Эдельвейсы для Любаши. В. Ефремов

К новому берегу.

Ну вот и всё… Мы уезжаем. Прощай Киргизия, прощай прекрасный город Фрунзе, здесь хорошо, но нам в Молдавию ехать надо… Завтра в пять утра выезжаем. Намерены мы с Любашей проехать пять тысяч километров. Проложив маршрут на карте автомобильных дорог (тогда СССР), решили ехать… И на чём Вы подумали? Нет не на "Антилопе Гну", она памятник, который стоит в Одессе, кто ж на памятниках ездит? А ехать  мы решили на "Запорожце". С ума спрыгнули, скажете Вы, и, похоже, где-то будете правы. Но мы молодые,  отчаянные, решились испытать себя и недавно купленный, почти новый "Запорожец". Машина, если позволите так выразиться, была исправна, небольшой пробег, новые скаты. Ну что ж поедем, авось не подведёт. Да и если всё будет хорошо, какая реклама Запорожскому автозаводу! Один экземпляр ключей от квартиры мы отдали  новому владельцу, контейнер с вещами отправлен в Молдавию в г.Дубоссары, где по обмену нас ждала уже наша квартира. Переночевав в последний раз, в пять утра погрузили остальные вещи, продукты, воду, две канистры бензина по двадцать литров и двинулись в дальний, полный неизвестности путь.

Что же заставило Вас (т.е нас) оставить солнечный Киргизстан и прекрасный, как Вы (т.е мы) сами сказали, город Фрунзе? И Вы опять будете правы, вопрос далеко не праздного любопытства. В город Фрунзе я и Любаша приехали из Новосибирска так же по обмену. У Любаши была тяжёлая травма головы, и сибирский климат с резкими перепадами температуры, мучил её сильными головными болями. Сам я родом из Молдавии, и мне хотелось на Родину. Но в Молдавию попасть проблема, не было желающих ехать оттуда в Новосибирск .  В Киргизию нам, как то предложили поменяться две пожилые сестры, они решили объединиться, а одна из них как раз и жила в Киргизии, теперь переезжала в Новосибирск.
 
Приехали в свое время мы в Киргизию прямо в столицу, в город Фрунзе. Дом наш находился в знаменитом парке «Дружба», который посетила когда то премьер Индии Индира Ганди…  Обследовав квартиру, мы пошли в магазин купить продукты и овощей, цены нас поразили. Килограмм помидор стоил 40 копеек, лук, баклажаны и прочие овощи против цен Новосибирска стоили баснословно дёшево. Повезло, осталось дело за малым, найти  работу. Прописавшись и став на учет, в военкомате я узнал, где находится управление рыбоохраны «Востсреднеазрыбвод» и поехал спросить не найдётся ли для меня работа инспектора. Захожу в отдел кадров. Молодая симпатичная девушка, инспектор по кадрам, сказала мне, что начальник управления в командировке, есть его зам - дескать, поговорите  с ним. Захожу, представляюсь:
- Работал в Новосибирске в управлении «Среднеобьрыбвод» районным госрыбинспектором опергруппы.
- Ого! Должность солидная, у нас таких должностей и в помине нет – сказал мне зам начальника управления Старцев Анатолий Александрович,  – Вот что,(он сразу стал обращаться ко мне на ты)- не знаю, когда приедет начальник управления Кубатбеков, да если и приедет сомневаюсь, что он примет тебя на работу. Должность есть, участкового инспектора опергруппы, но он принимает только национальные кадры, а ты, как я понимаю, не киргиз.  Документы с собой? Быстро в отдел кадров оформляться, завтра на работу. Да, подожди, а жена тоже не устроена?
 – Нет.
- Ладно иди оформляйся, я звоню в отдел кадров, жену тоже пристроим, есть у меня такая возможность.

 Вечером, гуляя в парке, я и Любаша, услышали: - Эй, сибиряки!
 Мы сначала опешили – кто нас здесь знает?. Оказалось Анатолий Александрович с женой тоже гуляли в парке. Мы подошли к ним.
- Ну вот, Оля, - обратился к своей жене Анатолий Александрович, -Знакомься: я тебе говорил о них. В общем, так ребята, нашлась работа и Любе. Мой друг, начальник управления коммунального хозяйства Киргизии, согласился взять её на должность старшего инженера по технике безопасности. Как, устраивает?
 -  Да, ответила Любаша.

Анатолий Александрович, дал номер телефона и объяснил где найти здание горисполкома, в котором располагалось Управление Коммунального Хозяйства. На другой день моя Любаша уже работала старшим инженером по технике безопасности.
Всё у нас складывалось хорошо и на работе, и в быту. Мы быстро нашли себе друзей, это были в основном русские семьи. Киргизы были какие- то хмурые и неприветливые. Серёжа  Торопов, старший ихтиолог Управления «Востсреднеазрыбвода», учил меня жизни в новых условиях:
 –Это Володя тебе не Новосибирск. "Звери" не признают  советскую власть, забудь. Здесь только названия советские…

- Какие звери?  - я стал оглядываться и не увидел даже ни одной собаки. Похоже их прибрали корейцы, любители мяса собак.
–"Зверями" здесь называют киргизов, - ответил Серёжа.
 Фрунзе, многонациональный город, здесь жили русские, украинцы, чеченцы,  корейцы, курды, казахи, выходцы из Китая дунганы, и много других национальностей. Все жили в основном компактно, диаспорами. Между собой не враждовали, но и особой любви друг к другу не проявляли. Начальник управления  Кубатбеков поначалу делал вид что меня нет, т.е. я не существую. Здоровался со мной едва открыв рот и в ответ на моё «здрасьте», что-то буркнет. Для начала он поручил мне разработать положение «О лицензионном лове рыбы в Киргизской    ССР».


 Когда я успешно справился, меня отправили с этим положением  в Ташкент на сборы инспекторов из всех управлений рыбоохраны. Там я прочитал  лекцию и похоже многим понравилось. После сборов была организована поездка в древний город ( 2750 лет) Самарканд, сам город был не очень, вернее совсем не очень тогда, сейчас не знаю. Саманные домишки обмазанные глиной, многие женщины ходили в паранджах. Для меня, советского человека, это было возвратом на уроки истории средних веков. Восточный базар - это да! Дыни, виноград (и не выше 3-х рублей), что не спроси  « тры рублы», и это в январе! Конечно же, самое большое впечатление и на всю жизнь произвели на нас минареты, гробница Эмира, усыпальница Тимуридов и великого астронома Улугбека…  И его обсерватория. 

Домой я вернулся с огромной 3-х рублёвой дыней (потратился.) Любаша была в восторге. Мы пригласили друзей и в конце января торжественно съели дыню…

 После моей поездки в Ташкент, Кубатбеков стал немного добрее ко мне и поручил переписку с Главрыбводом, а так как Главрыбвод не очень часто «бомбил» указаниями, у меня было время ездить с опергруппой и приводить в порядок браконьеров, которые бесчинствовали на озере Иссык-Куль и в других местах. Это и горные реки Ак-Су, Ала-Арча, Чу, Токтогульское водохранилище, высокогорное озеро Сонг Куль (мертвое озеро). Озеру Сонг Куль название было дано преждевременно. Привезённая из Армении (Озера Севан) и акклиматизированная форель в озерах Сонг Куля и Иссык-Куля росла до веса более 20 кг за счет анчоуса, которого было более чем достаточно в обоих озёрах. В Армянском озере Севан, достаточно  загрязненном и с подорванной кормовой базой, эта же форель росла только до пяти килограммов.

2. Засада в горах

В высокогорном ауле Кочкорка, находилась одна из районых  рыбинспекций, управления «Востсреднеазрыбвода», которую держал (не ошибусь в выражении) бай Джюнусов Джюнус Джюнусович. Табуны его лошадей паслись в горах,и там же - бесчисленые отары овец, а тут ещё и районную рыбинспекцию подарили, вместе с озером Сонг Куль и форелью,  в придачу рыбозавод, по воспроизводству малька из икры. Загородился бай, ох загородился! Забыл, что с начальником управления нужно делиться. Осерчал начальник управления, вызвал своего второго зама Садыкова Сагымбека Кайбулдаевича и меня. Поставил он нам жесткую задачу, съездить в Кочкорку и разобраться с этим «Змеем Горынычем». Ну чтож, берём "Уазик", шофёр очень опытный - Валентин Иванович. Едем. От Иссык-Куля поворачиваем вправо в горы, машина от недостатка кислорода чихает, но она в руках опытного шофёра.


Высота более пяти километров…
-Вот что Владимир Николаевич, ты не вмешивайся в это дело, я сам справлюсь, только ты поддакивай,- сказал мне Садыков, - Авось одолеем, не съест он нас живьём..
  «Ну живём - нет, а там посмотрим», - подумал я. В общем встретились, мы с этим баем-раздолбаем. Долго торговались за шикарным столом, (шикарным не потому что накрыт всякими явствами, а по по форме и размерам) одолели мы Джюнусова, под неопровержимым давлением  фактов: его фиктивных протоколов, ведомостей с присвоением зарплаты своих сотрудников, (кстати, они даже не знали, что им полагается зарплата), и многих других нарушений, он подписал акт проверки. Обратную дорогу он пообещал короткой, у него ГАИ и милиция куплены.

 – КПЗ вам светит, а там посмотрим сказал он и ехидно добавил, ждет вас моя засада. На такой ноте мы распрощались с «гостеприимным», считай бывшим, начальником Кочкорской  районной рыбинспекции. Дальше мы поехали проверять работу рыбзавода,который был построен на берегу красивого живописного озера. Озеро Сонг -Куль находится в горной чаше размером где-то около одной третьи озера Иссык-Куль. Вокруг всей этой красоты горы, (высота шесть километров),на склонах росли эдельвейсы. Я собрал букет для Любаши, вручил ей по приезду домой, чему она очень обрадовалась,прошло около тридцати лет, а эдельвейсы до сих пор бережно хранятся...

Может кого-то и тошнило от вида красной икры и форели, но нас нет. Взяли мы себе несколько килограммов форели и соответственно икры, для дегустации на дому. Далее перед нами стал вопрос, как проскочить незамеченными мимо купленных Джюнусовым гаишников…

 - А никак, - вмешался в наш разговор Валентин Иванович. – я знаю старую заброшенную дорогу, по ней и спустимся из ловушки.
 – Ну что ж - поехали,- согласился Сагымбек Кайбулдаевич. И только благодаря умению Валентина Ивановича, классно водить машину, почти по отвесному спуску, а это около 60-ти километров частенько приходилось остановившись откатывать с дороги камни и даже приличные валуны, мы выехали на трассу  вдоль горной реки Аксу. А дальше  я представил себе, как доморощенный советский бай-раздолбай, если не сказать по круче, топал ногами, брызгал слюной на ни в чём не повинных гаишников…

 За свержение бая, нам Кубатбеков объявил благодарности. Мы с Валентином Ивановичем шутя посетовали, что не конфисковали у того табуны лошадей и отары овец. Когда я также в шутку поделился своими мыслями с Сагымбеком Кайбулдаевичем, он сказал, - Не было на то указания, а то бы…
 Я представил себе, как мы спускаемся с гор с табунами лошадей и отарами овец. Ничего, зато завод по воспроизводству севанской форели ему уже не принадлежит. Потом мы узнали, что браконьеры пользуясь попустительством, а возможно покровительством Джюнусова,   наладили доставку икры форели вертолетом в Казахстан, затем, после её упаковки, в Москву на чёрный рынок для продажи. Так мне довелось поучаствовать в свержении бая советских времён. Не товарищ Сухов, но всё же…

3. Особенности национальной рыбалки

 Браконьеры при встрече со мной почему-то не не очень радовались, даже как-то хмурились. Вместо приветливого "здрасте!" бормотали что-то вроде "принесло  тебя"... Как-то проводил я рейд во время нереста на р.Чу наткнулся на браконьеров которые ловили рыбу варварским способом! Ни острогами, ни неводом, ни даже динамитом . От линии электро передач столба, стоящего почти на берегу р.Чу тянулись два провода в воду, на столбе находился экипированный по всем правилам техники безопасности, по всей видимости электромонтёр. Переодически он подсоединял и отсоединял провода к ЛЭП с напряжением в 380 вольт. Рыба, а её во время нереста всегда очень много, пораженная током всплывала, к верху брюхом к великому удовольствию так называемых "рыбаков". Сачками они проворно вылавливали всплывшую рыбу,выкидывали её на берег где подбиралась "сотрудниками" грузилась в мешки и на тележках вывозилась в аул который был не по далёко.

Должен сказать, что от поражения током всплывает только около тридцати процентов рыбы, остальная особенно тучи только что проклюнувшегося из икры малька погибала, и ложились на дно даже не всплывая. Вот такая "картина маслом", как любил выражаться один мой знакомый Одессит.Подъехали мы не заметно, мой напарник Андрей и водитель возились у машины а я пошёл к так называемым "рыбакам", увлечённые жаждой наживы, а их было человек пятнадцать, на меня даже не обратили внимание, хотя я был в форме и вооружён табельным оружием и ракетницей.-Прекратите! что вы делаете!? Ноль внимания... Заряжаю ракетницу и даю сигнал выстрелом в верх ракетой красного цвета (опасность!), мои ребята прибежали на сигнал ракетой, а браконьеры бросив сачки, рыбу и транспорт (тележки) и  побежали в аул за подмогой. Человек восемь во главе со скалоподобным амбалом, похоже предводителем, все-же остались на берегу. Сбившись в кучу крича и показывая руками в нашу сторону они всё-же решились напасть на нас  надеясь проучить.


И вот на нас с какой-то дубиной ринулся "человек скала",прикрываясь его спиной за ним шла мелюзга.Пока они не приблизились к нам вплотную,мы достали оружие и сначала я затем Андрей стали стрелять в верх. Это охладило их боевой пыл.Оставив на берегу "снасть" (провода), несколько мешков рыбы, в таком-же порядке как и пытались напасть на нас, понеслись в сторону аула. Посмотрев в бинокль, мы увидели толпу которая двигалась в нашу сторону. Быстренько смотав провода, забрав всё что осталось после "любителей" природы поехали в управление и доложили о случившемся.

Садыков сказал, что это редкая наглость и такое глумление над природой, никому прощать нельзя, даже киргизам. Написали мы заявление в милицию, нам выделили двух милиционеров и ночью  поехали в браконьерский аул , днём нас могли там порвать вместе с милиционерами. Орентируясь на приметы "человека скалу" нам показали где он живет. Дальше дело техники... Пока шло разбирательство с браконьерами которые "наскребли" (а это был 1986 год) на свою шею иск, в несколько тысяч рублей за загубленную во время нереста рыбу, жители аула собирали по домам деньги и ругались, не потому что деньги жалко, а потому что "нарушили шайтаны" закон, который запрещает есть киргизам рыбу. Меня и Андрея тоже не очень начальство хвалило, таких громких дел в нашем управлении никогда не было до моего приезда.


Кубатбеков вынужден был доложить в Главрыбвод о происшедшем. К его удивлению министр Главрыбвода одобрил мои и Андрея действия и в целом отметил работу нашего управления положительно, с предложением поощрить меня и Андрея. Кубатбеков расщедрился на премию, мало того он стал здороваться со мной за руку, что с его стороны было неслыханной милостью. Через неделю меня и Андрея отправили охранять горную реку Аксу в которой пошла на нерест пятнистая Форель. Поехали на УАЗике мы вдвоём, Андрей за рулём (водитель заболел) .


На повороте в ущелье между горами заходила огромная отара овец, управляемая четырьмя чабанами и двумя собаками. Шли они из Казахстана на летний выпас в долины киргизских гор, видно что усталые раздраженные, тридцать километров от Казахстана пешком с огромной отарой... Андрей  посигналил, чтобы они сдвинули начало отары немного в сторону, и дать нам возможность проехать.Что тут  началось! Не сговариваясь чабаны схватили по булыжнику и кинулись на нас.


Я успел выхватить пистолет и направил его прямо в лоб негодяю, который рвал дверь с моей стороны и дал понять что стрелять буду на поражение.К сожалению Андрей не успел вытащить пистолет из кобуры дверь, с его стороны открылась и на его голову обрушился удар булыжником. Когда я повернулся в его сторону, то увидел, что голова Андрея вся в крови и он без движения лежит на руле машины.В ярости я поднял пистолет и выстрелил в открытую дверь, в проёме которой стоял нападавший с булыжником в руке,в последний момент немного отвёл дуло пистолета в сторону, -Володя не стреляй!-я живой!.

Остолбеневший подонок опустил руку с булыжником и бросил его на землю. -Живой!? -ну слава Богу! Тогда чего разлёгся!? Хватай ТТшник и в атаку! Пока Андрей кряхтя выходил из-за руля машины, я выскочил (тогда я был шустрый, и не такой толстый, как сейчас) из машины и крикнул, -Всем подойти к машине! или мы вас перестреляем! Нехотя, медленно до этого озверевшие подонки подошли опустив головы. (Читатель по своему усмотрению, вместо трое точий может вставлять свои слова). Вы зачем ... напали на нас? А! громче не слышно ...! Эти ... что-то мычали и всё канючили, -отпусти начальник, дети у нас! А у нас кто...не дети!? Вы кто? Банда!?...нападаете на всех кто проезжает мимо  вас!?- Все, разговор окончен вы банда грабителей!- Тюрьма ваш дом! Вызываем прокурора и милицию!

Услышав про прокурора и милицию эти ... завыли как шакалы. Вообщем что тут долго рассказывать, Андрей сказал мне что чувствует себя нормально и пусть они уё...  а в рапорте напишем, напали неизвестные... От радости ... пытались загрузить в машину жирного толстого (такого как я сейчас) барана. Мы отказались, возись с ним, он весил не менее ста килограмм, обожраться нам что ли. Освободили нам дорогу и мы поехали дальше. Оглянувшись я увидел как эти удивительно "добрые и приветливые" люди, долго махали нам вслед малахаями, жалея о том, что не удалось прикончить нас. Едем дальше и стали подниматься в горы по серпантину, слева отвесная стена с права пропасть. Езда по горным дорогам как-то напрягает, но ничего мы привычные...




Я подшучиваю над Андреем, хотя всё могло кончиться более чем печально.-И чего ты Андрюха такой жалостливый!? -Притворился мёртвым, как та лиса на возу с рыбой у деда... -Да понимаешь, насмотрелся я трупов в Афгане и как наяву увидел, тот что камнем меня долбанул прямо копия того что я там уложил. А сейчас когда увидел этого гада, что на меня с камнем, подумал "где я тебя видел?" вот и замешкался. -Получается тот, чуть тебе не отомстил руками своего двойника!?-Если-бы ты не был таким шустрым, то кранты мне.-Ну ничего не переживай! -Хорошо ,что обошлось так, могло быть и хуже...-Знаешь что Володя, давай в отчёте командировки не будем писать об этом случае.-Хорошо не будем, я сам думал об этом, а то такое начнётся! Следователям только дай зацепку, поедят у этих казахов всех овец, а виноватыми сделают нас.

На том и порешили. Вскоре серпантин закончился и мы выехали на прямую дорогу но с перевалами. километров через двадцать слева от нас показалась р.Аксу, Проехав ещё километров семь вдоль реки, мы опять увидели "картину маслом". Два джигита, один на правом берегу, другой на левом прицепив концы невода к шеям коней, мирно тралили, собирая в мотню невода всё живое, что находилось в воде.(Да! Вы правильно подумали и лягушек тоже.) Хотели подобраться незаметно, но не получилось, тот что был на правом берегу увидел нас и крикнул своему напарнику чтобы отцепил конец невода и показал рукой на нас.

Посмотрев в нашу сторону джигит одним движением отцепил конец от шеи своего коня, подняв в правой руке камчу (плеть) поскакал в нашу сторону с намерением огреть меня. -"Ну вот, пришла и моя очередь отхватить по кумполу" это потому что я был впереди Андрея, вытащил ракетницу и когда морда коня почти коснулась меня выстрелил в верх из под уха коня. От испуга он взвился на дыбы и лихой джигит, вмиг оказался на земле. Я подбежал к нему наступил на руку вырвал камчу и врезал ему пару раз по его жирному заднему месту. Подоспел Андрей,-Володя смотри у него штаны на заднице треснули! это он со страху воздух из себя с силой  выпустил, вот и результат... наездник молчал и зло на нас таращился.

-Документы есть? спрашиваю я его.-Нет! -Понятно, какие у тебя могут быть документы, тебе кроме лошади никто никакой транспорт не доверит!-Зачем так говоришь, я тракторист.-какой ты тракторист!-Чтобы трактор водить, надо права иметь. -Как нет права!? на вот смотри! Достаёт права тракториста, Болотбек Асылов. Андрей рисуй пока на тракториста протокол, а я с ним немного побеседую... -Скажи мне Болотбек, почему вы на незнакомых людей кидаетесь? -Хочется в тюрьме посидеть лет пять за нападение на инспекторов!? -Нет начальник!.

А почему Болотбек ты с незнакомым человеком невод таскаешь во время нереста? -Он же бросил тебя и невод с рыбой украл. -Нее, это мой сосед Марат, сестру мою держит. Мне не интересно за что Марат твою сестру держит или не держит, как фамилия его? -Насыров он. -Вот, вот, в штаны нас...л и смотался, а тебя бросил одного! Составили мы на обоих протоколы, и отпустили незадачливого тральщика. Он повеселел и стал приглашать нас в гости.


Мы отказались сославшись на то, что не взяли с собой галстуки без них неудобно, всё таки не абы как, а "почётные" гости. Сели мы в машину и поехали дальше. Пока ехали я подсчитывал, сколько отвалили бы мне "почётному гостю" в галстуке, плетей за порванные штаны Болотбека... Пожалуй пришлось бы и мне жевать галстук, как это делал один мой "добрый" знакомый грузин. О брюках промолчим, пришлось бы менять. Ну а дальше... чем дальше, тем больше протоколов, "настрогали" мы их под сотню. Вернувшись из командировкии и сдав протоколы мы были "обласканы" милостью Кубатбекова, он не только здоровался за руку, но и стал даже улыбаться при встрече.

 Более того он написал рапорт в Главрыбвод с просьбой присвоить мне звание "Лучший инспектор Главрыбвода." в этот сезон я с опергруппой которую возглавлялял, объездил практически почти все водоёмы Киргизии. Выслужился скажете Вы, нет не потому что "выслужился" просто у меня был опыт работы по Новосибирску. Да и работа, чего греха таить, мне нравилась. Живая, хоть и рискованная, но мне по душе и по моему характеру, защищать природу считал и считаю благородным делом.


 Рисковать жизнью приходилось довольно часто, попробуйте помешать любому зверю (кроме травоядного)когда добыча уже в его зубах... Браконьером может быть и просто рабочий, или даже чабан, интилигент, начальник милиции и секретарь райкома партии. Вот и попробуй с такими... Ведь дело может и не в нарушении Правил рыболовства, а в жадности, в применении запретных орудий лова, нанесении огромного ущерба природе. Десятки инспекторов защищая животный мир и  природу от её истребления, особенно животных занесенных в красную книгу, были убиты браконьерами.


 Ладно хватит ныть! Скажете Вы, -что дальше? Вообщем исколесил я с опергруппой практически все водоёмы Киргизии и крепко дали по рукам (сильно капризным и по другим местам) любителям халявы от природы. Посещали мы и не однократно знаменитое озеро Исык куль и всегда с удовольствием заезжали в  г.Пржевальск, В котором долгое время работал и потом умер знаменитый русский путешественник, исследователь средней азии Н.М.Пржевальский. Мы начинали работу от г. Рыбачье и вдоль побережья вокруг озера возвращались к точке исхода. К нашему удивлению на озере грубых нарушений мы не выявили ни разу и это радовало.

4. Декабристы

У Любаши на работе всё сложилось благополучно, здоровье потихоньку стало возвращаться, головные боли перестали её мучить и она повеселела. Познакомилась с подругами, у которых были толковые мужья и на праздники мы гуляли вместе. Как-то мой сотрудник Миша Шаменов сказал мне^
 -Всё, Володя, больше я тебя  катать на своём "Москвиче" не собираюсь, покупай себе машину и катайся в своё удовольствие.
 – Ну что ж, хозяин-барин, - ответил я. Миша хитро посмотрел на меня и говорит: - Не расстраивайся,  я нашел тебе машину, новую, 15000 всего отъездила, только она, т.е он, "Запорожец". И стоит всего 600 рублей.
Даже по тем временам 600 рублей можно было наскрести. Когда всё было оформлено, я подогнал к подъезду своего дома практически новенький, беленький "Запорожец". Моя Любаша очень обрадовалась. По выходным мы ездили в горы. Я показывал ей поля покрытые красным ковром диких маков. Однажды в бинокль мы разглядели на опушке леса 3-х зубров. Любовались  снежными вершинами гор, за ними находились Китай и загадочная страна Индия. Лето в Киргизии длится необычайно долго… Описывать красату природы Киргизии умел лучьше всего Чингис Айтматов в своих прекрасных произведениях. Жил Айтматов  недалеко от нас, в двух этажном доме около книжного магазина  фасад которого смотрел на прспект Мира. После того как мы отстояли в очереди около часа, чтобы купить одно из очередных произведений Айтматова "Плаха" нам посчастливилось увидеть и автора этой книги и многих других замечательных произведений.


Город Фрунзе расположен в Чуйской долине у подножья гор над уровнем моря в 700-900 метров. Очень благоприятный тёплый климат. Две горные водные артерии, реки Ала-Арча и Аламедин, текут с гор на север и при их слиянии образовывают большой Чуйский канал. Отсюда большая разветвлённая сеть арыков. В городе много фонтанов, и всё это в летнюю жару при сухом климате даёт возможность переносить жару сравнительно легко. Город, я уже упоминал, был много


национальным, численность населения во время нашего проживания (1985год) была более полу миллиона. Киргизское население пожалуй не преобладало в численности. И всё же к осени 1986 года молодёжь Киргизии стала вести себя не совсем корректно, в основном к русскому населению. Молодые джигиты,  приезжали в город на лошадях и часто бывало, устраивали транспортные заторы. Был случай, Любаше в горисполкоме пришлось наблюдать такую картину: в холле горисполкома набилось около 20 молодых парней и девушек, которые держали в руках


свидетельства об окончании 10 классов, и  у дежурного милиционера Яши, требовали принять их на работу начальниками. Откуда им знать, что у самого Яши не было и 7-ми классов. Вскоре к ним вышел представительный киргиз, в костюме и галстуке и что- то стал им объяснять на киргизком языке, ребята успокоились и вышли из здания. Всё было по прежнему, но как будто бы что-то щёлкнуло и переключилось в отношении русских и киргизов.


 В Казахстане в городе Алма-Ата преобладало русское население и, не смотря на объявленный процесс коренизации, продолжалась политика реализации русификации. Казахи и Киргизы один и тот же народ с одинаковым языком общения. И всё что происходило было параллельно, как в Казахстане, так и в Киргизии. Казахам из сельской местности сложно было трудоустроиться, так как на руководящую работу требовалось хорошее знание русского языка, а знание казахского языка не требовалось, даже если руководитель назначался в район где преобладало казахское население.


 Среди коренного населения росло недовольство русскими и перекидывалось на соседний Киргизстан по тем же причинам. Выступление молодёжи в Алма-Ате началось с мирной демонстрации на площади Брежнева 16 декабря 1986 года. Казахская молодёжь вышла на площадь столицы с требованием отмены назначения секретарем ЦККП Колбина вместо Кунаева. Правительство в Москве приняло решение разогнать митинг, так как события грозили вылиться в беспорядки и перекинуться в соседнюю Киргизию, молодёжь которой,уже тогда  приехала поддержать братьев-казахов. Отряды спецназа из сибирского военного училища, и курсанты местного пограничного училища, совместно с милицией разогнали протестующих. На другой день 17 декабря требования молодёжи приняли националистическую окраску.


  На плакатах демонстрантов надписи гласили «Требуем самоопределения!» «Каждому народу свой лидер!» «Не быть 37-му!» «Русские вон!». В целях недопущения масштабных волнений  к площади стали стягивать внутренние войска.  У солдат не было оружия, но провокаторы и подстрекатели своё дело сделали. С громкими  криками и воплями собравшиеся бросились штурмовать Центральный Комитет партии Казахстана, солдаты вынуждены были применить ремни и дубинки.


 Жестокость возбужденной толпы зашкаливала. Некоторые утверждают, что во время событий погибло три человека, один из погибших 16-ти летний русский юноша. Приехавшая из Алма-Аты киргизская молодёжь, домой в Киргизию, утверждала, что погибших были сотни. Я сомневаюсь, что бы безоружные солдаты с одними ремнями и дубинками смогли положить сотни людей. Один из наших сотрудников управления, тоже ездил в Алма-Ату  на митинг. Но при расспросах только хмурился что-то мычал и скрипел зубами, но толком сказать ничего не мог или не хотел. К русским, как в Казахстане, так и в Киргизии стали относится, мягко скажем так, не совсем приветливо.

                         ЗВЕРИ

 Игры националистов коснулись и нашей семьи, не хотелось бы вспоминать, но и выкинуть из памяти невозможно… В начале февраля к нам в гости, сев на поезд поехала наша дочь Таня. Она с мужем жила в Алтайском крае. Двадцати летняя красивая русская девушка, приглянулась киргизу-проводнику поезда Фрунзе – Барнаул. Началось банальное приставание, со всякого рода паскудными предложениями. Получив отказ на все предложения, он стал подсылать к Тане своих товарищей, посыпались угрозы порезать бритвой лицо и так далее. И вот когда поезд приближался к Сарыозеку,  это в 178 километров от Алма-Аты, Таня решилась бежать из рокового поезда. Одев шубу и шапку, она вышла в тамбур, дверь вагона оказалась не закрытой на ключ, и она на полном ходу поезда, прыгнула в темноту…

Я и Любаша встречали поезд, на котором ехала к нам в гости наша Таня. После его остановки мы кинулись к вагону, но из вагона никто не вышел и он был опечатан. Мы кинулись к другому вагону, девушка проводница сказала нам, что проводник арестован, а людей разместили в другие вагоны. В дежурном отделении милиции вокзала нам сказали, что из злополучного вагона выпрыгнула девушка, проводник арестован. По всей видимости это ваша дочь, и доставлена она в больницу станции Сарыозека, жива или нет пока неизвестно идёт следствие.

Управление, где работала Любаша выделило нам машину и шофёра для поездки за Таней. Выехав из Киргизии по направлению к Алма-Ате и проехав Курдайский перевал, мы увидели бескрайние покрытые снегом поля Казахстана. Сарыозек находился в 178 км от Алма-Аты, и вот мы в Сарыозеке. В одном из отделений милиции, нам объяснили, в какой больнице наша Таня…

Приехали мы в ту больницу и увидели нашу дочь, бледную от потери крови, похудевшую с не зашитой большой раной на голове, едва замазанной зелёнкой, к тому же были попытки нам её не отдать, мол долечим, тогда забирайте. Не ребята забираем, спасибо за «лечение». Во Фрунзе мы положили Таню в хорошую больницу, ей  зашили рану и она пошла на поправку. И вот, что рассказала нам она, когда поправилась:
 - Лучше смерть сразу, чем эти уроды будут издеваться и резать лицо бритвой.То, что они не шутили было ясно,- сказала Таня, - Одна пожилая женщина, подслушала разговор зверей.

Шуба и шапка спасли ей жизнь, упала между рельсами параллельного пути, голова (хорошо, что была в шапке) прошлась по огромным  гайкам и когда шапка слетела, одна из гаек рассекла голову. Очнувшись после потери сознания,  увидела где-то в километре от себя огонёк. Встала и из последних сил пошла, с огромным трудом добралась, это оказалось будка стрелочника перед станцией. Заглянув в окошко без занавески Таня увидела мужчину и женщину, игравших в карты за столом. Тихонько постучала, услышав, мужчина вышел и затащил обессилившую от потери крови Таню в помещение. – Зачем ты её притащил? Это русская… её выкинули из поезда, наверное, украла что-нибудь! – Сделала вывод женщина.


 Они стали спорить на Казахском, мужчина показывал на рацию, затем, прикрикнув на женщину,  включил рацию и стал вызывать скорую помощь и милицию. Причём так никто из них и не удосужился обработать хоть чем-нибудь рану и перевязать. Милиция не приехала, а скорая всё же приехала (но не так скоро, как на ней написано). Можете спросить меня, а национализм казахов и киргизов в отношении русских причём? А вот в чём, «Желтоксан» ( в переводе с казахского декабрь) так называемые «Декабристы» породили слухи об огромном количестве убитых русскими войсками, а вот о зарезанном 16-ти летнем юноше в троллейбусе никто не упоминал. Конечно власти Москвы, без наказания не оставили, за этот дикий бунт 1400 человек были уволены с работы, 309 студентов исключены из вузов, около ста человек осуждено.


 Скажу откровенно по моему мнению, всё было срежисировано кем-то, чтобы осложнить и без того натянутые отношения между русскими, казахами, киргизами. И это отчасти удалось, уже любой мужчина или даже женщина могли кинуть в лицо русскому оскорбление, если их было трое четверо, могли избить. Однажды мы с Любашей ехали по городу не своём запорожце, на тротуаре стояла женщина (видно, что киргизка) с ребёнком, вдруг ребёнок резко вырвав руку, побежал на дорогу и чуть не угодил под колёса. Что тут началось! Русские твари, убийцы, дальше на киргизском...

 
На работе у меня всё было хорошо, но как-то вызвал меня Кубатбеков и сказал, - Владимир Николаевич, а не могли бы Вы поменьше составлять протоколы на лиц киргизкой национальности? Я что-то пробормотал и вышел из кабинета, конечно недовольным такого рода предложением. Потом я поделился своим впечатлением о предложении Кубатбекова с Анатолием Александровичем. – Не слушай ты Володя его, работай, как и работаешь, а на Кубатбекова скоро из Мосрыбвода приедет комиссия. Комиссия долго себя не заставила ждать, приехали человек шесть начальников управлений из других регионов советского союза.


 На Кубатбекова в Мосрыбвод написали жалобу женщины нашего управления и их поддержали многие мужчины. Вызывали по одному (одной) и задавали неудобные вопросы. Но все держались стойко и Кубатбекова сняли с должности. Потом я узнал, что его назначили на должность «пониже», директором рыбхоза. Это всё ровно, что поставить лису на охрану птицекомбината. Анатолия Александровича назначили исполняющим обязанности начальника Управления «Востсреднеазрыбвод»,


 в свою очередь он пригласил меня в свой кабинет и предложил должность зама, на что я ответил, что не готов занять такую высокую должность. Затем признался, что ищу обмен квартиры на Молдавию. На это Анатолий Александрович сказал: - Мне тоже здесь обстановка не нравится и тоже хочу на Родину в Ленинград. Любаша, моя очень тяжело перенесла случай с нашей Таней. Возобновились головные боли, появилось раздражение, в таком состоянии ей тяжело было работать и она всё просила меня увезти её из этого места, где чуть было, не погибла наша дочь.


 Да, проводник и его банда, орудовавшая в поезде, грабили, убивали только русских, были задержаны, затем осуждены на длительные сроки. Но нам от этого легче не стало. Меня вызвали в прокуратуру и «обрадовали»:
 - Ваша дочь героиня – совершила подвиг, тем, что помогла разоблачить банду. Только она так поступила, все молчали, хотя ограбленных потом выяснилось было предостаточно. Состояние здоровья Любаши меня сильно беспокоило. Однажды задержанный мной нарушитель правил рыболовства оказался известным врачом

невропатологом в городе Фрунзе. Я рассказал историю болезни, и он предложил полечить Любашу у него в отделении. После обследования её положили в стационар и начали серьёзно лечить. Через два месяца моя Любаша повеселела. Вскоре нам повезло, мы нашли обмен квартиры на Молдавию и стали готовиться к переезду. Имущество наше уместилось в полутонный контейнер и было отправлено в адрес будущего проживания. Ну а так как запорожец не роскошь, а средство передвижения, мы рискнули ехать на нем…

5. Одногорбый верблюжонок
                         
Сначала мы ехали по знакомым местам, за городом километрах в десяти знакомое по работе село Сукулук, ещё около двадцати километров русское село Беловодское, там жил с семьёй мой товарищ Семён Краснобородько. Село Беловодское основано в далекие времена русскими переселенцами. Нередко замученные царскими поборами и придирками местных властей, они сбивались в обозы, забирали с собой скотину утварь и семьи, шли искать свою лучшую долю, которую называли Беловодием. Нашли, похоже, здесь у подножья гор Киргизии, где было когда-то много зверя, рыбы, птицы.


 Едем дальше, справа от нас небольшой районный городок Кара-Балта, ещё около тридцати километров езды и мы пересекаем границу Киргизии и попадаем в Казахстан, впереди где-то через три сотни километров город Джамбул. В Джамбуле заправимся и немного отдохнем где-нибудь в тенёчке. Дорога не плохая, нормальный асфальт, но становится жарко, солнце жарит крышу нашего запорожца за одно меня и Любашу, ничего терпим. Едем, мотор поет, радуя слух… Уже к десяти, подъезжаем к Джамбулу. Дорога на выезд сквозная, по середине города, слева базар, останавливаемся купить арбуз. На нас смотрят как на инопланетян, что-то проворчав, пожилой казах продал нам арбуз.


 Дальше едем в направлении Чимкента. В Джамбуле не стали заправляться, я вспомнил Василия Алибабаевича (помните фильм «Джентльмены удачи») так он сидел за то, что подмешивал в бензин ослиную мочу. А родом он из Джамбула как помните. Не, рисковать не стоит, может он, Василий Алибабаевич по новой загремел, а опыт у него наверняка другие переняли. Залили в бак бензин из канистра и решили, что заправимся в Чимкенте. За Чимкентом мы остановились у заправки, залили в бак бензина и в канистру, и отъехав от  заправки, остановились в тенёчке отдохнуть. Впереди нас ожидали по пути город Туркестан и Кызыл Орда… Проехали г. Туркестан, Кызыл Орду, съехали с дороги и в машине переночевали. Встали пораньше, чтобы по утреней прохладе нашей машине было бы легче ехать.


 Намерены до Аральска добраться к вечеру. Между городом  Джусалы и Казалинском мы увидели космодром Байканур, впечатляет, и мы с Любашей гордимся тем, что космодром колыбель советской космонавтики вот так запросто наблюдаем. Двигаемся параллельно реки Сырдарья, она нам знакома по урокам географии, впереди город Казалинск. В Аральск, приехали около 5-ти вечера, хотя намерений заезжать не было, но пришлось заехать, спустило колесо, заменив его на запасное, решили, что купим в автомагазине пару камер. О покрышках тогда и речи не могло быть, в то время дефицит автотоваров торжествовал по всей стране. Оказалось магазины после пяти вечера вообще не работали.


 В растерянности мы остановились на площади города. Вокруг нашей машины стали собираться аборигены (Местные жители). Затем подошел верблюд (двухгорбый). Видно кто-то ему подсказал, что на площади стоит его родственник одногорбый верблюжонок. Но, увидев, наш запорожец верблюд завёл жвачку, чтобы плюнуть  с досады, что это не его родственник. Я попытался спросить у собравшихся, не продаст ли кто-нибудь скат или камеру? В ответ угрюмое молчание. – У меня есть, сказал молодой парень, похоже, он один знал русский и побежал домой за скатом. – Садись Любаша в машину, это они онемели тебя увидев. У самого в мозгах уже навязчиво звучала песня Высоцкого, про Кука, - "Взял подлюка каменюку хрясть по темечку и нету Кука"…


 Паренька побежавшего за скатом долго не было, "надо срываться отсюда", только так подумал, смотрим бежит в руках скат… - на вот, деньги давай 50 рублей… Посмотрел я на этот с позволении сказать «скат», и увидел нечто обгаженное курами с трещиной сантиметров в 30-ть, наспех зашитый белыми нитками. – О, пойдёт! Сказал я, подержи, деньги достану в машине. Передав ему, то что этот «умник» пытался впарить нам. Я сел в машину, захлопнул дверь, включил двигатель, рванул с места… Оглянувшись назад Любаша увидела, как «продавец» ската плюнул и бросил его на землю. Выехали мы на трассу, Любаша всё беспокоилась, что нас могут догнать на верблюде… Я её успокоил, но перед нами стоял вопрос: как без запаски ехать дальше.

 Достали мы из багажника вулканизатор, (работал он от аккумулятора), сырой резины я тоже имел в машине достаточно, заклеили камеру запаски, и поехали дальше. Проехав пару километров, мы увидели, что дороги больше нет...
Вернее есть, но на карте, а на самом деле это была достаточно широкая полоса, засыпанная камнями и полита щедро смолой ( и это была дорога союзного значения!).

 Комиссия которая принимала эту дорогу, похоже с высоты птичьего полёта, а вернее с вертолета положив в карманы то, что не доворовали строители дороги, на том же вертолете полетели бить сайгака в глубину Тургайской степи. Да, они на вертолете, а мы на запорожце! Ну что же  придётся и нам, как и команде незабвенного Остапа Бендера,  ударить автопробегом по бездорожью и Казахскому разгильдяйству. А куда деваться, не возвращаться же назад. Нам предстояло пересечь, знаменитую Тургайскую степь, впереди дорога, вернее бездорожье в более тысячи ста километров…

6. Длинная и трудная дорога в Тургайской степи

При царях Тургайская степь была самой глухой и неосвоенной частью Казахстана. На её окраинах был город Актюбинск (В данное время областной центр). Отсюда и пошло формирование Казахстана в современном смысле. В 1916 году степи охватило восстание под руководством лихого атамана, Амангильды Иманова, который до этого восстания был то бунтарским атаманом, то правозащитником.


 Подавить восстание царским властям не удавалось, казахи уходили в степь, где их трудно было найти, а затем опять собирались и наносили более мощные удары по царским войскам.Приобретенный опыт,  знание местности и вливание в отряды Амангильды Иманова казахской молодёжи, которая охотно шла  в отряды лихого атамана (воевать проще и веселее,чем работать), давало большое преимущество повстанцам. В начале гражданской войны Иманов перешел на сторону красных, и в конце 1917 года занял Тургай с небольшими потерями…

Это тогда… А сейчас перед нами простиралась изрытая, чем-то немного похожая на дорогу земля, ограбленная с разоренным животным миром и везде построенными вдоль дороги «мавзолеями», но не Ленину и Сталину ни даже Амангильды Иманову. Любаша спрашивала меня,-что это за дворцы? Да ещё расписаны золотом...-Чем хуже дорога и выше должность строителя этой дороги, тем красивее "дворец" объясняю я ей,-это усыпальницы усопших казахов, если проще, то это кладбище для богатых. Да  пусть простят меня мусульмане, похороненные вдоль недостроенной дороги и спят спокойно, ничего против них я не имею. И что это мы всё о грустном? По выше описанной дороге не может ехать даже КАМАЗ. Просто доехав до начала «великой» дороги КАМАЗы с грузом съезжали на обочину и продолжали ехать дальше по грунтовой дороге...
Животный мир Тургайской степи разнообразен и необычайно богат, но к сожалению нанесённая рваная рана в виде пресловутой дороги заставила мигрироваать многих животных и птиц подальше в глубь степи. Уже реже можно увдеть дрофу, косулю, даже мелкие грызуны старались дежаться подальше от чудовища именуемым дорогой.

 В правой колее поместился и наш запорожец. Некоторое время мне будет легко писать. Выражаться будет мне очень просто, в нескольких словах. Пробили колесо, я разбортировал, Любаша ловко заклеила камеру, я забортировал едем, и так около двадцати раз за всю дорогу. Обессиленные, измученные жарой по дороге слева мы у одного единственного дома, увидели колодец. У нас в канистре оставалось литра три воды, я её вылил на двигатель и мы с Любашей в предвкушении свежей холодной воды побежали к колодцу. Возле колодца стояли женщина в грязном рваном халате и мальчишка лет восьми.


 Когда мы к ним приблизились, женщина злобно сверкнула глазами и закричала на нас, - русски, русски! Нет вам вода! Нет вам вода! Побежала с криками к обшарпанному дому с покосившейся крышей,- Жолдош! Жолдош! Вставай русски тут! Мальчик стоявший у колодца тихонько сказал, - уезжайте они ненавидят русских, не дадут они вам воды. Сначала я разозлился, затем опять (как это было в Аральске), в мозгах закрутился голос Высоцкого – "взял подлюка каменюку хрясть по темечку и нету Кука"… Кто знает с чем выскочит  спросонья Жолдош, понятно что не со жбаном холодного кумыса вместо воды.(Жолдош в переводе на русский товарищ, поняли мы что, "товарищ" нам не товарищ).


 Сели мы и укатили от этих «гостеприимных» казахов и решили с ними больше не общаться, тема закрыта и до сих пор. Постепенно у меня в голове песня Высоцкого стала затихать, но мы остались без воды! Все знают, жажда хуже голода, не дать путнику воды, у мусульман считается хуже убийства, но то, что произошло с нами это не досужие выдумки – это факт. Так как киргизы и казахи, один и тот же народ только разделенный. Знаменитый русский путешественник исследователь Центральной Азии Пржевальский Николай Михайлович, дал меткую и справедливую характеристику, в том числе и их "гостеприимству».


 Дабы не обидеть, кого-то,  я не буду повторять, то о чем написал Николай Михайлович. Я и Любаша с ним согласны, а Вы как хотите, если есть желание, сами найдите и прочитайте. Нестерпимая жара! Во рту пересохло и где взять хоть по глотку воды? Проехав километров 60 от злополучного колодца, мы обессиленные остановились. Вдруг,увидели КАМАЗ, ехавший в попутном с нами направлении, я поднял руку и водитель остановил машину. – Что случилось ребята? Чем смогу, тем помогу.


 – Дайте нам хоть по глотку воды. – Ну зачем же по глотку, несите посуду налью. Из 20-ти литровой канистры отлил нам 2е трёх литровые банки воды. – Понимаете, стал я объяснять, подъехали к колодцу, но нам не позволили набрать воды… -Негодяи, что тут скажешь! Негодяи! -Там мужик казах, если русские просят воды, выскакивает с ружьем, первый раз стреляет в верх, а второй… кто его знает, у них у таких как он мозги в заднем месте. Этого козла и его сучку давно пора прикончить, да пацана жалко. Ничего, потерпите до Хромтау  доедете, там будет легче, там нормальная дорога.


 – Ну пока, держитесь, смелые Вы люди, на запорожце в такую даль… - Мы поблагодарили его и он уехал. Ну а мы тоже поковыляли вскоре вслед за ним.  Ехали мы, ехали, ломались, ремонтировались и опять ехали, через три дня «дохромали» до Хромтау. Впереди Актюбинск… Это ещё около пол тысячи километров, и опять по Тургайской степи. В Хромтау, купили продуктов, набрали воды. Подчёркиваю, хорошие люди, подсказали нам где можно купить подержанные, но ещё вполне приличные скаты,"переобули" нашу страдалицу машину, отдохнули и опять в ту степь… Дорога была намного лучше, мы повеселели и даже стали петь песни.


 На другой день, остановившись на отдых, мы  с ужасом увидели, что в нашу сторону движется огромный смерч, он начинался от земли и заканчивался гигантской запятой высоко в небе. – Надо уезжать! Крикнул я, Садись Любаша, поехали! Не понимаю до сих пор, как это у нас получилось, но нам удалось уйти от беды. Дальше, тоже не слава Богу, наше любопытство, чуть не привело нас к гибели. Во время одной из остановок, мы решили посмотреть на протекающий шириной метра в три ручей. Я взял резиновое ведро набрать воды, чтобы освежить машину, и мы вдвоём весело скользнули по песку вниз от обрывистого берега. На другом берегу ручья было болото, а дальше камыши.


 Там мы увидели, как Вы думаете кого? Нет, не угадали, не собаку Баскирвилей, это в Англии и ночью, а тут белый день, солнце жарит в зените, к тому же это не Англия, а Казахстан, Тургайская степь, забыли? Ладно, не гадайте это был обыкновенный рыжий лисёнок, который присев на корточки справлял свою нужду. Эй! Эй! Никакой реакции, - чучело, наверное, сказал я. Но нет, закончив своё важное дело, лисёнок покрутил лапой у виска и с достоинством скрылся в камышах. Я набрал ведро воды из ручья и направился к машине, Любаша зачем-то приотстала… Когда мы подошли к песку, отделявшего нас от дороги и попытались выйти на дорогу песок стал резко осыпаться на нас.


 Как будто желая здесь и сейчас захоронить. Мы растерялись, что делать? – Как вылезти на дорогу? В отчаянии мы долго карабкались по этому проклятому засыпавшему нас песку. Я бросил, и ведро с водой  не знаю, какая сила нас вынесла на дорогу. Обессилевшие и вконец измотанные мы всё же вышли на дорогу. Любаша моя была напугана случившимся. Я ей говорю – не зря лисёнок покрутил лапой у виска! Это её немного развеселило, и она сказала – Да он лапой за ухом почесал!Надо же, а мне показалось…

 
Успокоившись и отдохнув, мы отправились в путь. Проехав около 30-ти километров я увидел, что с Любашей творится что-то не совсем ладное. У неё поднялась высокая температура и её стало рвать, затем она стала бледнеть. – Любаша, что с тобой случилось? Едва шевеля губами она сказала, - я попила воду из ручья… - Если умру, не хорони меня в этих песках и камнях… Довези до Российской земли… Положив её на заднее сиденье, я поехал дальше. До Актюбинска оставалось чуть более 100 километров. Настроение упало до нуля и я решил, что дальше Актюбинска запорожец не потянет. «Заболел» он бедняга почти одновременно с Любашей.


 Забарахлила коробка передач, да и не мудрено, по бездорожью, по пескам и камням около трёх тысяч километров, тут и верблюду не под силу. Отправлю-ка я беднягу на платформу поезда, и предварительно вылечив Любашу, поедем тоже на поезде. Если до города Хромтау мы "дохромали" то, до Актюбинска кое-как доползли. Любашу я отнес на руках в медпункт вокзала, дежурный врач (русская) сказала, что на лицо «порядочное» отравление, но ничего мы быстро её поставим на ноги. Мне немного на душе полегчало, и я отправился к начальнику вокзала, договариваться насчет отправки нашего запорожца на платформе поезда в Молдавию.


 Его ответ меня обескуражил, оказывается машину, прежде чем ставить на платформу, надо упаковать в ящик из досок по её размеру. – Обойдётся это Вам  рублей в семьсот с оформлением. Ну, где я возьму доски? Кто будет этот ящик сколачивать? Да и по тем временам 700 рублей уйма денег. Вышел я от начальника вокзала и пошел к машине. Ба! Как это я сразу не заметил, напротив машины возле бетонного забора вряд лежали цыгане, отдыхали после "тяжких праведных" трудов. Два кудрявеньких мальчика заразительно смеялись, играя около спящей то ли мамы, а может бабушки. Переехал я на другую сторону дороги и устроился на ночлег. Утром пошёл проведать Любашу, она уже улыбалась, правда одну руку  держала сзади, пониже спины. Видно навтыкали ей с тылу немало уколов.


 Хорошо что не попила воду из копытца, пришлось-бы мне везти домой вместо жены козочку. – Вот, что! сказала врач, меня сейчас сменят, а в медпункте вокзала, больше суток транзитным больным нельзя находиться . Дала нам кучу таблеток и мы поблагодарив эту добрую женщину пошли к машине. Стали решать, что делать дальше и решили найти станцию технического обслуживания и если повезёт, (тогда с запчастями было очень туго) отремонтировать запорожец и ехать дальше. На СТО ( Станции техобслуживания), работали в основном русские ребята, сняли они коробку передач и стали перебирать её, там уже была металлическая стружка и металлические опилки, хвостовик и планетарная шестерня погрызли друг друга основательно.


 Ребята всё удивлялись, как мы вообще доехали до СТО. Да, но на ремонт надо время, до этого мы ночевали в машине, а теперь её пришлось оставить в ремонтном центре. И куда нам, где ночевать? Один из рабочих пригласил нас к себе переночевать, и мы пошли все к нему домой. Дома жена Василия Анна, покормила нас вкусным ужином и мы переночевали у этих добрых, гостеприимных людей. Мы их конечно никогда не забудем,как  не забудем и «гостеприимство» Жолдоша и его фурии. Через два дня нам отремонтировали наш запорожец и мы выехали из Актюбинска, столицы Тургайской степи по направлению к городу Уральску, до которого было около 500 километров.


 В дороге ничего примечательного, ехали днём, так как ночью можно было с ходу влететь в какую нибудь яму, которых было предостаточно. На СТО, в Актюбинске, нашу машинку хоть и подремонтировали, но мотор уже не пел как в начале поездки. Вскоре всё-же влетев в глубокую яму, запорожец так подпрыгнул, что насос который находится рядом с акамулятором, каким-то образом замкнул его. Из под капота повалил дым. Я мухой выскочил, открыл капот и схватил голой рукой уже раскалявшийся насос и выбросил его вовремя, проводка двигателя нагрелась и готова была сгореть.


 Подождав пока проводка и двигатель остынут, немного успокоившись от пережитого мы поехали дальше. Ехали мы уже тише и осторожней, чтобы не влететь опять в какую нибудь яму - ловушку. Повеяло прохладой, река Урал встречала нас, а впереди за мостом город Уральск. Накупавшись вволю в реке в которой утонул раненый в руку легендарный комдив,  герой гражданской войны Василий Иванович Чапаев, мы пересекли мост и поехали к выезду из города в сторону границы Российской Федерации.


 Попав в пределы России мне и моей Любаше казалось, что мы приобретём спокойствие и надежду добраться до конечной цели и не затеряться бесследно, как это возможно могло быть в Тургайской степи. Россия не позволит оставить нас в беде, с такими мыслями мы проехали километров семь  дороги которая была в неописуемо жутком состоянии и вот наконец поселок, возможно сейчас город Озенки. Российские дороги сильно отличаются от Казахских тем, что они российские, а не Казахские и этим всё сказано, дальнобойщики не дадут соврать.


 Дальше наш путь стал проще, далеко в степи остались одичавшие от ненависти к русским Жолдош и его жена. Воды только попроси, дадут сколько угодно, попросить помогут, нет возможности помочь посоветуют, покажут. Здесь люди живут и трудятся, угрюмых лиц как в Аральске и Киргизии не увидишь. Никто к тебе не приценивается, с желанием что- то поиметь от тебя(как в случае со скатом в Аральске). Очутившись за пределами Казахстана в России я и Любаша испытывали такое чувство, какое наверно испытали Жилин и Костылин вырвавшись из плена кавказских татар. Читайте,(Л.Н.Толстой "Кавказсский пленник".)   


7. Подвиг запорожца или пять тысяч км. по земле

Едем дальше, вперёд на запад! Орентир на город Энгельс и до него надо проехать около трёхста километров. дорога второстепенная, но получьше чем в Тургайской степи. По обе стороны деревья, зелёные поля, лето как никак.
Подъезжаем к городу Энгельсу, небольшой городок советских времён, Быстро пересекаем его и и выезжаем к мосту через р. Волгу. Мост насколько мне известно построен в 1965 году, длиной в три километра без нескольких метров. Становимся в длиннющую очередь из машин. Оказалось дорогу моста местами асфальтировали. Продвигаемся рывками, стоим по десять пятнадцать минут, дым смог от работающих двигателей машин, пропускали «в час по чайной ложечке».


 Стоять и расходовать бензин смысла не было, и я  стал глушить двигатель пока стоим. Вообщем до экономился! От частого включения сгорела катушка втягивающего реле стартера. И это произошло на середине моста! А объехать нас никак. Пришлось доставать «кривой стартер» т.е. заводную рукоятку. Ох и покрутил же я эту рукоятку до изнеможения! Двигатель у запорожца расположен сзади, и когда заводишь  рукояткой похоже , что ты накручиваешь хвост строптивому ишаку, чтобы он тронулся с места. Кое-как доехали до выезда с моста в Саратов заезжать не стали, чтобы не заглохнуть на каком –нибудь перекрёстке и не заводить рукояткой, поехали по объездной дороге.

 Вскоре я догадался, (методом тыка), что если замыкать контакты стартера, то он срабатывает и начинает работать без втягивающего реле и двигатель заводится. От контактов стартера я протянул два изолированных провода в салон и замыкая их, заводил машину. Город Балашов, Борисоглебск, проскакиваем. Едем без особых приключений, ещё около трёх ста километров и заезжаем в г. Воронеж. Чистый красивый город, с очень хорошим продуктовым снабжением продовольственных магазинов. Остановились и в одном из магазинов, пополнили свои запасы продовольствия. Очень понравился нам Воронежский квас, приятный вкус, резкий холодный и хорошо утоляющий жажду.


 По дороге за  Воронежем по направлению к Курску, по обеим сторонам дороги
росла спелая чёрная смородина, на протяжении большого расстояния. Остановились продигустировать, спелая, крупная, сладкая, вкусная! Смотрим на карту и решаем на Курск не ехать, слишком большой крюк. Поворачиваем в сторону Белгорода. Наш запорожец пока что, везёт нас не капризничает, видно почуял, что скоро конец его и нашим мучениям… Заехали в Белгород. Название города говорит само за себя. Крепости, а их в городе несколько украшают этот старейший город на Руси.


 Не доезжая до г. Харькова сворачиваем на  объездную и  держим путь на г. Кременчуг. От Харькова до места прибытия оставалось семьсот километров Это расстояние до Дубоссар, мы рассчитывали преодолеть засветло. Но случилось непредвиденное, когда я расхрабрившись попытался обогнать какую-то машину оборвалась резьба заднего левого амортизатора, и что делать?! Где искать амортизатор? Привязал я его чтобы не тарахтел по дороге и поехали дальше.


  Со стороны и сзади, наш запорожец напоминал бегущую собаку с подбитой задней левой лапой. Колесо не встречая сопротивления амортизатора, отрывалось от земли и машина некоторое время ехала на трёх колёсах вообщем видок ещё тот.  В Дубоссары мы приехали около одиннадцати вечера. Небольшой районный городок, неухоженный и что греха таить, сильно запущенный с тридцати тысячным населением (это я потом узнал). Наш дом оказался двух этажным, на втором этаже мы нашли свою квартиру. Запорожец я поставил под огромный орех, росший во дворе под нашими окнами, он бедолага как-то вздохнул и присел.


 Тяжкий путь в пять тысяч километров, дался ему и нам нелегко. Но свою миссию наш запорожец выполнил с честью. Будь моя воля и возможность, я поставил-бы ему памятник в Запорожье, где он родился, как поставили Антилопе Гну в Одессе. Прослужил он нам ещё несколько лет после капремонта. Погоняли мы с ним Дубоссарских браконьеров вволю, и сейчас они его вспоминают (заодно и меня)... Дорога в Тургайской степи мне и Любаше запомнилась на всю оставшуюся жизнь… Поначалу мне в жаркое время года часто снилось, что меня засыпало песком до подбородка, как Саида в кинофильме «Белое солнце пустыни».


Жена Жолдоша бегает вокруг моей головы и кричит- русски! русски! Нет вам вода! Нет вам вода! затем появляется Жолдош с ружьём на плече,  в одной руке запотевший жбан холодного кумыса, и ставит он его в сантиметре от моего носа и стреляет в воздух, второй выстрел я чувствую, будет в мою голову. Я закрываю глаза, но ничего не происходит, потихоньку открываю глаза и вижу, что меня
откапывает водитель КАМАЗа приговаривая- звери! ну что тут скажешь, Звери! Я ему говорю:-увидишь Жолдоша не трогай его! он мой! Проснувшись я долго пью холодную воду заранее поставленную в холодильник… Прошло много лет, и всё же я иногда по ночам просыпаюсь  от крика –Русски! Русски! Нет вам вода! Нет вам вода!... Прошло ещё несколько лет квартиру мы обменяли на частный дом.В первую очередь мы пробурили скважину, в которой летом ледяная вода,купили кондиционер и реже мне стало сниться пережитое в Тургайской степи...


Рецензии
Много нового узнала об отношении к русским в азиатских республиках. Не думала, что так было плохо. Другой мир - другой менталитет? Так что Союз был на глиняных ногах, наверное. И рассказы очевидцев это доказывают. Грустно. С уважением

Элла Лякишева   23.08.2017 15:05     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.