Глава восьмая. Увлекает

Это было страшно. Смерть - это всегда страшно, когда она приходит внезапно, ты лежишь с уже, практически открытыми глазами, на полу, но все еще продолжаешь падать в этом немом удивлении.
Сцена - это то, что мне всегда было недоступно. Мне была доступна только жизнь зрителя, поэтому, когда в моей жизни возник подобный же момент, момент неожиданной смерти, я постаралась увернуться от диалога. Я отвернулась, засунула хамски руки в карманы и полностью проигнорировала все попытки моего убийцы привести свое намерение к исполнению. Это было сделать нелегко, потому что, по его представлениям, я уже была трупом. Труп, который все еще разговаривает, не может считаться трупом.
Так, свою физическую смерть я просто взяла, да и отменила. Убийца был насточив и разрядил в мою голову еще несколько зарядов. Мечтая о будущем, я стала думать, как мне избавиться от этого. Ага, если мои мечты мне уже помогают, попрообую увлечь ими остальных.
Нет, об этом писал монах Серафим Роуз, а никак никакой не Сартр, насколько я понимаю.
Что же меня так увлекало в этом состоянии, ведь я пишу о том, что я увлекающаяся натура? Меня увлекала тема крови, кровь, любовь, птички и бабочки, все это рано или поздно могло бы привести к отмщению. Меня увлекали запредельные ощущения, которые со мной происходили, и меня увлекал конец этого сюжета, который я постоянно вертела в голове. В конце концов, даже в тюрьме находятся люди, которые умеют развлекать своим тюремщиков песенками.
Вечный прием гейши - сначала предпринять, а потом взвесить, правильно ли
это.
Поэтому, пьяная от успеха, я все еще что-то делаю и двигаюсь.
Виктор Цой переехал, у него двое детей, сегодня он - прапорщик в отставке. А вот с Листьевым на том свете мне пришлось помучиться больше всего.
...Нет, нисколько не изменился, все те же кривые губки, и убеждать умеет лучше вас всех, но это я уже о другом.
Поэтому эти ружья стреляют, но они и предназначены для выстрела, потому что уже взведены и ожидают только того, чтобы в поле пересечения их видимости появился необходимый объект. Сейчас это, своего рода, спорт. Он выстрелил в белку, как это он себе хищно представляет, а ему за это подарили ... песцовую шапочку. ...Он выстрелил в волка, а ему за это подарили ... его браслет. Он выстрелит в женщину .. ну, и ему снова что-то подарят. Какое бессмысленное занятие!
За что купила, за то и продаю! Киллеры сегодня стали уже очень искушены.
Есть еще одна сказка об огнестрельном оружии, которую я люблю рассказывать своим детям. Не умеешь стрелять - лучше себе этого не заводи, потому что в более умелых руках то оружие, которое ты вытащишь при нападении, будет с легкостью обращено против тебя!
Оружие - это моя слабость, и я никогда не ношу его при себе.
Когда у меня состоялся диалог с людоедом к клубе "мясорубка", я подумала, гулять, так гулять, обману его на какую-нибудь другую историю. В результате по-прежнему процветает людоед, а я все еще лью горькие слезы отчаяния.
Психология жертвы? Уже тридцать, последняя надежда? Кто не стрелял и не убивал, не понимает, что такое свобода?
Что-такое-свобода. Да пусть себе стреляет! А ты не бесись, пусть себе критикует, а ты не слушай, пусть себе враждует и обманывает, а ты не обращай внимания. Да, это способ для жизни, но тогда лучше на улицу не выходить.
Вот ччерт меня побери! Опять Лена со своей блажью! Придется или продать, или купить, или купить ведро, чтобы в него бы чихали.
А потом я просто стала рассказывать сказки. "Танго бабочки и мотылька у забытого огонька". Как сегодня поживает Меладзе?
Это легенды. Я часто сочиняю легенды. Легенду о Гильгамеше сочинила однажды, умерла, родилась в средние века в Англии ведьмой, была сожжена на костре. Осталось осилить двадцать первый век.
И меня увлекает, ясновидение на дороге не валяется!
Я тебя знаю! А откуда? Кто познакомил нас с тобой? Были между нами отношения, которые могли привести к взаимной ненависти?
Значит, твое сознание не спит в этом веке, а это вредно. Может быть, все дело состоит в этом промежуточном воплощении астролога?
Это - абсолютно достоверно.
Вот и моя сегодняшняя история с психиатрией. То я студентка, которая успешно посещает факультет психологии и с отличием и креативностью защищает диплом, то вдруг я безработная, которая внезапно с таким чувством проникается психозом. В психозе обычно присутствует чувство юмора? То, вдруг, я нахожу себе психотерапевта, и мои дела начинают у меня подниматься в гору. Это первый нонсенс. Зачем мне было так ронять свои дела, чтобы потом с такими надутыми легкими пытаться втащить на ту же гору воз, который еще недавно там и так уже находился? Но мой сосед по коммуналке ... я умираю от гордости, он интуитивно чувствует мое местанахождение еще лучше, чем гугл-локатор. И искренне не понимает меня. Этот - еще хуже, чем мой отец. Неужели ты забыла о всех тех розах, которые я подарил тебе перед этим сожжением? И тогда, в ту ночь, ты была единственной женщиной в моей жизни. А эту ночь я и провела на костре, наверное. Чудеса в мире волшебников еще только начали со мной происходить. Я могла бы, конечно, подумать здесь о вечном и о чувстве юмора, но когда сзади бегают со шприцем, этот сумасшедший бывший поп католического вероисповедания, научишься быть кошкой еще быстрее, чем он сам успел стал ведьмой в веке сегодняшнем, двадцать первом!
Я умираю от жажды. А может, это любовь? И еще не все приключения у нее состоялись???
Смешались в чашке кошки и какашки. Неожиданная рифма, да? Истинная цель психотерапевта - снова подчинить мою волю и положить в больницу, моя же истинная цель - доказать ему, что он не прав. Выйдет ли более вероятным мое предприятие или он все еще рассчитывает на ту силу, которой он обладал в прошлом? Тогда поженимся, другого способа решить эту проблему я не вижу, но когда пишу эти строки, паук на постоялом дворе начинает жарко потирать руки, он бормочет что-то невнятное, его нос погружается в склянку с чернилами. Когда девушки любят нас, охохохо, что именно потом мы за вечеринку устраиваем этим девушкам! Священнослужители, в чем-то согрешившие перед богом сами в прошлой жизни, в нынешней наказаны полным отсутствием чувств и счастья, потом они становятся вынуждены признать свое прошлое, но не раскаиваются в нем, этого щелчка сознания с ними, почему-то, не происходит, они не понимают сегодняшних дней, но все глубже и глубже углубляются в свою шизотипическую деградацию.
Да? Да!
А вот и Андрей в сети.
Скажи пожалуйста, а ты помнишь, как в прошлом веке был священником??? ... Он ничего не отвечает, головная боль его достигла высшей точки силы, в этом состоянии ему противны все, и он самому себе тоже. Не видя другого выхода из этого положения, он набирает номер скорой и просит, чтобы его жену отвезли в психиатрическую лечебницу.
Осознавая свою жизнь, как необходимость, Андрей совершенно не считается с мнениями других людей.
Необходимость делать что тебе, Андрюша, советует твое бессознательное? Это неважно, Леночка, но от меня не уйдешь, от меня не уйдешь, ой, как мне не хочется ходить на работу, сделал бы это кто-нибудь вместо меня ...
Лена, тебе на это уже намекнули однажды, - сказала крестная. Вспомни свою первую комиссию психиатров, их было 8. Тогда они решили, что ты здорова, но в твоей жизни от этого ничего не изменилось. Никакое обстоятельство, которое ты пыталась привлечь с помощью родных, не пошло тебе на пользу, даже твоя мать ... Прямо скажем, но я пока не буду тебе об этом, ты и этого тоже не вынесешь никогда. ... Сколько человек сегодня является в списке твоих самых активных родственников?
Мамочки, ровно столько же ... Я девятая. Меняется только вид и цвет этих лиц. Запомни! Ты - в опасности!
Или - или, не всегда возможен хэппи энд, не все доживают до старости.
История этой неудачи началась еще в старой Москве, где постоянно муссировался миф об уязвимости Священного отряда Крестоносцев, которые однажды потерпел военное поражение на русской земле, вступив на нее со священной войной. Если и мозг Андрея тоже все время не спал в это время мирным сном доброго буржуа, то о чем надо было беспокоиться Елене, когда из этого источника на нее посыпалась новая информация, к которой она не была готова, и сочла полностью ложной?
Я знаю только одно. Шапочки в полном объеме горят сегодня только на ворах.
Я - Елена, я сегодня православная русская, которая имеет полное право руководить тобою на твоей земле.
Священное воинство затонуло где-то на Ладожском озере, по-моему? Значит, на русской земле у меня уже есть, где поклониться святыням?


Рецензии