Закон представительства

Смешного бояться – правды не любить.
И.С. Тургенев

Заводская партийная конференция сразу же началась наперекосяк. В назначенное время на сцену вышел секретарь парткома крупного завода, Юрий Гаврилович, и  объявил конференцию открытой. Едва он закончил историческую фразу об открытии высокого партийного форума, как в зале погас свет. Вот так открытие! В темноте раздались издевательские аплодисменты, – так партийцы отреагировали на непредвиденный ляпсус в организации ответственного мероприятия. После энергичного вмешательства ответственных лиц подали свет. «Товарищи коммунисты, продолжим работу конференции; мы разберемся с причинами отключения света , - объявил секретарь парткома, - а сейчас для руководства работой конференции нам необходимо избрать президиум».
 
Избранные с соблюдением всех демократических процедур члены президиума важно восседали на своих почетных местах, а вожака заводских коммунистов беспокоило, как отнесся к неуместному затемнению зала прибывший на конференцию  высокопоставленный представитель обкома партии.
- Не раньше и не позже этот свет отключился, прямо по какому-то закону подлости, - посетовал Юрий Гаврилович  на досадное отключение электроэнергии.
- Нет, это не закон подлости, - отвечал многоопытный партийный функционер,  - это закон представительства. Когда начальство появляется в местной организации, там обычно случается что-то непредвиденное.

Оратор вдохновенно читал  часовой доклад, слушатели вяло воспринимали испускаемые в их адрес истины, а члены президиума изнывали под излучением мощных осветительных приборов, развешенных над сценой. Из «перегретого» президиума в секретариат поступила записка с просьбой  отключить часть чересчур ярких юпитеров. Кто-то из инициативных партийцев в отсутствие отлучившегося электрика решил сам справиться с поручением президиума. Он подошел к щитку, изучая предназначение рубильников, и переключил из них тот, который был отмечен буквой «С». По соображениям исполнителя воли президиума, эта буква должна была означать слово «Свет». Он и предположить не мог, что электрик заводского Дворца культуры, маркируя означенный рубильник, под буквой «С» понимал слово «Сцена». В результате закон представительства проявил себя во всей нелепости последовавших событий.

… Не успел самозабвенный оратор дочитать свой высокопарный доклад, как сцена на глазах изумленного зала вдруг сдвинулась с места и плавно пустилась во вращательное движение вокруг своей оси, увозя президиум с занимаемых позиций. Докладчик, оторвавшись от своих бумаг, воскликнул: «Постойте! Я еще не закончил!».

 Зал разразился дружным хохотом. Очнувшиеся от дремоты делегаты воспринимали картину отъезжающего президиума как продолжение сна. Члены президиума, оказавшись в двусмысленном положении, проявили партийную стойкость и не покидали насиженных мест, доверенных им конференцией. Не разбегаться же  им врассыпную при каких-то возникших непредсказуемых обстоятельствах! Сцена исполнила заданное ей полукруговое движение и остановилась, расположив президиум в положение «задом к людям». Зал ликовал. Партийная братия, пришедшая в неописуемый восторг от осуществленной президиумом передислокации, наградила сценических передвижников шквалом аплодисментов. За этот полукруг почета важные персоны из президиума снискали себе такое горячее и единодушное одобрение «низов», какого им еще не выпадало за всю  их партийную деятельность. Благодарные руководители конференции развернули свои стулья лицом к рукоплескавшему народу, однако аплодисменты тут же прекратились.

Тем временем ответственный работник, развернувший ряды президиума задом наперед, ринулся в зал, чтобы выяснить причину доносившихся оглушительных шумовых эффектов. Увидев творение собственных рук, он опрометью бросился к электрощитку и вогнал злосчастный рубильник на подобающее место. Сцена загромыхала в обратном направлении, восстанавливая первоначальный статус-кво. Юрий Гаврилович срывающимся от волнения голосом вновь объявил работу конференции продолженной. Он сообщил также, что в электрических сетях помещения самопроизвольно возникают нештатные ситуации, поэтому  присутствующим следует быть готовыми к возможным неожиданностям.

Делегатам изложенная перспектива новых неожиданностей пришлась по душе. Удовлетворенные погружением зала в темноту с открытием конференции и последующим катанием президиума по сцене, они с нетерпением ожидали новых проявлений неуправляемых электродвижущих сил, вносящих всеобщее оживление в тягомотный партийный регламент. Как оказалось, новые катавасии были не за горами.

Докладчик продолжал чтение своего труда, но уже без прежнего апломба. Секретарь парткома попытался сгладить неприятный осадок, возникший у высокого руководителя  при его откате на задворки сцены:
- Кажется, все предусмотрели при подготовке, и надо же – такие сбои с электричеством! Не знал я, Николай Васильевич, про этот закон представительства, а то принял бы дополнительные меры.
- Ошибки возможны, Юрий Гаврилович. Важно делать из них правильные выводы, - многозначительно молвило начальство, настроив подчиненного на невеселые размышления.

Очередной сюрприз всколыхнул конференцию на заключительном этапе, при выносе Знамени заводской партийной органзации.  «К выносу Знамени прошу встать! – торжественным голосом объявил Юрий Гаврилович, преждевременно посчитавший, что на сегодня все худшее для него уже позади. – Знамя вынести!». Вслед за прозвучавшей командой из динамиков, развешенных по углам зала, раздались звуки…  Но что это были за звуки!! Вместе с ними недоумевающие делегаты словно перенеслись на какое-то пустынное морское побережье, где под дикие завывания неукротимых ветров на них с гулким грохотом накатывались крутые беснующиеся волны…

В радиорубке тем временем в отчаянии ломала руки заведующая сектором учета партийных билетов, в последний момент назначенная ответственной за музыкальное сопровождение процедуры выноса Знамени. По поступившей команде она опустила головку патефона со вставленной в нее иглой не на ту бороздку пластинки, и вместо привычного бравурного походного марша в эфир вырвались тревожные стоны бури, разыгравшейся над бушующим морем… Растерявшаяся женщина совершенно не представляла, что же ей предпринять? Прервать эту ужасную какофонию? Но сможет ли она потом отыскать на пластинке нужную бороздку?

… Пока делегаты конференции, вставшие для выноса священного Знамени, в недоумении таращили друг на друга глаза, из динамиков полилась величественная песня: «Ма-ла-я зем-ля-а-а-а…». Да ведь это же песня по знаменитому произведению Леонида Ильича, описавшего героические события захвата советскими войсками плацдарма на черноморском побережье под Новороссийском в Великой Отечественной Войне! Генеральный секретарь ЦК КПСС издал эту книгу, подлежащую изучению коммунистами и всем советским народом … Кто же посмеет прервать  священные псалмы, сложенные в честь вождя?

Знаменосец, вопросительно вперившись взглядом в Юрия Гавриловича, ждал дополнительного разрешения на вынос партийной святыни под протяжную мелодию новомодной песни. Тот, в свою очередь, уставился на областное начальство… «Выносите», – дал отмашку партийный босс, измученный неотступными проявлениями «закона представительства». Рядовые партийцы, заподозрившие в действиях организаторов новую промашку, замерли в ожидании дальнейшего развития событий.

Знаменосец, начиная движение, поднял левую ногу под такую длительную песенную ноту, что никак не мог улучить момент для завершения шага. Стоя на одной ноге, он размахивал красным полотнищем, закрепленным на древке, чтобы сохранить шаткое равновесие. Сопровождающие его адъютанты пытались, каждый на свой лад, повторять несуразные движения ведущего, непроизвольно используя в качестве балансиров растопыренные руки. Торжественная процессия, размахивая партийной реликвией, замедленными, неуклюжими передвижениями пробиралась через  зал к выходу мимо корчившихся от смеха людей. А величественная песня в исполнении Муслима Магомаева 
мощно звучала под сводами зала:
Ма-ла-я-а-а-а зем-ля-я-а-а-а-а, свя-ще-е-нная-я-а-а-а зем-ля-я-а-а-а-а,
Ты моя-я-а-а-а вто-рая-я-а-а-а ма-а-а-а-а-а-а-а-ть...

Особую пикантность происходящей церемонии придавало то обстоятельство, что делегаты, осознавая торжественность исполняемого ритуала, были лишены права на раздирающий их смех. Зал смеялся молча. Отдельные смешки украдкой прыскающих коммунистов заглушались громогласной песней о славных защитниках Малой земли.  Члены президиума, крепко сжав челюсти, не выдавали чувств, обуревавших их при виде марширования знаменосцев под протяжные звуки, напоминающие церковное песнопение.

Но всякому увеселению приходит конец. Знаменосцы скрылись в дверном проеме, завершив  исполненную  клоунаду под управлением разбушевавшегося закона представительства. «На этом заводская партийная конференция объявляется закрытой, - поспешно объявил Юрий Гаврилович, устало вытирая со лба струйки обильного пота, - Благодарю делегатов за активное участие в работе конференции!»
 Намеченное по сценарию заключительное исполнение Гимна Советского Союза во избежание нового казуса было отменено.


Рецензии
Хохотал до слёз! Восхитительно! В некоторой мере аналогичная ситуация описана мной в http://www.proza.ru/2014/02/13/2445. Рекомендую. С уважением и восхищением!

Ади Гамольский   28.10.2016 13:50     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.