Жизнь и работа в Германии

Автобиографическая  повесть "Снится мне моя улица в солнечном городе Душанбе"


Глава 6. Жизнь и работа в Германии

   Никогда ничего не вернуть,
   Как на солнце не вытравить пятна.
   И, в обратный отправившись путь,
   Никогда не вернёшься обратно.
   Эта истина очень проста.
   И она, точно смерть, непреложна.
   Можно в те же вернуться места,
   Но вернуться назад невозможно…

            ( Николай Новиков)


Когда нашей доченьке исполнилось  четыре года, мы с мужем решили уехать в Германию, подзаработать денег.  Первой в Германию уехала я.

 Моя должность в Германии была очень престижной. Универмаг, где я работала директором, был самым крупным по площади и товарообороту среди всех торговых предприятий обслуживающих военный контингент наших войск. До меня там трудилась директором  женщина, работающая на проспекте Калинина в Москве руководителем крупного ювелирного  магазина, та ещё «фифа» и запустила буквально все. Руководить ювелирным магазином и предприятием, где все группы товаров - большая  разница. В первом случае надо лишь  «соответствовать» престижной должности в образовании и внешности, а во втором ещё и пахать.

Первым делом выбила  в вышестоящей организации деньги на ремонт  громадного 3 -этажного универмага,  каждый этаж которого больше напоминал   помещение казармы, а не торговые отделы и секции.

После проведённой реконструкции в секции «Мебель»,  несмотря на отчаянное сопротивление продавцов, заставила  собирать интерьеры, украшая  импровизированные комнаты всевозможными атрибутами.
 
  В продовольственном отделе  поставила большой аквариум для продажи живой рыбы (зеркального карпа), открыла пошивочную мастерскую, где каждый желающий мог подогнать  под себя купленную в универмаге вещь, заменила все устаревшее холодильное и торговое оборудование. По моему  рисунку, который я случайно увидела в журнале «Торговля за рубежом»,  в батальоне обслуживания  мне сварили «книжку» для показа ковров, которых  в продаже бывало до 100 ед. и они  просто навалом лежали на подиуме.  Есть такой предмет  в торговых институтах, называемый  «Организация торговли», который пришлось мне вспомнить. Все товары, пользующиеся спросом, переместила в дальние углы, чтобы пройдя весь торговый зал, у  покупателя возникал рефлекс « импульсивной покупки», т.е. он не планировал покупать, но неожиданно увидев, купил. «Неходовые» товары отправила  на правые стороны: покупатель, войдя в магазин, поворачивает на правую сторону...  срабатывал тот же рефлекс. Начала проводить всевозможные выставки- распродажи, ярмарки, дегустации новых сортов колбасных изделий, мясных  полуфабрикатов  и моё предприятие начало завоёвывать  1 и 2 места во всевозможных соревнованиях среди  торговых предприятий  ГСВГ, получая за это денежные премии и похвальные грамоты. 

Коллектив подобрался  дружный, сплочённый и все, за исключением  меня одной  были жёнами военных.    Повторять дважды мне никогда не приходилось, слово директора было законом, поскольку  все крепко держались за свои места. Недовольную сотрудницу можно было без  объяснения причины уволить и сразу поменять  на гражданское лицо.   Немаловажным   фактором  являлась зарплата, которая при выполнении плана, а это стало стабильным  явлением,  равнялась  зарплате  «капитанов-подполковников - полковников», т.е. их мужей, поскольку премия начислялась в марках. Только слаженная работа коллектива помогла мне быстро завоевать авторитет и проводить всевозможные спецобслуживания    без сучка и задоринки.

Бывало, приедут разнозвёздочные генералы из  Москвы на учения, проводимые на полигоне «Планкин», сунут мне на ходу записочку, написанную женой, что надо супругу привести  из командировки, и   отбыли с чистой душой на стрельбище.  Соберу я все эти записочки,  и хватаюсь за голову, потому что там сплошь и рядом заказы: « привезти сервиз, как из прошлой командировки  привёз себе Михаил Петрович» или « привезти пастушка  с дудочкой и девушками», а ещё  лучше - « Ванечке и Ирочке вельветовые брючки».

Вот где была необходима и неоценима помощь  моих заведующих с опытом работы, потому что,  не постесняюсь этого слова «угодить»  проверяющим генералам было не менее важно, чем  на «хорошо»  или « отлично» провести  армейские  учения. Сядем все вместе и каждую записочку внимательно «обсасываем».  Оказывается, последнее время  спросом пользовались  сервизы не «Мадонна» или «Розы», а так называемые ситцевые сервизы, то есть в цветочек, опять в какой по цвету, размеру и на сколько персон; « пастушек с дудочкой»- это  фарфоровая фигурка,  а брючки  для внуков надо  приготовить   всех возрастных размеров.

За сервизами, фарфором, мехами и кожей я со своей приятельницей Олей, работающей переводчицей в ТБП (торгово-бытовое предприятие) объездила всю Германию. Оля добрая, отзывчивая и весёлая хохотушка родом  была из Владимира, этническая немка, разговаривала по-немецки без акцента.  Часто заблудившись на какой-нибудь  трассе ( мы всегда предпочитали более короткий путь по деревенским дорогам, а не автобану), Оля с картой в руках выходила из машины  и  «шпрэхала»  со встречными немцами так быстро,  что они всегда принимали нас за своих. Куда мы только с ней не выезжали за "спецзаказами", чтобы  привезти высокопоставленному генералу товар. Это были  крупные города, такие как Лейпциг, Дрезден, Берлин, Росток, Карл-Маркс-Штадт, Эрфурт и маленькие деревеньки-поселки.

 Сразу замечу, что  Берлин и Магдебург (столица федеральной земли Саксония-Анхальт, основан тысяча двести лет тому назад), мне никогда не нравились, хотя в последнем имеются множество достопримечательностей: императорский собор (Kaiserdom), монастырь Святой Девы Марии (Kloster Unser Lieben Frauen), деревянная башня Яртаузендтурм (Jahrtausendturm). Ее высота составляет шестьдесят метров. Внутри башни расположены выставочные залы и там можно увидеть зеркальный телескоп Ньютона. Среди других достопримечательностей города интерес представляют городская Ратуша, Башня святого Луки, Звёздный мост, Старый рынок. На площади Альтер-Маркт установлена копия памятника Магдебургский Всадник. Оригинал хранится в городском Историко-культурном музее. Ещё имеется великолепный городской парк Ротехорн. Этот парк был разбит еще в конце девятнадцатого столетия и находится на полуострове, на берегу реки Эльбы и совсем недалеко от того места где мы жили, так называемый Херренкруг.

 Но отчего-то   оба города произвели на меня  впечатление «чужих городов», не припекла к ним моя душа. В них  много фабричных серых корпусов и «тяжёлых зданий». Скучные города, за исключением рождественских недель, когда  красочно украшались  витрины магазинов всевозможными героями сказок и ставились на площадях ёлки. На  рождественские витрины  Магдебурского Центрума, обходя его по периметру, можно было любоваться часами!

Я была влюблена в   маленькие, чистенькие и уютные городки-деревушки.  В них обязательно присутствуют изумительно красивые  домики, небольшие готические церкви,  мостовые  выложены булыжником, а   недалеко от поселения находится  рыцарский замок с несколькими башнями, овитыми плющом – всё это вызывало в моей  душе восторг!  Как вроде побываешь в средневековом княжестве! Мы с Олей обязательно прогуливались по вымощенным улицам городка и, узнав от немцев о местной достопримечательности,  её посещали. Заходили в магазины, кофейни, кондитерские.... Как жаль, что в то время не было цифровых  кинокамер, заснять  бы всю эту прелесть на память!

Немцы очень бережно относятся к своему историческому наследию: всё находится именно в таком виде, как и несколько веков назад.  От созерцания увиденного разыгрывалась фантазия и в моём воображении   рисовались различные исторические картины. Представлялось, что именно из этого уютного и чистенького  городка ( раньше- княжества),  когда-то неизвестная немецкая принцесса становилась женой русского царя или великого князя.

Пример тому небольшой городок Цербст, расположенный недалеко от Магдебурга, где  мне посчастливилось побывать несколько раз.

Там во дворце герцога Ангальт-Цербстского Иоганна, дяди  Екатерины Великой,  подолгу жила  маленькая Фике. Сам дворец был разрушен в годы войны, но  в одном из старинных особняков имеется музей посвященный Екатерине. Вот что пишет И. Соболева, автор интересной книги « Принцессы немецкие – судьбы русские»  о  тамошнем парке: « Парк так неназойливо ухожен, а оттого так естествен, что веришь в его первозданность. И не составляет труда перенестись почти на три века назад и представить, как по этой вот дорожке, плавно огибающей зеркальный пруд, гуляют двое: маленькая девочка и высокий статный молодой мужчина, как увлеченно они беседуют, с каким пониманием и нежностью смотрят друг на друга». ( Имеется в виду российский вельможа Иван Иванович Бецкой, друг и советник Екатерины Великой, а по всей вероятности, и ее отец, который был частым гостем в Цербсте, когда там гостила  маленькая Фике со своей матушкой).

Традиция российско-германских династических связей ведет свое начало от Петра I,  который породнил  царевича Алексея  с Шарлотту-Кристину-Софию, принцессу Брауншвейг-Вольфенбюттельскую.  А далее пошло-поехало... Достаточно сказать, что в последнем императоре  Российской империи Николае II   только 128 часть крови  была русской, а сам он не стал исключением и  женился  на Александре Фёдоровне (урождённой принцессе Алисе Виктории Елене Луизе Беатрисе Гессен-Дармштадтской).   Немецкие принцессы  внесли в русскую культуру элементы немецких традиций, немецкое отношение   к жизни, немецкий образ мыслей и наши культуры тесно переплелись в первую очередь посредством именно семейных связей.

 Отправляясь в какую-либо поездку, нам с Олей  в машине приходилось возить даже матрацы.  Был случай, когда отмахав 230 км, и прибыв в малюсенькую деревушку на склад за кожей, опоздав всего на несколько минут,   немцы не стали нас обслуживать. Таковы немцы со своей пунктуальностью: отлично работают, но, извините и минуту не переработают...  До поздней ночи мы просидели втроём (ещё  наш водитель) в деревенском пабе, попивая пиво, и поглощая просто невообразимо огромные порции свиных рулек в горшочках ( одной порцией трое накушаются!), а спали  на сиденьях в машине. Рано утром, не одной минуты позже, ровно в 6 ч.30 мин склад был открыт - таков немецкий порядок и дисциплина!
 
Спецобслуживание в универмаге проходило после окончания всех  военных мероприятий, и, как правило, ближе к ночи. Но не одному человеку из всего коллектива не приходило в голову мне  сказать,  что его рабочее время  закончено.  Завтра этот человек  уже бы не работал.  Не отказывала я себе в удовольствии во время обслуживания, елейным голосочком, так наивно с ехидцей спросить, показывая пальчиком  в генеральскую записочку:
 
-Что же Вы, товарищ генерал, не сказали мне, какой  сервиз привёз себе из командировки Михаил Петрович и какие размеры брюк носят Ванечка и Танечка? Как теперь быть?

 После такого вопроса, сильно опечаливался генерал и тускнел, а вместе с ним  и вся его  свита из штаба армии. Это он на службе генерал, а дома получит от жены  такую взбучку,  что мало ему не покажется, за то, что не привёз из командировки сервиз и внукам брюки.  Сколько раз  я наблюдала, как маленькая, невзрачная женщина «строила» своего мужа в генеральских погонах. Насладишься генеральской растерянностью и как фокусник вытащишь ему из-под под стола сервиз, который точь- в- точь, как у Михаила Петровича. А узнав возраст внуков, точно определишь и размер брюк. Удивляется генерал и спрашивает, как же мы отгадали, какой сервиз ему нужен.

 А моя заместительница, сама жена полковника, очень острая на язычок дамочка ему ответит, что это было намного сложнее, чем из танка по воробью попасть, но мы очень старались, чтобы ему угодить… и ещё пару комплиментов подбросит на счёт его внешности.

 «Да разве такое возможно,- скажет она, многозначительно улыбаясь, - чтобы такому красивому генералу,   мы не расшиблись в лепёшку и не привезли несчастный сервиз (кожу, дивандек, шубу и т.д). Ах, вы уедете, а мы Вас ещё долго помнить будем... такие генералы запоминаются..."

 Расцветёт генерал на глазах и  через плечо бросит свите принести ему (коньяк, шампанское...) он с прекрасными дамами  желает немедленно выпить на брудершафт и в это время может спросить, есть  ли у меня к нему личная просьба. Но как на грех в нашем роду не было  военных, кого можно было перевести в другой округ или  ещё  в чем-то помочь.  Один раз попросила меня бухгалтерша из ТБП перевести сына из Казахстана  в Германию, и уже через два месяца  солдат из своей части  приходил  на ужин к маме домой.

С одной  семейной парой почти нашими ровесниками, мы с мужем здорово подружились, а  их отношения между собой - нежные, уважительные, заботливые, служили для нас и окружающих супружеских пар, примером. Раечка работала у меня в универмаге  заведующей секцией, а её муж Сережа -  служил командиром мотострелкового полка.  Похожие между собой, как брат  и сестра они поженились, когда Сережа учился в военном училище   на первом курсе.  Оба были выходцами из небогатых семей и повидали в своей жизни всякого - разного.  Однажды, смотрю, стоит Раечка за прилавком расстроенная, спрашиваю, что случилось? Оказывается, зам. начальника политуправления армии приехал в  Серёжин полк  и  приказал зам. по тылу   принести ему целый ящик тушёнки. Серёжа  шёл с обеда  и, увидев, как тот укладывает начальнику ящик в машину, заставил его вытащить тушёнку из машины и отнести  обратно на склад. Зам. начальника политуправления весь побагровел от такого «нахальства» командира полка и между ними произошла серьёзная перепалка.  Сережа спокойно ему разъяснил, что  тушенка предназначена  для питания  солдат, и он не позволит никому их обворовывать…  Он, командир полка, сам посещал КЭЧ, зная  досконально, вплоть до лампочек в коридорах, что  полку  необходимо. Мой муж там работал и всегда поражался его осведомлённости... Такое поведение командира, который  дневал и ночевал в полку, не оставалось незамеченным у солдат, которые его любили и уважали. Сережа был военным от Бога: честным, принципиальным, порядочным, требовательным, любящим  солдат и знающим  досконально свою  нелёгкую профессию - защищать Родину! Всегда вспоминаю о нём так: вот, если бы  у нас были все такие командиры, то нашей России были бы не страшны все  армии мира вместе взятые!  После Германии  мы  вместе встретились  в Таманской дивизии, где они служили.. Он там был замом или нач.штаба, уже не помню..  Некоторое время я перезванивалась с Раечкой, Сережа закончил Академию Генштаба, а затем связь между нашими семьями прервалась, они куда- то уехали. Но  Сережу мы  случайно увидели несколько раз  по телевизору: первый раз и давно - на параде 9 МАЯ, когда шла Таманская дивизия,  через некоторое время -  комментирующим крушение самолёта в Иркутске.   Он уже был  генерал-лейтенант и  занимал очень высокую должность  у  Шойгу: руководителем департамента главного оперативного управления  МЧС РФ,  и  в  самый последний раз - он стоял  рядом с Шойгу в гражданском обличье, уже в Подмосковье,  когда тот  стал Губернатором. Он и сейчас,  где-то рядом с Шойгу, мы уверены в этом,  такие  люди  России  нужны, это - не табуреткины..

 Обслуживали мы в своём Универмаге и артистов, приезжающих на гастроли с  театрами и концертами. Со многими фотографировались, а с одной очень известной артисткой, снявшейся в фильме « Тихий Дон»,  мы так понравились друг другу, что очень «хорошо» посидели вечерком, она оказалась очень приятной и незаносчивой особой. До сего дня помню, каким народным и заслуженным  артистам мне приходилось искать товар для их детей и мужей. Эдита Пьеха, например, искала для своей Илоны белый полушубок из козлика... Однажды приехала труппа артистов, походили по этажам, подкупили себе кое-чего, а потом зашли ко мне в кабинет, где  специально для них был разложен товар. Смотрю, все как-то мнутся и посматривают  на Людмилу Чурсину. Чувствовалась субординация, которой среди артистической среды ранее я не наблюдала.  Только когда она стала себе выбирать, подошли и все остальные. Я уже научилась улавливать всякие непонятные взгляды, но только спустя некоторое время распознала загадочность  взглядов тех артистов. Оказывается, Чурсина была замужем за сыном Андропова, а он в это время возглавлял государство.
 
Один раз я все же дала промашку. Во время привоза товара мы приглашали разгружать машины  солдатиков из батальона охраны и обслуживания, а с их прапорщиком Алексеем Петровичем, он  уже в то время был в годах, мы крепко дружили. Этим ребятам я обязательно сохраняла джинсы, кроссовки и ветровки до дембеля, когда они могли их себе выкупить, накопив  достаточно марок.  Однажды, подходит после разгрузки ко мне солдатик и просит после дембеля  взять к себе на работу  грузчиком. Посмотрела я, как он ковры размером 3х 4  метра играючи забрасывает на машину и  дала  своё согласие.    Роман  был родом из Молдовы и с такой запоминающейся внешностью, что женщины увидев его, уже не могли отвести свои глаза.  Рослый, с хорошей накаченной фигурой, густыми каштановыми волосами и карими с маслянистой поволокой глазами, чувственными губами и белозубой улыбкой. Сейчас бы сказали, что у него ярко выраженная мужская харизма и сексуальный вид, а тогда этих слов мы не знали и весь коллектив о нём говорил: «Наш Ромашка-симпатяшка».   Парень был с удивительно покладистым характером, любое поручение выполнял беспрекословно и старался всем услужить. Часто  мы его просили сбегать ближайшую  немецкую кондитерскую за пирожными к утреннему кофе. Наш чисто женский коллектив его искренне полюбил.  Но нормально Роман успел поработать лишь два  или три месяца.  Началось всё с  праздника, который традиционно мы отмечали с нашими немецкими коллегами из магазина «Юнге Моде».  Он находился в самом центре Магдебурга. Мы сотрудничали с этим магазином, и такая дружба приветствовалась на всех уровнях. Я, прежде всего, держалась за эту дружбу, потому что  могла перекинуть им свой товар, осевший в остатках, а у них взять, то, что пользовалось спросом. Немцы нас прогуливали на  теплоходе по  реке Эльба, а мы их приглашали отмечать совместно  наши советские праздники. Перед этим мероприятием, весь наш коллектив дружно садился в офицерской столовой и лепил домашние пельмени, а к столу приносили из дома «кто что может», а  русские  женщины много «чего умеют вкусного».

Национальная немецкая кухня незатейливая и совсем простая. Её невозможно  сравнить с  кухней народов СССР ( а в Германии трудился народ со всех республик) и от принесённого с «мира по нитке»- стол ломился от яств. Ах, каких только изысканностей  собственного приготовления не было за нашим огромным столом!
 
Каждый старался удивить коллег своим эксклюзивным блюдом: белоруска Инна из Гомеля для этой цели приберегала привезенные  из летнего отпуска  натуральную домашнюю деревенскую колбасу и копчёное сало; Люба из Бишкека готовила дома в настоящем казане плов; Тамаре из Москвы удавалось приготовить  салат «оливье» и подходящий под  современное название  «греческий». Кто-то приносил маринованные помидоры, огурчики, грибы. На столе был даже настоящий русский ядреный хлебный квас. Я же почти всегда приносила собственного засола форель, привезённую мужем с рыбалки в горном озере горах Гарц.

Из немецкой бройлерной расположенной  в самом центре Магдебурга и недалеко от места пересечения пяти улиц, поэтому называемого «Пять углов» покупали для стола  зажаренных до хрустящей корочки, ароматных с дымком кур.

Короче,  глянешь на разноявственный стол и от аромата и изобилия можно подавиться  собственной слюной.

От нашего  гостеприимства, хлебосольства, умения веселиться немецкие коллеги были без ума, и вовремя закончить мероприятие  было практически  невозможно, поэтому гуляли, как правило, до утра.  Это у себя в гаштетах они пьют  маленькими рюмками называемыми  дупелями( вмещает  40гр, т.е две дозы по 20гр, по- немецкие   doppeln- двойной),  ну а разве  бывшие граждане Советского Союза могут такими дозами баловаться?  Конечно же, нет!

Только в самом зародыше нашего культурного сотрудничества немецкие коллеги  не понимали  наши застольные традиции, а затем уже сами просили нас не оставлять " зло в стакане", " после первой не закусывать" и   обязательно " выпить на посошок".  А когда начинались танцы, наступало такое, что можно охарактеризовать  лишь одной фразой: «народ  к разврату собрался».

 Первыми приходили скучающие дома без жен мужья; потом садились  за стол офицеры и знакомые моих знакомых, земляки, соседи и ещё всякий  люд,  все со своим алкоголем в основном русским (немецкая водка дрянь ещё та!), халявщики не  приветствовались. Бывало, что только отметим «праздник», а народ уже обращается ко мне  с вопросом, когда предстоит следующее мероприятие, ждали с большим энтузиазмом погулять на официальной основе. Начальство было  хорошо осведомлено о наших гулянках с немецкими друзьями, но ни разу мне не было сделано замечание или предложение прекратить  " дружбу".  Наш новый рабочий оказался ещё и хорошим  танцором, приглашал молодых немок на танцы.  После вечера он отправился провожать  немецких коллег, а утром на работу не явился. И это было только началом любовных похождений нашего симпатяшки.  Прогуляв полдня или опоздав утром на работу, он прибегал ко мне в кабинет и слёзно умолял его простить, но, увы...  через день все повторялось. Немки со всего Магдебурга ожидали его на КПП после работы,  и он с двумя или тремя уходил в ночь.  Через некоторое время его вызвали в особый отдел, провели с ним «беседу», но немки его не оставляли, они липли к нему, а он был добродушным парнем, и   советское- немецкое сотрудничество  в этом плане все крепло и крепло... Надо  отметить, что  офицеры из особого отдела мне были симпатичны...  Все как на подбор интеллигентные,  начитанные, эрудированные, как правило,  знающие несколько иностранных языков и  с приятной наружностью. Они практически не носили военную форму, а  ходили в модной  гражданской одежде, этакая «белая кость»  среди военных.  Их жены были под стать им... Я их всех хорошо знала по одной простой причине: немцы любили чешское пиво, венгерское салями и всякое другое, которое  специально для «особистов»  я  оставляла.


Так, вот продолжу... Опаздывать  и прогуливать после «беседы» с особистами наш красавчик перестал,  видимо, здорово его там  напугали,  но приходя вовремя на работу, заваливался за стеллажами спать, а  спал он мертвецким сном. Иногда его храп был слышен  даже в торговом зале.  Сложилась печальная ситуация: рабочий есть, а разгружать- погружать машины приходилось женщинам. Выспавшись, просил у всех жалобно прощение, угощал продавцов сладостями за то, что они выполняли его работу,  а они выпытывали у него, чем он ночью занимался, хотя знали прекрасно чем... Любопытство всех просто разжигало. « Ну, рассказывай,- говорили ему, - чем ты ночью занимался,  а то  дрыхнул без задних ног, а мы за тебя машины разгружали?»  Он, сильно смущаясь, опустив свои красивые глаза и заливаясь краской,  рассказывал, и хохот от его  повествований стоял неимоверный.   Я ему не верила, думала, что парень  фантазирует, слишком всё было неправдоподобно.  Воспитанная  на устоях и традициях  Средней Азии, все его рассказы не укладывались у меня в голове. Однако, очень скоро нашего  симпатяшку  выдворили из Германии  за   24 часа, а когда пришёл офицер из особого отдела и мне рассказал, что  Роман имел групповой секс в сауне с пятью немками одновременно, то поверила всем его историям и ужаснулась.   Вообще, немки, очень раскрепощённые в  сексуальном плане, а наши деревенские жители выразились бы  более конкретно:  слабые на передок...

  Мой муж, трудился в КЭЧи и по своей работе близко контактировал с семейной парой: Урзулой и Томасом. Они нас пригласили в гости  к своим  друзьям в Лейпциг, и  по дороге Урзула, так спокойно рассказывает, что Томас провел накануне ночь с другой женщиной. В этом она не видела ничего особенного и винила себя, мол, было бы ему с ней хорошо, он к другой женщине не ушёл. Томас при этом сидел за рулём и похотливо ухмылялся,  видимо, вспоминал хорошо проведённую ночь, а мне так и хотелось его сзади двинуть по башке, чтобы перестал лыбиться…

 Все  эти  истории не укладывались в моей голове, как и их коллективные походы в «семейные сауны», где совсем незнакомые между собой  мужчины и женщины  вместе парились голышом,  большое количество нудийских пляжей,  раскованность в сексе, а вернее, быстрая уступчивость женщин на близость с мужчиной. Менталитет русской женщины, да еще воспитанной  в  советский период, когда  почти все мы были  закомплексованные  и    зажатые этого не принимал и не понимал... Не понимала я, хоть убейте меня, хоть четвертуйте: ну зачем немцы моются в этих «семейных»? Есть ведь бани,  разделенные по половому признаку - иди и    парься в своё удовольствие! В Германии я подсела  на парилку, бассейн, которыми сильно увлеклась уже и дома.

 Хотя в Германии только ленивый не изменял своей половине. Гуляли все: офицеры с гражданскими,  служащие со служащими… А  как иначе, если муж или жена приезжает по вызову только спустя полгода. Все молодые, гормоны   бушуют, женщины свободны от детей и домашнего хозяйства, поэтому есть время привести себя в порядок и закрутить головокружительный роман, который  будешь потом вспоминать всю  жизнь. Но это были действительно романы, а не быстротечный  секс с понравившимся мужчиной…

  И пусть на меня не обижаются мужчины других профессий, сейчас я напишу  оду советским офицерам! Как я уже писала, что отправилась на работу в Германию,  являясь сугубо гражданским лицом. Ранее смотрела художественные фильмы и думала, почему  дореволюционные барышни, графини и всякие заграничные леди так часто бросают своих титулованных,  богатых мужей и сбегают от них к небогатым  офицерам...

 Сколько романов написано на эту тему!  И только в Германии мне стало понятно: эта каста мужчин-воинов кардинально отличается от  своих гражданских собратьев. Еще Антон Павлович Чехов, делая различие между мужчинами, писал: “Настоящий мужчина состоит из мужа и чина”. 

Несмотря на то, что они беспредельно преданы своему военному чину, который   забирает у них всё время, это племя мужчин, изыскивает любыми усилиями возможность увидеться с возлюбленной. Они способны сорваться среди ночи из самого дальнего полигона, на один-единственный час к желанной женщине,  лишь для того, чтобы поцеловать  и сказать, что сильно соскучился,  а потом прыгнуть в машину и гнать её  на всех порах назад! Военные обладают настоящими мужскими качествами: силой духа, интеллектом,  с ними есть о чём поговорить,  умеют ухаживать за женщиной, а любят страстно и самозабвенно. При любых внешних природных данных, они с первых минут общения умеют очаровывать женщину, порой каким-то мистическим образом. Такие качества, как уверенность и убеждённость во всём, что они говорят и делают, никакой растерянности и  сомнений в любых обстоятельствах, покоряют женщину, сначала вызывая у неё интерес к своей персоне, а потом и более глубокие чувства. Часто женщина понимает, что,  возможно, ни о чём серьёзном речи быть не может, её избранник или они оба несвободны, но эмоции настолько сильны, что это... не имеет никакого значения...

 Как мало тех, с кем хочется мечтать!
Смотреть, как облака роятся в небе,
Писать слова любви на первом снеге,
И думать лишь об этом человеке…
И счастья большего не знать и не желать.
Э. Асадов)

Хочется наслаждаться каждой минутой, находиться рядом, причём это, может быть, не  обязательно секс, а самое банальное общение, быть слабой с этим сильным мужчиной, быть им ведомой,  а про себя думать: даже если у него нет сильного чувства ко мне, пускай… «пускай все сон, пускай любовь – игра. Ну что тебе мои порывы и объятия, на том и этом свете буду вспоминать я…» До последнего вздоха  не выбраться из своих воспоминаний и будешь помнить пока не уйдёшь в мир иной своё греховное падение в бездну под названием любовь: влюблённые глаза, нежные руки, горячие губы и обжигающее дыхание... Прожитая жизнь без этого прекрасного чувства-  это как лето без солнца,  зима без снега, а небо без звезд! «Всегда кажется, что нас любят за то, что мы хороши. А не догадываемся, что любят нас оттого, что хороши те, кто нас любит». (Л.Н. Толстой).

О любовных историях можно написать целую книгу. Однажды приходит ко мне военный начальник среднего ранга и просит привезти ему   необходимую вещь. Я его направляю к заведующей секцией, она чаще меня бывает на торговой базе. Через несколько минут женщина прибегает и вымаливает у меня согласие отпустить её до конца рабочего дня.  Спрашиваю: «Куда тебе Люда требуется отойти средь белого дня?»  Оказывается, с новым знакомым посидеть в отдалённом  гаштете за городом. Смотрит, так, жалобно и умоляюще, что отказать у меня не хватает сил. Таким образом, только что на моих  глазах рождается новый  роман. И бесполезно Людмилу спрашивать, отчего  и почему  она соглашается с непредсказуемыми последствиями для своей семьи поехать с малознакомым мужчиной, чем вызван  к нему такой  интерес.   Она и сама не знает ответа на этот простой вопрос, это не объяснить логикой, «химия в мозгах» действует на уровне подсознания…


Работа в Германии научила меня  житейской мудрости: прежде чем  что-то сказать, я взвешивала каждое своё произнесенное слово, особенно это касалось жён армейской элиты…  Ведь в зависимости от чина, занимаемой  мужем  должности и жена  требовала  себе привилегий. Ох, и насмотрелась я всякого!  Это про некоторых  высокопоставленных мужниных жен  прекрасно сказал Хайям: " Чем ниже человек душой, тем выше задирает нос. Он носом тянется туда, куда душою не дорос!"

  Почти  каждой генеральше надо было внушить, что  она  единственная и  неповторимая, а весь коллектив  универмага именно её обожает, безмерно рад её видеть и  услужить…  Мои мозги постоянно работали на полную мощность для правильного  выбора всякого рода решений,  чтобы от рядового  солдата, до столичных генералов  все были довольны работой  нашего универмага… В конечном итоге  я  этого добилась. По правде сказать, иногда  меня бесила  бестактность некоторых  дам, которые глядя  мне  прямо в глаза,  бесцеремонно делали заказ  «мне надо точно такую, как одето на вас».    Тогда подавляя своё возмущение, приходилось объяснять, что эта вещь  привезена мне  из Потсдама, где на немецкой базе трудилась моя приятельница,  и она мне, действительно, много вещей  оттуда привозила.  Приходилось быть гибкой, где это было необходимо и «проявлять характер», когда это требовалось.  Однажды ко мне с необычной просьбой обратился военный прокурор: надо было его жене, которая недавно к нему приехала  тактично подсказать, что  в Германии стиль женской одежды совершенно иной,  нельзя выглядеть «белой вороной» на фоне сдержанных немок.

« Я, надеюсь, что у вас получится, - сказал он мне в приватном разговоре,- вы найдёте нужные слова, чтобы  убедить  жену сменить свой имидж, я не могу с ней  никуда выйти за пределы части, пальцами  на неё  немцы показывают, а меня она не слышит». «Вот это да,- возмутилась в душе я,- муж не смог, а я что?» На следующий день он привёл свою жену. «Мда…-подумала я, только взглянув на даму,- он абсолютно прав, будешь оглядываться на это чучело: золото навешано как на новогодней ёлке, причёска «бабетта» с начёсом,  высоченная норковая шапка и самопальная дублёнка с бахромой на воротнике и обшлагах...» Познакомил прокурор меня с женой и ушёл, а я ей предложила попить чайку с вкусными немецкими пирожными. За чисто женской болтовней  я  ей рассказала, что  вчера были артисты из театра Советской Армии, сделали заказы и у меня «случайно» остались эксклюзивные  вещички как раз её размера…Кроме того,  предложила даме купить элегантную кожаную курточку, которую оставила якобы для себя, а также заказать в нашей швейной мастерской модный  брючной костюмчик. Пообещала познакомить с парикмахершей… Короче,  на следующий день мы с коллективом в обед пили чай с    шикарным тортом, презентом от прокурора, а с его женой  в дальнейшем остались  в приятельских отношениях.  Она  часто ездила в Киев, и я с ней передавала для своих родственников небольшие гостинцы.
 


Рецензии
Очень хорошее повествование, тема интересная. Автор - просто прелесть! Спасибо.

Алифтина Павловна Попова   14.05.2018 12:59     Заявить о нарушении
Спасибо, Алифтина Павловна--все так и было, а промелькнуло как сон. с уважением,

Ирина Алешина   14.05.2018 23:13   Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.