Наброски Джедай для императора

  Она была близко и далеко. Видела, как меняется Галактика. Могла сотни раз помешать императору вершить его деяния и умереть с теми, кого он погубил, но, как известно, против течения не поплывешь.
   Она стойко переносила всю ту боль, которую он причинял другим существам, ей и себе самому. Действия Сидиуса сломали многих в Галактике, однако, ему так и не удалось сломить её волю.
  Он уколол и ичкушал её, как только мог, пытаясь подчинить себе, но безжизненное марионетки скучны. Она отдавала ему всё, чего он был лишён. Её любовь была исполнена состродания и сочувствия.
   Он прятал её от всех, как и своё сердце. Она стремилась понять его, а он шёл к власти по костям. Окружающие осуждали её за её выбор, а она терпела. Даже император, порой, не мог понять её и считал её любовь временным явлением, но она всякий раз удивляла его.
  Дух её подписывался его Силой. Боль абсорбировалась ею в эту Силу. Она верила ему и верила в него. Верила, что однажды он вернётся к ней другим...


                    (От лица героини)
  Я никогда не была в такой растерянности... Я не могла рассказать о своём Ангеле ни друзьям из Храма Джедаев, ни кому-то ещё... Я боялась потерять свой лучик света, который мне послала Великая Сила в тёмные времена. Это было радостно и тревожно... Я могла прийти лишь к одному человеку...
  Сперва следует сказать о моей первой тайне. О том, как я стала Сатин. Это произошло на Тафэро... В тот год мне исполнилось 13 лет, а год ДБЯ был 33-й. Я была юна, но уже хорошо обращалась с Силой. Джедай-Целитель в отставке обучал меня в течении семи лет, по приказу Ордена Джедаев.
  В свой день рожденья я ощутила прилив энергии. Это был человек. Его аура светилась алым насыщенным цветом. Он пришёл в мой дом. Дверь открыла служанка. Весь день я была, как на иголках, чувствуя его тёмную тень надо мной. Он похитил меня из-под носа родителей и джедаев, охранявших нас.
  Попав на Дромунд-Каас, я то ли просто смирилась, то ли начала понимать, что мой путь уже начался и без испытаний мне его не пройти. Крайус, так он назвал себя, отнесся ко мне с уважением, как ко взрослой. Ему нравилось, когда я удивляла его безрассутством на наших тренировках. На пути к Дромунд-Каас я сказала, что представлюсь именем "Сатин". Он принял это с улыбкой.
  Это была моя первая тайна и поговорить о ней я могла только с тем, у кого тоже был секрет подобного рода. Такой человек нашёлся... Я встретила Палпатина в годы моей практики в сенате, в качестве джедая-консула. Мне, как посланнице, часто приходилось летать на отдаленные планеты нашей необъятной родины и привозить просьбы, адресованные лично сенатору, а затем и канцлеру, Шиву Палпатину. Как правило такие просьбы носили личный характер и мне не всегда удобно было ему об этом говорить.
  Канцлер отнесся ко мне хорошо. На мой вкус даже очень...
  В те дни, когда меня направили от Ордена Джедаев работать в Сенат, я ещё не знала Верховного Канцлера Палпатина лично, но была наслышана о нём,Он же, в свою очередь, так же не знал меня.Моё назначение для меня стало неожиданностью. Председатель Высшего Совета Джедаев, Гранд-Магистр Йода, решил, что я должна продвинуться дальше по карьерой лестнице.
  Эта идея пришла ему в голову после миссии на Новом Эпсолоне, которая носила всё же личный характер, нежели политический. Я отправилась на планету Новый Эпсолон, преследуя личные мотивы. Я хотела узнать причины гибели моей мамы. Однако, всё прошло не так гладко. Эта миссия стала для меня своеобразным экзаменом.
  Несколько месяцев прошло с того дня, как мы вернулись нва столичную планету. Магистр Йода засчитал мне смертельную попытку ареста Гривуса, на которого меня обманом натравив Балог. Балог солгал мне, обвинив в убийстве генерала Гривуса вместо себя. У всех остальных участников экспедиции были свои цели и задачи...
  Магистр Йода хотел улучшить отношения Ордена с правительством планеты. Удалось ли ему это, мне не известно. Оби-Ван Кеноби его ученик должны были выяснить место нахождения Гривуса и произвести его арест. На аудиенции у Балога мы узнали, что Гривус решил построить на Новом Эпсолоне новую базу, в горном районе.
  Я открыла для себя новые факты о моей семье. Мне стало известно, что мои родители провели на планете свои последние дни вместе... От отца я знала, что моя была похищена Балогом и в последствии убита им. Причина оставалась для меня загадкой. Ещё я знала о том, что мой отец собирался убить Балога, отомстив тем самым за их оскверненную любовь, но гнев ведёт его во тьму, остановился.
  Это для меня тоже осталось загадкой. Я много думала об этом, пребывая на Корусанте.Палпатину в первую встречу я ничего об этом не сказала. Я пару месяцев лечилась у целителей в Храме.Моя хромота осталась почти незаметной после лечения. Появлению хрипоты способствовала травма, которую я получила в погоне за Гривусом.
  Верховный Канцлер фигура загадочная, возвышенная. В случае с Палпатином всё так и происходило. Я ощущала в нём высокий диакон загадочности. Сила предупреждала меня о том, что сближение с ним приведёт к глубочайшим, необратимым последствиям и потрясениям.
  И вот, в тот день, кода я заступила в Сенат на должность консула, мне пришлось встретиться с ним лицом к лицу.Сперва я просто посещала заседания Сената от Ордена Джедаев.Сенаторы обсуждали различные политические вопросы и всевозможные решения проблем планет, обращающихся к ним с просьбами. Поначалу мне было не ловко и все эти обсуждения казались непонятными. Я заняла место сенатора с планеты Тафэро. Мне сообщили, что его должны отправить в отставку. Что на самом деле с ним произошло, я не знаю.
  На одном из таких заседаний канцлер Палпатин и приметил меня. Он почуял мой след, а после начал приманивать к себе. После посещения Храма, я пришла на аудиенцию к верховному канцлеру. Ожидая в приёмной, я была спокойна. В кабинете с Палпатином меня охватила внутренняя паника. И она продолжалась до тех пор, пока он не заговорил со мной.
  Он показался мне странным... Потерянным... Закрытым... Я смотрела ему в глаза и будто бы видела в них застывшую боль. Так мне показалось... Его доброжелательность трогала меня. И всё же я понимала, что он вовсе не "по-отечески" добр со мной. Я старалась ничем не выдавать свои подозрения...
  Наша первая встреча прошла не плохо. Даже прекрасно. Он оказался не таким, как мне его описывали "мои друзья" из сената. Некоторые сенаторы считали Верховного Канцлера Палпатина двуличным... Но я не обращала внимания на эти слухи. У меня с ним были только деловые отношения...
  Иногда он вызывал меня чаще, чем Скайуокера. Без всякого повода... В Ордене никто не подозревал о назревающих отношениях. Однажды, я пришла к нему и, дождавшись пока третьи лица покинут его кабинет, ворвалась и сказала, что не могу по его желанию, не имея на то существенных оснований, покидать Храм, поскольку я послушница и обязана строго соблюдать устав. После чего я испытала тот же страх, когда впервые пришла к нему, но на три или даже на пять балов выше.
  Палпатин выслушал меня внимательно и с пониманием пошёл мне на встречу. Я объяснила, что меня отчислят из Академии, если Высшему Совету Ордена станет известно о слухах, которые кто-нибудь может начать распространять о нас. В то время меня ещё волновала моя репутация...
  Голубые глаза пронизывали сильнее, насажывая меня на крючок. Я попалась... Он вальяжно сидел в своём кресле за столом, продолжая смотреть и слушать. Попросил подойти, я послушалась... Он поровнялся со мной... Мы молчали... Может, минуту... Может, дольше...
  После того, как мой больничный завершился, Магистр Йода отправил меня Тафэро, мирную планету во внешнем кольце. Успешно долетев до Тафэро осмотревшись, я поняла, что от мира на ней остались лишь отголоски.Я не ощутила связи с планетой, что и привело к проблемам.
  Проблемы планеты Тафэро начались как раз тогда, когда я посещала её. Избранный король Эридансвязался со мной по миниголографу и попросил о встрече. Я незамедлительно согласилась, но как только я пришла во дворец, мне не позволили его увидеть, сославшись на занятость короля.
  Странная женщина вынырнул будто бы из неоткуда и вручила мне некий предмет. Я нашла время изучить его только на обратном пути на столичную планету.
  Меня очень задето то, что я не смогла почувствовать энергию той планеты. Прилетев в столицу Республики, я первым делом вернулась в Храм .В Храме я встретилась с магистром Йодой, моим другом и учителем, который сообщил мне, что я назначена на посещение сенаторских собраний. Я удивилась, но не успела поговорить с ним об этом поговорить.
   Перед первой встречей с Канцлером Палпатином я присутствовала на первых двух заседаниях в мей жизни. Для меня, как для падавана, было сложно в это поверить, ведь ученики не имели таких возможностей, предоставленных мне.
  Моя предварительная встреча с канцлером прошла на заседаниях сената, посвящённых проблемам, коснувшимся планеты Тафэро.После заседаний я попала к нему на аудиенцию и рассказала о том, с какими праблемами я столкнулась на этой планете.
  Канцлер Палпатин почувствовал моё волнение как только я очутилась перед ним лицом к лицу. Он говорил со мной вежливо и доброжелательно. Его голос завораживал меня. Я перестала беспокоиться и начала его изучать. Палпатин показался мне интересным. Я и представить не могла, что в его душе скрыта пустота.
  Эта пустота пугала меня, но я не могла оторваться от этого человека. Мне хотелось узнать его получше. Для этого я должна была сблизиться с ним. Но джедаи обязаны соблюдать дистанцию. Я не могла нарушить кодекс. Однако, любопытство терзали меня так же сильно, как и страх.
  Я терялась и не знала, как поступить. На первой личной встрече его голубые глаза кололи меня сильнее, чем прежде, но я не отворила взглад и погружалась в глубину его лукавых голубых глаз. В те времена я ещё не знала, что они приведут меня в пропасть темную и глубокую, как бездна. Йода всё время повторял: "Тёмная сторона скрывает всё." Я об этом помнила, но Сила мучила меня ужасающими видениями.
  Видения лишали меня сна и покоя. Лишь один человек стремился понять меня и имел возможность осуществить это. Палпатин. Человек-загадка. Тайна. Рядом с ним я не чувствовала себя неопределенной. Мне был нужен кто-то, кто мог бы заполнить пустоту в моей собственной душе…
  Пустота в моей душе образовалась посте смерти моих родителей. Совет Джедаев взял меня на полное попечение, но это не помогало. Пустота росла и собирала меня изнутри. Сближаясь с ним ближе и ближе, я постепенно начала догадываться о том, что у него есть секрет. Секрет был и у меня...
  Мои секреты, в какой-то степени, были схожи с его тайнами. Я скрывала свою связь с Силами и имя, которое мне дала моя мама. Кроме того, я была знакома с "Дальними Пришельцами". От Ордена я скрывала свою вторую жизнь и свои отношения с канцлером Палпатином.
  Сперва мы видели друг в друге средство для достижения наших личных целей. Авкой подход мы считали удобным. Нам импонировала наша жажда независимости, больших возможностей и свободы действия. Мы не любили работать в команде. Это создавало впечатление того, что у нас есть нечто общее.
  О любви речи не шло. Мы пользовались уважением друг к другу. Мы не слишком выделяли разницу в возрасте между нами, хотя он был гораздо старше меня. Первоначально я имела цель выяснить причину ненависти к моей семье у наших врагов. Их у семьи Джинн оказалось не мало. Я хотела отомстить Балогу за смерть моей мамы.И Палпатине стал идеальным направляющим.
  В тайне от своих друзей я стала тайной ученицей Сидиуса. Я прониклись им и выпустила его в свою душу. Глубоко и бесповоротно.. Моё сердце "Остановилось", когда я не ощутила его в один день. Острая боль поролизовала меня. Я никогда не думала, что такое может произойти.
  Даже после его смертей во мне оставалась жить его тёмная энергия, которой он питал меня. Сидиус неоднократно спасал меня от смерти. Я принимала его помощь, опасаясь последствий. Наш союз был взаимовыгодным для обоих сторон...Я училась у него использовать внутреннюю тьму. Я не чувствовала себя ни тёмной, ни светлой.
  Для меня было важно стать сильнее и ещё понять, почему Куай-Гон приоткрыл завесу тёмной стороны. Понять я это могла, лишь изучив темную соторону до конча. В обращении с тьмой мне не хватало опыта.
  Обучаясь у Сидиуса, я продолжала жизнь джедая до определённого момента. Мне хотелось избежать миссий на Тафэро, но учитель сказал, что это важно. Я согласилась. Вернувшись на Тафэро, я попала в затруднительное положение. Советник Тафэро, Шейдан, возжылал меня. Это могло сильно повредить мне, как джедаю.
  Шейдан обратился к Канцлеру Палпатину с просьбой. Он просил у него моей руки и устроить нашу свадьбу. Палпатин и сам был от этого не в восторге. Но он, не хотя, дал на это согласие, зная, что я буду против этого брака. Когда я пришла во дворец, как посланница, Шейдан велел своей охране не выпускать меня из дворца.
  Я устроила в своей комнате ужасный беспорядок. Я была очень зла на советника. Его самоуправство возмутило даже Палпатина и он отказал ему в его требованиях. Я вернулась в столицу и обо всём рассказала канцлеру. Он отстронилась советника от управления планетой и назначил перевыборы Тафэрианского сената.
  Сидиус вел двойную игру и я это понимала. Согласившись стать его ученицей, я подписала договор с тьмой и попала в ловушку. До Истребления Джедаев оставалось немного времени. Я не знала, что станет со мной. Две из трёх миссий были удачными. Последняя принесла мне гибель и воскрешение.


Рецензии