Дура с тряпкой

   Измученные на занятиях немецкой грамматикой, учащиеся в перерывах расслаблялись, травили анекдоты. До слёз хохотали даже над старыми, затёртыми шутками. Однажды кто-то мрачно высказался: «Веселитесь, дорогие бывшие сограждане, пока язык изучаем! Неизвестно, что ждёт нас после окончания  «шпрахов». Может, последний раз смеёмся!»
  Притихли тогда все, а потом враз зашумели. Всех волновал вопрос о трудоустройстве. Пугала неопределённость. Из-за проблемы с рабочими местами переселенцы согласны были уцепиться за любую возможность.
 
  «А я в Германии уборщицей работать не собираюсь», - сказала Рита Вике, сидевшей рядом с ней. Вика восторженно посмотрела на землячку: «Красивая! Всё при ней – фигурка, рост. И упрямая. Может быть, и добьётся многого...»
 Рита щеголяла в умопомрачительных нарядах. До Германии она работала художником-модельером в Доме моды, призы на конкурсах за свои работы получала! Трудно было представить эту ухоженную красавицу, с её холёными, изящными руками, в роли «путцфрау».
   Саша Кох, муж Риты, занимался в параллельной группе. В паузах приходил  к жене. «Супруга у тебя молодец, - говорила ему Вика. – Старается!»
 
   Жили Кохи в то время в общежитии, в маленькой деревне. У них ещё не было автомобиля, их выручали родственники, возили закупаться. Как-то Саша предложил жене съездить в город на поезде. Зима 94-го выдалась суровая.   
 «Пока пешком шли в соседнее село до железнодорожной станции, чуть Богу душу не отдали! – смеясь, рассказывала Рита Виктории о своём приключении. – Станция показалась странной: здание закрыто, кассы нет. Спрятались мы от ледяного ветра за рекламным щитом. Послышался шум подходившего поезда. Говорю Сашке: «Это, наверное, наш?»  Он пошёл узнавать, не заметив, что я осталась в укрытии. Раздался свисток, поезд тронулся. Я выглянула и вижу, как в окне последнего вагона какой-то мужик крутит пальцем у виска! «Сам, – думаю, –  такой!»  Потом до меня дошло, что это Сашка укатил! Ключ - у него, деньги тоже. Мне - ни домой возвратиться, ни уехать... Мимо проезжал на велосипеде пожилой немец, поздоровался. Хотелось спросить, когда обратный поезд будет, да языка не знаю. В сосульку превратилась, пока муж вернулся!..»
 
   Преподавательница курса жёстко относилась к Рите (бывает, что женщины с очень непривлекательной внешностью болезненно переносят полную себе противоположность). Порой давала Рите такое задание, чтобы «подловить» и насладиться её беспомощностью, тем самым компенсируя свои бабьи амбиции!
  Задала она учащимся построить предложения с глаголами в прошедшем времени, преобразуя глаголы неопределённой формы.
  - «schlafen», – тыкала пальцем фрау Фогель в одного учащегося.
  - Ich habe geschlafen, – отвечал тот.
  - «essen», – тыкала в другого.
  - Ich habe gegessen.
  Подошла к Рите, усмехнулась:
  - «schissen»...
  - Ихь хабе гешиссен, - последовал старательный, членораздельный ответ.
  Грохнул всеобщий смех. Фрау Фогель ехидно улыбалась.
  - Что, что я сказала? – растерялась Рита.
  - Ты сказала: «я обмаралась»! - давилась смехом Вика.- Правильно было сказать «geschossen» , выстрелила, мол!
  «Не переживай! – говорили Рите. – Все мы тут ещё те профессора! На этом глаголе многие погорели! А на всё обижаться здоровья не хватит.»   
 
   Весной Кохи приобрели старенький автомобиль. Вскорости Вика услышала рассказ об «экскурсии»  Риты на «выставку»  выброшенных вещей:
  «Всё наше общежитие на «шпермюль» отправилось. И мне любопытно было взглянуть. Еле уговорила Сашку! Он из машины не выходил. А я подошла к куче рухляди, посветила фонариком. Услышала шорох. Поднимаю голову: на крыльце дома стоят мужчина и женщина. Я готова была провалиться! Говорю: «Гутен абенд!»  Они вежливо поздоровались. «Ихь бин арме аусзидлер (я бедный переселенец)» , - выдаю  я фразу, какой наши мужчины, шутя, варьируют. Мне сочувственно отвечают: «Алес кляр! (всё ясно!)» «Ауфвидерзеен», - сказала я. Так с местными впервые пообщалась! Сашке рассказала, он разозлился на меня, потом вместе посмеялись...»
   
   После курсов прошло два года. Вика случайно встретила Риту в городе. И поразилась: куда подевались перламутровые «шпалы»  маникюра, стрижка «под каре»?! В потухших глазах молодой женщины – усталость. С недоумением глядя на обветренные руки, обломанные ногти, простенькую футболку недавней модницы, Вика поинтересовалась её жизнью.
   - Убираю в богатых домах, - ответила Рита. – Дочку поднимать нужно, ей девятый год. С Сашей уже полгода как разошлись. У него большая любовь случилась! Когда уходил, меня «дурой с тряпкой» на прощанье назвал. А кто ж я здесь?  Дура с тряпкой и есть... Ты-то как, Викуля?
   - Замуж вышла, сына родила. Подрастёт ребёнок, обязательно учиться пойду. Здесь без специальности человеком не станешь! А муж, выходит, не такая уж и опора в жизни...
 
   Прошло десять лет.

    - Виктория! - окликнули Вику на Русской ярмарке. Она прогуливалась с мужем и сыном вдоль выставок. Приветливо машущую ей рукой из одного киоска нарядную даму узнала не сразу. Присмотрелась...   
    -  Рита?  Ух, какая ты стала...  Даже эффектнее, чем на курсе была!      
    - Стараюсь соответствовать, - засмеялась Рита. – Хозяйку салона красоты положение обязывает быть на уровне! Знакомься, Вика, это моя дочь Леночка, моя помощница. А это твои супруг и сынок? Очень приятно! Проходите, посмотрите коллекцию новейших косметических средств. Скоро и мой Кох подойдёт, познакомим наших мужей.
  - Так вы опять вместе?! Простила ему?
  - Простила. Вернулся, объяснил, что на него «затмение нашло»! А, может, и я была виновата в том, что в какой-то момент потеряла себя, стала мужу неинтересной...  Всё было в новой жизни... Жалела себя, вспоминая, как одиноко замерзала на той злополучной станции... Спотыкалась, плакала, падала и отчаивалась... Но, помятуя тот каверзный «глагол в прошедшем времени»  и «дуру с тряпкой», снова поднималась! Может быть, все эти негативы и  стимулировали меня ставить перед собой определённые цели! Осваивала язык, училась жить заново, училась не обижаться, не помнить зла. Ведь женщина должна уметь прощать...
 
  Две переселенки, светясь счастливыми улыбками,  рассказывали о себе...
  Рита приобрела специальность косметолога, успешно открыла свой «Салон красоты». На ярмарке представила лучшие образцы косметики и парфюмерии.
  Вика выучилась на кондитера. Её изумительные торты, пирожные можно отведать на этом гулянии.
  Шумел, гудел весенний праздник! Звучали песни, музыка. Пестрая Русская ярмарка с увеселениями и развлечениями была в разгаре. В воздухе витал особый праздничный дух с его аппетитными запахами угощений. И романтичным, тонким ароматом «парфюма», созданного для настоящих женщин!

                                                                                                        04.02.09.
      
 


Рецензии
Всё хорошо, что хорошо кончается! Рад за Ваших героинь, Валентина. Особенно за Риту. Приятно, что, пройдя через тяжёлые испытания, она не сломалась и смогла наладить свою жизнь.
Желаю Вам творческих успехов!

Юрий Глухих   19.10.2017 20:16     Заявить о нарушении
Спасибо, Юрий! Я тоже радуюсь успехам моих соотечественников в Германии. Наши нигде не пропадут!
С теплом,

Валентина Кайль   20.10.2017 11:38   Заявить о нарушении
На это произведение написано 10 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.