Сахалиночка-6 Тайна

   На мыс Терпения возвратились без приключений, хотя ветер переменился, пошла рябь по воде, а когда подъезжали к берегу, море уже заметно волновалось.
Продолжая любоваться красотой природы Дальнего Востока, Пётр, не переставая думал о любимой «Евочке».
Скалы восхищали мощью, кекуры, фантастически выступая из волн, говорили о том, что много лет назад они «выросли» в результате вулканических процессов... а его не покидала мысль, как и когда сообщить об их решении Анне и Азруну и оформить отношения в кратчайший срок...
Любимая смотрела на Пётра глазами полными понимания, ей нравилось всё, что он говорил.
– Как здорово, что ты умеешь слушать! Мало людей, способных на это – каждый слушает только себя. Я уверен, что ты поладишь с моей мамой, тем более, что с ней  невозможно не найти общего языка, она добрая и очень хорошая. – сказал он потихоньку.
– Умная женщина будет бороться с влиянием свекрови, а мудрая... начнет меняться сама и примет её такой, какая она есть, – ответила Есавура.
– А я что говорю? Какая ты у меня умница!

   Обед превзошел все ожидания. Много водится благородной рыбы на Сахалине: сёмга, горбуша, кета, нерка, кижуч, чавыча, кумжа, сиг, омуль, голец, хариус, таймень, ленок, форель... И вот из нескольких сортов этой рыбы их ждала уха. Конечно, не вся она присутствовала в ней, но навар был непередаваемого вкуса – его рыбаки называют юшкой.
    На второе было подано блюдо с крупной жареной рыбой, с настоящей головой, с белым туловищем и хвостом, она лежала, как живая, на пузе. Когда официант порезал её на порции, оказалось, что в ней нет ни одной косточки, а внутри – вкусные тушеные овощи со специями. Пётр ел такое блюдо когда-то в Таиланде. Белорыбица таяла во рту, и мальчики попискивали от удовольствия. На третье подали пироги – расстегаи с рыбой, и вкус у них был отменный, почти такие же, как бабушка Петра стряпала в детстве и пекла в русской печи.

– Это вам не юкола с нерпичьим салом и пресной лепешкой...– улыбаясь, сказала Анна.
     Напитки все выбирали по вкусу. Им предложили на одну пару по бутылке белого вина, а детям, на выбор – чай, цикорий или компот. После обеда мальчишки убежали в детскую комнату рисовать и лепить из пластилина, а Анна с Азруном и Пётр с Есавурой расселись в креслах и пили из бокалов вино, отдыхая от поездки.
     Вернулась одна группа с рыбалки и стала шумно праздновать большой улов. Другая, что приехала с самого высокого маяка на мысе Терпения, вела себя спокойно, видимо, не так много получили впечатлений. Эти путешественники, наверное, приняли их за немцев, и не подходили общаться. Те любят пить вино, насытившись обедом или ужином, а наши выпивают... перед тем, как закусить.

    Анна с Азруном, как будто почувствовали что-то.
Аня сказала:
– Я вижу, Пётр, что ты устал с непривычки, да и Есавура пусть отдохнёт – ведь дом всегда на ней. В общем – тихий час, а вечером мы погуляем с детьми по окрестности.
     А кто бы не согласился... Они пошли в номер, счастливые, что смогут остаться наедине. Но бессонная ночь сделала своё дело – так и заснули в объятьях друг у друга. Когда встретились на ужине с родными Евы, Пётр спросил у Тёмы с Петей:
– Вы хотите, чтобы у вас был папка?
– Ты... дядя Петя? И можно будет называть тебя папой?
– Да.
– Хотим! – закричали они в один голос и бросились к ему обниматься.
– А в Москву поедете?
– Ура! Поедем!

     У Ани текли слёзы. Азрун был ошарашен, а когда пришел в себя, стал отговаривать сестру, убеждая выбросить из головы глупости.
– Ты уже была раз обманута русским. И где он? Это ты думаешь, что он утонул, а я никогда в это не верил. Хочешь на те же грабли наступить?
Но Пётр сказал:
– Не трать время попусту, братишка. Завтра вернемся в Южно-Сахалинск и оформим отношения. Я твою сестру не обижу, а мальчикам нужен отец и хорошее образование.
Мы с Евой всё уже согласовали.
– С Евой? – переспросила Анна.
– Да, ей нравится это имя. С ним ей будет проще адаптироваться и работать в Москве переводчицей. Моя мама станет водить детей в садик и заниматься с ними, она учительница младших классов. А Еве хватит хозяйничать на кухне, сидя дома, у неё есть талант, который пригодится моей фирме.
– Мы же о тебе ничего не знаем...
– У вас всё впереди. Будете прилетать в гости.
– Да ты что? Знаешь ведь, сколько стоит вылететь на Большую землю и вернуться...
Мы не потянем.
– Потянете. Это не ваша забота. На свадьбу возьмите с собой сына и дочь, а завтра пусть приходят знакомиться.

     Пётр видел, как от радости сияет невеста. Она бросилась в объятья сначала к нему, потом к брату, а, обняв Анну, стала благодарить её за счастье, которое та им подарила. Мальчишки выражали эмоции по-своему – кружились и дурачились.
– Так кто же вас распишет за один день? – спросила в недоумении Анна.
– И это... моя забота. Ваше дело – выбрать красивое платье невесте, какое ей понравится. И за цену не переживайте.

     Каждый мужчина мечтает о женщине, с которой не страшно стареть. Пётр нашел такую и очень боялся потерять.
На ужин подали заливное из лосося и жареного тайменя, Пётр сходил в буфет за шампанским, и они отпраздновали помолвку. Мальчики пошли после ужина и прогулки спать к родным дяде с тётей, а у Петра с Евой была настоящая брачная ночь.
     Потом они долго говорили о будущей жизни, и она казалась им прекрасной.
– Все на свете происходит по какой-то причине, и главное – это произошло – мы должны были с тобой встретиться, Петенька. – сказала Есавура и крепко прижалась к любимому мужчине.
    Ему нравились философские рассуждения Евы, его тянуло к ней всё больше, каждый день она чем-нибудь удивляла.

    Утром, после завтрака, заправив полный бак, за руль «Рено» сел Пётр. Аня попросила ехать не спеша, чтобы не спугнуть удачу. Остановились пообедать на Взморье, после обеда мальчишки заснули в машине. Все молчали. Брат с женой были ошарашены, не ожидая такого поворота, а Пётр с любимой – от нахлынувших чувств. Азрун сел за руль. Невеста положила голову на плечо жениху и тоже притихла от неожиданного счастья. Она любима самым прекрасным мужчиной Москвы и всей Сахалинской области, и больше никогда не останется одна. Её переполняла любовь.
    К вечеру вернулись в Южно-Сахалинск. Не хотели расставаться, но мальчики привыкли спать с ним в одной комнате, и пришлось на этот раз смириться. Утром он оставил на столе пачку денег на свадебное платье, а сам пошел с будущим родственником в местный Дворец бракосочетаний.

   Наплел там заведующей семь верст до небёс... что прилетал пять лет назад в командировку, встретил девушку нивху, влюбился, но... обстоятельства не дали вернуться за ней назад... длительная загранкомандировка всё переменила, он не знал о том, что у него растут дети...
А сейчас... вернулся за невестой и хочет забрать с собой в Москву, но надо прежде узаконить отношения и усыновить мальчиков.
– Вы увидите, дети – копия я, – сказал убедительно Пётр заведующей.
Он протянул ей конверт с деньгами, но она посмотрела на него строго и сказала:
– Это – не Москва. У нас такое не практикуется. Уберите.

      Женщина оказалась душевная и похоже, была тоже нивха. Пока слушала рассказ о любви и о том, как бабушка ждет внуков, вытирала платочком слёзы...
Ответила просто и мудро:
– Умный человек не делает сам все ошибки – оставляет другим. А если сделал, то исправляет их.
Очевидно, народная мудрость нивхов передавались из поколения в поколение.
– Оставьте паспорта и приходите завтра к двенадцати, – сказала она.
Пётру было стыдно за свою ложь, но она была во спасение. Он поцеловал руку женщине, отчего та смутилась, и сказал, что осталось только купить свадебное платье, и они вовремя явятся на регистрацию.
    Дома ждали гости: сын Ани и Азруна с женой и внуком, дочь с мужем и внучкой,  и их родня. Дочери было лет двадцать пять, а сыну - чуть побольше. Все улыбались, будучи уже в курсе, что родственница выходит замуж. Пётр пригласил всех на завтра в ресторан.
Мальчишки радовались, счастливые, что у них будет папа и они скоро полетят в Москву. Платье жениху не показали.

    На другой день, когда все собрались, вышла невеста – она была прекрасна. Белое платье контрастировало со смуглым лицом и обнаженными руками. Смоляные волосы на затылке были собраны в локоны и украшены алой розой, спускаясь волнистыми змейками ниже пояса. Жених преподнёс букет цветов.
Аня взяла с собой розы и торт для женщины, что организовала им регистрацию.
Мальчиков записали сразу в паспорт Петра сыновьями и выдали новые Свидетельства о рождении, где они были Петровичами – так захотел он сам.

     После застолья в ресторане, вернувшись домой, он спросил:
– А как звали отца у наших сыновей? Почему у них не было отчества?
– У нивхов можно без этих формальностей – нет отца и не надо никого записывать. Его звали Василий.
– Василий?
У Петра перехватило дыхание.
– А у тебя есть его фото?
– Хорошего нет, осталась маленькая армейская – не любил он фотографироваться. Да и фотография его – это наши с тобой «Тындырчики».
– Покажи, пожалуйста.

   Когда молодая жена нашла и подала ему фотографию, она чуть не выпала у Петра из рук – на него с фото смотрел двоюродный брат, Васька.

Продолжение: http://www.proza.ru/2016/05/31/1206


Рецензии
Да, молодец Пётр, правильно сделал, тем более, не совсем чужие, вроде как, видать хороший вкус это семейное:-)))с уважением:-))удачи в творчестве:-)))

Александр Михельман   02.11.2017 17:54     Заявить о нарушении
Александр!

Спасибо за то, что Вы испытываете
те же чувства, что и я!
С улыбкой,
Таня.

Пыжьянова Татьяна   02.11.2017 18:05   Заявить о нарушении
На это произведение написано 17 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.