Икс, Игрек или Испугали бабу ежами

ПРОИЗВЕДЕНИЕ НЕ ПРОШЛО КОРРЕКТУРУ


С четверга 20-го работа для Жданова превратилась в ад, он и раньше считал дни до пятницы, но теперь состояние достигло апогея - Олег разве что не чесался, так ему хотелось поскорее покинуть свое рабочее место, однако то, что послужило тому причиной случилось не сейчас, а за неделю до этого, когда Андрей Евгеньевич, гендиректор их производственной компании проник в его закуток  и одними губами попросил заглянуть  в нему в кабинет, но только так, чтобы  никто не видел, желательно в конце рабочего дня. Для того, чтобы читателю стало яснее происходящее следует перенестись на некоторое время вперед, а именно описать события того злосчастного дня, с которого все на самом деле и началось… причем с самого утра….


13-го числа того же месяца Андрей Евгеньевич, не поставив никого в известность, отправился на тренинг для руководителей. Если придерживаться фактов, собирался он на него давно, но всё как-то руки не доходили, то одно, то другое, хлопот невпроворот, а в июле вроде как затишье - Андрей Евгеньевич разгреб экстренные дела и наконец решил осуществить задуманное.  За всё про всё -50 тысяч, деньги невеликие, кроме того предполагаемый эффект должен был превзойти все ожидания (а заодно и покрыть расходы.) С компанией-устроительницей различного рода бизнес-мероприятий они сотрудничали не первый год, посредством различного рода способов та впрыскивала в их нестройные ряды новые идеи, свежая струя (если уж быть до конца откровенным) все только лишний раз баламутила, но Андрей Евгеньевич первый стоял за развитие, без которого никуда.



Находясь уже в конференц-зале и в ожидании начала мероприятия мирно перелистывая всученную ему программульку, Андрей Евгеньевич пришел у некоторое недоумение от того снисходительного тона, в котором она была написана.  С первых строк делался непрозрачный намек на то, что он-де не всё знает, не всё понимает про менеджмент (в том смысле, в котором под ним понимается управление). «А если что и знает,»- ехидно подковыривали никого не трогающего, тихонечко сидящего директора,-« то этого недостаточно». В последнем абзаце и вовсе резали правду матку, в лоб заявляя о том, что всем своим инструментарием он, Андрей Евгеньевич, пользуется абы как, и, что самое неприятное, он якобы ничегошеньки не знает про свой главный потенциал – кадры. 



Тренинг заинтересовал директора чуть ни с первых секунд. Все три часа Андрей Евгеньевич просидел, не шелохнувшись, только по-хамелеоньи меняя цвет лица. Когда оратор говорил тише, приподымая темный занавес науки управления «живыми» ресурсами, Андрей Евгеньевич краснел, как последний помидор, когда ускорялся и говорил, будто взбегая на гору, директор становился бледнее бледного. Руководителя настолько потрясло услышанное, что он чуть не заплатил за книжку, которую бесплатно вручали на выходе.



***


Вернувшись в офис, директор не отправился как положено на обед (подкрепившись чем Бог послал на мероприятии), а направился сразу в кабинет. Сычом сидя за массивным столом, он  корпел над подаренной брошюркой. Тщательно проштудировав материал, директор покинул бункер и стал вроде как ненароком прогуливаться по коридору, присматриваясь к своим казалось бы таким знакомым сотрудникам. Все выходило, как в оставшемся в кабинете Писании. Все кадры делилось на Иксов (Х) и Игреков (соответственно У). Игреки вроде как работали, но ни шатко ни валко, вроде как делая одолжение, и для того, чтоб они и вовсе работать не бросили их нужно было всячески подзадоривать, как уголь в топку закидывая звонкую монету. С Иксами все было еще хуже - этих что пинай, что не пинай, им всё по колено, и сколько их взашей не толкай все равно работать не будут.


 Реальность буква в букву соответствовала написанному.


 Заметив прохлаждающегося в коридоре директора, возвращающиеся кто откуда сотрудники присоединялись к нему, и, перекинувшись с начальством парой фраз, начинали так же как он совершать моцион - в руках не хватало миниатюрных поилок, а где-нибудь в закутке бювета с минеральной водой... Посасывая взбитый в пенку напиток, кто-то подходил, кто-то уходил, но директор ни разу не остался в одиночестве.   Упорно меря шагами коридор, директор продолжал эксперимент и не сразу заметил вытертый на линолеуме след. Тропинка, виляя между столами, вела на воздух, к балкону, под козырьком которого стайками собирались курильщики. До директора долетали смешки вперемешку с крепкими мужскими репликами. Андрей Евгеньевич еле себя сдержал, чтобы не вспыхнуть, как спичка.

Все это напоминало настоящий разбойничий вертеп!
Все ходят, курят… пьют или едят и его грабят!

Андрей Евгеньевич, не уронив себя, всех покинул.

Приглаживая волосы в кабинете, директор никак не мог понять, как все эти годы они умудрялись работать не в убыток и даже зарабатывали кое-какую денежку? Вся его компания состояла сплошь из иксов и, если только жменьки, игреков.


Выявить проблему - уже встать на путь ее решения. Директор стряхнул с себя наваждение, грош цена была бы ему как руководителю, если бы он позволил себе раскиснуть! Нужно было немедленно, не взирая на должности и лица, брать всех за жабры! КПД 2 % и это при том, что в прошлом году были обрублены все соцсети.

Углубившись в чтиво, не теряя боле ни минуты, Андрей Евгеньевич перемахнул на пятую главу  к путям решений и оптимизации. Скрупулезно изучив завоевания науки по эксплуатации человека человеком, директор уяснил, что человек человеку по-прежнему враг, зуб за зуб, за каждым нужен глаз да глаз и ничего, кроме старого доброго «доверяй, но проверяй», наука не придумала.

Нет, директору не стыдно было устанавливать тотальную слежку, как и им не стыдно было его обманывать. Работали бы не спустя рукава - никто бы и не прибегал к драконовским мерам. В конце концов он ведь не мать Тереза, чтобы кормить всех бесплатно! Вопрос встал о том, кого выбрать в помощники – ни самому же таращиться целыми днями в экран, от этого может случиться и раздвоение личности. Выбор пал на Жданова. Всё было за данную кандидатуру: типичный айтишник, хлипкое создание с засаленным хвостом и специализация соответствующая - сам бог велел за всеми подглядывать. «Если окажется душкой, можно будет и приплатить»….«Нет, заплатить нужно в любом случае,»- не стал сквалыжничать директор.


Напомню, что все это происходило в четверг 13-го - в тот самый день, когда директор принял участие в злополучном тренинге.  В тот же день шеф позвонил по телефончику, указанному в брошюрке (все было очень удобно, и искать ничего не надо) и, не откладывая ничего в долгий ящик, договорился о том, что в ближайшую субботу к ним приедут и всё установят. Вечером, когда все потянулись домой, Олег, как было условлено, заглянул в кабинет шефа.  Мы, собственно, постепенно подобрались к тому моменту, как молодой человек оказался в кабинете начальника.

Олег, хоть и айтишник, а сразу понял, что от него требуется. Андрей Евгеньевич честно, по-мужски спросил согласен ли он? Олег ломаться не стал, прикинув чем может обернуться отказ директору. Щедрая рука протянула конверт, за причиненное беспокойство. (Андрей Евгеньевич тут же оговорил, что надбавка будет выплачиваться ежемесячно, в конверте. Разумеется, все, о чем они только что условились, должно остаться между ними.) Договоренность скрепило рукопожатие.

В субботу все помещения офиса были опутаны паутиной. Проконтролировав установку оборудования, Олег спокойно пошел домой, не подозревая, что его ждет в ближайший понедельник. 


***

С понедельника жизнь Олега круто изменилась. Со всех сторон его окружали экраны, на которых с утра до ночи передвигались люди в черном (в костюмах проще всего придерживаться делового стиля, что касается женщин- пропорция их в производственных компаниях незначительна, если только так… для запаха). Олежек пялился в мониторы, кино крутили, как в Болливуде, без конца и начала. Олежек практически сразу догадался к чему шеф заварил всю эту кашу … Были конечно среди сотрудников и ковбои, но в общем директор погорячился- большинство  работали, как рабыни Изауры, часами не отлипая от телефонов и втюхивая что-то заказчикам (во всяком случае от телефонов точно не отлипали). Помимо увеличившейся нагрузки (не говоря уже о том, что Олежек лишился единственной своей привилегии –зависать на знойных сайтах) в работе Олега появились и некоторые неудобства. Взбаламученный Андрей Евгеньевич теперь частенько забегал в его конуру, придвигал к нему свой стульчик и вместе с ним пялился в экран. Заботы, свалившиеся на Олега, этим не ограничивались. Андрей Евгеньевич задумал вести журнал, в котором в зависимости от тяжести проступков нужно было ставить галочки. В одно из своих посещений директор притащил с собой секундомер, Олег сразу понял, что добром это не кончится. Отдельные сотрудники, не будем здесь указывать фамилии… умудрялись обедать с 12 до четырех и после этого устраивать еще и сиесту.

Директор чуть не  стек со стула, когда подсчитал сколько оплаченного времени тратится на обед...

Олег честно отрабатывал положенную надбавочку (по кругу 120 штукарей для кого-то может и не деньги, а для него сумма приличная,если копить, в конце года можно махнуть на Гоа), однако  не прошло и двух дней как молодой человек взмолился- 110  сотрудников, 10 камер, 4 огроменных монитора поделенных на разные сектора, а глаза всего два! Ну а то, что он целыми днями не покидает своей конуры вообще могло вызвать подозрения. (Не говоря уже о том, что он ведь тоже человек, не ставить же под стол еще одно ведро!) Директор, хотя и неохотно, но пошел на уступку, согласился выделить помощника.


Напомню читателю, что вышеупомянутые события разворачивались последовательно, начиная в того момента, как прошел тренинг, однако, для того, чтобы разобраться в том, что послужило причиной неспокойного состояния Олежека, с которого началось наше повествование (не от перегрузки же в самом деле закипеть молодому парню) нужно снова отмотать события чуть назад. Что поделать, даже камера не в состоянии объять необъятное, не говоря уже о бедном писателе, вынужденном, как цирковая кобыла, туда-сюда скакать.



***
Пока Андрей Евгеньевич денно и нощно точил ножи (не ради праздношатания он ведь ходил на тренинг), в компанию на его имя пришло два письма. (Случилось это как раз после установки оборудования). Директор проставил где нужно свою подпись и визу, и с резолюцией «Оплатить» передал оба комплекта Антонине Юрьевне в бухгалтерию. (Главбух при любом раскладе не может быть второстепенным персонажем, предстоит ей сыграть заметную роль и в нашем повествовании.)

Получив из рук в руки два комплекта, бухгалтер мимоходом просмотрела счета, в одном сумма была и вовсе микроскопическая, и там и там была проставлена размашистая резолюция, что снимало с Антонины Юрьевны всякую ответственность… Но… ничто не может помешать быть человеку ответственным… Хороший бухгалтер знает всех своих контрагентов по ИННу, какие-бы тучи счетов не проходили через его руки. Антонина Юрьевна должна была знать за что они платят (какие бы смешные суммы не уходили с их счета). И что за оборудование им устанавливают (в этом месте жирная точка). (Расчет директора на то, что его резолюции будет достаточно, и Антонина Юрьевна не будет совать свой нос в каждую оплату оказался неверен, если он вообще об этом задумывался…)


Прежде чем отдать счета на оплату Кате, своей помощнице, Антонина Юрьевна проштудировала доступные ей источники (т.е. интернет) в поисках описания оборудования системы «Дозорный», а также задала себе вопрос о том, какие такие очередные информационные услуги им оказали. Сложив «два» и «два» женщина пока только предположила в чем сыр бор - догадку нужно было еще проверить.

Антонина Юрьевна так же, как Андрей Евгеньевич прежде всего начала наблюдать за происходящим, и так же как шеф никому ничего не сказала.

Не в обиду директору (за плечами которого в силу возраста просто не могло быть солидного жизненного багажа, не говоря уже о врожденной женской наблюдательности) делала бухгалтер все гораздо тоньше, профессиональнее.  (Не поздно еще указать, что в каком-то смысле Андрей Евгеньевич сам себе рыл яму и способствовал тому, что в последствии с ним случилось. Не далее, чем за год до описываемых событий Антонина Юрьевна, ссылаясь на загруженность, выклянчила одну за одной двух помощниц, Катюшу -на оплату счетов и Машу-на зарплату (за собой, справедливости ради нужно сказать, бухгалтерша оставила самые сложные и ответственные участки работы - налоговая, отчеты, циклические как перпетум мобиле балансы), вследствие чего у бухгалтера высвободилось дополнительно количество времени и стало возможным и далее развивать врожденную способность к наблюдениям. Вообще, многие бы могли достичь в чем-нибудь совершенства, но не у всех есть возможность разогнуть спины.


Итак, как мы только что выяснили, имея не слишком высокую загруженность (а также способность к анализу и обобщению), в пятницу (в крайнем случае в понедельник) бухгалтерша получает от директора счета на оплату, в тот же день выдвигает предположение, днем позже получает подтверждение своей догадки, в среду убеждается, что весь офис под колпаком и на плане эвакуации офиса крестиками проставляет локации всех установленных камер (нужно ли говорить, что все это делается тайком). Узнает Антонина Юрьевна и о том, что следит за всем Жданов, который вот уже несколько дней сиднем сидит в своей конуре и носа из нее не показывает. За свои услуги Жданов получает 10 тысяч рублей, сумма выдается в конверте, лично директором и не проходит через бухгалтерию.


Антонина Юрьевна не стала делать трагедию, хотя подглядывание без предупреждения минимум незаконно и поставить в известность хотя бы ее было нужно. Конечно, женщина догадалась с чего директор все это затеял. «Кот из дома, мыши в пляс!
Неужели дошло, что сотрудники на рабочих местах потеют, если только от выпитого чая… Разболтал всех своими командировками!»- коромыслом выгнула бровь  бухгалтерша,- «Таскается где ни попадя! Не успевают представительские оформлять.»


То, что подглядывали в том числе и за ней Антонину Юрьевну едва ли могло смутить, перед директором и учредителями она была чиста, хотела бы давно оставила всех без штанов и сколотила состояньице из того, что совместными усилиями наработают иксы и игреки.  Проштудировав точно такую же брошюру, которую вот уже несколько дней холил директор и ничего нового из неё для себя не вынеся, бухгалтер пустила ее в шредер.  «Ну и что? Испугали бабу ежами, еще не так сейчас прищучивают... У нее подруга в банке работает, так там вот где всех держат! К каждому сотруднику часовой приставлен, ни одну бумажку из офиса не вынеси, в сумку каждый раз заглядывают, есть такие что и в бюстгальтер с проверкой лезут...» Что касается работы непосредственно своего отдела, тут Антонине Юрьевне тоже не за что было краснеть - за своими девочками она получше всяких присматривает...


 Антонина Евгеньевна хотела было уже успокоиться и жить спокойными рабочими буднями, но всю среду ей не давала покоя мелькающая перед глазами Маша- хорошая девушка, аккуратная, исполнительная. В обед бухгалтершу тюкнуло.  Она подошла к шкафу (все кадровые документы хранились в бухгалтерии), нашла личные дела Жданова, а заодно  и… Котова. Зная Жданова, один такой с четырьмя камерами не управится, а значит ему в помощь выделят… А кого?  Конечно Котова... Кого же еще… Убедившись в том, что она все помнит правильно, бухгалтерша, возвратив личные дела на место, посмотрела внимательно уже не только на Машу, но и на Катюшу. Во время обеденного перерыва Антонина Юрьевна сгребла обеих девушек и потащила в Чайхану. Бухгалтерия полным составом время от времени ходила туда обедать, поэтому, когда все три сотрудницы исчезли с камер, ни у кого это не вызвало подозрений.


Между легкомысленным салатиком и протертым супом состоялся серьезный разговор, о чем – не известно, в чайхане Андрей Евгеньевич своих камер пока не прикрутил.


Все это происходило в среду, считай уже во второй половине дня, так постепенно мы подобрались к тому моменту, с которого собственно начался наш рассказ. А именно с четверга, с того самого дня, когда жизнь Жданова стала невыносима.


***

В четверг утром девочки пришли пораньше на работу и одни без мужиков передвинули свои рабочие столы. Машино и Катино место оказались на совершенно других местах. Всем, кто в тот день спрашивал о перестановке Антонина Юрьевна объясняла, что так больше свободного пространства и свет падает.


Утром того же дня ничего не подозревающий Олег пришел на работу, принес с собой из дома яблоко и вперился в экран. На экране появилась Катя. Жданов вроде как  девушку хорошо знал, работала она у них с прошлого года, но это было совершенно другая Катя. Катерина вроде как работала, а вроде как и нет, иногда Жданов ловил себя на мысли, что это она за ним наблюдает... А однажды девушка так на него зыркнула, что он чуть не выронил яблоко... Четверг Жданов худо-бедно пережил, в пятницу  Катя пришла в новой блузке. НЮ (если кто не знает, это такая, что все через нее видно). Жданов больше не мог одновременно жевать вчерашнее яблоко и наблюдать за другими мониторами. «Курительные палочки» Олег стал ставить кому ни попадя, а одну галочку даже влепил ни сделавшей за всю жизнь ни одной затяжки Антонине Юрьевне.  (Женщина всего лишь по привычке сунула в зубы карандаш.) Весь день был шиворот навыворот, Катя словно прилипла к рабочему месту, не бегала как раньше по поводу и без к Антонине Юрьевне, та сама  подносила ей  документы. Олег даже забыл, что пятница короткий день.  Когда Катерина наконец исчезла с экрана, Жданов насилу выбрался из офиса.

Все выходные Катя ему снилась...

С понедельника рядом изнемогал еще и вернувшийся из отпуска, Котов, наблюдающий уже за Машей. Наблюдение за всеми отделами было свернуто, четыре скрытых глаза наблюдали только за бухгалтерией.

Всего что твориться, так сказать, по ту сторону «глаза» камеры, Антонина Юрьевна не знала и знать не могла, но кое о чем догадывалась. Для закрепления эффекта бухгалтерша подсуетилась и выписала Кате и Машу премии -девочки шустренькие, работают хорошо (не свои деньги не жалко, а Андрей Евгеньевич к ней должен прислушаться). Маша с премии купила такую же соблазнительную блузу, как у Кати. Катя новую помаду и еще кое-что полезное (На туфли, юбки и все что ниже пояса девочки пока не тратились, под столом все равно ничего не видно.)

Если уж берется за дело человек удачливый, то все проходит, как по маслу. (В том, что Антонина Юрьевна –человек удачливый не стоит и сомневаться). В помощь ей и девочкам нагрянул корпоратив, именно тогда у Жданова все закрутилось Катей, а у Котова с Машей.


Дальнейшие события начали выходить уже за рамки офисных камер. Жданов водил Катю в кинотеатр и они там сидели на полу, после чего он начал думать как бы на 120 штукарей  съездить на Гоа уже вместе с Катей. Котов летал вместе с Машей на парашюте,  потом оба выгребли остатки отпуска и тоже куда-то смылись. Все катилось своим чередом. Андрей Евгеньевич по горячим следам все-таки избавился от парочки вопиющих сотрудников, но на их место взял еще хуже- вот уж не везет так не везет человеку! 

***


В силу объективных причин Андрей Евгеньевич не мог слишком долго нянькаться и учить уму разуму лентяев и лодырей, вскоре он пустил все на самотек- этого следовало ожидать, затянула рутина, опять навалились командировки, встречи, деловые обеды и завтраки. Некоторое время директор не касался кадровых событий и естественно удивился, когда одна за другой вышли из строя две сотрудницы бухгалтерии Мосина М.Р. и Звонарева Е.О., не успели девушки уйти в декрет сразу же и родили, причем  в один месяц, с  разницей в какую-то неделю, будто бабка пошептала. Когда Антонина Юрьевна пришла клянчить на родовспоможение и на подарки малюткам директор вдруг вспомнил про иксы и игреки.


-И кто у нас…? –спросил, подмахивая счет, директор.

- ХХ или ХУ?…-   подсовывая следующий документ, уточнила бухгалтер.

Директор оторвал глаза от бумаг.

-Неужели ХУ? –  сдержанно предположил отец двух дочек.

- Ни одни же иксы…-  собрала все обратно в папочку бухгалтер.

Когда дверь за пухленькой Антониной Юрьевной захлопнулась, директор еще некоторое время сидел,  размышляя о том, что она имела ввиду, когда сказала про иксы?  Только ли его дочек?


Не сразу, но кое-что Андрей Евгеньевич все-таки понял, хотя все эти латинские буквицы порядком его поморочили. Могли ли девочки из бухгалтерии всё сами придумать, да еще так ювелирно с разницей в несколько дней родить? «Нет, тут нужна рука более опытная…»- с пробуксовками пришел к выводу директор.


Ближе к концу рабочего дня Андрей Евгеньевич вызвал бухгалтершу в кабинет, чтобы пожурить, а заодно и проверить свою догадку.  Антонина Юрьевна отшутилась, но намекнула, что негоже без ее бухгалтерского ведома устанавливать подпольное оборудование. И пожурила в свою очередь уже директора «Ай-ай-ай, такой взрослый мальчик, а дал себе заморочить голову всеми этими иксами и игреками.»

 Потрудилась Антонина Юрьевна предоставить директору и коротенькую справочку, - «Вот так, по полтинничку по полтинничку, а эта компания за два года у них полтора миллиона выдоила, и ладно бы еще просто свои тренинги втюхивали, а то ведь на хвосте у них сидят другие компании, предлагающие разное интересное оборудование.»
 
- Уж не знаю сколько они с этого имеют? -обратившись к плакатам на стене проговорила бухгалтер, -Ох уж эти сопутствующие продажи…


Андрей Евгеньевич и не подозревал, что Антонина Юрьевна разбирается еще и в хитросплетениях маркетинга, пока он хлопал глазами, бухгалтера воспользовавшись случаем, попросила временную замену теперь уже Ждановой и Котовой.

Андрей Евгеньевич пригладил на голове волосы.


Когда бухгалтер вышла из кабинета, директор позвонил Жданову, поздравил с первенцем и сказал со следующего месяца сворачивать всю это петрушку  с наблюдением и переключаться на другие задачи. Пользы никакой, одни затраты. (Десять тысяч пришлось легализовать и сделать надбавку к белой зарплате новоиспеченным отцам семейства.)


Рецензии
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.