Здравствуй, белочка!

ПРОИЗВЕДЕНИЕ НЕ ПРОШЛО КОРРЕКТУРУ

Вот уже несколько дней Валерий Иванович был в растрепанных чувствах. На душе было тяжко, муторно, разбирать что-либо по косточкам он не привык, полагаясь на ощущение более, чем на какую другую из своих способностей, а тут потянуло на философию - принявшись рассуждать, он и помыслить не мог, как затягивает это болото. Отжурчали ручьи, дело катило к пенсии, всю свою жизнь Валерий Иванович оттарабанил на заводе, работал не за страх, а за совесть, хотя и с незначительными перерывами. Мелькали лица, сменялись тысячелетия, он, как штык, стоял возле одного и того же станка, будто медом он был ему намазанный. Сделав дугу рукой, мужчина по привычке  что-то крутанул, перевернул и запустил снаряд дальше - подыми его среди ночи, завяжи глаза,  он бы и тогда выдал свою трудонорму. Ощущение, что он герой не этого романа, может Валерия Ивановича когда и посещало,  только  его дома не было. Грамота, пожалованная недавно будто в утешение, принесла одни лишь горечь и разочарование.


-Валерю- Валерюшечка, -Валерий Иванович повел ухом, он и не помнил, когда Людмила крайний раз называла его нежным «Рюшечкой». Страсти минувшей молодости давно улеглись, не осталось ни той резвости, ни того накала, сейчас он- парень тишайший,  да и она – не та. Людмила стала чутче, покладистее, стала лучше прислушиваться к его состояниям, чуть что сажала на кефир и на простоквашу, да и он рогом не упирался – безропотно пил чайный гриб, жевал, когда давали, и сою, а на досуге плел корзины – женину философию Валерий Иванович давно уяснил, он, конечно, не Лев Толстой, и не Клара Цеткин, но Людмила нашла себя в служении, этим и утешилась.


-Да что же это? –донеслось с кухни, -Отравить ты меня хочешь? Останешься молодой вдовой, а там…

Валерий Иванович недоуменно повел бровью. К ним вроде как кто-то зашел, а он и не слышал.

-Картошку на сале? –защебетала Людмила.

Валерий Иванович разинул было рот, но его опередил тучный голос.

-Отчего же не на сале?!

Валерий Иванович добрел до кухни, воткнулся плечом в дверной косяк, руки без его ведома поплыли в стороны, будто собираясь вступить в «Барыню», мужчина кое-как их приструнил и застыл, весь сосредоточившись на лицезрении картины.

Сверху, по зыбкой ниточке спускался абажур. Из-под увешенной висюльками юбки лил пышный свет. На полу, растопырив ноги, стоял стол. На столе изнанкой лежала досточка. У плиты суетилась Людмила. Вокруг Людмилы, как шмель, кружил мужик.

Валерий Иванович сглотнул, бочком прошел на кухню, скромно присел на табуретку. Появление его будто осталось незамеченным, парочка продолжала заниматься своими делами. Людмила строгала тоненькими шмотками сало, мужик таскал с прожилочкой кусочки,  шатаясь, бродили жернова.


Боясь издать даже писк, Валерий Иванович прикрыл рот рукой. Мужик, воркующий возле его Людмилы, был не кто иной как он сам! … Только иной. Он (самый что ни на есть настоящий Валерий Иванович) и этот чужой мужик были всё равно что два разлученных в младенчестве близнеца, вскормленных разной грудью. Один пошел направо, другой свернул налево, у каждого были свои взлеты и падения, кочки- горки-пригорки, обдувало-припекало их по-разному, да и вообще все у них было разное. Много зим и лет миновало с тех пор, и в итоге получились два разных Валерия Ивановича.


Настоящий Валерий Иванович (во избежание путаницы так и будем продолжать его называть) внимательно глядел на пришлого мужика - фигура завидная, пузо – все равно что барабан, загар крепко- въевшийся, по локоть шоколадный. Не успел настоящий Валерий Иванович узнать этот шоферской загар, нежданно-негаданно пришло к нему откровение -вот чего ему хотелось всю жизнь, вот о чем мечталось и грезилось - жизнь вольная, дороги дальние, гуляешь на просторе, а там, за пригорком-пригорочком ждет тебя верная женщина. (То, что Людмила верная Валерию Ивановичу не хотелось ставить под сомнение даже сейчас, когда она прямо-таки стелилась перед новой загадочной личностью. Единственно, было чуточку обидно, что на него лично жена ноль внимания. Мужчина поерзал на табуретке и ущипнул себя за ляжку. «Не иначе как сон!»-подумал он.)


Людмила все крутилась и егозила (Валерию Ивановичу показалось, что она даже помолодела, позвончела, постройнела), шмякнула на стол тарелку с дымящейся картошкой, сначала для этого нездешнего мужика, но не забыла и про еще одного присутствующего. По порядку очередности сразу стало понятно «ху» есть «ху», приоритет был не в его пользу, но Валерий Иванович сделал вид, что не придал этому значения. Обиднее было другое- подавая тарелку, Людмила так глянула на этого залетного мужика, что у настоящего Валерия Ивановича внутри аж что-то  ёкнуло. Хоть парень и тишайший, на этот раз Валерий Иванович хотел было возмутиться, но Людмила как-то так повернулась, так зыркнула! И столько в этом было пренебрежения…


-Фу ты, ну ты!-процедила женщина, -Навязался на нашу голову! Дали тебе - жуй!


Мужик  хлопнул ладонью  по столу  и вопросительно посмотрел на их выходит что общую жену.

-А что? Хозяйка!

Между двумя произошел бессловесный диалог, третий остался за бортом. (Ох, как настоящему Валерию Ивановичу не понравился этот обезьяний язык жестов! Ничто не могло укрыться от его внимательнейшего взора! Общались голубки, вроде как, одними физиономиями, и такое было промеж ними понимание, такая идиллия!) Мужик уговаривал, напирал, Людмила ломалась, кокетничала, а потом, вильнув хвостом, вспорхнула и на столе очутилась Она, разлюбезная! 


Настоящий Валерий Иванович аж привстал - ни на полке, ни в шкафу, ни в каком другом укромном местечке еще утром Её, родимой, не было!  Сглотнув, мужчина попытался привлечь к себе внимание, Людмила по-прежнему не видела никого, кроме своего милого.


-Да ладно тебе! Не свирепствуй! –нежданно вступился за Валерия Ивановича гость.


Хозяйка послушалась безропотно, хлопнула на стол еще одну рюмку. Валерий Иванович, не дождавшись ни тостов, ни приглашений, тяпнул, и тут же по всему нему разлилась такая благодарность к этому незнамо каким ветром занесенному к ним на кухню мужику.  Валерий Иванович сидел, не сводя влюбленных глаз с пришельца- так хорошо и уютно ему было в этой компании, так весело скворчало на сковороде сало...
 
Пока Валерий Иванович пребывал в полудреме, он и не заметил, как другой прошмыгнул за его Люськой в спальню. Мужчина потупил голову и стал тихонечко дожидаться возвращения парочки - ему предложить женщинам давно было нечего. Чтобы не скучать, мужчина тихонечко пододвинул к себе соседнюю тарелку.


Закрыв за забежавшей на минутку соседкой дверь, Людмила вернулась на кухню,  Валерий Иванович подъедал картошку и беседовал с кем-то невидимым.

 -Здравствуй, «белочка»,- проговорила Людмила, тяжело опустившись на стул.


Рецензии
Знал труженика, честного производственника, он смахивал рукой со стакана чертей, которые сидели на краю стакана, свесив ноги.
С дружеским приветом,
Владимир

Владимир Врубель   15.06.2017 23:26     Заявить о нарушении
Приветствую, Владимир!
Пожалеем их(( Хотя может им не так уж и плохо...
С уважением,
Ольга

Белова Ольга Александровна   16.06.2017 20:25   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.