупности придают русскому языку то заветное качественное состояние, которое можно обозначить категорией эстетичности языка, способного вывести талантливые произведения на ослепительную орбиту лиризма и поэтичности. Чтобы в подлиннике насладиться произведениями Пушкина, Чехова, Гоголя, корифеи мировой культуры берутся за изучение русского языка.

Одновременно нашему языку присущи – в зависимости от потребностей его пользователей -  строгость и лаконичность  изложения, равно как и другие свойства главного средства общения людей, где простирается раздольное поле для обыденной речи и самобытного фольклора, острой сатиры и тонкого юмора, народного эпоса и художественного творчества, научной точности и дипломатической многозначительности. Подобное единение  разнородных начал радужным сполохом высвечивает подлинное величие русского языка, в котором даже разговорная речь ориентирована на литературные нормы. «Наш русский язык более всех новых, может быть, способен приблизиться к языкам классическим по своему богатству, силе, свободе расположения, обилию форм» - писал Н.А. Добролюбов, подводя итоги нашим рассуждениям.

Все это позволило такому непререкаемому авторитету в области слова, речи и литературы, каким является А.С. Пушкин, утверждать: «…Язык славяно-русский имеет неоспоримое преимущество перед всеми европейскими». Более категоричен был Алексей Толстой, литератор мировой величины: «Русский язык должен стать мировым языком. Настанет время (и оно не за горами), - русский язык начнут изучать по всем меридианам  земного шара».  Сегодня мы видим, что его предсказание сбывается.


Рецензии
АЛЕКСАНДР!

написано великолепно-подрабатывал технич переводчиком и поэтому совершенно согласен...в английском и немецком нагромождение прилагательных иногда до 7-8 единиц...а в русском лампочка-пластиночка-стерженёк... и тд... или лампища-пластинища... увы-в технических переводах употребление русских суффиксов и прилагательных ограничено-а жаль...переводы были бы короче и возможно точнее...

с добр!

Димич   18.09.2017 13:37     Заявить о нарушении
Очень благодарен за поддержку. Эта статья вызывает неоднозначные отклики, хотя большинство из них положительные. Сама по себе тема непростая и щепетильная, тем более для тех, кто не является специалистом языка. К ним и отношусь.
С признательностью,

Александр Ведров   28.09.2017 07:35   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 44 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.