Ефросинья. Глава 4

        На другой день у Валентины от волнения дрожали коленки: «А вдруг не придёт? И она больше его никогда не увидит...» Но он пришел и сразу бросился навстречу, держал её за руку, как привязанный. Стали встречаться по выходным: гуляли в парке Горького, ходили на выставки, а потом сидели в кафе, ели пирожные и мороженое. Гоняли друг к другу на электричках: Николо-Урюпино - Снегири, и на работу ехали вместе, встречаясь в вагоне поезда. Она выходила на Павшино и мчалась на свой любимый КМЗ, а он ехал до Тушино и тоже бежал на свой завод. Жизнь обогатилась у обоих новыми красками - любовь грела их души. Встречались около года. И Марфа, мать Володи, сказала однажды:
- Хватит болтаться! Любите - женитесь! Я приеду в выходной свататься, одна.

      Приехала она, как пообещала, в следующее в воскресенье.
- Времена тяжелые. Давайте все сбросимся по сто рублей и свадьбу сыграем, как положено.- предложила она будущей родне.
Снохи, жены пятерых братьев, «встали на дыбы» - ни в какую не соглашались. А старшая закричала:
- Вы знаете, кого берёте? У неё же было море мужиков - все Снегири! Откуда же такие денежки-то водились?
- Володя знает, кого берет. Это не ваше дело! - ответила Марфа и уехала.
Когда Валюшка провожала Володю с матерью, расплакалась.
- Не плачь, девочка моя, всё будет по-вашему. Ну, у тебя и стервы снохи, давай скорей уходи от них к нам.- успокоила её будущая свекровь.
- У меня есть деньги, обойдемся без них, я же хорошо зарабатываю.- ответила Валюшка сквозь слёзы.
Володя посадил мать в электричку и тут же вернулся. В этом же коровнике она стала его настоящей женой. Может, тень сомнения заронили снохи, но... он целовал её всю и говорил: «Завтра же собирай вещи и переезжай жить к нам, в Николо-Урюпино».

     На свадьбу припёрлась вся Валюшкина родня, все пять братьев и пять снох, но не дали ни копейки и подарков не подарили, пили-ели и... вслух завидовали:
«Это ж надо, как Вальке повезло - дом богатый и мужик красивый да ласковый».
Только Юрка, любимый братишка, сунул незаметно от снох конвертик с деньгами.
А Валя радовалась, что избавилась от «змеюк подколодных» навсегда, особенно - от старшей.

***

... Муж у Марфы был маленький, плюгавенький, а она - высокая, статная и красавица писаная. Оказалось... полюбила она в юности парня, высокого и красивого, но... бедного, а  сама-то... из зажиточной семьи. Не захотел отец выдавать дочь замуж за бедняка и пригрозил, что выдаст за Митьку - дурочка из Николо-Урюпино,(жили они тогда в Ванино, рядышком) если не бросит этого голодранца. А у неё под сердцем уже дитё зарождалось. Для отца и это был не аргумент - исполнил свою угрозу, сыграв свадьбу с размахом.
Сколько Марфута слёз пролила, но ослушаться не посмела. Родила красавца сыночка через шесть месяцев, назвала Володей в честь любимого, а тот... сгинул с горя - не видела и не слышала больше о нём никогда.

     Забрали Митьку в стройбат, больше он по возрасту да по своему умишку никуда не годился, пробыл он в Муроме всю войну. Вернулся и сделал жене дочку Лиду, такую же глупую шизофреничку, как вся его порода. У них отчего-то рождались одни олигофрены, дебилы, идиоты и эпилептики. Полный набор. Поплакала, да что делать... не любила дочку... жалела. Жили они спокойно, никто никогда не ругался.
    И вдруг Марфа заболела, положили её в больницу, но когда дело пошло на поправку, встала она, закружилась голова, упала и ударилась об угол тумбочки и об цементный пол. Кровищи натекло... прибежала медсестра, испугалась, вызвала врача, но Марфе становилось всё хуже и хуже.

     Повезло Валентине со свекровью, любили  они друг друга и уважали. Как узнала она, что той плохо, примчалась в больницу. Застала страшную картину - лицо свекрови было всё синее, кровь на полу плохо отмылась.
- Укрой мне ноги, Валюша, ледяные они совсем. - попросила она.
Глянула Валя под одеяло, а они до колена уже синющие. Укутала, да толку не было, свекровь всю морозило. Пробыла она с ней до полночи, пытаясь согреть чужими одеялами, да всё бестолку. Велела Марфа ей идти  домой. Володя от такого известия расплакался - мать никогда не болела и была абсолютно здорова, а тут...
- Завтра с утра ты поедешь к ней? А я отпрошусь на работе.- попросил он жену
А Валю и просить не надо было.
- Конечно, о чём ты говоришь... как проснёмся, я сразу - в больницу.
- Нет, в больницу поеду я, ты приедешь на ночь. - сказала подошедшая дочь Марфы.
- Хорошо, так и сделаем.

      С утра все разошлись, а на душе у Валентины «кошки скребли», так и стояла перед глазами та страшная картина, которую она увидела вчера в больнице. Едва выдержала до обеда и поехала  к свекрови. Там ей сообщили, что Марфа утром умерла и упрекнули, что никого не было.
- Вы же обещали с утра приехать? Она вас ждала. Как вы могли оставить её в такой момент одну?- сказала врач.
- Её дочь решила ехать сама и велела мне поменять её ночью.
- Никого не было, никакой дочери, не оправдывайтесь! - ответила та.

     Вернулась Валя домой в слезах, рассказала про смерть Марфы и про нерадивую сестрицу мужа. На него было больно смотреть - любили они с матерью друг друга. Явилась Лида, стал он её ругать, что обманула, а та набычилась и молчит. Всегда такою становилась, когда виновата. У неё в голове были только мужики - ушла с утра к своему очередному любовнику и обо всём на свете позабыла.

     А тут приехала женщина и накинулась на Валю, думая, что это Лида.
- У меня трое детей, а ты вздумала увести отца из семьи!- кричала она.
Валя ответила:
- Я не Лида - это моя  золовка. Вам надо с ней разбираться, но не сейчас. У нас горе, мама умерла у неё и моего мужа.
Валя помнила, как мама ей говорила - «Лучше деверя четыре, чем золовушка одна». Вот такая золовка ей и досталась, дрянная была эта Лида - не описать всех гадостей, что она сделала, и того, как отравила им жизнь.

    Лида к этой женщине так и не вышла, а брату сказала:
- Он меня любит и будет любить!
Он промолчал. Что с дуры возьмёшь... Надо было готовиться к похоронам, а эта шизофреничка устраивала скандал за скандалом.
Ровно полгода назад... в это же число умер от приступа эпилепсии Митька, (так его все и звали) Марфин муж. За три дня перед смертью она, как предчувствовала, попросила сына и сноху не бросать Лиду: «Дурочка же, как и вся Митькина родня, но ребенок же не виноват...»
Сын дал слово, что не бросит. После поминок собралась вся родня и Валя спросила:
- Кто возьмёт Лиду?
Все отказались. И пришлось им с мужем нести этот тяжелый крест 15 лет.

 Хочу остановиться и подумать, стоит ли писать о всех гадостях, что вытворяла Лида - это «исчадие ада».
 
А у Володи и Валюши родилась дочь, а у дочери - сын, но это уже другая... счастливая жизнь.


Рецензии
об исчадии ада лучше не писать, ты права!!! Как же хорошо, когда добро и любовь побеждают... Ну а жизнь... показывает, что завистникам и злодеям всё одно придётся поплатиться за всё,

спасибо, Танечка!!! Трогательно и сильно!!!

с теплом души,

мира, тепла и радости тебе,

Ренсинк Татьяна   07.11.2017 12:07     Заявить о нарушении
Танюша!
Спасибо, что прочла!

У нас тепло, светло и сухо,
а Осень, старая старуха,
сидит на шухере в засаде...
И Ветер сник, и грусть во взгляде,
и прежней дури... не видать.
А всюду тишь да благодать...)))

С улыбкой,
тёзка.

Пыжьянова Татьяна   07.11.2017 14:19   Заявить о нарушении
На это произведение написано 20 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.