Амурская сага. Послесловие

Пророческие слова М. Ломоносова о прирастании  российского могущества Сибирью не только блестяще подтвердились в наше время, но и приобрели особую значимость для мирового сообщества. За нее, кладовую планеты, вся драка, ведь тот, кто владеет этим сказочно богатым краем, будет «владеть миром». Отсюда историческая заслуга казацких отрядов и первых русских дружин, покоривших далекие неведомые пространства, и первых поселенцев, освоивших вековые залежные земли. Важно, что Российская империя не искореняла аборигенов, а напротив, поддерживала и покровительствовала им; с середины девятнадцатого века численность населения коренных сибирских народностей увеличилась вдвое. 

В представленном романе «Амурская сага» народ – главное действующее лицо. Не случайно в нем несколько героев претендуют на основные роли. Из них Прасковья и Давыд олицетворяют трудолюбие, добронравие и совесть народную. Жестокие гонения и горькие годы не убили в них веру в добро и справедливость. Галина – яркий образ русской женщины, озаряющей нас цельностью характера, душевной красотой и верностью в любви. И наконец, Иван Давыдович, творец и созидатель, человек несгибаемой силы духа, который всегда в первых рядах народного движения. Такие Иваны и есть соль земли русской, ее гордость и краса. Отметим в нем сплав украинской и русской нации, ведь его мать и бабушка - русские женщины, обе Ивановны.

Уже на исходе жизни он подарил нам историю своего рода с посвящением детям, внукам и правнукам, типичную для того времени. Иван Карпенко писал ее в тяжелом болезненном состоянии, но не спасовал перед близкой кончиной, отдавая последние силы летописи о судьбах родословия. Низкий поклон ему за исполненный предсмертный подвиг, за осуществленную исповедь перед Отчизной, которую он любил, крепил своим трудом и защищал в смертных боях.

Почин Ивана Давыдовича поддержали дети, Юрий Иванович и Людмила Ивановна Карпенко, посчитавшие своим долгом исполнить отцову волю, донести историю родословной до широкого круга читателей. Они предоставили автору книги не только воспоминания отца, но и фотографии из семейных архивов, уцелевшие документы, письма и записки родителей и прародителей. Живо интересовались и отслеживали рождающуюся книгу, принимали участие в редактировании и правках, делились собственными воспоминаниями. Их помощь в создании романа неоценима.

Теперь о романе. Как правило, авторы исторических романов дополняют известные общественные события собственными творческими домыслами и вводят в сюжетную линию надуманных «рядовых» героев, чтобы придать произведению занимательность  повествования, живое дыхание времени и силу эмоционального воздействия на читателя. В «Амурской саге», напротив, господствует строгий реализм, подкрепленный множеством документов, что позволяет читателю сформировать собственную объективную оценку той исторической эпохе, в горниле которой оказались реальные герои романа.

Тем не менее, роман далек от сухого и бесстрастного исследовательского труда. Его страницы полны авторских суждений, замечаний и реплик к излагаемому материалу,  зарисовок природы и даже стихотворных форм сочинительства. Отступления художественного свойства призваны отразить чувственную сторону книги, звучание душевных струн героев  и раскрыть нравственно значимые эпизоды. Об их уровне и уместности судить читателю, но в итоге роман напрашивается на признание его  историко-лирическим произведением. Что за жанр? Но как  его назвать, если историческое повествование сопровождается множеством поэтических и романтических  сцен, картин и заметок? Да и стиль языка нарочито упрощен и приближен к народному.

Особое место в любом романе отводится любовным историям, без которых роман теряет свое предназначение. Романисты всех времен по-разному, так и этак, решали задачу изложения любовных интриг, черпая их главным образом из авторского воображения. У нашего героя, Ивана Карпенко, любовная история распределена по годам, жизненным обстоятельствам и действующим лицам в ее определенной последовательности и в разных ипостасях. С каждым новым витком она предстает все более глубокой и  значимой для героя, не лишенной драматизма, но всегда в светлых и чистосердечных тонах. И опять сокровенные любовные чувства  нам бережно и трогательно поданы  самой жизнью.

Далее, об историческом фоне романа. К революционной перетряске 1917 года в Сибири сложилась иная, нежели в центральных районах России, система крестьянского земледелия – отсутствие помещичьего засилья, изобилие плодородных земель и высокая доля преуспевающего хозяйственного сословия, образовавшегося из переселенцев и основателей новых российских поселений. Их трудовой и профессиональный потенциал мог бы остаться тем же остовом экономики Сибири, каким был при царизме. Доля зажиточных дворов здесь почти втрое превышала этот показатель по европейской части России,  а на плодородных землях Приамурья - до их половины и более.  Такие состоявшиеся семейства по своей экономической сути представляли собой крепкие фермерские хозяйства или те самые коммуны, которые пыталась наспех сколотить и повсеместно насадить Советская власть.

А они уже были, родовые коммуны, которые кормили страну. Более того, на первых порах революционных преобразований  хозяйственные мужики поддержали нововведения.  Именно благодаря широкой народной инициативе, в 1918 году была создана Амурская трудовая социалистическая республика. Оставалось всего ничего – укрепить зажиточные дворы техникой, теми же тракторами, и государство получило бы развитую сеть сильных фермерских хозяйств. А вот  бедным и малообеспеченным крестьянам вполне обоснованно была открыта дорога в колхозы.

Однако, политическое руководство страны, ослепленное идеологией насилия и классовой борьбы, якобы нарастающей (!) по мере строительства социализма, избрало путь разрушения старого мира «до основания», искоренив «кулачество», этот золотой фонд российского крестьянства. Во имя принципа "разделяй и властвуй" в обществе насаждалась межклассовая ненависть, но ведь для того и держал богатый крестьянин Чернышов огромное стадо коней, чтобы раздавать их по бедным дворам. Ему с революцией следовало бы возглавить службу социальной защиты населения, а вместо того покровитель бедняков был привычно возведен в ранг врагов народа. Как итог разрушительной политики – голод по всей стране, главное «достижение» красной диктатуры в крестьянской стране начала тридцатых годов.

Объектом исследования романа стал крестьянский пласт с его обобщенными интересами и устремлениями к единой цели созидательного труда и благосостояния. В истории Ивана Карпенко отражен типичный пример тесного переплетения жизни рядового гражданина с проблемами государства, его развитием, спадами и подъемами. Наш герой - один из многих миллионов сограждан, которые в конечном итоге определяли и определяют все успехи и достижения страны.

Исходя из глубокого осмысления прошлого, должна строиться современная  общественная жизнь. И вот век спустя после памятных революционных и постреволюционных потрясений в России разработана Программа бесплатного наделения семей дальневосточными земельными угодьями площадью до одного гектара. Наступил акт исторической преемственности, начатый в начале прошлого века российским реформатором Петром Столыпиным. В считанные месяцы в органы дальневосточных властей  поступила первая сотня тысяч заявлений от желающих осесть на земле, связать с ней свои надежды и чаяния. Народ остался верен вековым традициям, которые закладывались первыми сибирскими поселенцами.

Ныне в обществе все настойчивей раздаются голоса о примирении сторон, красных и белых, сталинистов и правдоискателей. Другого пути и не видно к достижению единства страны, а потому оно неизбежно наступит, но когда? Хотелось бы поскорее, хотя знатоки  таинственных кармических процессов говорят об отпущении взятых на душу грехов в седьмом поколении человеческого рода, не раньше. Пока еще кровоточат в народе раны, нанесенные в годы гражданской войны и репрессий, но будем надеяться, что долгожданный путь к примирению некогда непримиримых антагонистов уже не за горами.


Рецензии
АЛЕКСАНДР!

понятно что и белолиберасты и нынешние сионолиберасты в последню очередь думают о благе народа... чуть лучше в этом отношении сионокоммунисты-большевики 20-30х годов...

возвращение к земле сегодня-это рецепт спасения от вымирания-но нужна госпрограмма...

и пищевую и лёгкую промышленность надо отдавать в колхозы-коопхозы и госхозы...

насчёт кулака вы возможно не правы-у меня самого все деды-бабки раскулачены и этот вопрос пытался осмыслить...

единоличник по всей россии едва кормил себя и цари каждое столетие списывали недоимки крестьянину-годунов и павел романов за это жизнями поплатились...

нападение 14 держав могло повториться-значит люди нужны промышленности...а крестьянина-единоличника кредитовать невозможно-да и трактор даже кулаку неподъёмен...товарное зерно царю давали передовые помещичьи хозяйства с немцами-управляющими агротехникой удобрениями и конными жатками и тд...

революцию подготовил столыпин оставив 42% крестьян без земли-именно они в большинстве попали на фронт и именно они опровергли маркса совершив пролетарскую революцию в аграрной стране-возрождение кулака и помещика они бы не поняли...

значит кредитовать надо колхозы-технику из мтс в аренду колхозам-и председатель коммунист костьми ляжет-но зерно-единственную золотую валюту страны отдаст...

поэтому малоэффетивную и политически опасную галантерею нэпа свернули и началось колхозное строительство-и с кавалерийскими и с сионистскими и русофобскими и нацменскими перегибами...

но главное сделали...количество рабочих перед войной увеличили с 3 до 35 %и и село обходясь тракторами в аренду по очереди и разнорядке накормило страну...

моя мать студенка из раскулаченных описывала 40й год как замечательный-всего вдоволь и весело-везде музыка!

и напоследок моё видение земельной реформы...

http://www.proza.ru/2016/02/27/2313

с добр!

Димич   07.09.2017 17:23     Заявить о нарушении
Вероятно, судить о времени столетней давности точнее могли бы современники. Я и писал по их воспоминаниям. Наши представления о прошлом исходят из тех источников, какие для нас оказываются доступными.
Да, в сороковом году стало лучше и легче, а расстрелы и аресты продолжались, вероятно, на всякий случай. Вавилов замучен в сорок втором. Почему бы не продолжить эту практику сегодня?
С большим уважением,

Александр Ведров   08.09.2017 03:49   Заявить о нарушении
нацперегибы были и будут-в стране десятки разнорасовых и разноверных народов... землячество в армии до сих пор!

а в 42м расстрелы были в воюющей стране-и факт что на всякий случай тоже-было и вредительство...чем полезней человек тем больше шансов на нары...тоже иногда прокатывало... сионистский беспредел жил-их чуть отодвинули-но они были во власти...

а при ельцыне поубивали десяток генеральных конструкторов-это явная зачистка сионом кого не смогли перекупить!

Димич   08.09.2017 20:00   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.