Странные лабиринты судеб Гл. 4

 
       Жить стало интересней. Я даже был доволен, что остался без своей машины и отказался от служебной – узнал и увидел много нового. Столько впечатлений не получишь из окна автомобиля.
Однажды начальник охраны встретил меня с озабоченным лицом и, протягивая в ладони небольшую «штучку», сказал:
– У нас завелся «крот». Это я нашел под Вашим столом при осмотре кабинета.
     Предстояло закончить серьёзные переговоры по крупной сделке с зарубежным партнёром. Осталось наедине обсудить детали, которые должны были отразиться на работе и прибыли фирмы, я специально приехал пораньше с пакетом документов и договором, а тут... «сюрпрайз».

– Что показали видеокамеры? Кто сюда заходил? – спросил я.
– Вы будете удивлены. Кроме Вашего друга – никто.
– Спасибо. Отправьте специалистов ко мне домой и в деревню, ключи от дома возьмёте у жены, я предупрежу. Пусть проверят всё, возможно, и там могут быть «жучки».
    Не мог даже предположить, что Игорёха мог пойти на подлость – мы же столько дружили... я вытащил его из такого дерьма с помощью связей и друзей, взял к себе на работу, а то... мог бы сесть надолго.
Последнее время мне не нравилось его заискивание, дурацкая лесть и чувствовалось какое-то притворство в голосе.
Переводчики мне никогда не были нужны, я хорошо владел английским, а дружок, очевидно, вел свою игру и хотел все знать.
 
    Еще в семнадцать лет летал я на Кипр к взрослому другу, соседу по дому, и работал переводчиком. У него там был бизнес. Мне предстояло провезти нелегально крупную партию валюты, что передали для Андрея. Времена-то стояли Советские – по почте не перешлешь. Мне повезло – таможню прошел без проблем.
Андрей с друзьями во что-то сильно вляпались и остались без денег, может, проигрались на бирже или в казино, не знаю. Кто в таких случаях будет откровенничать? Оставалось только догадываться.
    Мама, провожая меня, испугалась, подумав, что заболел – настолько я был бледен. Конечно, я переживал, пацан же, все понимал и не мог рассказать ей, какому подвергаюсь риску. Но... это был заработок и выход из создавшейся ситуации.

     Шли девяностые годы. С четырёх лет я рос без отца, надеяться приходилось только на себя. Мать потеряла работу, а я еще учился – жить стало не на что, она была в отчаяньи.
В Советские времена многие жили так – от зарплаты до зарплаты. Остаться без средств существования – это... не то слово, спасала отцовская пенсия. Вот сосед и захотел нам «помочь».
Встретил Андрей в порту Ларнаки и сразу повел в ресторан.
– Надо поговорить. Сейчас поедем в тюрьму, (надо было видеть мои глаза). От тебя зависит, удастся ли вытащить на волю друзей. Ты говоришь по-английски, для администрации – это главное. Если у тебя всё получится, отдохнешь по-королевски и хорошо заработаешь. – сказал он.
Я согласился, но поставил условие:
– Купи мне сегодня же обратный билет на любой день следующего месяца, какой сочтешь нужным. Ты же знаешь, у меня в Москве осталась мать, и я не хочу, чтобы она переживала.
Билет он заказал тотчас на «Люфтганзу», так я захотел – страшно было летать «Аэрофлотом» – падали его старые «Боинги». Я позвонил маме, сообщил, когда меня ждать, и что если ей будет трудно, пусть продаёт паркет, который мы в лучшие времена купили для ремонта. Сказал, что вернусь и... все будет хорошо.

    Июль только начинался, но жара стояла под сорок. Андрей ввел меня в курс дела, и мы поехали на его открытом кабриолете к морю. Меня удивил берег из острых камней и глыб от застывшей магмы. Я искупался, осторожно войдя в воду, стараясь не порезаться. Теплая вода Средиземного моря приятно ласкала тело, и о плохом думать не хотелось.
Перед тем, как полететь, я много прочел о Кипре. Знал, что часть острова, принадлежащая Греции, православная, где родилась богиня любви Афродита. Там находится множество античных достопримечательностей. Главная из них – развалины древнего города Курион, основанного еще во время осады Трои. Кроме этого на острове есть святилище Аполлона и святилище Афродиты, много интересных крепостей эпохи крестоносцев. На Кипре много православных святынь, церквей и монастырей, они расположены в горах Троодос, которые возвышаются над всем островом. Очень хотелось самому всё это увидеть.

     После купания мы поехали в тюрьму. Она представляла довольно странное зрелище – территория почти на берегу моря, огороженная прозрачным забором, типа  сетки-рабицы, с длинным сооружением барачной постройки для проживания. Я увидел, как «арестанты» в спортивной форме занимались спортом. Негры и белые бегали по дорожкам, подтягивались и отжимались, хотя уже порядочно припекало.
Мы предъявили документы и прошли через КПП. Я объяснил начальнику стражи создавшуюся «ситуэйшен» – почему у одного из ребят не оказалось визы на посещение острова: «Он приплыл из Израиля на частном корабле».
У второго россиянина виза имелась, но была просрочена, и греки ни за что не соглашались освободить его – только депортация, без права возвращения на остров. Я перевел Андрею и спросил:
– Может они ждут взятку?
– Ты что? Это – не Россия. Они не берут, не стоит и рисковать. Надо соглашаться.
Я написал по-английски заявление, нам оформили документы. Первого выпустили с условием, что в течение суток тот вернется обратно в Израиль, а со вторым Андрей обнялся и распрощался, дав ему деньги на билет. Его сразу увезли в аэропорт.
    Мой английский действительно произвел впечатление на греков-киприотов. Андрей рассказывал по дороге, что его даже слушать не хотели, потому что ничего не понимали.
Наши «преступники» уехали расстроенными – даже условия местной тюрьмы были курортными: фрукты, овощи, солнце... но... только без свободы передвижения. А кому бы хотелось покинуть такой сказочный остров?

     Меня сразу удивило место, где мы остановились – это была вилла с пятикомнатными апартаментами. Всюду работали кондиционеры, жили друзья на широкую ногу, хотя и совершенно без денег.
– Андрей! Как же вы здесь устроились? Жили с такими удобствами... кормили и поили вас на халяву...
– Киприоты доверчивый народ, они и взаймы дают – ждали, что ты денежки привезешь. Заметил, что машину мы оставили без охранной сигнализации? И виллу не всегда закрываем... Подлости можно ожидать только от своих – здесь воровства нет. Куда бежать – это же остров. И потом... мы их никогда не обманывали. Вот сейчас и рассчитаемся с долгами.
    Мне предоставили комнату, и Андрей сказал:
– Отдыхай, вечером поплывем в Израиль, избавимся от этого «балласта» – не мог же я его бросить в беде...–  и похлопал друга по плечу.
Там ты, Юрий, опять будешь мне нужен. Везде море и солнце – это для тебя и есть отдых. Любишь путешествия? А что увидишь и услышишь, постарайся забыть.

Я промолчал. Что мне оставалось делать? Знал... на что шел.


Продолжение- http://www.proza.ru/2016/05/03/1848
    


Рецензии
Эх, скверный друг оказался:-(((Нет в людях юлагодарности ни капли:-(((Благо как спас так и обратно прихлопнуть можно:-)))А Юрий рисковый, тут не только сесть, но убить могли:-(((Очень интересно:-))с уважением:-))удачи в творчестве:-))

Александр Михельман   08.11.2017 17:13     Заявить о нарушении
Александр!

Спасибо за интерес!
С улыбкой,

Пыжьянова Татьяна   08.11.2017 18:02   Заявить о нарушении
На это произведение написано 17 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.