Карусель

ПРОИЗВЕДЕНИЕ НЕ ПРОШЛО КОРРЕКТУРУ

Карусель, карусель - это радость для нас,
Прокатись на нашей карусели!
(«Карусель», слова Ю.Энтин, музыка В.Шаинский)

Мария Степановна спорхнула с кровати козочкой, глянув одним только глазочком на многих ее ровесниц (хотя бы и из ближайшего окружения), язык не повернулся одарить их так же воздушно. Мария Степановна напротив вполне это заслуживала, слыла женщиной неутомимой, энергичной. Окружение человека с определенного момента застаивается, зарастаем камышом, превращаясь в болото - нет места прежним водоворотам, неоткуда взяться новым привязанностям, но тем крепче имеющееся.

В круг приближенных Марии Степановны входили  некогда страстная любительница лыжных прогулок Адель Сироповна (в тот период, когда Сироповну  еще не тюкнул инсульт, обеих часто можно было встретить скользящими между деревьями в парке, в жаркую пору, там где зимою пролегала лыжная тропа женщины прогуливались с шведскими палками); Ниночка, она же 140 на 80, все бы ничего, но уж очень болезненная,  и, наконец, Роза Юрьевна – личность яркая, индивидуально-обособленная, не из тех, о которых  следует говорить  вот так,  с бухты барахты, да еще в последнюю очередь...


Каждая дружба на чем-нибудь да зиждется, в качестве скрепляющего момента часто называют общность интересов, единство целей. Интерес и правда был, вдобавок ко всему желание развлечься, приятно провести досуг (почему бы нет, на пенсии свободного времени достаточно) и что не маловажно совместить приятное с полезным. Не от того ли многие наши женщины так падки на акции и распродажи?


Идейным центром дружеской кучки была, конечно, сама Мария Степановна. Вся информация о распродажах стекалась к ней, она принимала решение о том, куда бечь в первую очередь, а когда коней попридержать, выждать пока скинут еще чуточку. Ниночка сопровождала ее, как ниточка иголочку.  Раньше во всех увеселениях принимала участие  Адель Сироповна, но после инсульта ту только и осталось, что выводить к подъезду подышать воздухом. Что касается Розы Юрьевны, то тут все не так просто… Из всех четверых Роза Юрьевна держала себя особняком, несколько выше остальных, основанием для этого служили два факта, во-первых, ее достаток, и второе - она вот уже который год собиралась ехать к родственникам. Лечила себя Роза Юрьевна по-особому, болезни у нее были прикрыты приличными наименованиями, доверяла она только импортным таблетками, которые ей присылала ее заграничная родня –словом, чувствовалась в ней какая-то обособленность.

В силу своего статуса Роза Юрьевна, конечно, не могла себе позволить, как полоумная, лететь на первых зов распродажи, хотя, как подозревала Мария Степановна, ей этого очень хотелось бы! «Но, что-нибудь одно….»-со слов всё той же Марии Степановны, «…или, подобрав подол, мчаться за подсолнечным маслом или  с короной на голове сидеть и облизываться пока другие по спеццене достанут и то, и другое, и третье!»


Пока Мария Степановна, включив кран, уничтожала остатки сна, утренняя Аврора орудовала в квартире за стенкой, выковыривая из нагретой перины Ниночку. Оставим на минутку Марию Степановну, она и без нас со всем справится, и заглянем к ее пробуждающейся приятельнице.

Мягкая, бесконфликтная Ниночка жила по приборам. Не успев проснуться, рука ее тянулась к тонометру, стрелки (пока Ниночка не надевала очки) размахивали лопастями, но и без того Ниночка знала, что все плохо! Если давление нечаянно оказывалась в пределах нормы, женщина не верила и мерила его еще раз, в другой раз давление зашкаливало - Ниночка успокаивалась, с блаженным видом откидывалась на подушки и продолжала купаться в мякоти кровати. Так все случилось бы и в это утро, если бы не звонок. Ниночка не сразу нашла телефон, странное дело, после третьего звонка никто не стал колотить в стенку, звонки продолжились. Ниночка поспешила приписать себе еще один симптом и не сразу сообразила, что звонил не телефон.


Оставленная нами ненадолго Мария Степановна (а звонила именно она) топталась под дверью. Заглянув несколько раз в глазок и так и ничего не разглядев, Мария Степановна пребывала в не свойственной ей растерянности,- «Куда могла деться Ниночка в 7 утра?!»

-Только бы не увезла Скорая,-пробормотала предводительница.

Вылезая из-под одеяла Ниночка и правда вспомнила о том, как хорошо было раньше, можно было сунуть денежку и умчать с ветерком в карете Скорой помощи!

Пока приятельница снимала цепочку, Мария Степановна чуть не оборвала звонок.

-140 на 80, -открыв дверь, повисла на косяке Ниночка.

Мария Степановна понюхала на своем веку пороху и была не из тех, кого можно так просто разжалобить. Подлая жизнь выбила из строя Адель Сироповну, с Розы Юрьевны взятки гладки,  Ниночка слава богу была еще на ходу – и это все, что у нее осталось…

Пока Ниночка собиралась, Мария Степановна сидела, как на иголках на кухне. Время шло,  количество товара, участвующего в акции, ограниченно, никто  специально их ждать не будет, к тому же,  она терпеть не могла, когда что-то делалось  не вовремя!

-Нина, что ж не вырезала?! -долетело из кухни, на столе лежал нетронутый журнальчик, свой журнал со скидками Мария Степановна распотрошила накануне вечером.

-Да, думала… после вырезать, -отозвалась Ниночка.

-После… - в сердцах грохнула ящиком Мария Степановна, ножницы стали чикать по  будто специально пущенному  для них кантику. Купоны были всех цветов, но более всего вырезальщице приглянулись ядовито желтые с жирной надписью 90%.

Резала Мария Степановна обдуманно, не абы как. Прежде чем отдать чему-то предпочтение, отслюнявливала страничку, изучала то, что будет безвозвратно потеряно… Если на обратной стороне фигурировало пиво или какая шипучка, ножнички без сожаления делали свое дело дальше,  а вот если макароны или еще какой ценный продукт… начинались сомнения. Высунув  кончик язычка, как делала в период особой увлеченности, женщина довырезала купон, на нем  меленькими буковками шла дописка, которую она не разглядела дома.

«Неужто только по два в руки?»- охнула женщина.

***

Выскочили из дома чуть не на полчаса позже запланированного, Мария Степановна всю дорогу рвала и метала!  Наконец, вдали забрезжил торговый центр со скачущей мигающей лошадкой на фасаде. Атаманша рванула вперед, Ниночка, глотая пыль, волочилась следом. На подступах уже толпились бойкие пенсионерки, женщины посвежее, вкраплениями шли мужчины. В толпе Мария Степановна увидела несколько знакомых лиц, крайний раз они пересекалась на распродаже рыбы, она тогда отхватила три кило рыбьих пузырей- деликатесный продукт, хочешь жарь, хочешь фаршируй, хочешь в масле, а хочешь в кляре... Здороваться между намозолившими друг другу лицами было не принято -  единственно, Мария Степановна позволила себе легкий кивок головы,  отметив таких же, как она сама, жженных.


До открытия оставалось несколько минут. Наконец, стражник нажал тайную кнопку.

Мария Степановна надеялась быть первой, но куда там - оттеснили! Нашлись и пошустрее, и попронырливее! Ниночка телепалась где-то сзади, даже и не пытаясь вступить в противоборство - шаг вправо, шаг влево, инфаркт,  и будешь потом, как Сироповна. Отставшей ничего не оставалось как рвануть в обход. Мария Степановна и сама не поняла, как просочилась между кассами.  Маневр удался. Женщина отыграла несколько метров и пару секунд, но преимущество мало захватить, им еще нужно уметь воспользоваться. И вот тут-то она и дала маху, доскакав первой до стеллажа, женщина встала, как вкопанная. Морем разлилось перед нею изобилие… Со всех полок дразнились высунутые красные ценники… В акции участвовали простыни, пододеяльники, наволочки…
Пока она стояла рассусоливаясь, подоспели отставшие, налетели на нее со всех сторон, несильно помутузили и выплюнули  в задние ряды. Теперь она может и поняла, чего ей хочется, но по стеллажам шурудили чужие руки,  руки дербанили комплекты, сомневающиеся проверяли действительно ли в комплекте 4 наволочки, как заявлено, одна дама из двух разных комплектов составляла один свой, который ей больше нравился... (Вообще, о том, как порою вольно обращается человек с неоплаченным товаром лучше могли бы рассказать скромные труженики супермаркетов, уж они-то  знают, как суют пальцы рыбе под жабры, как ковыряют сыр, лопают  конфеты, незаметно сбрасывая  фантики)


Мария Степановна еще некоторое время металась, но потихоньку стала приходить в норму  и вскоре готова была расцеловать того золотого человека, который придумал давать только по 2 комплекта в руки. Первая волна, перевернув все полки, схлынула, за ней накатила другая, чайки налетели на добычу и даже когда до стеллажа дорвались приятельницы им еще осталось чем поживиться.

Ниночка, как полоумная, схватила комплект в клеточку. Мария Степановна кинулась искать такой же, увидела фиолетовый в цветочек, и больше его не выпускала, другая ее рука потянулась к чему-то желтенькому, тот же самый веселенький комплект цапнула еще одна клешня. Женщина отдёрнула руку, метнула взгляд на соперницу. Незнакомка, поправив большие темные очки, как-то так характерно шевельнула плечом  и отошла  в сторону. Марию Степановну будто чем-то обдало.

-Нина, -только и смогла выдохнуть она.

Ниночка, боясь потеряться и получить нагоняй, как всегда крутилась рядом. Глянув на удаляющуюся незнакомку, и она ахнула.

Со спины Розу Юрьевну было тем более ни с кем не спутать. Подхватив в одну руку 3 комплекта (выбрав до кучи еще какую-то неожиданную абстракцию), в другую - Клеточку с Ниночкой, Мария Степановна потянула всех за собой.

***

Расплатившись за товар, женщины вышли на воздух.

Проходя мимо дома, в котором жила Адель Симферопововна (которая всю жизнь конспирировалась под Семеновну, и только для самых близких была Сироповна;), Мария Степановна сказала «Зайдем» и свернула. По дороге начальница единолично решила, что жёлтенький комплект они отдадут Сироповне. Ниночка  возражать не стала, обрадовавшись тому, что хоть Клеточка ей достанется.

Адель Сироповна очень обрадовалась нагрянувшим подругам, во всяком случае насколько это было возможно в ее состоянии. Мария Степановна по-хозяйски встряхнула одеяла, переставила два пузырька на табуретке, навела свой порядок.

-  А мы с подарками…. Нина.., –скомандовала она.

Нина, кивнув, вытащила желтенький комплект.

-Батюшки! - чуть не прослезившись Адель Сироповна.

Мария Степановна хотела была объявить сумму, но Сироповна так искренне, так по-детски обрадовалась, что у той язык не повернулся озвучить сумму, - На день рождения! От нас с Ниночкой!- с барского плеча ухнула она.

Ниночка закивала, обрадовавшись тому, как хорошо все вышло, у Сироповны и правда был через неделю день рождения.

-Так раньше ж не поздравляют, - вскинула счастливые глаза Сироповна.

-Ну, так что ж…, -надулась от удовольствия Мария Степановна. Про Розу Юрьевну  ни одна, ни другая не проронила ни слова, не хотелось вспоминать  предательницу.

К Сироповне обещали зайти еще раз ближе к вечеру. У Марии Степановны наготове стоял термос с бульоном, Ниночка обещалась поспеть с  котлетками. И какие бы мрачные перспективы не рисовала судьба для Адель Сироповны, бесхозной ей остаться не светило!

***

На улице Мария Степановна вернула Ниночке деньги за половину комплекта, пополам так пополам.

Проходя мимо шестнадцатиэтажки, свечкой стоявшей на отшибе, Мария Степановна снова сказала «Зайдем» и потянула Ниночку за руку.

Ниночка похолодела, конечно, догадавшись к кому они направляются -  ссориться, ругаться Ниночка не любила, прежде всего из-за давления…

-Умеют же…- процедила Мария Степановна не успели они еще подойти к дому. Перед домом раскинулась клумба, рядом устанавливали новую детскую площадку.

Следующее, будто из тюбика выдавленное «умеют же» относилось  к консьержке, которая встретила их в подъезде и спросила в какую квартиру они направляются. В вину Розе Юрьевне ставилось и то, что благоустройство района началось именно с ее улицы и дома, и то, что в доме Марии Степановны и Ниночки никаких консьержей и в помине не было. (К слову сказать, и быть не могло, в некоторых подъездах и посадить-то человека некуда, если только не на стул возле дома).

Палец нажал на кнопку и придерживал ее несколько дольше, чем требовалась.
 
Звонок залился где-то в недрах квартиры, его тут же что-то  радостно подхватило, заливисто затявкало, пулей рванув к двери.

-Жули, Жули…-послышался голос хозяйки, –Фу-фу-фу,- попыталась  успокоить подопечную Роза Юрьевна.

-Кто? -перекрикивая разрывающуюся собачонку, поинтересовалась хозяйка.

Мария Степановна почему-то не ответила, тяжелая рука легла на глазок.

Жули  будто подавилась, рычала и гавкала вроде как в подушку. Роза Юрьевна зажала волкодаву пасть, смотрела в глазок и ничего не видела.

Ниночки притихла, того и гляди должна была разразиться буря. Ключ в замке стал медленно поворачиваться…  Мгновение … и пухленькая Роза Юрьевна распахнула дверь. Под мышкой с одной стороны висела обезвреженная Жули, другая рука воткнулась в бок.

Только в первую секунду во взгляде промелькнуло удивление. Мгновение… и на губах забрезжила легкая улыбка. Ни у кого бы не возникло и мысли, что Роза Юрьевна могла быть сбита с толку нежданным приходом гостей. Им были рады и только рады!  Жули в нетерпении скульнула. Глядя на восторг, заливший все существо обеих, легко можно было предположить, что последние пару часов Роза Юрьевна и Жули  только и делали, что сидели  под дверью и спорила  кто из них  громче тявкнет,  когда  придут дорогие гости!

-Заходите, заходите, - пригласила хозяйка в дом.

Первая шагнула Мария Степановна, Ниночка подтянулась следом. По простоте душевной Ниночка думала, что Мария Степановна прям с порога будет резать правду матку, но, вопреки ее ожиданиям,  в ход пошла тонкая дипломатия...


-Дай думаю зайдем,-расплылась и Мария Степановна,- Давно не виделись…

Улыбчивая Роза Юрьевна топталась вокруг гостей в прихожей, предлагая на выбор тапочки.  Мария Степановна рыскала взглядом вокруг, будто бы в поисках чего-то. Жулька, как будто выполняя задание хозяйки, путалась под ногами. Мария Степановна, наконец, что-то высмотрела, во всяком случае глаз ее сверкнул.


Чуткая, не любившая ссор Ниночка, человек тонко-чувствующий, мечтающий о мире во всем мире, внутренне сжалась.  «Ну, не виновата же Роза Юрьевна в том, что у нее денег больше, чем у других… Не будет же она их просто так всем раздавать… Ну, и что что пошла без них… Почему бы не сэкономить даже человеку зажиточному?...»


Пока Ниночка предалась размышлениям, Мария Степановна успела рассмотреть в комнате аккуратной стопочкой сложенные не много, не мало, а аж четыре комплекта! Будь комплекта два – еще куда ни шло, но от четырех у Марии Степановны перед глазами помутнело…


Роза Юрьевна, конечно, догадалась, что ее пришли разоблачать и практически накрыли с поличным, (иначе темные очки так быстро не исчезли с тумбочки с прихожей), но тянула время, оттягивая приговор, заманила гостей на кухню, поставила на стол сахарницу.

-Чаю? –засуетилась возле массивного буфета с толстыми темными стеклами хозяйка,- А может какаву? Ниночка?


На скатерть будто по указке хозяйки тут же выскочили вазочка с печеньем, тарелочка такая с такими конфетами, тарелочка сякая с сякими конфетами, сласти восточные, чем только не обсыпанные, розетка с арбузным вареньем. При виде варенья Ниночка придвинулась поближе к столу. Роза Юрьевна знала, как подкупить, а уж как она умела варить какао! Сыпала то корицу, то имбирь, то ваниль, а то и вовсе, как сталевар плавила чуть не целиком плитку шоколаду.

Ниночка и не пыталась сохранить нейтралитет.


Чашка кофе была предложена и Марии Степановне, но та уже выдвинулась.
 
- А мы с распродажи… Вот домой только идем…

- Да что вы?! – удивилась Роза Юрьевна, как будто в первый раз слышала о распродаже.

-И что ж давали?-поинтересовалась хозяйка.

-Наборы…,-вклинилась было Ниночка. 

-Комплекты постельного белья, -метнула в нее молнии Мария Степановна. Ниночка больше не высовывалась, из-за чашки наблюдая за битвой титанов. 

-Да что вы! Бязь?-предположила Роза Юрьевна.

-Да кто же бязь покупает?! Материал на две стирки,  – ухмыльнулась Мария Степановна. « У нас-то денег не как у некоторых под каждой подушкой…»-говорил ее красноречивый взгляд.

-Мы и Сироповне один подарили, -вклинилась опять нечаянно Ниночка, - На именины!
 
В голове Розы Юрьевны что-то проскочило, только усики слегка дернулись.

-Как же это? Что ж без меня? Сколько заплатили?

Роза Юрьевна действовала так молниеносно, так неожиданно, что ни Мария Степановна, ни  тем более Ниночка,  если бы что-то и заподозрили, не сразу поняли где подвох.

-Так сколько же? –снова пошевелила усиками Роза Юрьевна.

-1500 ,– сообщила Ниночка.

Приятельницы и моргнуть не успели, а Роза Юрьевна уже стояла перед ними, раскрыв кошелек и отсчитывая каждой по 300 рубликов. Считала Роза Юрьевна как-то особенно быстро.

Мария Степановна считала хоть и не так быстро, но считать тоже умела. И по ее расчетам выходило, что на подарок Сироповне нужно скинуться  по 500 рублей с носа. Значит Роза Юрьевна возле каждой чашки кинула больше, чем следовало.
 

-Где ж я возьму по 50 рублей? –разрешила ее сомнения Роза Юрьевна.

Мария Степановна принципиально хотела найти сдачу, но хозяйка замахала руками.

-Не выдумывайте, не выдумывайте! Вы ходили, небось такую очередищу отстояли!

Кофий  Мария Степановна пила вприглядку, возьми она хоть  обглоданную карамельку,  она бы себя после этого не уважала. Внутри что-то сосало...

***

Дальше и рассказывать нечего… Ниночка тяпнула еще какаву, Мария Степановна ее подождала и Роза Юрьевна, также закрывая спиной проход в комнату, выпроводила приятельниц из квартиры.


Всю дорогу Мария Степановна шла что-то обдумывая. Чувство было такое, что ее обманули, но в чем суть обмана, она никак не могла докопаться. 

Рядом щебетала человеколюбивая Ниночка, хвалила Юрьевну за доброе сердце.

Мария Степановна встала, как всегда по привычке дернув Ниночку за руку.

-Ох, добрая! Ох, и добрая!  Кому-то два комплекта досталось, а кому-то все четыре!!! И как только умудрилась! -Мария Степановна прикинула сколько приятельница сэкономила… опять пошла зыбь…

-И какая ведь прыткая! Быстрее нас домой прискакала! -проскворчала предводительница, совершенно упустив из виду, что они заходили к Адель Сироповне, - Умеют же люди!  Еще и к подарочку присоседилась! Ждите! Жалко ей стало Сироповну!


Роза Юрьевна кругом оказывалась в выигрыше. В тот самым момент, когда в сердце Марии Степановны вошел острый шип, в душе Ниночки расцвели розы. Она радовалась, что Роза Юрьевна такая добрая, что Сироповне достался такой хороший подарок, что так хорошо все вышло! Одна бы она какую-нибудь ерунду подарила, а втроем они вон какой подарок придумали! И даже 50 рублей её радовали, отчего же не порадоваться, на дороге не валяются!

Прим. автора:
1. Государство не сразу отреагировало, задействовало рычаги, чтобы защитить грядущие поколения от фантазий предков.


Рецензии
Вот так карусель! Спасибо вам! Насмеялась, пока представила всех ваших героинь. Не могла не восхититься Розой Юрьевной - вот ведь уделала Степановну всё равно. И очень кстати там Ниночка, которая разряжает обстановку. А за Сироповну откровенно порадовалась. Жёлтенький весёленький комплект белья - это же просто мечта, а не подарок. Замечательная карусель!

Карлыгаш Мукашева   23.10.2017 14:10     Заявить о нарушении
Уважаемая Карлыгаш-Ласточка! спасибо Вам большое, что порадовались за моих героинь, и особенно за "розу" этого девичьего букета - Розу Юрьевну!
Успехов Вам в творчестве,
Ольга

Белова Ольга Александровна   23.10.2017 17:40   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.