Женя

     Октябрь навалился мрачным небом и промозглым дождём. От этого, на сером фоне, ярко красные клёны смотрелись особенно неестественно, словно свадебная делегация, по ошибке забредшая на помины. Но, что мне до них, - не написав за лето ни строчки, я продолжал «искать» себя. Вдохновение есть или его нет, и выдавливать из себя искусственные творческие потуги, на мой взгляд, бессмысленно. Лучше тупо смотреть футбол или бродить по бульвару, шурша опавшей листвой… В крайнем случае пропить неприкосновенную заначку, - всё это куда лучше, чем каждое утро, садясь за компьютер, тайно надеяться на то, что наконец-то повезёт, и ты сможешь, именно в этот раз, не днём позже, написать первый абзац своей новой «нетленки». А день идёт за днём, а «воз», как вкопанный, остаётся на прежнем месте… Всё, иду обедать…

     Все мои домочадцы уехали в гости, по всей видимости, с ночёвкой. Как же я люблю эти часы уединения, когда можно ни о чём не думая, никого не таясь, вынуть из морозилки запотевшую бутылочку водочки и предаться греховному искушению. Вот и моя любимая стопка… Тьфу, что это?..   Какой же мерзкий звук у моего мобильника!.. Установив на нём что-то из «Metallicа», я каждый раз вздрагиваю в испуге при очередном вызове. Хорошо ещё, что сегодня я его оставил в другой комнате. Стою в раздумье – выпить или пойти поговорить с оппонентом, после разговора с которым  настроение может испортиться, и эта стопка тогда к месту придётся: сгладит шероховатости ненужной нервотрёпки.

     - Да, я слушаю!.. Кто это?.. Женя… Какая Женя? Ах, Чернова Женя, ну, так с этого и начинала бы!.. Ты знаешь, сколько у меня Жень? Ой, только не надо, не обижайся.  Я твой голос первый раз по телефону слышу, как же я тебя узнать могу…, дай Бог памяти, когда мы последний раз виделись?.. Ну, вот, два года назад, к тому же ты и на занятия, так, день через два, ходила…, звонишь, значит, зачем-то нужен. И зачем же тебе такой старый понадобился, ты давай молодых обхаживай!.. Что?.. Ещё не замужем?.. Ладно, ладно… Ты чего хотела-то? Давай ближе к делу, а то у меня обед стынет… Что? Повтори… Ты хочешь, чтобы я написал о тебе рассказ…, - я приумолк, погрузившись в раздумье. – А потом не пожалеешь?.. Я же не биограф…, я беру только основную канву, а там, уж извини, как фишка ляжет, - можешь себя и не узнать, останется только твоя оболочка!.. Что? Тебе всё равно… Молодец! Смелая! Ну, хорошо, давай встретимся, помнишь кафешку на Полянке, недалеко от Академии… Часа в два… Только готовься – «допрос» будет с пристрастием, - расскажешь всё, ничего не утаивая!.. – Я бросил телефон на диван, как будто он обжигал мне руки.

     Не люблю я телефонные звонки, - в последнее время они не несут ничего хорошего: кто-то заболел, кого-то и вовсе угораздит умереть без предупреждения... Надеяться на то, что позвонит редактор престижного издательства и тихим заискивающим голосом предложит напечатать что-нибудь из моего «последнего», - не приходилось. Вот и задаю себе вопрос: а чего к нему, к телефону этому, и вовсе подходить – получать очередной негатив?..

     Придя на кухню, залпом выпил долгожданную стопочку, - под руку попался солёный огурец, - откусив, стал смачно хрустеть зелёной солёностью... Налил ещё и, также, - жадно опрокинул содержимое стопки в рот. Как же вовремя пришёлся этот звонок, - он, как та палка, брошенная увязшему в болоте путнику: впереди забрезжила призрачная надежда что-то начать писать, а самое главное – сдвинуться с мёртвой точки!..

     Завтра наступило быстро. Накануне вечером смотрел фильм Сергея Бондарчука, по Чехову, - «Степь». Часто, уходя с головой в гениальность авторов, я совершенно не замечаю время. Утром, встав поздно, осознал, что главное ждёт меня впереди. И произойдёт это часа в два по полудню. Я просто гнал время.

     Вышел раньше, чтобы не бежать, - ведь я уже далеко не мальчик. Но и первому приходить не пристало: надо же показать свою, хоть какую-то, значимость. Всю дорогу шёл противный дождь. Под ногами мерзко хлюпало, и так хотелось укрыться под крышей, с чашечкой двойного экспрессо. Эх, только бы ноги не замочить…, а то буду сидеть с красным носом… Писатель...

     Она уже ждала за столиком, когда, стряхивая с себя капли холодного дождя, я вошёл в помещение. Сняв с себя плащ, я повесил его на вешалку, туда же примостил и зонт. Она улыбалась так, как будто сам Всевышний спустился на Землю.  Уж как я не люблю это чрезмерное проявление подобострастия!..  А может у неё получалось это искренне?.. Всё-таки я - её учитель, как-никак... - сделал из неё художника!.. А может, это мне только кажется?.. Может, она уже давно всё забросила?.. Рожает спокойно себе подобных… Только я всё о своей живописи талдычу…

     - Привет! Хорошо выглядишь! – дежурно выдавил я из себя, - ну почему люди при встрече произносят одни и те же, набившие оскомину, фразы?.. Наверное, это принято. И я применяю этот стандарт, не из-за того, что ничего другого сказать не могу, - отнюдь нет! Просто боюсь «ляпнуть» что-то не то. Я веду замкнутую жизнь монаха-отшельника: никаких светских раутов, встреч, презентаций…, работа – дом, компьютер, прогулки по Пятницкой, - благо её вымостили, сделав прекрасную пешеходную зону, - можно сказать, ещё один Арбат в городе появился. Новости узнаю в магазине, у кассы. Вот, пожалуй, и весь замкнутый круг, в котором я, последние годы, привычно пребываю, совершенно не жалуясь на жизнь.

     Начал присматриваться к ней. Изменилась - стала более импозантной, что-ли… Волосы по-прежнему затянуты в тугой узел. Правда, ушло что-то такое милое, простое, - то, с чем она впервые появилась в моей мастерской. Не будучи большим знатоком моды, я всё же отметил для себя, что на ней было дорогое платье, к которому очень подходили золотые серьги с какими-то камушками (для меня это тёмный лес). Но, главное, изящное обручальное кольцо, - и тоже, украшенное драгоценным камнем. Глаза её остались прежними, как и тогда, два года назад, добрыми и отзывчивыми, с постоянно излучающим теплом.

     - Жень, убей меня, но ты замужем!.. - Сужу по твоей довольной улыбке и этому дорогущему кольцу… Ты знаешь, я доволен, когда вы, все мои ученицы, удачно выходите замуж, - только я же ещё и переживаю за все ваши разводы: это - «вылет» из жизни, года на полтора!.. И что же получается, - этот твой избранник, как я понимаю, уже четвёртый!?.. Рад! Искренне рад, от души! Интересно, и кто же этот счастливчик?.. – я непринуждённо улыбнулся.

     - Мне не хотелось бы о нём говорить, но если кратко…, он бизнесмен… Я понимаю, о чём Вы хотите спросить у меня… Да, вполне преуспевающий… Он очень хороший…, и пусть даже немного старше меня, но это не мешает мне идти к намеченной цели, - а даже наоборот: именно муж устраивает мою карьеру, - без него я так бы и осталась никому ненужной провинциалкой. А сейчас выставки, биеннале…, в основном в Европе… Вот завтра, как раз, вернисаж в галерее «Паллас», на Кутузовском, - может слышали? - она замолчала, а затем, порывшись в сумочке, достала оттуда пригласительный билет и протянула его мне, при этом так посмотрев на меня, что мне стало не по себе: давненько по моей замшелой фигуре не скользили такие откровенные взгляды. – Вот, возьмите… Мне так приятно будет Вас снова увидеть… - она смотрела на меня глазами, которые хотели сказать что-то сокровенное, но этика и застенчивость мешали ей сделать это... - Там соберётся весь Московский бомонд. Я вас обязательно познакомлю с очень влиятельными людьми, - может, они пригодятся Вам в издании книг... Вы знаете, как я люблю ваше литературное творчество!.. Уже по несколько раз перечитала всё, что выложено на «ПРОЗЕ», а Вашу книжку истрепала донельзя!..

      Она всё говорила и говорила, красиво жестикулируя и оглядываясь по сторонам, а я молча смотрел на неё. Да, она изменилась… Она стала богатой и преуспевающей художницей. Я перевёл свой взгляд на пригласительный билет, отметив про себя, что эта лоснящаяся глянцевая бумажка, наверное, стоит дороже любой моей книги…

     - Ну, да ладно, пора и к делу переходить. Жень, давай так, ты потихонечку начнёшь рассказывать, спокойно, не спеша, всё с самого начала. Я же буду внимательно слушать, и в помощь, ты сама понимаешь, какая у меня память, - включу диктофон. Да, последний раз спрашиваю, - ты точно решила, чтобы я написал о тебе рассказ?.. Имена, фамилии я, конечно же, изменю, - комар носа не подточит, - ну, а само содержание?.. Это уж, как пойдёт, - и во что всё выльется, один Бог знает!.. Когда я вхожу в раж, то становлюсь неуправляемым, - мне самому порой становится интересно, а чем же это всё закончится?!.. Обижаться не будешь?.. Ну, лады, давай начинать…, - я вынул из кармана  диктофон и положил его на стол.

     - У меня просьба к Вам, - тихо произнесла Женя и обратила свой взор на меня. - Простите, что повторяюсь, но мне бы очень хотелось, чтобы в рассказе всё хорошо закончилось… Ну, вы меня понимаете, по-голливудски…, - не моргая, она смотрела мне прямо в глаза. О!.. Какой же лучезарный взгляд был у неё в этот момент!..

     - Не беспокойся, всё будет хорошо… Начинай! Диктофон уже включён…

     За столиком повисло молчание. Она сделала небольшой глоток кофе из своей чашки, посмотрела на паутину нескончаемого дождя за окном и начала:
     - Родилась я в Благовещенске. Да, на Амуре-батюшке, как раз, где река Зея впадает в Амур. Вы хотя бы слышали о таком городе?.. - А-а, помню, Вы когда-то хвастались, что у Вас по географии всегда пятёрка была... И было это 38 лет назад!.. - Что вы на меня так смотрите, как будто не знаете, сколько мне лет..., - она кокетливо повела плечами и отвела голову в сторону. Через пару секунд она снова вернулась в разговор. - Зимой холод, Амур льдом покрывается, а летом - жара, к тому же ещё и дожди зарядить могут. Наводнения для города - обычное дело. Сливные системы не работают. Чуть что, так по колено в воде ходишь. Дороги, - вообще говорить не хочется - выбоины одни, по ним только на тракторе передвигаться, а не на машинах!.. Автомобили уже тогда у всех были, практически, японскими, с правым рулём, конечно, «бэушные», раздолбанные. Каждый, ведь, норовил только «японку» приобрести, пусть с пробегом на пол земного шара, зато иномарка. Какие там «Жигули», это уж совсем надо себя не уважать, чтобы корыто с гвоздями покупать, да ещё для таких дорог…

     Да ладно, чего я всё о городе? Видимо накипело за жизнь прошлую. Родной город, а вспомнить нечего... Это я ещё не говорю, что творится, когда помойки начинают жечь – весь город покрывает смрад, дышать нечем. Единственный район, который хоть как-то за город можно принять, так это «Золотой квадрат», но там и цена квартир - по московским меркам. Остальные же, не пойми чего, - частные двухэтажки вперемешку с высотками…, и всё это в огромных промзонах, которые чадят и днём, и ночью.

     Да, ладно…, можно было бы и так жить, но Амур жалко, рыбу жалко, - большая часть уже и так кверху брюхом у берега плавает. А ту, которую ещё ловят, так обрабатывать на огне приходится тщательно, в противном случае - козлёночком можно стать. Всё китайцы, - мать их, -сбросы со своих химических комбинатов: то сами ночью сливают, то авария какая!.. Да и наши, тоже хороши, - любой момент используют, чтобы гадость какую в реку скинуть, под покровом ночи. И всё это для личной наживы, - а за ремонт очистных сооружений деньги платить не хотят!.. Будущего у города нет. Молодежь бежит…, лет через двадцать, там, кроме губернатора и его администрации, никого не останется... Татарская мафия, которая весь город держит, - и та, вот-вот, чемоданы собирать начнёт – «доить-то», некого будет.

     Вот я и покинула «славный» город на Амуре. Сбежала в Краснодар к брату. Так тошно было, ну, прям, невмоготу!.. Но и там не прижилась, - одному Богу известно, как я в Москве очутилась, - но, как я сейчас понимаю, не напрасно!.. Вот, так, как-то...

     - Как так? – воскликнул я. - Дорогой ты мой человек, ты очень интересно рассказала мне о своей малой родине, за что тебе, конечно же, огромное спасибо, но тебя-то здесь нет! – я отключил диктофон. – Женя, ну, соберись!.. Родилась, училась, работала, вышла замуж…


     - Неужели я так ничего и не рассказала…, а мне показалось, что я так много наговорила… - Женя смущённо потупила глаза.

     - Действительно говорила ты много, да только не о том!.. Сама подумай, о чём мне здесь писать?! - Где интрига, где завязка? Давай, сосредоточься, я включаю диктофон. Только теперь о том, что касается непосредственно тебя…

     - Что касается меня!?.. Хорошо…, что касается меня и тысячи россиян, едущих в Москву за поиском счастья… Вам, москвичам, этого не понять!.. Вы здесь родились, потому и не можете объективно оценить ситуацию, в которой вы прибываете. Вам всем кажется, что то, как вы живёте здесь, обладая таким спектром возможностей, живут все. Нет! Это заблуждение. Все живут совершенно по-другому, и вы даже не подозреваете, как! Для вас же - всё просто, обыденно, словно так и должно быть. Такая жизнь, как в Москве, ну, максимум ещё, в радиусе ста километров вокруг. Вы посмотрите, Новая Москва строится, чтобы вместить в себя всех страждущих. Я думаю, что жить в любом подмосковном городе, куда лучше, чем в той же Рязани, - извините, что я назвала этот город, просто сказала первое, что пришло в голову, - здесь всё по-другому… - Она замолчала и вновь повернулась к окну. Казалось, ещё немного и Женя заплачет. На улице по-прежнему моросило. Серое небо прижимало город к земле. Быстро темнело, хотя день только ещё успел преодолеть свой экватор.

     - Родители у меня были простые служащие, хотя, что касается матери, то она очень долго носила в себе мечту стать музыкантом, ну, как минимум, играть в достойном коллективе. Хотя откуда в этой дыре, забытой Богом, в этом Благовещенске, может взяться хороший оркестр. Мы все там мечтатели. Не имея никаких возможностей чего-то добиться, всё мечтаем… А что нам остаётся ещё делать? Вот и мать промечтала всю свою жизнь…

     Учитель музыки, «музычка», - в кармане ни гроша ломанного... Конечно, она брала учеников. Вы знаете, что такое сольфеджио? Но только не улыбайтесь…, вижу-вижу, что знаете, - а если эти переливы на клавишах слышать изо дня в день, всё детство?.. К музыке может прийти стойкое чувство отвращения, - что и произошло со мной. Поэтому, как мама меня ни усаживала за инструмент, - я, как уж, на сковородке вертелась, всячески противясь этому.

     Отец пахал на «Амурском металлисте» - это самое престижное предприятие в городе. Что он там делал, было покрыто тайной, - скорее всего, что-то для нужд военного комплекса России.., хотя официально они изготавливали оборудование для горной добычи. Пожалуй, только на его деньги мы и жили.

     Рисовать я начала, как только мои руки научились правильно держать карандаш. Тогда, я ещё ходить-то толком не умела, а мне уже постоянно подсовывали бумагу, по которой я бездумно и с большой увлечённостью водила карандашом до тех пор, пока на ней не оставалось ни одного белого пятнышка. Весь лист постепенно покрывался различными чёрточками, кружочками и другими незамысловатыми линиями, но бумагу я не отдавала, - не хватало бумаги, я рисовала на стенах… Когда мне подарили фломастеры, я начала вносить свои дополнения в орнамент ковров, висящих на стенах, за что получала очередную трёпку от мамы. Вывод родителей напрашивался сам – как только мне исполнилось десять лет (просто раньше не брали), - меня отдали в художественную школу. Наконец-то, родители вздохнули спокойно.

     Но не всё было так радужно, как я описываю сейчас. Возвращаясь в воспоминаниях в прошлое, я понимаю, что тогда в семье существовал негласный «заговор», направленный против меня. Слова, типа «дура», напрямую относящиеся ко мне, звучали постоянно, - «Женя, ну, куда ты лезешь, ты такая слабая, и зачем ты берёшься за это дело, - всё равно ничего не сможешь?!..» - часто слышала я от своей матери. Сейчас мне легко истолковать смысл её слов. Это было введение, под корку моего сознания, что я слабая, никчёмная, и что мне надо знать своё место. Всё самое лучшее и позитивное давно было уготовлено для моей сестры-близняшки, Лиды, о которой я ещё не успела вам рассказать. Да и чего особого рассказывать? Вспоминать не хочется, - это сплошные распри: споры из-за кукол, из-за кроватки – места под солнцем, если хотите!.. Но почему меня незаметно ставили постоянно второй, - мне и теперь не очень ясно...

     Может, как раз здесь и вступает в силу «закон симпатии», хотя совсем и не понятно, по какому принципу он выстраивается? Почему одного любят и боготворят, а от другого отворачиваются, не имея на то веских причин? Просто так, потому что глаза не такие…, нос не нравится… Мы же привыкли, за долгое время, - всех принимать по одёжке, даже не интересуясь, а что у того внутри, - главное, чтобы физиономия была привлекательная!.. Кстати, это, в первую очередь, касается непосредственно нас, женщин...

     А что до моих мужей…, пусть их и трое было, да, толку-то от них, пожалуй, никакого... В каждом из них было собрано всё самое худшее, что ассоциируется с мужским понятием: грубость, жадность, патологическая ревность, безразличие с беспечностью, лень и обжорство: полный букет грехов и соблазнов, и ни одной добродетели... Если не считать ребёнка, который появился от второго мужа, так и вспомнить больше нечего…

     С первым мужем я познакомилась ещё в институте, когда училась… Нет, нет…, он не в нашем ВУЗе учился, он из физкультурного, - такой, знаете, «гигант–осеменитель». Всего две извилины в голове, одна отвечает за секс, другая - за еду, ну, и инстинкт - кому в морду дать… Чуть, что не понравится, сразу в драку. А куда ему силы девать-то, как есть - бугай племенной!.. Долго мы жили в гражданском браке, но родители заставили нас расписаться. Я не хотела, а отец стукнул по столу кулаком: «****ства в доме не потерплю!.. Ублюдков никаких нам с матерью совсем не нужно!..» Вот, мой Сеня и испугался – кольцо мне подарил, а родители нам квартиру купили. Всё, как в сказке было, да, только вот, счастье там не прописалось. Уехал он в командировку на две недели, звонил каждый день…, да толку что? В то время у него баба рядом задницей крутила…, он мне сам потом рассказывал. А, что я?.. Всё это «проглотила», жить-то, как-то нужно, - и решила посмотреть, что дальше будет. А дальше…, как во всех мелодрамах - задержка на работе: к тому времени он в элитный фитнес-клуб устроился, тренером... Вы же понимаете, что это такое…, - куча разгорячённых бабских тел и он среди них – «Шварценеггер». Я потом узнала, что у него, оказывается, своя отдельная раздевалка была, по типу кабинета, правда там вместо дивана станок стоял импортный, который временно не выставляли в зал… Вы понимаете, я же не спортсменка, но для натренированных тел, это совсем не плохо. Даже свой какой-то особый шарм вносится. Хотя, как по мне, так это уже не секс, а экзекуция или ещё что-то в этом роде. Разводились легко и просто. Его угораздило сказать: «Прости, я тебя не достоин». Я шла из ЗАГСа, глотая слёзы, не понимая до конца, что он этим хотел сказать…

     А потом…, - она приумолкла и как-то неожиданно перешла на шёпот, - потом у нас в подъезде убийство случилось. Одного дядьку замочили... Полиции понаехало видимо-невидимо. Убитый оказался бывшим «ментом», - как с работы его уволили, в криминал подался, - копнули глубже, «крысой» оказался, - его и убили… А для меня судьба подкатила – познакомилась со своим вторым мужем: майор полиции,- начальник убойного отдела. Казалось бы, ой-ой…, да не тут-то было…

      В общем, опер с головы до ног. Такие образы часто в детективных сериалах мелькают, - но не все стороны в фильмах отмечены. На моём примере, я бы хороший сценарий написала, как ведут они себя, эти заслуженные «менты», дома. Во-первых, их дома никогда не бывает, а когда приходят, оттягиваются по-полной: мало того, что всё к их приходу должно быть готово, так и сама по струнке стоять должна, а потом ещё и лежать в самой экзотической позе. И начиналось!.. Нет, это не секс, это какое-то изнасилование… Вы хотите спросить, как же муж может надругаться над своей женой?!  Давайте я лучше опущу эти подробности... Одно я понимала, что вся чёрная сила, которая накапливалась в моём майоре, во время рабочего дня, позже в меня и выплёскивалась.

     Сначала я терпела, - всё думала, что просто темперамент такой, а потом избегать его стала, притворялась больной, усталой… Когда же ребёнок родился, в детскую комнату убегала, дверь на ключ запру и сижу, дрожу… Это единственным моим спасением и было… Зато на другой день получала сполна – бить начал. А это они хорошо умеют делать, «работники правопорядка» – навык имелся. Я не знала, как себя в порядок привести, на улицу стыдно было выходить… Вас кто-нибудь когда-то душил?.. А он это делал… Видели бы его глаза в тот момент, они были стеклянными, ничего не выражающими, словно он смотрел сквозь тебя… Жуткое чувство!.. Почему я не ушла?.. А вы спросите у сотни таких, как я, почему?.. Да, потому, что мы полностью зависим от своих мужиков... Всеми деньгами распоряжался он. Я сидела с ребёнком. А муж, при этом, наставлял меня, как мне поступать: «Ах тебе есть нечего? Давай вали к своей любимой мамочке! Она накормит и с отпрыском твоим погуляет, а ты, ленивая кобыла, на работу давай устраивайся. Нечего тебе дома травку жевать. Хоть бы умела коня обслужить…, а то ногу одну поднимешь и думаешь, что это достаточно для меня». Он измывался надо мной, как хотел. Я Вам только маленькую толику всех моих мучений рассказала, думаю, что это всё не для общего пользования, - это я только Вам открываюсь, другому я и слова бы не сказала..., прошу, не подведите меня… Дальше продолжаться так не могло. Подала я на развод. Разводились долго и мучительно. Он делал всё, чтобы только чем-нибудь мне насолить. Начал качать права на ребёнка, хотя тот ему вовсе был и не нужен. Я ж понимала, чтобы мне больней было. Добился этим того, что я килограмм пятнадцать скинула, превратилась в «анорэксичку», - на меня смотреть было страшно...

     Удивляюсь, как я при этом постоянно могла рисовать?.. Мне тогда предложили даже выставку в Японии сделать, я совсем голову от счастья потеряла!..  С выставки купили пять работ, - но тут - цунами произошло, необходимо было срочно покидать страну, - еле ноги успели унести... Но поездка в Страну восходящего солнца окрылила меня, вывела на очередной положительный виток. На радостях я в третий раз замуж вышла! ...Но об этой ошибке и говорить не хочется, - можно этому дать лишь одно определение: повесила себе хомут на шею... В общем, оказался он маменькиным сыночком, который, дожив до своих седин, постоянно ей в рот смотрел, - что та скажет, то он и делал... «Что с них взять, кроме анализов», - это про него... Ел, пил и диван пролёживал. С пивком в руках, в телевизор уставится – «не мешай, у меня футбол», и больше - НИЧЕГО. Я для него просто приставка к мебели. «Скажи спасибо, - я тебя с ребёнком подобрал, кто тебя такую «порченную» возьмёт», - эти слова постоянно слышала я из его уст. Ну и как с таким было жить!? И решила я, - заберу ребёнка и убегу в Краснодар, к брату.

     Конфеткой жизнь в Краснодаре мне не показалась. Там, как в другой стране, кругом сплошные казаки, а я так далеко от всего этого. В Союз художников только по большому блату или за деньги, ... можно было и по-другому…, ну, Вы понимаете…, ...ноги раздвигать не хотелось. Противно всё это..., и я решила - уеду в Москву, - меня давно подруга звала. Вот, на свой страх и риск, я бросила всё, взяла сына и оказалась на Курском вокзале…
   
     «Ну, здравствуй, Столица, я знаю, что ты меня не ждала, как и тысячу других, таких же отчаявшихся дур!.. Принимай Москва, я тебя не подведу…» Устроилась временно у подруги…, сын в колледж поступил…, а уже осенью я Вам позвонила, - по поводу поступления в Союз художников. Когда я услышала от Вас положительный ответ, думала, что от счастья с ума сойду... Позже уже стала посещать Ваши занятия «Интуитивной живописи». Всё пошло и поехало, и я попала в сказку…, словно вылезла из чёрной пещеры…

     А потом, Вы уж простите, что пропала и не давала о себе знать, - я познакомилась с Эдуардом. На этом всё и закончилось. Втрескалась в него по уши!.. Да и он поверил в искренность моих чувств, - мне стало уже не до занятий, - я же всю себя ему отдаю... Теперь у меня нет проблем. У меня есть всё. Живу, как в раю. Правда, неизвестно, сколько это продлится... Знаю только одно: вечного ничего не бывает. Ну, хоть сколько-нибудь, пожить счастливой и почувствовать, что такое настоящая жизнь!.. А то, что он меня на двадцать лет старше, - я этого даже не замечаю... - Женя замолчала, посмотрев на часы. Встрепенулась. – Ой…, я и так задержалась, мне уже пора, - Эдик ждать будет!.. Я не привыкла подводить его! Собираемся?..

     Она встала... Я машинально убрал со стола диктофон, почувствовав при этом, что он стал тяжелее. «Вот, сколько материала набралось, - усмехнулся я. - Будет над чем мне поработать». Я помог женщине надеть курточку, а на себя нацепил свой плащ… Наконец-то, мы вышли на свежий воздух и смогли вздохнуть полной грудью. Меня всегда пьянит ощущение завершённой работы. Так было и в этот раз, - работа получилась, и я теперь спокойно мог этим наслаждаться.

     - Вас подвезти? - обратилась ко мне Женя. - Я на колёсах, меня не затруднит! - она указала в сторону недалеко припаркованной машины.

     - Нет-нет, не стоит, - ты должна помнить, - я люблю ходить пешком. Ну, ладно…, всё…, спасибо! Всего тебе! Смотри, не обижай Эдика!..

     Она резко повернулась и помахала мне рукой, затем быстрыми шагами направилась к своему «авто». Это был бардовый «MaseratiLevante». - «Не дурно» - про себя отметил я. - «Каждому своё».

     У меня теперь был хороший литературный материал, с которым я мог спокойно  работать. Мне уже ничего не мешало, и я заторопился домой...

     И вот, я за компьютером, в любимом кресле, за своим рабочим столом. За окном давно стемнело, но я всё равно задёргиваю шторы. Мне уже никто, и ничего не сможет помешать творить. Это настоящее волшебство – показывать людям то, на что они смотрят каждый день, но не замечают сути происходящего, вот для этого и необходим истинный художник, который открывает людям невидимое…
 
     Я достаю из кармана плаща диктофон, кладу его на стол бережно, как некую реликвию…, - сейчас я буду слушать, и раскладывать всё по полочкам. Но, что это?!.. Диктофон не мой!.. Догадаться, чей он, для меня не составляет большого труда. Ну, конечно же, это её звукозаписывающее устройство… Но, зачем она это сделала?.. Случайно?..

     Диктофон оказался добротным, японским. Я вспоминаю, - да-да, она же что-то говорила о Японии…, о выставке…, о цунами... Ну, ладно, проехали… Послушаем, что в нём… Я неплохо разбираюсь в технике, поэтому, быстро сообразив, что и как, нажал на воспроизведение:
     «Виктор Сергеевич…, простите меня, Бога ради, за эту подставу, но ваш диктофон у меня и с ним ничего не случится. По первому Вашему требованию, я вышлю его Вам. Но сейчас, пожалуйста, выслушайте меня…

     Скажу вам одно… Я люблю Вас!.. Люблю давно…, с того времени, как тогда, впервые, увидела Вас, - и в этом нет ничего предосудительного… Такого доброго, отзывчивого и тёплого человека, который может выслушать и всё понять…, не отвергнуть, а понять и войти в положение, - я встретила впервые!.. Мы больше не увидимся..., но знайте, что есть один человек, в этом изменчивом мире, который любит Вас и ничего не просит взамен. ... У вас жена, которая отдала Вам всю свою жизнь, у Вас есть куча поклонниц, - и если я стану в эту длинную очередь, то, наверняка, окажусь не в первом десятке, - поэтому остаюсь невидимой, но самое главное, что Вы будете знать об этом, а для меня это важно. Я не могла носить всё это в себе. Теперь мне стало легче. Прощайте! А рассказ напишите или по памяти, или полностью изменив. Мне всё равно. Я люблю Вас!..»

     Запись закончилась. Я молча сижу, уставившись в диктофон. Не знаю, что думать, не понимаю, как к этому относиться... Конечно же, я напишу…, я обязательно напишу рассказ о ней…, о её жизни, о её любви…, но только не сейчас…, чуть позже…

     - Виктор, иди ужинать! Ты просил тебе приготовить сегодня севрюгу с хреном!.. Дорогой…, ты меня слышишь?.. – голос жены показался мне таким далёким и неестественным, как будто её слова исходили откуда-то из космоса…

Октябрь 2017г


Рецензии
Интересная встреча..., прекрасный повод, чтобы продолжить писать!
Удачи Вам, Сергей и новых творческих идей!

Мотваш   17.10.2017 08:28     Заявить о нарушении
Спасибо! Вы неповторимы в своём изысканном лаконизме.Пойду по кофейку ударю...Может полегчает, да и слова сами на клавиатуре набираться станут...

Сергей Вельяминов   17.10.2017 08:32   Заявить о нарушении
Ну, что же - прекрасный повод, чтобы отвлечься. Я, пожалуй, тоже заварю себе кофе... Доброго Вам утра и приятного аппетита!

Мотваш   17.10.2017 08:35   Заявить о нарушении
На это произведение написано 26 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.