Зимняя коллекция

(ПРОИЗВЕДЕНИЕ ПРОШЛО КОРРЕКТУРУ)

Сразу хочу предупредить, здесь я бываю редко и с покемонами не знакомлюсь, лайки оставьте себе, блог – идея Ди, но мне она понравилась, тем более все сейчас делают это. Несколько фоток я уже скинула, фигура у меня потрясающая, лучше, чем у Милосской, во всяком случае, я с руками. У матушки-природы есть масса мест для отдыха, но со мной ей пришлось потрудиться. Тонкая, звонкая – это не про меня. Уверенный третий, пока ничего не делала, и меня не надо ставить на голову, чтобы она стояла. С мордочкой, сами видите, тоже все в порядке. Меня хочется тискать, и я не всем по карману. Я знаю, чего стою и сколько стою, и мне жаль тех, которые не знают себе цену. Хотя пусть лучше таких будет больше.


Я часто ловлю на себе взгляды. Вульгарное, мини, крикливое, пестрое и вязанное крючком – не для меня. Не говорю, что это не нужно: кто-то же должен таскать шубы из обрезков и сапоги из кожзама. Но лучше вы, а не я. Одежда – спасение от уродства. Разница между женщиной красивой и не очень в том, что красивую хочется раздеть, а остальных – нужно одеть. Индустрия моды, нащупав соль, заколпачивает на этом огромные деньги.


Сразу хочу отметить, я – не шмоткозависимая наркоманша, хотя у меня и есть отдельная комната для обуви. Гардеробу я отдаю должное – и не более… Для меня это больше инструмент, а не крючок. По тряпкам и брендам еще долго будут встречать…
Я обожаю итальянские вещи: изящно, красиво, удобно.


У немцев все качественное, но топором деланное, средний размер на мини-танк.
Китайцы – молодцы, за все берутся, и я уверена, скоро у них все получится.
Наши шьют по итальянским лекалам, многие во всем этом ходят, пусть и дальше ходят – кто-то же должен поддерживать отечественного производителя. Кстати, вижу исключительные плюсы в нашем климате, у нас три сезона: зима, лето, ну, и весна-осень в одном флаконе. В Бразилии – один, в Европе – два, нам есть где развернуться.

Обожаю русскую зиму: ну где, как не у нас, можно выгулять все свои шубки? Я бы здесь поправила Монро: лучшие друзья женщин – меха и бриллианты. Сейчас у меня четыре шубки, более чем скромно. У моей подруги Ди – семь, три полушубка и четыре автоледи. И это всё учитывая, что Ди каким-то образом удалось все это выцарапать из одного-единственного мужа. Сама она, кстати, на очень большого любителя.
Если бы я до сих пор сидела с первым мужем, так и ходила бы в подаренном родителями кролике. Первая шубка появилась у меня в те времена, когда норковая шапка была целым достоянием и её не могла себе позволить каждая прачка! Мои подружки еще бегали в поддергунчиках, а на моих плечах уже трепыхалось целое состояние. Канадская норка с длинным ворсом, подшерстком, цвет – густой шоколад, английский воротник. Купил ее Женя, кажется, так звали второго мужа. Первый был студент, сидел на шее у родителей. После Жени был Эдик? Или Вадик? Не важно… Эдик оказался на редкость твердолобым, ссылался на уже имеющуюся шубку, никакие доводы и убеждения в том, что подарил ее не он, а Женя, на Эдика не действовали. Самая нищая из моих знакомых уже смоталась в шуб-тур и притащила себе шубу из Греции, а в моем гардеробе все еще колыхалась одна-единственная шубка. Эдик откровенно издевался: «В две же шубы одновременно не влезешь». Странно, что он купил мне двое… тпрусиков – двое же сразу на себя не наденешь, если только не выдалась суровая зима…


Меня уже тошнило и от шоколада, и от английского воротника, подкрадывалась крамольная мысль как-нибудь ее испортить – вылить на себя краску, прикрывшись любителями зверюшек, или отдать в дешевую химчистку. Слава богу, хватило мозгов остановиться. Эдик… нет, все-таки Вадик мог оказаться настоящей козлятиной, и что бы я тогда делала? Новую шубу он бы не купил, жить с таким жлобом я бы, понятное дело, не стала, и куда б я делась, такая красивая, без мужика и без шубы? Оставались последние ночки, чтобы хоть что-нибудь выцарапать, нутром чуяла, дело идет на разрыв. Но и милый оказался не промах, тоже одним местом чувствовал предстоящую разлуку. Хотел отделаться малой кровью, всучить енота или занюханную норочку: в час пик в каждом вагоне штук пятьдесят таких на работу едет, продавцы их так и называют – роба.


Да… и кого бы я потом себе нашла, в робе и еноте?

Тогда уже пошли поперечки. Поперечка – пусть та же норка, но хоть вид другой. Купил мне ее мой жмотик. Я была бы не я, если б не дожала. Мне бы тогда сразу его турнуть, а я, идиотка, повелась на то, что милый на новую работу вышел, – хотела до кучи еще полушубочек выцыганить. Все оказалось тщетно, только две лишних зимы на него потратила.

На третью избавилась и осталась красивая и свободная!

(Хотя и не в моих правилах бросать одного мужика, пока не найден следующий.)
Трудности меня только подстегивают. Нет ничего такого, с чем не могла бы справиться Лена Каблукова! Я ускорилась, поперечек становилось все больше и больше, от этой лесенки начинало рябить в глазах, теперь, чтобы привлечь к себе внимание, нужен был по крайней мере соболь или шиншилла. В ту зиму ко мне прибился Витя. Пустила погреться, он и остался, ну, не могу я долго без сильного плеча… Хотя, конечно, сразу понимала, Витя – не вариант.

...Давненько у меня не было такого Вити… Одни мужики в твоей жизни появляются, чтобы оградить тебя от всех невзгод, а другие – чтобы было что вспомнить.
Витенька, конечно, был редкий зверь. Я растворилась, пару месяцев абонент был не абонент, я для всех была недоступна, Ди и той стала реже звонить. За время нашего путешествия в нирвану у меня не появилось ровным счетом ни-че-го – ни одной кофточки, не говоря уже о звере. Того, что ежемесячно приносил Витенька, хватало только на то, чтобы прокормить его самого и меня и купить очередные три пачки по двадцать особо прочных. Но в какой бы пупырышек ни было сиюминутное счастье – о будущем тоже нужно было подумать... Первый звоночек с Витей прозвенел, когда я первый раз купила на свои деньги продукты. Второго уже не было. Дур у нас полстраны, не хватало, чтобы и Каблукова пополнила их ряды.


Допускаю, что есть ситуации, в которых можно кормить больного, убогого и кривого, но пусть это делает мать Тереза, у нее же остались последователи. У меня же в гардеробе продолжало висеть всего лишь две шубки, от Витеньки так ничего и не перепало, а благотворительность – для дам побогаче.

Сокровище, кстати, довольно быстро пригрели – я ж говорю, полстраны.

Мне нужно было в очередной раз рвать когти, тридцатник не за горами, мужиков становится по убывающей: состоятельных – уже мало; состоятельных и адекватных – еще меньше; а адекватных, состоятельных и таких, чтоб за рубь не удавился, – таких вообще, как в лесу моржей. В ту же зиму у меня появился Пал Андреевич – это норка в пол с воротником под соболя. Соболя мы с Ди проверили, она, прежде чем замуж выйти, пять лет на шубах простояла, так что в чем в чем, а в мехе разбиралась. Подпушек такой, и цвет палевый, и подкладка у Пал Андреевича вообще что-то невообразимое – ультрафиолетовая, сочетание потрясающее, я еще такого не видела. Короче, все очень достойно.


Познакомились мы на эстакаде, я пробила колесо (машина мне осталась после Эдика… или Вадика?). Зима, стою, как воробышек, а тут Пал Андреевич на «Ниссане». Два часа возился, перепачкался, как зюзя, я, хоть и в шубе, но чуть не околела, пока он вспоминал молодость.

Как девушка благодарная, разумеется, пригласила кавалера домой, оттаивать. Чаек, кофеек, вечерок провели, как школьники. Пал Андреевич мне еще больше понравился, солидный, не сразу быка за рога, и не дерганый – от каждого трыньканья мобильника пятнами не покрывается. Я, кстати, не переношу мужиков, которые за молнию дергают, а сами на мобильник косятся и от любого шороха вздрагивают. В подобных случаях я мужика учу: отвечаю на звонок и прошу, чтобы ему перезвонили позже, потому что он занят, он ведь действительно занят. А вообще, женат, не женат – мне ультрамариново: незначительные подробности из прошлого мужчины меня не интересуют, жена – не шкаф, можно и отодвинуть, хотя возни, конечно, меньше, если мужчина свободен.


С Пал Андреевичем удалось всех этих незначительных недоразумений избежать – мой автомеханик оказался вдовец, да еще с серьезными намерениями. Как это забавно, когда мужику за полтинник, а он все еще глядит петушком. А когда шубу мне купил, вообще чуть не тронулся: хотел соболя наземь швырнуть, чтобы я по нему лужу перешла и ножек не промочила, – вспомнил какое-то кино из своей молодости, такой лапа!

Вошкалась я с ним недолго, помер мой Пал Андреевич. Преподнес сюрприз в марте, вот уж подснежник так подснежник! Перед смертью успел купить еще один полушубочек.

Лето я решила отдохнуть. Занялась лицом, сделала инъекции, ближе к осени оформила наследство, присмотрела недорогой, но вполне приличный памятник, не совсем же я жучка. Пока бегала по делам, на глаза попала шубка из новой коллекции. Ди говорит, лиса плохо носится, быстро облезет, ну и черт с ней, зато цвет – потрясающий! Огненный, рыжий!

Скорее бы нашелся какой-нибудь Борис Сергеевич или Сергей Борисович!

Лиса хороша – зашатаешься!


Рецензии
Так написать, не каждому дано.Я потрясена. Всех вам благ и удачи. Спасибо.

Наталья Маторина   14.11.2017 14:20     Заявить о нарушении
Наталья, спасибо за отзыв! я очень рада, что Вам понравилось.
Здоровья и всех благ,
Ольга

Белова Ольга Александровна   15.11.2017 15:59   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.