Одиночество вдвоем, часть 3

Часть 3


Пляж был засыпан крупными камушками, похожими на гальку. Камушки были гладкими и скользкими. Татьяна Вениаминовна шла, грациозно ступая, словно крыльями,  взмахивая  при каждом шаге руками. Она ни на кого не смотрела, но на нее смотрело пол пляжа. Высокая,  статная, ни одной лишней складочки, с прямой спиной и плоской аккуратной попой. Она смотрелась великолепно, на фоте местного контингента. Я думаю, многие дамы просто завидовали ее стройности и уверенности. Они с нескрываемым любопытством рассматривали ее и сравнивали  с собой. Это и я  сделала. Я, полноватая в бедрах, с тонкой талией и узкими плечами и  не  очень пропорциональной фигурой, вдруг ощутила жуткий дискомфорт, глядя, на Татьяну Вениаминовну и даже непроизвольно погладила  свои лишние килограммы, но быстро успокоилась, сочтя их за  социальные накопления моего статуса.


Татьяна плавала долго,  и чувствовалось,  с большим удовольствием. Она заплывала за буйки,  по - долгу,  просто  лежала на воде, широко,  раскинув руки и ноги, подставляя свое лицо  и тело теплому  по  осеннему солнцу.


Я с интересом наблюдала за ней и думала -  кто она по профессии. Мне казалось, что она большой бос на пенсии, привыкший к привилегированной жизни и отдыху, и в этом выражается ее  такое отношение к окружающим, но я ошиблась.
Пока я, сидя на лежачке, рассуждала и наблюдала за Татьяной Вениаминовной, время потихоньку близилось к обеду.


Татьяна Вениаминовна, вышла из воды. Все, так  же грациозно неся свое  великолепно сохранившееся тело, подошла к своему лежачку. Она стояла в лучах не очень яркого осеннего солнца и с удовольствием растирала тело полотенцем. Я не решилась ее спросить, как она поплавала. Зачем рушить то, что она с такой любовью возводила и не тревожить то, что она прятала за этой высокой кирпичной стеной. Придет время и этот бастион рухнет, но когда?


Я еще немного позагорала. Затем поплавала и стала собираться на обед. Мне хотелось договориться с ней о том, чтобы она приглядела за моими  лежачками пока хожу на обед, но я не решилась ее просить об этом. Мне, казалось, что это меркантильность ее не волнует, но ошиблась. Затянувшаяся пауза быстро разрешилась.


- Ольга, вы собираетесь обедать или уходите  совсем? –  спросила, хорошо отрепетированным голосом, Татьяна Вениаминовна.


- Нет. Я планирую вернуться через полчаса. А вы обираетесь обедать? – в свою очередь поддержала я беседу.


- Я обедаю во вторую смену, мне еще рано. А вы в первую смену обедаете? – спросила она.


-  Нет. Я просто так хожу, в это время в нашем ресторане, у нас шведский стол, народу меньше. Не люблю стоять в очередях за хлебом насущным, как – то неприятно ждать, когда все нахватаются всего и побольше. Что греха таить, есть в наших людях, такое – ответила я.


Татьяна Вениаминовна, вдруг резко обернувшись в мою сторону, внимательно посмотрев на меня, ответила, как мне показалось невпопад:


- А Вам, Ольга, я бы посоветовала   с этим аккуратнее. Вам, милочка, полнеть больше нельзя.


- Что делать,  возраст не маленький, полнеется, но я стараюсь, больше капустки кушать – сыронизировала я в ответ и поняла, что диалог наш со временем состоится.


- А я Вам серьезно это говорю, как врач. Я всю жизнь работаю терапевтом и знаю что говорить. Вы в каком корпусе живете? А как с соседкой общаетесь? У меня с ней  не очень,  получается…- спросила Татьяна Вениаминовна.


- Я живу в первом корпусе и одна, у меня одноместное размещение. Я так решила, что с соседями отдых не получается, а экономить на своем здоровье не хочу. Мне сыновья помогают с оплатой отдыха, я отдыхаю на платной основе, а социальная путевка мне не полагается... - пошутила я и стала собирать камни, чтобы закрепить полотенце на лежачке, чтобы ветер не сорвал его, пока меня не будет.


- Да, Вы правы, но, увы, я отдыхаю по социальной путевке и очень жалею, что польстилась на нее. А что делать? Пенсия и работа не дают возможности отдыхать. Как хочется… - в раздумье, проговорила она.


- Вы, Татьяна Вениаминовна, приглядите за моими лежачками? Я быстро схожу, пообедаю и приду? А потом посмотрю за вашими … - нерешительно попросила я.

- Да, конечно. Идите. Я буду тут – резко ответила она.


Я быстро собралась и пошла в корпус.


Пока я шла в корпус, а затем в ресторан, мне не давала покоя мысль  и желание разговорить Татьяну Вениаминовну. Я чувствовала, что  может получиться хороший рассказ, вот только я не знала о чем, то ли о счастье и профессии, то ли о глубоком одиночестве. Меня Татьяна  задела за живое. Она смогла  сыграть на моем самолюбие, а это очень опасная штука, женское самолюбие, а его нужно удовлетворять.


Придя в ресторан, я быстро пообедала, благо в эту пору, там народу почти не бывает, и пошла на пляж, с решением, во что бы то ни стало разузнать то, что кроется за стеной, которую воздвигла Татьяна Вениаминовна.

Продолжение следует...


Рецензии