О русском языке

Русский язык велик и могуч не только и потому, что его провозгласили таковым выдающиеся мастера словесности и литературы, в числе которых М.В.  Ломоносов, И.С. Тургенев, А.С.  Пушкин, но и по сути его организации и построения. Прежде всего, каждый буквенный символ русского алфавита строго соответствует определенному звуку (монофеме), проистекающему из гортани человека. В свою очередь, каждый звук, дарованный человеку природой, находит свое обозначение в виде той или иной буквы, что определяет структуру русского алфавита. В итоге полный спектр произносимых человеком звуков составляет строгую алфавитную матрицу, где представлены самостоятельными знаками тончайшие оттенки языка: и-кратное, мягкий и твердый знаки. Количество элементов этой матрицы – тридцать три – задано природными возможностями человека к изданию определенных звуков во всем их многообразии.

Для сравнения, в английском языке зачастую набор ряда буквенных символов обозначает одну звуковую транскрипцию, и напротив, одна и та же буква в зависимости от места ее расположения (буквосочетаний) читается в разных произношениях. Такая искусственность построения языка не может не отразиться на естестве речи. Таким образом, звуковая сторона русского языка и ее буквенное соответствие (алфавит) предельно точны и рациональны. Здесь каждая буква – самостоятельный кирпичик в словоформе, здесь нет ничего лишнего и каждое необходимо.

Раскрепощенность словообразования – следующая существенная примечательность русского языка –  имеет своим следствием плавноречие, сравнимое с величественным истечением полноводной реки.  В русской грамматике традиционно уделялось большое значение слову – основной единице языка и речи. В процессе словообразования продолжена ранее принятая линия гениальной простоты. В русском языке активно применяются прямые склонения, наклонения и спряжения слов в числе, падеже, роде, лице и времени действия, других словоизменительных действиях без засоряющих речь вспомогательных словосочетаний и непосредственным их формированием с помощью частей слова – приставок, суффиксов, окончаний, что составляет уникальную в мировой практике и богатейшую морфологическую базу.Даже основа слова – его корень – играет, переливается разными гранями в своих преобразованиях, словно алмаз в изменчивых световых потоках.

При этом  суффиксы – наиболее динамичные из всей парадигмы преобразователей слова (аффиксов) – сформированы на исконно славянской почве. Развитые формы словоизменений – основа величия русского языка, обладающего к тому же богатой выразительной лексикой с ее пространными семантическими и стилистическими рядами.
При подборе суффиксов, придающих слову новые смысловые оттенки, имена существительные и прилагательные испытывают удивительные превращения:  рука - ручка - ручонка - рученька - ручища. В английском подобные словесные метаморфозы невозможны. Чтобы придать существительному хоть какое-то новое звучание, англичане  дополняют его прилагательными: рука - маленькая рука - очень маленькая рука - большая рука... Эти подборки отражают не столько  художественную, сколько  количественную характеристику предмета. В данном случае для придания предмету художественного окраса (рученька) англичане снова вынуждены прибегать к набору эпитетов : красивая маленькая рука...  В результате, если по содержанию лучшие  английские произведения котируются на уровне мировой классики, то красоту слога признанные авторитеты ищут в русской литературе.

На русском всякая простейшая фраза дышит гармонией, согласованностью и сочетаемостью образующих ее слов. Сравним порядки построения одного и того же предложения на разных языках. К примеру:
- Не хотели бы Вы прогуляться?
Этот же вопрос на английском дословно будет составлен так:
- Желали бы Вы любить иметь прогулка? (Would you like to have a walk?).
Формально подобранный набор слов (единиц языка)  только в  сознании англичанина приводится в ту стройную и согласованную систему понятий, которая в чистом виде излагается на русском. Вот он – удел языка, в основу которого заложены застывшие, не склоняемые и не спрягаемые, а потому не податливые для ювелирной обработки словообразования (словоформы). В погоне за простотой основоположники английского языка впали в упрощенчество, утратив важнейшее качество языка – его пластичность.
В мире общепринято считать русский язык одним из самых трудных. Не оспаривая данное мнение, мы вправе одновременно выставить претензии на признание его наиболее совершенным из других, которых современная лингвистика насчитывает до пяти тысяч.

Грамотное применение свойств и достоинств русского алфавита,  словообразования и словосочетаний способно в руках даровитого писателя творить чудеса литературного творчества. Когда автор входит в единение с подспудными, даже не обусловленными какими-либо правилами, внутренние законы языка,  он способен поражать представления читателя о бесконечных возможностях и достоинствах русской словесности.

Каждый школьник знает первое правило арифметики - от перемены мест слагаемых сумма не меняется, но в  богатейшем русском языке даже перестановка слов в предложении зачастую меняет его смысловую направленность, играет разными гранями воздействия на читательский вкус. Порядок слов и даже расстановка ударных слогов создают свою привлекательность и придают тексту естественную ритмику и непринужденное звучание речи. Возьмем начало одной из фраз  произведения Горького о буревестнике: "Над седой равниной моря ветер тучи собирает ..." Нам не составит труда убедиться в том, что здесь любые перестановки слов недопустимы, иначе грубо нарушается гармония звучания. В горьковском расположении слов текст льется легко и свободно, более того - проза поется как в белом стихе. Тем самым язык диктует автору правописание!

Обладая огромным даром слова, Горький глубоко вник в этот внутренний закон повествования, где буква - единица звука, слог - единица слова, слово - единица языка, а предложение - единица речи, и создал законченный шедевр возвышенного романтического произведения как образец литературного творчества в части практического применения языковых форм и конструкций. Его зарисовка природной стихии не случайно названа "Песней о Буревестнике". Она несет в себе публицистическую (предсказание скорой революции), поэтическую (сродни белому стиху) и даже музыкальную составляющую (напевность). Ее всего лишь надо разместить в форме стихотворных строк:
 
Вот охватывает ветер
Стаи волн объятьем крепким
И бросает их с размаху
В дикой злобе на утесы,
Разбивая в пыль и брызги
Изумрудные громады...
 
Мы с изумлением обнаруживаем в каждой строке прозы-стиха по восемь слогов! Но это еще не все! В каждой строке ключевые ударения приходятся на третий слог с начала строки и на предпоследний в ее конце, а промежуточные ударения - строго между ними! И перед нами - готовый текст для оперного певца. Перед нами - стихотворная проза, потрясающее сочинение в прозе, выдержанное по основным канонам классического стихосложения! Предлагаю читателю обратиться к бессмертному горьковскому произведению в одну страничку и убедиться в том, что весь текст выдержан в указанной новаторской форме письма, объединяющей в себе основополагающие правила прозы и поэзии. Отсутствует только рифма, но в прозе она не нужна, а в поэзии не всегда обязательна. Великий мастер преподал поколениям немеркнущий урок владения "великим и могучим" языком. Насколько же оправданным было включение "Песни о буревестнике" в программу советской школы! И нужно ли доказывать, что подобное феноменальное явление возможно единственно в системе русского языка?

Приведенные доводы в пользу русского языка одной фразой были изложены маститым писателем В. Набоковым, вынужденным в эмиграции писать на английском: "Личная моя трагедия - это то, что мне пришлось отказаться от природной речи, от моего ничем не стесненного, богатого, бесконечно послушного мне русского слога ради второстепенного сорта английского языка".

Изложенные принципы организации возводят русский язык на уровень высокой культуры, создают необозримый простор для творчества мастерам слова, для произрастания из его закромов литературных шедевров, поражающих воображение рядовых читателей и знатоков слова изысканной простотой, точностью и непринужденностью изложения. Проспер Мериме, классик французской литературы, считал, что русский язык «…является богатейшим из всех европейских наречий и кажется нарочно созданным для выражения тончайших оттенков».

Русский язык – достояние мировой цивилизации. Обладая великолепными средствами и возможностями родного языка, отечественные литераторы создают произведения самой высокой пробы. Всякий перевод художественных творений с русского неминуемо влечет за собой утрату присущих ему средств воздействия на умы, тонкого речевого  колорита и неповторимого шарма. Перечисленные достоинства в их совокупности придают русскому языку то заветное качественное состояние, которое можно обозначить категорией эстетичности языка, способного вывести талантливые произведения на ослепительную орбиту лиризма и поэтичности. Чтобы в подлиннике насладиться произведениями Пушкина, Чехова, Гоголя, корифеи мировой культуры берутся за изучение русского языка.

Одновременно нашему языку присущи – в зависимости от потребностей его пользователей -  строгость и лаконичность  изложения, равно как и другие свойства главного средства общения людей, где простирается раздольное поле для обыденной речи и самобытного фольклора, острой сатиры и тонкого юмора, народного эпоса и художественного творчества, научной точности и дипломатической многозначительности. Подобное единение  разнородных начал радужным сполохом высвечивает подлинное величие русского языка, в котором даже разговорная речь ориентирована на литературные нормы. «Наш русский язык более всех новых, может быть, способен приблизиться к языкам классическим по своему богатству, силе, свободе расположения, обилию форм» - писал Н.А. Добролюбов, подводя итоги нашим рассуждениям.

Все это позволило такому непререкаемому авторитету в области слова, речи и литературы, каким является А.С. Пушкин, утверждать: «…Язык славяно-русский имеет неоспоримое преимущество перед всеми европейскими». Более категоричен был Алексей Толстой, литератор мировой величины: «Русский язык должен стать мировым языком. Настанет время (и оно не за горами), - русский язык начнут изучать по всем меридианам  земного шара».  Сегодня мы видим, что его предсказание сбывается.


Рецензии
Спорить не о чем. Русский язык несомненно очень богат и предоставляет бесконечные возможности умеющему им пользоваться. Но говорить о том, что он самый-самый может только тот, кто прекрасно владеет ВСЕМИ другими языками, а не только сомнительно составляет одну английскую фразу, в которой, например, англичанин никогда не поставит глагол to have, а использует глагол to take. Давно известно, что наши слоны - лучшие слоны в мире, а поскольку в раскопках 13 века ни в Новгороде, ни в Пскове, ни в Старой Ладоге, ни во Владимире, ни в Ростове не нашли ни кусочка проволоки, можно смело утверждать, что уже в то время на нашей Родине повсеместно наличествовал беспроволочный телеграф! Увы, за это богатство приходится достаточно дорого платить сложностью языка. При этом не стоит так уж огульно критиковать , например, английский. В нашем языке абсолютно нет никакой возможности выразить краткость или длительность звука, что легко делается в некоторых других языках. При этом не стоит забывать, что русский в современном его виде потерял множество имевшихся ранее букв, которые отнюдь не были лишними и несли важные функции. К сожалению, и сейчас продолжается издевательство над языком. Страна изо все сил делается безграмотной, люди уже не только писать не умеют, но и говорят зачастую так, что впору волосам на спине и прочих местах дыбом встать. Кофе уже стал среднего рода, а названия брендов( Мерседес, Кагоцел, Аэрофлот и т.д.) перестали склоняться. Я вздрагиваю, когда из уст телеведущего слышу нечто вроде " На его Мерседес ехали пять человек" или Правительство в лице антимонопольной службы запретило "Аэрофлот" сделку с "Боинг". Во Франции существует институт защиты французского языка, а у нас существует ЕГЭ. Кстати, обратите внимание, как резко выросло в нашей и устной и письменной речи количество непроизносимых аббревиатур. Иногда, читая бегущую строку я уже не в состоянии просто понять , о чем идет речь: что такое СЯР( сборки ядерного реактора) или БПЛК( большой противолодочный корабль) и т.п.
Не могу согласиться и с вашим утверждением об однозначном соответствии русских букв звукам речи. Это, увы, не так или не совсем так. Нет чёткого сопоставления букв и звуков. В русском языке много случаев подмены гласных звуков в зависимости от места ударения( Мы говорим сАбака или кАрова, но при письме пишем совсем другие буквы), подмены согласных или выпадения согласных звуков в определённых сочетаниях.Пишем праздник- произносим без Д празник, пишем устный - произносим без Т - усный. Так что не все так уж прозрачно в наших пенатах! Вообще, только тот, кто родился и провел свое босоногое детство в той или иной стране, кто с молоком матери впеитал в себя родной язык может достаточно глубоко вникнув в другой язык пытаться их сравнивать. А говорить о преимуществах одного языка над другими - это вообще , на мой взгляд моветон. У каждого языка свои достоинства: богатство русского, основанное на возможностях словообразования, богатство английского, имеющего намного более обширный тезаурус, певучесть итальянского, украинского или финского и т.д. Увы, мало кто из нас представляет себе какие дополнительные возможности дает многотональность восточных языков, например, китайского, тайского или японского. Ничего подобного в русском нет. Кроме того мы даже не представляем, как японские поэты пишут стихи, являющиеся одновременно и картинами. Иероглифы в японской классической поэзии должны не просто передавать содержание, но и складываться в определенный рисунок, несущий дополнительную информацию, подобно бывшим у нас в свое время популярными компьютерные распечатки текстов в виде рисунков. Но у нас - это развлекушки программистов, не несущие дополнительной информации и имевшие искусственное происхождение, а у японцев - это неотделимая часть поэзии.
Так5 что при всем уважении и к вам, и к русскому языку, я бы поостерегся провозглашать его самым-самым. Тем более, что жизнь пока что высказалась не в его пользу.Практически весь или почти весь мир с энтузиазмом осваивает не русский с его многочисленными падежами, склонениями и спряжениями, а относительно простенький английский, не требующий ни падежных окончаний, ни совершенных и несовершенных форм глаголов., имеющий строгую конструкцию предложений с обязательной последовательностью членов, не требующий понимания того, почему стол
и забор - мужского рода( где у них вторичные мужские половые признаки, дерево и блюдце - вообще непонятного среднего ( гермофрадиты и транссексуалы, что ли?, а клавиатура или шпага, вероятно, где-то имеют вагину? Именно простота организации языка, возможно в ущерб его каким-то возможностям, становится привлекательной для использования

Юрий Яесс   23.03.2018 18:25     Заявить о нарушении
"русский в современном его виде потерял множество имевшихся ранее букв"
Не букв, а звуков. Буквы эти служили для произношения звуков, утраченных русским языком. Но не только им, а и целым рядом других славянских языков, с которыми русский входит в одну языковую среду.
"Практически весь или почти весь мир с энтузиазмом осваивает не русский с его многочисленными падежами, склонениями и спряжениями, а относительно простенький английский"
Происходит это не потому, что английский язык - простенький, а в результате длительного мирового лидерства сначала Великобритании, давшей начало ряду крупных англоязычных государств (Канада, США, Австралия), а затем США. Русский же, как и большинство славянских языков, имеет одинаковое с ними количество падежей, склонений и спряжений, и в этом смысле не уникален.
Насчет мужского рода - это вы зря. В немецком, романских языках признаки рода еще более формальные, и половые признаки здесь совершенно ни при чем.

Алексей Аксельрод   23.03.2018 18:41   Заявить о нарушении
Интересно, где это вы нашли в английском столько же падежей или спряжений, как в русском. В английском всего два падежа - именительный и притяжательный, обозначающий принадлежность. других нет - ни родительного, ни творительного, ни дательного, ни предложного, ни винительного. И глаголы не относятся к какому-либо спряжению, и прилагательные не согласуются с существительными ни по родам, ни по числам. Окончания не меняются. Что under the table, что on the table, что to the table, все едино слово table не меняется, в отличие от русского, где имеем на столЕ, под столОМ, к столУ и т.д. Nice Little boy и Nice Little girl имеют прилагательные, не зависящие от рода определяемого существительного, в отличие от русского - прекрасная маленькая девочки и симпатичный маленький мальчик. А вы говорите нет разницы. Есть, разумеется, языки, где тоже много падежей, например, в немецком их, кажется, четыре, в финском аж 14, а в японском, вроде целых 25! В русском очень много сложностей для изучения не носителями. Одни чередования гласных в корне чего стоят!

Юрий Яесс   23.03.2018 19:23   Заявить о нарушении
"Спорить не о чем", соглашусь, но и споров эта статья вызывает немало. Ее слабые стороны вызваны прежде всего тем, что я не филолог, не имею здесь специального образования.Правомерен вопрос, для чего же браться за "не свое"? Ответ простой,а где специалисты, которые бы грамотно освещали эту тему, раскрывали особенности родной речи, ее сильные и слабые стороны? Речь не о школьном образовании, а о научных статьях, исследованиях, популяризации грамотного языка.Несмотря на определенную критику,оставляю статью на странице, вызывающую множество откликов. Значит, тема близка, заставляет думать. Кстати, явное большинство отзывов с положительным отношением к основной идее статьи.
Действительно, русский за свое богатство платит сложностью, тогда согласимся, что английский с его простотой страдает бедностью. Эта формула однозначна и не допускает двойных стандартов. Мне же не приходило в голову "огульно критиковать" английский, лишь отозваться о нем объективно. По крупному критиковал, скорее, Набоков. Претензии к нему. По другим Вашим позициям хочется больше согласиться, чем вступать в полемику. К примеру, москвичи Акают (сАбака), волжане Окают (сОбака), и что из этого следует? По моему, не следует делать научных выводов.
В любом случае, благодарен за высказанное мнение. Получил из него ценные для себя мысли и подсказки, не буду на них останавливаться.
С пожеланиями успехов,

Александр Ведров   26.03.2018 13:48   Заявить о нарушении
Уважаемый Александр! А какой, собственно говоря, пробел в работах филологов вы решили заполнить? Ошибочное утверждение о том, что в русском языке каждой букве всегда соответствует один эквивалентный звук? я вам показал на простейших примерах, что это не так. И дело здесь не в московском, поволжском или поморском говорах. Мы все, независимо от места рождения и жительства никогда не акцентируем звучания гласных в безударных слогах. Кроме того, мы с первого класса усваиваем правила "Жи и Ши с буквой И, а Ча и Ща с буквой А. Но ведь звуки в этих слогах совсем другие. Не И, а Ы, не А, а Я. Аналогично и с буквой И после Ц. Нам объяснили, что надо писать И там, где мы слышим Ы и заставили выучить некоторое количество исключений. А вы говорите об однозначной передаче звуков! Ваша статья претендует на специальное исследование, но не выдерживает критики не потому, что вы не филолог, хотя может быть именно это и не позволяет вам достаточно обоснованно делать выводы. Я вообще не понимаю, зачем надо мереться органами - у кого чего длинней и толще?! Не разбираясь в других языках, вы пытаетесь их сравнивать с русским. Прежде всего, такие сравнения , в принципе, не корректны и неправомерны. А уж утверждать, что именно этот язык самый-самый - это называется безосновательный ура-патриотизм. Повторюсь, возможно, но про самых лучших в мире советских слонов мы уже слышали. А еще есть известная "мудрость" о том, что "советский паралич - самый прогрессивный паралич в мире." Русская литература несомненно одна из величайших литератур в мире, и немалую роль в этом играет именно русский язык. Но "Одна из!!!!" Русская литература выросла из немецкой и французской литератур, впитав в себя немецкий романтизм Гете, на котором появился Гоголь и французский классицизм Вольтера, Дидро и Гюго, давших толчок к творчеству Достоевского, Бунина, Толстого и, возможно, Пушкина. Кстати, английская литература может легко поспорить с претензиями русской на первенство, "предъявив" Шекспира, Драйзера, Скотта, Рида, Маннов, Теккерея, Байрона, Чосера и многих других. А американцы в праве и с полным основанием гордятся своими англоязычными авторами: Драйзером,Брет Гартом, Марк Твеном, О' Генри, Селлинджером и прочими. Да и у австралийского английского тоже имеются весьма и весьма мощные достижения, например, Димфла Кьюсак. (увы, австралийскую литературу знаю неважно)/ А разве французский язык не достоин уважения? Ведь на нем писали Гюго, Мольер, Дюма, Готье, Апполинер, Рембо, Стендаль, мопассан, Бальзак, Арагон, Бретон и многие другие величайшие писатели и поэты.Думаю, что и испанский язык славен, как минимум, Сервантесом и Гарсией Лоркой, а итальянский - Данте Алигьери, Манцони и другими. Вероятно, почти любой из более ни менее распространенных языков имеет свои выдающиеся достижения. Разве грузинский не велик, имея "Витязя в тигровой шкуре"? И разве украинский язык не вправе собой гордиться? Ведь на нем писали Шевченко, Франко, Леся Украинка и Панас Мирный. А "Чалыкушу - птичка певчая", написанная на турецком языке не прославила его? И Мартти Ларни, написавший "Четвертый позвонок и "Госпожу советницу" на финском, разве не прославил этот язык на весь мир. Нет самого лучшего языка! У каждого народа есть свои величайшие литературные достижения и нельзя говорить о том, что какой-то язык выше, чем другой. Так можно договориться и до того, что одни люди, одной национальности - лучше, чем все другие. Один народ выше, чем все остальные народы. Это называется национализм. А от подобных утверждений уже совсем недалеко и до измерения черепов и до газовых камер для неполноценных народов. Относительно недавно все это уже человечество проходило, и не надо начинать заново! Ничем хорошим это не заканчивается и ни к чему хорошему не приводит. Публикации, подобные вашей, откровенно вредны и ошибочны, не несут положительного начала, смущают тех, кто не слишком разбирается в вопросе и вызывают нездоровый ажиотаж. При этом остаюсь к вам с огромным уважением и надеюсь, что не нанес обиды.
Кстати, еще несколько слов - самая общепризнанно великая книга, почитаемая во всем мире - Библия, написана отнюдь не на русском, а очень даже на древнееврейском или на арамейском. Самая великая поэзия - это поэзия на фарси и японском, На санскрите написана "Рамаяма", пророк Мохаммед писал на арабском, а пророк Будда на китайском. Вот и решайте, кто здесь самый-самый.

Юрий Яесс   26.03.2018 17:40   Заявить о нарушении
На это произведение написано 50 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.