Снег на голову

У меня зазвонил телефон.
Так и хочется продолжить:
"Кто говорит?"
"Слон."
Но я не буду.
Номер звонящего не определился.
Ответить, не ответить?
Ладно. Нажимаю кнопочку.
- Гига, привет, жопа ты сраная!
- Минуточку, минуточку! Это что ещё за "жопа сраная"?
- А то!
Я, конечно, сразу понял по "Гига", что звонит кто-то из закадычных друзей молодости, ибо только в молодости меня так называли, и называли меня так только самые близкие друзья. Логика, товарищи, великая вещь!
- Юречик, ты?!!!
- Вот это да! Узнал!
- Цени! Тебя не узнаешь только с бодуна и то ещё не факт. Как номер-то мой узнал?
- Какая разница.
- А, ну да, проще простого! У Тольки?
- Всё-таки как был ты фрукт, так ты им и остался! Толька. Ему уж скоро семьдесят, а ты всё "Толька".
- На себя посмотри. Гига. Какой я тебе Гига? Сам жопа сраная!
- Слава Богу, у тебя всё хорошо.
- Ты поэтому звонишь, чтобы сказать "у тебя всё хорошо"?
- Нет, дурак! Я звоню потому, что хочу тебя видеть. Приехал бы, поболтали бы.
- Как Ирка?
- Ирка умерла.
- Как?!!!!!... Ты что?!!!!!... Не может быть!!!!!...
- Да, Гига, умерла.
- Юречик, как же так!... Я ни ухом, ни рылом!... Дорогой мой!... Она что, болела?
- Нет. Пошла мусорное ведро выносить и умерла.
- Как мусорное ведро?
- Ну как как, вот так! Взяла ведро и пошла, и умерла.
- Прям так сразу?
- Почти мгновенно. Соседки, ну знаешь, вечносидящие у подъезда, говорят, что она села на лавочку, сказала "что-то мне нехорошо" и умерла.
- И когда она умерла?
- Уже скоро как пять лет.
- Ни хера себе!!! И мне никто ничего не сказал!!!!!
- Гига, прости, мне тогда было хоть самому в гроб ложись.
- Да, да, ещё бы! Господи Ты Боже мой! Какой кошмар! Ирка умерла! Не могу поверить! Пять лет назад!
- Да, почти пять лет. Вот только сейчас, вроде бы, стал приходить в себя.
- ...
- Алло...
- ...
- Алло... Гига... Алло!... Фу ты, разъеденили.
- Да нет, Юречик, здесь я.
- Чего молчишь-то?
- Да как-то мне даже нехорошо стало. Огорошил ты меня. Ирка - умерла!
- Да уж. Ладно. Так ты не знал?
- Представь себе. Я же говорю, ни ухом...
- Да, да, ни рылом. Ладно. Приехал бы! Я здесь подсчитал, мы не виделись 25 или 27 лет.
- Да не может быть.
- Точно я тебе говорю. Последний раз ты ещё с Колей маленьким приезжал. Камеру привозил. Помнишь? Я ещё тогда позавидовал, камера классная была. Сейчас-то она у всех есть, а тогда это была редкость. Кстати, Гига, может у тебя сохранились записи?
- Должны были сохраниться! Надо посмотреть. Юр, я не могу, мне так жалко Ирку! Ужасно!
- Гига, это от неожиданности. Такой же шок мы пережили. Представляешь, мы все были дома, нет, чтобы мне пойти или Пашке, или Мишке выбросить этот мусор. Сидели как трутни! Хоть бы посмотрели на неё. Последний же раз выходила из дома, навсегда! Даже ничего не шевельнулось в башке.
- Юречик, а может она в любом бы случае умерла, дома ли, на скамейке ли?
- Ты прав, может быть. Я тоже об этом думал. Ладно, Гига, приезжай! Поговорим, повспоминаем молодость! Эх ма, тру ля ля. Как же было хорошо!
- Да, хорошо! Приеду.
- Когда?
- Завтра.
- Ой, завтра я не могу. Уезжаю на неделю.
- Тогда через неделю.
- Давай созвонимся, мало ли что.
- Давай.
- Всё, давай, пока. Гига, а голос у тебя такой же как и раньше.
- Юречик, зато всё остальное поменялось!
- Я сам лысый как коленка.
- Ну, сейчас все лысые.
- Лысины тоже разные бывают. Всё, Гига, пока!
- Пока. Да, Юречик, прими мои соболезнования.
- Принял. Пока.
- Пока.


Рецензии