Сахалиночка-3 Скалы - Три Брата...

                                                                       Глава 3.

   Два замечательных мальчишки-жаворонка опять разбудили Петра ранним утром. Он сел на постели, те забрались к нему на колени – один обнял за шею, другой пытался обхватить за туловище. И, как ни странно, это его не раздражало, а наоборот, было приятно.
– Будете шуметь, мама быстро вас отправит чистить зубы. – предупредил он детей.
– Не будем, если ты нам расскажешь сказку...
– Расскажу. Слушайте... не про динозавров, не американские ужастики, а сказку русского писателя Алексея Николаевича Толстого – «Золотой ключик или приключения Буратино».
Мальчики тихо сидели и слушали, пока не заскрипела дверь и мать не заглянула в комнату.
– Быстро зубы чистить! Вы что не даёте отдыхать человеку? – сказала «Ева». (Мысленно он опять дал ей новое имя) – непривычно ему было нивхское, Есавура.
Её приказ прозвучал грозно, но чувствовалось, что это понарошку.
– Они мне нисколько не мешают, мы хорошо ладим. – ответил он с улыбкой.

   Вместе с ребятишками Пётр пошел в ванную, и дружная троица появилась к завтраку, когда другая троица уже сидела на кухне за столом. Нивхаитянка разложила по тарелкам кашу, которую Пётр попробовал впервые. Он попросил её объяснить из чего она сварена. Ему нравилось слушать её приятный грудной голос – меццо-сопрано, он уже привык к нему и подумал, что она, наверное, красиво поёт.
    А тут... палец ей в рот не клади, дай рассказать, как и что она приготовила, тем более, что гость попросил.
– Это же овёс разваренный, только я в него насыпала разные сушеные ягоды и растопила нерпичье сало.
– Ну, конечно, без него не обошлось... – сказал он и улыбнулся, глядя ей прямо в глаза.
Она смутилась, но продолжила.
– А на второе, чтобы никого голод не догнал до обеда, я приготовила ВЫЗХ ЧАРИ – это голубица с молОками.
МолОки я отварила и намяла толкушкой, добавила нерпичий жир до образования вязкой массы. Затем насыпала голубицу (у брата ещё с того года много наморожено) и перемешала. После морозилки получилось, как мороженое. Понравилось?
– Очень! Спасибо! Ты большая мастерица, Есавура! – похвалил Пётр.
Она покраснела до корней волос, но это не было сильно заметно на её смуглой коже.

     Аня сказала:
– Музеи в городе ты еще успеешь посмотреть – сегодня мы поедем к «Трём Братьям» . Пётр не возражал. Он читал про эти удивительные скалы, что находились в центральной части западного побережья острова. Малышня запросилась снова ехать вместе со всеми, но Азрун возразил:
– Дорога длинная и ехать придется часов восемь – не выдержите.
Пётр посмотрел на огорченные мордашки пацанов, на глаза, готовые брызнуть слезами, и сказал:
– Они же смогли дождаться нас у Чертова моста, да и с матерью же... пусть собираются.
    Есавура посмотрела на Петра с благодарностью – он почувствовал это. Аня глянула на гостя так, будто что-то поняла, поймав не один взгляд Петра на сестру мужа, и её взгляды – на него, и... поддержала.
Мальчишки запищали от радости, а женщины опять собрали две корзины со снедью, потом все уселись в старенький «Рено Логан» и двинулись в путь.
   В этот день поднялся сильный ветер, присущий климату этого острова. Петр читал про ветры Сахалина, дожди и туманы, и знал, что средняя температура в августе составляет около +16-18 градусов. В эти дни стояла высокая влажность без дождей, было тепло, но на всякий случай прихватили с собой теплые куртки.

   «Личный гид» вспомнила про свои обязанности и стала рассказывать, конечно же для Петра, но... наверное, скучала по своей профессии, только что выйдя на пенсию.
... Южно-Сахалинск располагается на юге острова, на широкой, почти безлесной Сусунайской низменности. С востока к городу примыкает молодой Сусунайский хребет,  древний хребет – на юге острова. Самые высокие его точки – гора Пушкинская и пик Чехова. На западе виднеются отроги Мицульского хребта, крутые склоны и зубчатые вершины которого говорят о его молодости. Самая высокая точка – пик Мицуля. Сусунайская долина защищена с запада и востока горами – это даёт относительно устойчивую ясную погоду.
    На Сахалине много рек и озер. Город стоит на реке Сусуя, вот она, мы её переезжаем. Река Сусуя берёт своё начало со склонов горы Светлой Мицульского хребта и впадает в бухту Лососей Анивского залива. В верховьях река течет с большой скоростью, спускаясь с гор, а на Сусунайской долине она резко расширяется, становится извилистой и приобретает равнинный характер.
Название реки Сусуя объясняют по-разному, но сходятся в одном, что сусу – это тальник по-нивсхи.
    Лес у нас занимает две трети острова. На севере – светлохвойная тайга из даурской лиственницы, южнее – темнохвойные леса из аянской ели, сахалинской пихты и пихты Майра. Есть и монгольский курчавый дуб, и бархатный древовидный тис, и различные виды лиан. Когда будем подниматься в горы, увидишь, как елово-пихтовые леса сменятся на рощи каменной березы. Смотри, как открытые места острова покрыты лугами. А гигантская трава тебя не удивляет?   
– Меня удивляет всё. Спасибо, Анечка! Если бы не ты...

Аня продолжила.
 ...Богат и животный мир Сахалина. Здесь полно медведей, соболей, белок-летяг, выдр, заяцев, кабарги, рысей, росомах, лисиц, горностаев, ласок... Встречается множество разных видов птиц. Морская фауна тоже разнообразна. Есть у нас и природный Поронгайский заповедник, если захочешь – съездим. Что нам, пенсионерам делать? Это тебе надо на работу возвращаться... А мы рады, что ты приехал, и есть кому показать наше богатство, да и самим ещё раз полюбоваться.

    Дважды в дороге устраивали привал. Первый раз нивхаитянка накормила их Ё ЛАНШ ТУШ – отварным нерпичьим мясом. И Пётр понял, что никогда ему не разонравится еда нивхов, потому что даже рыбу она готовила всегда по-разному, и так, что ешь вкуснятину и не знаешь, что это такое.
    На второй стоянке доели Ё ЛАШ ТУШ, и Есавура расстаралась с деликатесом. Достала ТЕВИ ОРЛАК – вкусный шиповник, и тут же начала Петру рассказывать, как она сотворила это чудо.
– Спелый морской шиповник мяла толкушкой. (Петр едва не расхохотался, зажав рот рукой...)
– Без толкушки – никак? - спросил он, едва сдерживаясь.
Он давно вспомнил анекдот «про толкушечку», но рассказывать при детях и их матери, не решился – не совсем приличный... про инопланетянок... как они просили землян научить детей делать по-землянски. Космонавтам пришлось достать «толкушечки» и показать, как это делается на Планете Земля.
А «Ева», как ни в чём не бывало, продолжала раскрывать свои тайны.
– Когда получается однородная масса, я добавляю сиксу и тщательно перемешиваю.
– Что такое сикса?- спросил Пётр
– Сикса? Да ты знаешь, только у вас название другое. Это водянИка или медвежья черная ягода. У неё ещё есть много названий.
Но... когда она произнесла снова про то, что добавила нерпичий жир, Пётр не выдержал и рассмеялся. И Аня с Азруном тоже хохотали, и мальчишки, даже не понимая в чем дело, залились смехом.
– От нерпичьего сала никогда не растолстеешь, потому что он как рыбий жир, только его не почувствуешь, потому что у меня свои секреты. И зимой не простынешь – мои дети никогда не болеют. Тьфу-тьфу... Меня мама этому научила. – произнесла она чуть тише и будто с оправданием...
    Смутившись, а может, обидевшись на наш смех, Есавура вспыхнула и убежала за машину. Пётр встал и пошел её успокаивать.
– Поверь, я не со зла и не хотел над тобой смеяться, просто так вышло. Он обнял её за плечи, а она расплакалась. Пётр достал платок из кармана, вытер слёзы и поцеловал «свою» нивхаитянку в губы.
Есавура успокоилась, и они подошли ко всем, как ни в чём не бывало.

     После обеда мальчишки заснули в «Рено». За шутками и прибаутками Петра время пролетело незаметно. Вскоре проехали город Александровск-Сахалинский, и перед мысом Жонкиер открылись знаменитые скалы – Три Брата, возвышающиеся над трепещущими волнами. Их вид потрясал, зрелище было фантастическим, как на другой планете – скалы выходили из океана, как богатыри из сказки. Казалось, еще чуть-чуть и... они окажутся на берегу.
    Живописный берег, причудливые прибрежные скалы, великолепный пляж... делали это место неповторимым. Проснувшиеся дети находили на побережье ракушки, радовались, раскладывая их по карманам. А на прибрежном мелководье открылись подводные луга из водорослей. Потрясённый увиденным, Пётр остановился.
– Скалы Три Брата, Пётр, это визитная карточка города Александровск-Сахалинского (первой столицы острова), а также символ всего Сахалина. Видишь, скалы почти одинаковые по форме, но разные по размерам – как будто старший брат, средний и младший. В далеком прошлом скалы и мыс Жонкиер были единым целым, но постепенно море и ветер разделили их и создали здесь уникальный уголок природы. - сказала Аня.
И она стала рассказывать легенду коренных жителей – нивху:

... Среди бедного народа нивхов, постоянно испытывающего голод и лишения, пронеслась весть о том, что ключи от счастья прячет страшный Дэв в одной из пещер на морском берегу. Молодой богатырь, нивх, которому не было равных ни в силе, ни в ловкости, оставил семью и отправился в путь. Долго от него не было известий, на поиски отправился средний, а затем младший брат, да так они и сгинули среди суровых скал, очевидно, не сумев победить Дэва.
Это он превратил их в три гигантских камня, стоящих, как стражи, у берегов острова. Младшему из братьев всё же удалось перед этим вытащить ключи у спящего Дэва, и ничего с этим безобразное чудовище уже не смогло сделать. Дэв так разозлился, что земля вокруг стонала, молнии сверкали, а с моря пришел разрушительный по силе смерч, но потом... всё в одно мгновение стихло. Разъяренный Дэв хотел разрушить три камня до основания, чтобы вернуть волшебные ключи, но у него уже не хватило могущества.

   Петру нравилось, что мальчишки всегда внимательно слушали взрослых, да и Анины рассказы, хотя и не всё понимали. Зато потом наверстывали упущенное своими «почемучками», и он терпеливо отвечал на их вопросы. «Тындырчики» ходили за ним, как привязанные.
    Его удивил маяк на мысе Жонкиер, который был установлен, по словам Ани, сто лет назад, а стоял и поныне. Увидел он и знаменитый кривой тоннель, построенный каторжанами, пробивавшими скальный грунт с двух сторон. В расчетах по прокладке  веток тоннеля была совершена ошибка и группы не встретились. Для исправления был привлечен ссыльнокаторжный офицер Ландсберг. И хотя он помог исправить дефект, тоннель все-равно получился изогнутым. Много интересного Пётр узнал от своей виртуальной, а теперь уже реальной подруги, и был ей благодарен, но не только за красоту острова... его замерзшее сердце на краю земли начало оттаивать, как у Кая.
     Они отъехали чуть дальше от Трех Братьев и увидели на мелководье меньшие по размеру скалы – это были Три Сестры. Сёстры находились на бОльшем расстоянии друг от друга, чем Братья. За рулём уже ехал Пётр. Остановившись, он разулся и, подойдя поближе, разглядел, что камни усыпаны мелкими улитками, а пляж – разноцветной галькой.
    Понравились ему экзотические места Сахалина. Берега лежали в очертании живописных скал, и Пётр понимал, что этот великолепный морской пейзаж останется в его памяти навсегда.
Обратно ехали без остановок – дети спали, а Аня рассказывала потихоньку о прошлом острова.

... Заселение Сахалина русскими людьми шло главным образом за счёт ссыльнокаторжных и ссыльнопоселенцев, так как организовать вольную колонию острова царскому правительству не удалось.
После захвата Южного Сахалина японцами в 1905 году губернаторствовал на острове японец и губерния называлась Карафуто.
Но... после присоединения Южного Сахалина к СССР в феврале 1946 года, были ликвидированы японские префектуры, городские и сельские управы. Южный Сахалин и Курильские острова образовали Южно-Сахалинскую область. Административным центром её стал город Тоёхара, переименованный в город Южно-Сахалинск.

      Домой вернулись глубокой ночью. Детей Пётр с Аниным мужем занесли на руках в дом, и мать, осторожно раздев малышей, уложила по кроватям. Они были светленькие – не нивхи.
– Они на меня больше похожи. Твои ли это сыновья? – спросил Пётр шутливо шепотом.
– Да, когда я тебя увидела, даже испугалась, так ты похож на их отца – он тоже русский и из Москвы.
Сколько звал там побывать, с матерью познакомить, да не могла я оставить могилы предков, боялась не вернуться на Родину.
Глаза Есавуры наполнились слезами. Пётр прижал её к груди и услышал, что их сердца бьются в унисон.

Продолжение: http://www.proza.ru/2016/05/28/524


Рецензии
Да повезло Петру, приехал погостить и сразу семью получил, да такую замечательную:-)))Заодно о стольких красотах узнал и вкусненького поел:-)))с уважением:-)))удачи в творчестве:-)))

Александр Михельман   01.11.2017 19:37     Заявить о нарушении
Александр!

Сама писала... слюнки текли...
Хочется всё это снова попробовать.

Спасибо!
С улыбкой,

Пыжьянова Татьяна   01.11.2017 19:45   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 24 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.