В стране дрессированных тюленей

(ПРОИЗВЕДЕНИЕ ПРОШЛО КОРРЕКТУРУ)


Семен снял с крючка пиджак, любезно предоставленный фирмой-работодателем. На груди красовалась серая, в непонятных разводах эмблема, «знак компании» – догадался мужчина, хотя и не стал разбирать, что там наверчено. Не до того. Первый день на работе, нужно осмотреться, познакомиться с коллегами, желательно побыстрее въехать в служебные обязанности, сфера для него новая, в общем, показать себя молодцом, чтобы не вылететь на повороте. Полгода без работы – это вам не фиги воробьям крутить. Жена смотрит косо, теща криво. За последнюю неделю Лидка позволяла себе два раза на него прикрикнуть, а он ничего – проглотил… И это после того, как ему пятнадцать лет чуть ли не ноги в тазу мыли. Пятнадцать лет Семен проработал водителем в солидной немецкой компании, возил одних тузов и иностранцев, чуть что – у него Шереметьево, лишний раз к нему не подступись! А потом, как гром среди ясного неба, – сокращение! Три подачки, как шавке, – и Auf Wiedersehen! С наилучшими пожеланиями, дорогие коллеги!

Семен наглухо застегнул пуговицы, предмет жал в плечах. В комнатку без стука и предупреждения влетел мужчина.

– Здрасьте, здрасьте, – просиял вошедший. – Заступаем?

– Да, – кивнул Семен, рассматривая заглянувшую в конуру фигуру.

– Георгий Анатольевич, можно без «Анатольевич», – проговорил скороговоркой мужчина и протянул маленькую пухленькую ручку.

Семен поспешил поприветствовать вошедшего и представиться. Может, такой же, как он, рядовой сотрудник, а может, гусь посолиднее… С непосредственным руководителем его пока не знакомили.

Вошедший, прищурившись, оглядел предмет, в который с таким трудом влез Семен и, хитро подмигнув, указал на вешалку в углу.
– Прикиньте пока во-о-он тот.

Семен увидел китель, который раньше не заметил, сконфузился, поскорее расстегнул пуговицы. Георгий Анатольевич, сама любезность, помог новобранцу стащить с себя чужую вещь.

– Ваш комплект на неделе прибудет. А пока так, ничего?

– Конечно! – Новичок тут же влез в предложенный пиджачок.

– Семен, а по отчеству?

– Андреевич, – представился Семен. – Но можно и просто Семен.

– Оформились? – Мужчина вопросительно посмотрел на новичка.

– Нет еще, вроде как не все документы готовы…

– Ох уж этот отдел кадров! Ох уж эти девочки! – покачал головой Георгий Анатольевич. – А то бы сегодня сходили в банк, оформили карту.

– Да днем раньше, днем позже… – махнул рукой Семен. Главное, есть работа, а карту получить всегда успеет.

Георгий Анатольевич обшарил его глазами:
– Ну, вы готовы? – Сам он по-военному быстро застегнулся, Семен одернул полы. – Ну, значит, добро пожаловать в наши ряды!

Семен уже догадался, что Георгия Анатольевича к нему вроде как приставили и он должен будет ввести его в курс дела. Георгий Анатольевич вытащил откуда-то из кармана бейджик и окончательно прояснил ситуацию: «Гаюнов Георгий Анатольевич. Ведущий специалист. Служба безопасности», – было написано на прямоугольничке. Семен выходит на должность специалиста, Гаюнов хоть и повыше, но и он скромного полета птица.

– За пару недель освоишься, – пообещал Георгий Анатольевич, без лишних расшаркиваний перейдя на «ты».

Ведущий специалист вышел из конуры охраны и покатился, как мячик, по коридору.

– Дежурство с восьми до восьми, – читал, как по бумаге, Гаюнов. – После 21:00 доступ в офис только по предварительной заявке. Забывчивых, без пропусков – пишешь в журнал. Внешние посетители – сам знаешь, паспортные данные. Когда приезжает генерал, один остается внизу, другой сопровождает вместе с личкой до лифта. Ждешь возле лифта, пока не получишь отбой сверху. – Семен еле поспевал за катящимся впереди коллегой. – Турникеты у нас новые. Три месяца как установили. Без пропуска не войдешь – не выйдешь. Все фиксируется. Лишний раз по нужде не отойдешь. Так что вот они у нас все где!!! – Пухлячок сжал маленький воинственный кулачок и чуть не тыкнул им Семену в нос. – Ну и главное – держи ухо востро. В мире-то в курсе что происходит? – Ведущий специалист притормозил и строго глянул на новобранца. – На границе неспокойно!

Семен кивнул.

Ровно в восемь коллеги были на своем посту, до начала рабочего дня был еще целый час, но офисное здание уже начало всасывать в себя народ.
Семен сразу отметил, что женщины одеты хорошо, как и на его предыдущем месте работы. Зарплаты, значит, приличные. С Георгием Анатольевичем все вежливо здоровались. Охранник тут же объяснился.

– У нас СБ не то что в других организациях. Только бывших полковников пять, два фээсбэшника. На нас не только внешняя, но и внутренняя… безопасность (с языка, по-видимому, должна была слететь «разведка»). На двух рядовых сотрудников – один наш приходится, – похвастался мужчина. – И это еще не предел!

Ближе к девяти народ повалил интенсивнее. Складывалось впечатление, что ровно в девять шлагбаум должен рубануть и отрезать проход на территорию учреждения. Дальше – если только воздухом или подкоп…

– Новая система! – пояснил Гаюнов. – На минуту задержишься – красный флажок, опоздание тут же фиксируется. Система сама по данным из опоздавших формирует списочек. Чтобы снять красный флажок, придется задержаться после работы. Служебку и объяснительную – как положено… Волокита такая, мамочки родные! А ты не опаздывай! – взахлеб рассказывал Георгий Анатольевич.

Семен понял, что Гаюнов хоть и не является главным идеологом существующей системы, но руками и ногами за нововведение.
– Ничего! Они у нас еще не так застрекочут! – опять сжал колючий кулачок Георгий Анатольевич.

Семен проторчал минут сорок у турникета, потом Гаюнов усадил его за паспорта, посетителей нужно было перенести из журнала в базу данных, тоже целая канитель. Новоиспеченный охранник не успел оглянуться, как нагрянул обед. Гаюнов отправил его в столовку, поделился жетонами. На красный Семен получил первое, на синий – второе и компот. Кормили вполне прилично, хотя, конечно, не так, как на его прежнем месте. С трех до пяти было что-то вроде затишья, после шести народ стал выбегать из всех щелей здания. Турникеты только успевали фиксировать время выхода, разумеется, тех, кто потрудился прийти на работу вовремя.

После семи Гаюнов подробно рассказал про систему видеонаблюдения, после чего коллеги ушли в каморку.

– В 22:00 обход, коридоры, туалеты, офисные зоны сдаются под охрану. Остаётся всего два охранника. Ты да я, да мы с тобой! – добродушно похлопал он по плечу Семена.

В коморке коллега расслабился, освободил шею, расстегнул пиджак, обмяк. Семен вытащил свой куль с бутербродами, который еще утром накрутила Лидка. К пайку он так и не притронулся, поэтому сейчас было чем угостить напарника. Георгий Анатольевич в долгу не остался, тут же на столе между двумя пирамидками бутербродов вырос термос. Старый, добрый китайский термос с красными мясистыми цветами. Оказывается, не все еще перебиты. Георгий Анатольевич, как фокусник, вытащил из-под стола пару маленьких чашечек.

– По наперсточку? – предложил он новобранцу.

Семен вежливо отказался. Надо быть последним лопухом, чтобы в первый же день на рабочем месте нализаться. Да и не увлекался он этим делом.

– Ну, как знаешь, – не стал уговаривать напарник, опрокинул чашку и от удовольствия аж поежился.

Семен хлебал чай. Георгий Анатольевич тем временем опрокинул еще одну кружечку, раскраснелся, если бы не штаны охранника и не рубаха, можно было бы подумать, что он в сауне, а не на работе, до того ему было хорошо и душевно. Он попробовал еще раз подтянуть Семена в компанию, но тот опять вежливо отказался. Мужчина и на этот раз не сильно расстроился и продолжил пить божественный напиток сам.

В 22:00 уже хорошенького Гаюнова тюкнуло, что нужно идти делать обход, Семен, как человек трезвый, его остановил, не хватало еще, чтобы тот попался на камеры.
Обход у Семена занял почти час. Новичок отнесся к делу со всей основательностью, прошел строго по схеме, хотя и пришлось поначалу поблукать, проверил все двери, запасные выходы, заглянул в туалеты, убедился, что и там тишь да гладь... Когда он возвратился в каморку, Гаюнов, долакавший все, что было в термосе, был в зюзю. Прикорнуть, разумеется, было не на чем, спать охране не полагается. Семен нашелся, поставил вместе три стула и уложил на ложе спекшегося товарища. Благо роста мужичок был не великого. После рассчитывал просмотреть Инструкцию, которую ему дали для ознакомления, документ был внушительный, но Гаюнов и не думал отдыхать.

– У тебя какая зэ пэ? – в лоб спросил напарник.

Семен помялся. Информация о зарплате была конфиденциальная, в отделе кадров его предупредили, но, с другой стороны, Гаюнов в стельку, не факт, что он вообще наутро что-нибудь вспомнит.

– Тридцать пять, – сообщил Семен.

– Кхм… – Гаюнов изобразил что-то типа смешка. – Негусто! И что, хватает?

– Да как сказать… Когда полгода живешь на зарплату жены… – Семен и думать забыл, что на собеседовании озвучил версию о том, что он всего лишь месяц без работы. Да и какая теперь разница, главное – взяли...

Гаюнов, заерзав на стуле, тяжело вздохнул и сокрушенно махнул рукой. – На тридцать девять тоже не сильно разбежишься… Так и живешь, еле концы с концами сводишь… Заработал… Пожрал… Отдал долг татарину…

Семен вытянул лицо, видимо, придя к какому-то умозаключению.
После откровений Георгий Анатольевич засопел и наконец угомонился. Семен, дожевывая бутерброд, листал Инструкцию.

Дойдя до пункта 15.3, он оглянулся и не без умиления глянул на свернувшегося калачиком коллегу, согласно документу, он должен был незамедлительно сообщить о нежно похрапывающем младенчике высшему начальству – и так бы и сделал, если бы брезгливость к ябедничанию не впитывалась в нашего человека с молоком матери. Осилил документ Семен, только когда перевалило за полночь. Бессонная ночь далась с трудом, спать хотелось как из пушки, а тут еще нужно следить за мониторами. В глазах с непривычки уже после двух часов непрерывного таращения в мониторы рябило.

Утро для Семена было не радужным. В шесть он начал расталкивать напарника, балагур, тунеядец и пьяница не сразу очухался, потребовалось некоторое время, чтобы привести его в чувство. В восемь нуль-нуль их наконец сменили, Семен пополз домой. Желание было одно – поскорее доползти и отрубиться.

***

Дома он сразу же отправился в люлю. Лидка все постелила – к рабочему человеку и отношение особое, не как к безработному. Семен провалился в тяжелый сон. Проснулся часов через пять, состояние было такое, как будто пил он, а не Гаюнов. Башка жутко трещала, в ушах шумело. Не успел продрать глаза, Лидка два раза прошмыгнула за дверью. Семен не подавал признаков жизни, хотелось просто лежать, не двигаться, каждое движение отдавалось в затылке. Потихонечку Семен стал приходить в себя, припоминать минувшие сутки. Первое дежурство прошло гладко, никаких эксцессов, за исключением напившегося Гаюнова, слава богу, не было. На ум пришли вчерашние слова шалуна-напарника: «Заработал… Пожрал… Отдал долг татарину...»

Семен задумался. Неужели они и правда так и живут? Неужели все так тухло? Последнее время действительно приходилось туго: хватало только на пожрать да на бензин… Прям как говорил Гаюнов. Но на прежнем месте зарплата была более-менее приличная, во всяком случае выше, чем у некоторых… Хотя, конечно, и тогда не шиковали… На что-то крупное приходилось экономить, выгадывать.
Когда Лидка в очередной раз заглянула в щелочку, Семен не успел прикрыть глаза.
Жена меленькими шажочками вошла в комнату и приземлилась на край кровати.

– Ну, как коллектив? Начальство? – посыпались вопросы.

Семен бросал пару слов, все остальное Лидка додумывала сама. Заметив плачевное состояние супруга, Лидка сунула ему какую-то таблетку и погнала обедать. Первая зарплата в ближайшие две недели не предвиделась, но обед рабочего человека заметно отличался от обеда безработного. Позвонила теща, Лида дала подробный отчет матери, так, как будто бы Семена рядом и не было. Мужчина давно к этому привык.

Покормив мужа, Лидка умелась на работу. Недавно она устроилась нянечкой в элитный детсад-пансион. Раньше детей на пятидневку сдавали не от хорошей жизни, а теперь наоборот – с жиру. Сад с английским, с бассейном, не хватало только живого крокодила. Сегодня Лидка выходила в ночь, стерегла сон деток богатеньких родителей. После обеда Семена развезло, и он опять прикорнул. Проснулся уже в десятом часу, туда-сюда, и по-хорошему нужно было, как все нормальные люди, ложиться спать, но Семен был ни в одном глазу. День с ночью перепутал. Лидка к такому дурному графику давно привыкла, к тому же в саду с детьми всегда можно вздремнуть...

Мужчина включил телевизор, новости подходили к концу. На десерт, после того, как пощекотали нервишки, пустили забавный репортаж о чудаке, который каждый день приезжал на электричке в город и развлекал собирающиеся на светофоре машины цирковым искусством. Жонглировал.


Семен прилип к экрану. Рука сама собой потянулась к стоящей на столе вазе, три яблока одно за другим взмыли в воздух. Мужчина осторожно встал с дивана, подхватил из вазы четвертое яблоко… Пятое задело люстру. Яблоки одно за другим ссыпались на ковер… Семен опустился опять на диван, не спеша собирать яблоки.

Было время, когда и он ходил в цирковую студию, потом даже поступил в училище, но бросил… Страна разваливалась… Народные артисты спивались, оставаясь не у дел, не то что артисты цирка… Родители настояли, да он и сам не видел особой перспективы в жонглировании булавами или тарелками, все было очень туманно, хотя у него получалось и нравилось… Возможно, нужно было меньше кого-либо слушать… Как некоторые, прут напролом, и в гробу они видали эти обстоятельства... Но… Семен пошел в автослесари. Все стало кристально ясно. Машины всегда ломались, ломаются и будут ломаться. Хороший автослесарь без куска хлеба не останется. Потом подвернулась немецкая компания, гайки крутить бросил, сел за баранку. Цирк, как шалость детства, остался в далеком прошлом, и только сейчас, после репортажа, Семена будто тюкнуло – а ведь могло же что-нибудь выгореть… Лидка не просто так ему подвернулась… Педработник, всю жизнь в детсаде проработала. Можно было бы даже ИЧП замутить, гастролировать по детсадам. В году праздников тьма, плюс дни рождения, тут тебе и пираты, и клоуны, да кто хочешь... Программы бы с Лидкой сами написали.

Семен стал туда-сюда ходить по комнате, отфутболивая яблоки… А там, глядишь, и поперло бы. Можно было бы даже обучающий центр для дошколят открыть, какой-нибудь «Ученый слон». У них в районе сейчас «слонов» этих больше, чем в джунглях. Каждый родитель друг перед дружкой выпендривается, не знает, в какой кружок свое чадо отдать. Лидка и на инструментах играет. Семен отфутболил последнее яблоко. И не надо разрешения спрашивать, когда приспичит. (Мужчина вспомнил про систему учета времени, которой так гордился его новый коллега.) Ушло бы, конечно, какое-то время на раскрутку, но зато потом работаешь на себя! Сам себе хозяин!

Семен плюхнулся за комп, залез на сайты, промышляющие детскими праздниками. Не было ничего такого, чего бы они вместе с Лидкой не могли вместе сбацать! Кто-то умеет шевелить ушами, а он что, не умеет, что ли?!

Семен и не заметил, как время перевалило за полночь. Спать он улегся во взбудораженном состоянии. Утром ни с того ни с сего позвонил Гаюнов и попросил по возможности зайти на работу сегодня, хотя по графику в смену он должен был выйти только на следующее утро. На работу мужчина шел с легким сердцем. Из фирмы можно пока не уходить. За три месяца что-нибудь да прояснится. Да и с Лидкой надо переговорить… А испытательный срок – он на то и испытательный, что в любой момент можно раскланяться.

***
На охране его встретил Гаюнов, огурчиком стоящий на входе, и направил в кадры. В отделе кадров его уже ждала Жанна Романовна, женщина бодрая, веселая, готовая не только ревностно исполнять свои обязанности, но и в уборную бегать по свистку, – замечательный пример корпоративного служащего.

– Присядьте, пожалуйста. – Женщина полезла в ящик. – Тюленев?

– Он самый, – кивнул Семен.

– Семен Андреевич, к сожалению, было принято решение отказать вам в трудоустройстве.

Слова прозвучали все равно что обухом по голове. Это он передумал идти в их контору!..

– Почему? – не зная, что спросить, проговорил мужчина.

– Не могу сказать ничего определенного. – Женщина улыбнулась, ему показалось, что ехидно. У только что встреченного Гаюнова был точно такой же корпоративный улыбончик. Женщина протянула ему конверт: – Это зарплата за отработанные сутки. Всего доброго, – проговорила она.

Забрав конверт, мужчина вышел из кабинета. В мозгу зудел и не давал покоя вопрос: почему его не взяли? Возраст, вредные привычки, справка откуда следует – по всем пунктам порядок. С анкетой тоже все нормально. Или дело в том, что он без работы уже полгода и в этом пункте наврал… Но это же ерунда, пустяк. ЧП за время дежурства вроде никаких не было…

На фоне всего произошедшего даже радужная перспектива оставить Гаюнова с его элитным подразделением и начать с нуля свое собственное дело, казавшаяся такой привлекательной еще вчера, вдруг поблекла.

Когда мужчина выходил из здания, его перехватил Гаюнов.

– Семен Андреевич… – Георгий Анатольевич придержал его за локоток. – Могу я попросить вас на секундочку?

Семен, опять ничего не понимая, пошел за тянущим его куда-то Гаюновым.
Когда они проходили через турникет, дежурившие ребята вытянулись перед ведущим специалистом, он, не обращая на них внимания, потянул Семена за собой, привел в маленький уютный кабинетик.

– Присаживайтесь, пожалуйста, – пригласил Гаюнов, снова обратившись к нему на «вы». – Значит, завтра ждем вас на работе.

Семен захлопал глазами, потом вытащил из кармана конверт и зачем-то протянул его Гаюнову.

– Но как же… – проговорил он.

Гаюнов нахмурился и забрал конверт:
– Ох уж эти девочки! Ох уж этот отдел кадров! Вы приняты, – успокоил он Семена. – Надеюсь, не передумали у нас работать?

– Не-т, – опешив, проговорил Семен. – Но… – Семен хотел еще что-то добавить, но собеседник его перебил.

– Позвольте задать вам один вопрос? – Гаюнов в упор глянул на Семена. – Вы читали Инструкцию?

– Да-а, – кивнул Семен, все еще не понимая, куда клонит Георгий Анатольевич.

– Ну и?

Семен пожал плечами.

– Пункт 15.3, – позволил себе напомнить Георгий Анатольевич. Для большей убедительности мужчина вытащил из ящика стола документ и показал этот самый пункт Семену. «В случае чрезвычайного происшествия незамедлительно сообщить, позвонив по телефону…»

Георгий Анатольевич тыкнул пальцем в номер телефона.

– Наберите-ка, – попросил он Семена.

Семен хмыкнул, но все-таки вытащил телефон из внутреннего кармана пиджака и набрал указанный номер.

Что-то тут же забзынькало где-то рядом.

Георгий Анатольевич спохватился, вытащил свой телефон:
– Але-але!– весело проговорил он в трубку.

Семен медленно опустил телефон. «Вот кому нужно было работать в цирке!»

Гаюнов сиял, как новый рубль, судя по всему, подобный трюк с «напившимся» напарником он проделывал не единожды.

– Кстати, разрешите еще раз представиться. Гаюнов Гэ. А. Начальник Службы безопасности.

Семен, сам не зная зачем, привстал и снова опустился.

Георгий Анатольевич, как фокусник, вытащил из ящика комплект документов о приеме на работу и разложил их на столе.

– В дальнейшем не делайте, пожалуйста, подобных промахов, – по-отечески предупредил Георгий Анатольевич. – Прошу! Ваша подпись! – Гаюнов тыкал толстым пальчиком в те места, где должен был поставить свою подпись Семен.

Пока Семен послушно расписывался в документах, Гаюнов щебетал о том, что ему теперь положено десять синих и десять красных жетонов, что они бесплатные и выдаются каждый месяц. Карьерный рост у них предусмотрен, и даже намекнул, что разлет между специалистом и ведущим специалистом не четыре и даже не пять тысяч, а все гораздо приятнее. Главное, не терять бдительность! И еще… Нужно проявить себя! Заслужить!

– И тогда по праздникам можно будет даже рыбку кушать! – не смог удержаться от шутки Гаюнов.

Выйдя из офиса, Семен почувствовал себя как-то нехорошо. Как будто что-то забрезжило, поманило, но, не успел он очухаться, тут же исчезло. С другой стороны, снова все стало определенно и ясно. Ясно, что никакого разговора с Лидой не будет и что он завтра послушно потопает на работу.

Всю ночь Семену снился цирк и дрессированные тюлени.


Рецензии
да уж-наплодили фирм на час вместо громадных заводов... и некуда бедному крестьянину податься...кавказцы гнобят-евреи гнобят-а свои грабят... правовое государство однако... в честь свободы права ебн-утому саркофак отгрохали выше уральских гор...

с добр!

Димич   25.05.2017 14:50     Заявить о нарушении
...разделяю Ваше возмущение по поводу того, что с рабочими местами сейчас туго...
Благодарю за прочтение рассказа,
с уважением,
Ольга

Белова Ольга Александровна   26.05.2017 12:38   Заявить о нарушении