Заноза

   
ЖИВОТНЫЕ - ТЕ ЖЕ ЭМОЦИОНАЛЬНЫЕ ЛЮДИ,
ХОТЯ И С МЕНЬШИМ РАЗУМОМ.
ХЕЙНРОТ.

      Боль становилась невыносимой. День проходил за днем, ночь за ночью, а нестерпимые мучения только нарастали, не позволяя забыть о них, отвлечься хотя бы на мгновение. Даже затянувшийся голод едва напоминал о себе; она машинально питалась ягодой, бесцельно  ковыляя по лесу на трех лапах. Останавливалась и страдальчески смотрела на рану в ступне передней лапы, где торчала предательская щепка, или прижимала ее к себе, словно больное дитя.

      Когда же закончатся эти страдания? И закончатся ли? Прошло уже несколько дней, а состояние только ухудшалось, от опухоли ступня раздулась, из раны сочилась густая желтая жидкость, перемешанная со сгустками крови. Что предпринять? Где искать спасение? Только у них, бледнолицых и покрытых одеждами, которые везде и всюду ведут себя как хозяева, которые умеют и могут все. Это они, боги на земле, запускают в небеса огромных железных птиц, строят себе крепкие и уютные дома и убивают зверей на расстоянии из страшных ружей, извергающих громы и молнии. Медведица знала, какой опасности подвергнет себя, если пойдет к ним, охотникам, которые непрестанно гоняются по лесам за их обитателями, беспощадно уничтожая всех встречающихся на пути от мелких рябчиков до крупных лосей. Она знала эту опасность и все же решила идти за помощью к богам-убийцам. Ведь хуже уже не будет.

      На окраине небольшой деревушки ютился обычный крестьянский дом, в котором проживали две женщины. Одна из них, Ирина, работала медсестрой в фельдшерском пункте, другая, ее мать Любовь Ивановна, трудилась на колхозном скотном дворе. Они уже готовились ко сну, обмениваясь нехитрыми деревенскими новостями за прошедший день. На сей раз Любовь Ивановна рассказывала, как петух разгонял чужих телят, пытавшихся зайти на скотный двор следом за колхозными. Перед возвращением стада он загодя взлетал на изгородь, располагаясь поближе к входу, и зорко следил за прибывающим на подконтрольную территорию парнокопытным молодняком.

      Едва в телячьем потоке появлялся чужак, как стойкий охранник колхозного двора коршуном кидался тому на несмышленую телячью голову, устраивая на ней дикую пляску с шумным хлопаньем крыльев и устрашающими гортанными криками. Получив  порцию ударов крепким клювом и царапин от острых когтей, приблудный телок в панике удирал от буйного воздушного налетчика. Пока женщины пытались разобраться, по какому-такому наитию неразумный петух безошибочно различал «своих» телят от «чужих», за окном раздался приглушенный рев, заставивший их содрогнуться. Вмиг позабыв о петушиных разборках, собеседницы настороженно  уставились в окно, откуда на них с той же сосредоточенностью смотрела большая медвежья голова!

      Что за непрошеный гость заявился к добропорядочным жителям и для чего? Присмотревшись, увидели, что странный пришелец настойчиво выставляет на обозрение лапу. Женщины осторожно подошли к окну, и им все стало ясно, - зверь нуждался в хирургической помощи. Наступило минутное замешательство.
- Не пойдешь!- категорически заявила Любовь Ивановна, предугадывая намерения дочери.
- Ты же знаешь, что ему больше никто не поможет, - спокойным, даже отрешенным голосом ответила Ирина.

Мать это знала, - не идти же бедолаге в соседнее село, где располагалась районная больница. Помнили они, мать и дочь, удивительные пересказы о раненом волке, который прокрался  однажды под утро  где-то в Западной Сибири к дверям районной больницы, когда его хребтину разворотил заряд дроби. Он ушел тогда от погони охотничьих собак, но пришел к людям в белых халатах, определив место врачевания по лекарственным запахам. Не обманулся тогда серый лесной скиталец в своих надеждах на исцеление, - на операционном столе извлекли из него дробины, зашили порванную шкуру и выпустили на волю. Поражались тогда хирурги терпеливости дикого клиента, стойко перенесшего долгие ковыряния в болезненной ране.

 Но к ним, слабым женщинам, пришел даже не волк, а медведь, могучая лесная зверюга! Он словно по неведомой подсказке вышел к дому, где жила сестра милосердия. Слова-то какие благочестивые и располагающие к доверию и почитанию – милая сердцу сестра… Можно ли обратиться еще к какому-либо должностному лицу так тепло и нежно? Что за авторитетная инстанция скромную и добродетельную профессию удостоила такой высокой почестью? Что за философия движет целителями, делящих людей и божьих тварей по простому  и ясному принципу – на здоровых или нуждающихся в оздоровлении, будь то добропорядочный гражданин или преступник, будь то домашнее животное или дикий зверь? Нет, не могла  она, сестра милосердия, проявить бессердечие и оставить страдающую хозяйку тайги без помощи!

Ирина молча проверяла содержимое походной аптечки. Пинцет обязательно, мазь, перевязочный бинт. Еще фонарик, чтобы осмотреть рану. Зачем-то надела белый халат. Любовь Ивановна, смирившаяся с решением дочери и хорошо знавшая пристрастия домашних животных,  приготовила для ублажения грозного посетителя полное ведро корма, куда слила и весь мясной суп. Ирина подошла к окну, всматриваясь в мохнатую пациентку, - пусть увидит и признает своего врачевателя. Медведица тихо рычала, в глазах мольба и покорность, от легких движений пораженной лапы на стекле оставались гнойные подтеки. Можно было идти.

Встреча прошла в мирной, даже дружелюбной обстановке. Ирина взяла левой рукой мохнатую больную  конечность, осматривая ее и успокаивая разговором  пациентку, а еще более - себя. Любовь Ивановна – с ведром в руках -  стояла чуть поодаль, с тревогой наблюдая за необычной операцией в уличных условиях. Вырвав  крупную занозу одним рывком, Ирина показала ее медведице, обработала и перевязала рану. Женщины поставили гостье лакомое угощение и поспешно удалились.

Через три дня новая знакомая в сумерках объявилась с визитом дружбы в памятном ей окне, заявив о приходе умиротворенным рычанием. Ирина в том же белом халате смело вышла на улицу. Недавняя больная уверенно стояла на четырех лапах. Повязка была сорвана. Новое беспокойство овладело Ириной, ведь близкое людское соседство может слишком дорого обойтись доверчивой медведице. «Уходи! – строго приказывала она «подруге», указывая рукой на таежные просторы. – Уходи в лес и больше не возвращайся!»

Наутро женщины увидели на крыльце большую рыбину, прокушенную с боков крупными клыками. Пусть добрые бледнолицые боги знают, что звери тоже умеют быть благодарными.
      
      


Рецензии
Какая замечательная, похожая на сказку, история!.. Да Вы романтик, Александр! Хотя и не гуманитарий, а физик!..

Инна Люлько   13.07.2018 19:50     Заявить о нарушении
Спасибо, Инна, за превосходные рецензии, выпущенные залпом. Очень приятное и редчайшее для меня событие. Вы устроили мне праздник.
Больше Вам радостей и счастья!

Александр Ведров   15.07.2018 17:50   Заявить о нарушении
Это Вы подарили мне праздник! И я благодарю Вас за него! Встреча с Человеком Большого сердца - всегда праздник! Продолжаю знакомиться с Вашими произведениями дальше!Предвкушаю!...

Инна Люлько   15.07.2018 19:25   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 33 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.