Драгоценное слово

   Гера росла в семье Раймонда и Анны Классен единственным ребёнком. Родители души в ней не чаяли! Папа мастерил дочке игрушки. Мама шила её куклам одежду. И доченьку одевала в нарядные платьица.
    - Ах, какая красавица! - восторгались знакомые. - Чья ты, девочка?
    - Мамина, -  отвечала Гера.
    - И папина! - подхватывая дочь на руки, подсказывал Раймонд.
    Обычно малыши на вопрос «Чей ты?» отвечают: «Мамин!» Ведь мама  – самый близкий  человек на свете. И первое слово у ребёнка - слово «мама».
    В пять лет Гере подарили красивую разрезную азбуку. И первое слово, составленное ею самостоятельно, было слово «мама».
    В крестьянских семьях детей к труду приучали с детства, и Гера посильно помогала родителям в саду, в огороде.  Училась у мамы вязать, вышивать крестиком. 
    Счастливую мирную жизнь оборвала война.  В феврале 42-го Анну Классен, как и многих немцев из их деревни, мобилизовали на строительство Большого Чуйского канала. Раймонда не взяли из-за обострившейся жестокой болезни ног.
    -  Господь милостив, - обняв дочь и мужа, не позволяя себе расплакаться,  сказала Анна на прощанье. - Молитесь Ему. И мы опять будем вместе...
    … В войну дети быстро взрослели. С шести лет Гера пасла и доила корову, собирала грибы, ягоду, ухаживала за отцом.  По вечерам отец и дочь молились. Раймонд плакал от бессилия и  жалости к дочери, ещё совсем ребёнку. И верил, что благодаря молитвам Господь не допустит, чтобы дочь осталась одна. 
   Наступил 43-й год. Тяжело пережили зиму. От Анны не было вестей, хотя где-то совсем рядом строился этот треклятый оросительный канал.
   «Гера! Проснись», - папин голос звучит, как сквозь вату.  Безумно хочется спать! Не открывать бы глаза и видеть продолжение сна:  мама печёт румяные крэбли...   
    На лугу дети пасли коров. Кормилиц берегли, как зеницу ока, держа на длинных верёвках. Зорко следила и Гера за Чернушкой, чтобы та не забрела на поля: если поймает объезчик, охраняющий колхозные угодья, он сведёт худобу на скотный двор!
    Вдали показалась медленно бредущая женщина. 
   - Тётя Аня Классен идёт! - воскликнул кто-то из подростков. - Гера, это же твоя мама!
     Трудно было узнать в бледной, исхудавшей, одетой в чёрную робу, прежнюю Анну, но Гера узнала. Замерла: может, это только продолжение снов, какие она часто видела?..  И сорвалась навстречу матери, боясь, что видение растает:
   - Мама! Мамочка! Это ты?
   - Как же ты выросла, моя девочка! - подхватив дочь, заплакала Анна.
   Они шли по улице. Гера одной рукой вела Чернушку, другой крепко вцепилась в руку Анны, всё ещё боясь, что та исчезнет!
    Анну комиссовали из труд-армии по состоянию здоровья. Возможно, лагерный врач ошибочно поставил ей серьёзный диагноз или пожалел истощённую женщину, перенёсшую воспаление лёгких? Анна, несмотря на трудности, пошла на поправку. Дома стены помогают! Раймонд тоже стал поправляться: отвары из целебных трав, которыми Анна лечила мужа, шли ему на пользу.  А какое было счастье для Геры видеть маму, слышать её голос и произносить слово «мама»!
    Теперь они были вместе. Уже не были страшны голод, нищета. Родители работали в колхозе. Отец ещё подрабатывал тем, что ремонтировал односельчанам замки, часы, чинил обувь, хомуты. Мать перешивала соседкам их старые вещи.
    Гера пошла в первый класс. Благодаря маме она  умела читать, учёба ей давалась легко.  А какой вкусный пирог с яблоками испекла мама в Рождество! При тусклом свете керосинки светло и радостно звучали рождественские песни.
    Удивительной женщиной была мать Геры. Никогда ни на что не жаловалась, не повышала голос. Говорила дочери:  «Злое слово убивает. А доброе лечит, окрыляет, вселяет веру в собственные силы, потому что доброе слово идёт от Бога. Всегда благодари Бога за всё, что Он нам даёт. Никогда не гневись, никого не осуждай, умей прощать...»
   Весной в  44-м году Классены посадили в поле картошку, а на другой день увидели, что вся картошка выкопана!  Мать только вздохнула: «Прости их, Господи...»
   Закончилась война. Народ ликовал. Гера, радостная и взволнованная, прибежала из школы и переоделась в платье, сшитое из маминого, довоенного. Голубое с ромашками, оно очень шло Гере.
   -  Ух ты! - восхитились подружки. - Принцесса! И платье шуршит! Где взяла?
   -  Мама сшила! - весело закружилась Гера.
   -  Тётя Анна тебе не мама, - неожиданно оборвала её Регина, дальняя родственница.
   -  Что ты сказала?! - удивилась Гера.
   -  Не мать она тебе вовсе, - повторила Регина. - Она тебя где-то  взяла...
    - Ага, - шутливо отмахнулась Гера. - А тебя твоя мамка в капусте нашла?!
      Вечером Гера рассказала Анне об этом инциденте.
     - Глупости! - возмутилась та. - Я вот поговорю с матерью Регины! Никого не слушай, дочка. Ты наша! Я тебя очень люблю!   
    -  И я тебя очень-очень люблю, мамочка!
   Приходила родственница с извинениями: дескать, глупо пошутила! К этой теме больше не возвращались. Страна вставала на ноги после военной разрухи. Гера, окончив семилетку, мечтала поступить в медучилище. Но в те годы молодёжи немецкой национальности сложно было поступить в учебные заведения.  Пошла Гера работать в колхоз.
    -  Я хочу с тобой поговорить, - сказала ей однажды  Анна. - Не знаю, может быть, раньше нужно было всё тебе рассказать... Но как-то духу не хватало...
    Вот, что узнала Гера. Раймонд и Анна Классен жили в Джамбуле. Зимой 35-го года у их соседей, Ильиных,  поселились квартиранты, молодая супружеская пара - Софья и Борис Климовы. В мае у Климовых родилась девочка, её назвали Таней. Трепетно и нежно относилась Софья к своей малышке. Когда девочке было четыре месяца, внезапно арестовали её отца, Бориса Климова. Через несколько дней после ареста мужа Софья пришла к Анне.
   -  Я  знаю, что вы с Раймондом хотите взять ребёнка на воспитание, - сказала она и разрыдалась. - Возьмите мою Танечку! Виноваты мы с мужем перед властями! Сбежали из сибирской ссылки «дети кулаков». Мужа посадили и за мной скоро придут. А наша крошка сгинет в приютах...  Позаботьтесь о ней, люди добрые...
    Потрясённая новостью, Гера слушала Анну, затаив дыхание.
    -  Софью вскоре арестовали. Так ты стала нашей дочкой, - завершила свой рассказ Анна. - Ты родилась в русской семье, а мы дали тебе немецкую фамилию, другое имя и срочно уехали в Киргизию. Теперь, вот, у тебя проблемы с национальностью... Но мы оставили свой адрес бывшим соседям, Ильиным. Таков был уговор с Софьей.  Если бы твои настоящие родители были живы, то они нашли б тебя...
    -  Вы - мои настоящие родители. Ты и папа,  -  Гера обняла  Анну, прижалась к ней. - Я всегда была очень счастлива с вами...
    В семидесятых годах один за другим  ушли из жизни Раймонд и Анна, успев порадоваться внучатам, подаренным им Герой, вышедшей замуж за хорошего парня.
     Уже более двадцати  лет Гера с мужем живут в Германии.  Рядом с ними их пятеро детей, шестнадцать внуков, четверо правнуков. Большая семья! О такой семье и мечтала  женщина, вырастившая в любви и воспитавшая в доброте приёмную дочь. Женщина, вспоминая которую, Гера и сейчас нежно называет драгоценным словом «мама». 

18.02.15.

 


Рецензии
Валентина, сколько испытаний смогли перенести люди...У тебя собрано столько судеб!!!Спасибо тебе большое! Опять буду ходить несколько дней под впечатлением.С теплом Галина.

Галина Вегель   18.02.2017 00:44     Заявить о нарушении
Спасибо за прочтение, Галина! Всех благ!
С теплом,

Валентина Кайль   18.02.2017 12:31   Заявить о нарушении
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.