Мария

                                                                   
– Дитя мое, - донесся голос из трубки домофона, - будь так любезна, открой, пожалуйста, дверь. Жильцы первого этажа мне уже отказали, а я ведь всего лишь хочу погреться…
– Мы знакомы?
– Возможно, хотя… Я слышу недоверие в твоем голосе. Я не хочу тебя мучить, поэтому знай: если со мной что-либо случится, я прощаю тебя… Я прощаю вас всех!
     Тишина. Незнакомец прекратил разговор. Растерянная Мария, крепко сжимая трубку, продолжала стоять у дверей. Отчего-то на душе было неспокойно.
«Бомжи ведь так не говорят!» - рассуждала она, - «Слишком вежлив, слишком учтив… Кто это?»
      За окном раздавалось злобное рычание ветра. Мороз угрюмо скрежетал когтями по окнам, оставляя на стекле пугающие узоры, а снег, спускающийся на землю неприступной стеной, превращал двор в нечто запутанное и неразборчивое. Бушевал декабрь и, видит Бог, начало зимы не оставляло шансов бедолагам, застрявшим на улице ночью…
      Накинув на плечи кофту, девушка выбежала из квартиры и, молниеносно преодолев несколько лестничных пролетов, открыла двери злополучного подъезда. Отойдя в сторону, она пригласила незнакомца войти. Перед ней стоял худощавый мужчина лет сорока. Одетый в разодранную куртку и едва ли теплые джинсы, он молча смотрел на свою спасительницу. С его лица не сходила улыбка. Она была какой-то особенной: одновременно печальной и радостной, отчасти осуждающей и всепрощающей…
– Спасибо, дитя. – Произнес он. – Как бы это смешно не звучало, но я обязан тебе… Жизнью.
– Вы вообще в своем уме? – Воскликнула Мария. – Разгуливать в таком виде по морозу! Вы же явно не бездомный, судя по Вашей речи! Что случилось? Вас ограбили? Вызвать полицию?
– Нет, нет, дитя. Не нужно никого вызывать. Я просто хочу переждать в Вашем подъезде ночь.
– Вы уверены? – Не унималась девушка. – С Вами точно все в порядке? Врача, может быть?
– Все хорошо, милая. Оставь меня одного и ложись спать. Тебе завтра рано вставать и много работать…
      Мария была крайне поражена ответом незнакомца. Мужчина говорил медленно и размеренно, так, будто бы это не она вызволила его из ледяного плена, а он, ничего не требуя взамен, протянул ей руку помощи.
– Да… Вы правы. – Ответила она и тут же поспешно прибавила. – Я бы впустила Вас к себе, но муж в командировке… Что соседи подумают?
– Я все понимаю. Ложись спать, милая. Ты уже помогла мне. Спасибо.
      Не в силах что-либо ответить, Мария молча кивнула и, сопровождаемая взглядом незнакомца, поднялась наверх, в свою квартиру. Раздевшись, она подошла к кровати. Часы показывали полночь. В это время девушка, обычно, спала. Нарушать устоявшийся график не хотелось, однако она отчего-то почувствовала неописуемый страх за судьбу таинственного мужчины. Войдя на кухню, Мария внимательно осмотрела содержимое холодильника. Кастрюля борща, тарелка пельменей… На днях должен вернуться муж из командировки. Поделиться неприкосновенным запасом?
– Вы будете есть? – Она вышла в подъезд. – Поднимайтесь скорее. Я уже разогрела тарелку борща.
– Спасибо, дитя. Но я не голоден…
– Это не обсуждается. – Перебила его Мария. – Поднимайтесь.
      Ветер усиливался. Разглядеть за окном что-либо кроме белоснежной пучины уже не представлялось возможным. «Хорошо, что я его впустила» - подумала Мария, - «в такую погоду бродить по улице не лучшая идея…». Тем временем незнакомец, шаркая ногами, изучал квартиру милосердной девушки: он с интересом рассматривал книжные полки, фарфоровые статуэтки на тумбе, и даже, недавно поклеенные обои.
– Снимайте куртку. Тут жарко. Упаритесь.
– Нет, дитя. – Ответил он. – Под ней ничего нет… Нагота…
      Протянув незнакомцу старую футболку мужа (она никак не могла выбросить ее уже около месяца), Мария пригласила его к столу. Поблагодарив хозяйку, он без удовольствия принялся за огромную тарелку борща. Таинственный гость ел  совершенно отречено. Его движения ложкой напоминали некие жесты одолжения, исполняемые им из нежелания обидеть радушную девушку. Это был явно не простой человек. Из него сочилось нечто неописуемо доброе и привлекательное. Своим взглядом он внушал спокойствие и умиротворение, что пугало Марию, обыкновенную жительницу такой недоверчивой и израненной эпохи. Видит Бог, она бы никогда не впустила незнакомца в свою квартиру, и никогда бы не предложила ему, пускай и старую, футболку своего мужа. Но этот мужчина… Отчего-то его голос внушал доверие. Наблюдая за тем, как он ест, Мария корила себя за столь глупый поступок, однако стоило их глазам встретиться вновь, волнение пропадало, уступая место непреодолимому желанию помочь таинственному гостю.
– Кто вы? – Спросила девушка. – Как ваше имя?
– Боюсь, правда Вас испугает, а лгать я не намерен…
– Не лукавьте. Скажите, как есть на самом деле.
– Дитя, - улыбнулся он, - я – Бог.
     Ответ незнакомца ошарашил Марию. Как можно так глупо шутить с человеком, который впустил тебя к себе в дом? Как можно нести такую чушь перед своим, ни много ни мало, спасителем? Выходит, что все эти странные обращения, словесные обороты… Не более чем часть дурацкого розыгрыша?
– Это не смешно. – Упрекнула его девушка.
– Знаю. – Ответил он. – Но и негрустно.
– И что же Бог забыл, - девушка презрительно фыркнула, - в Хабаровске?
– Не говори так, дитя. Чем Хабаровск хуже Парижа? Такие же люди, так же работают, так же ждут мужа из командировки…
      «Сумасшедший!» - подумала Мария, - «Я впустила в дом сумасшедшего!». Ее охватила дрожь. Что делать она не знала: сейчас он представляется Богом, а через несколько минут возомнит себя Наполеоном, или того хуже, серийным убийцей. От таких людей можно ожидать всего! Несмело потянувшись за телефоном, она попыталась найти номер психиатрии в интернете, но… Мобильный не ловил сеть. Видимо, из-за бурана пропала связь. Может быть, стоит попробовать постучаться к соседям? Напротив снимает квартиру рослый парень, студент… Наверняка он поможет ей, но… Не заподозрит ли неладное незнакомец? Не набросится ли на нее, когда она повернется спиной? Решено: нужно попытаться сохранять самообладание. По мере возможностей. «Бог» вроде бы ведет себя крайне спокойно. Сейчас он доест, а потом… Потом она намекнет ему на то, что хорошо было бы покинуть ее квартиру. Точно!
      Расправившись с едой, «Бог» пододвинул к себе чашку горячего чая. Он долго рассматривал желтую коробочку с надписью «Lipton», а затем, улыбнувшись, посмотрел на Марию. Теперь его взгляд не казался таким успокаивающим. Он настораживал и даже пугал.
– Из чайных листьев, дитя, можно делать куда более удивительные вещи, - произнес «Бог», - при правильной обработке из них получится лекарство ото всех болезней…
– Тогда, - фальшиво улыбнулась Мария, - почему люди… До сих пор гибнут?
– Не знаю. Наверное, потому, что вам нравится пить чай в пакетиках. И, - он ткнул пальцем в сотовый телефон, - создавать другие бесполезные вещи.
      Метель за окном продолжала бушевать. Завывания ветра не на шутку пугали Марию, однако «Бог» совершенно не обращал на них внимания. С гораздо большим интересом он продолжал рассматривать пачку чая.
– Интересное дело, - продолжил он, - сегодня утром я почувствовал, как под моими ногами расходятся облака. Дитя, это так удивительно лететь вниз, ощущая, как силы покидают тебя. С небес падал Бог, а приземлился… Обыкновенный человек.
– Как же это произошло? – Мария продолжала подыгрывать сумасшедшему.
– Не знаю. – Улыбнулся мужчина. – Я теперь не всевидящий, дитя. У меня есть догадка, и она неразрывно связана с тобой…
– Как? Что я…
– Не бойся, дитя. Что бы ни случилось, я простил тебя, милая… Как и всех вас…
     Отодвинув чашку чая, «Бог» подошел к окну. Он задумчиво смотрел вдаль, пытаясь разглядеть хоть что-то, спрятанное за снежной стеной. Отчаявшись, он облокотился о подоконник и, рассмеявшись, сказал:
– В твоей квартире нет икон. Нет их и в соседней квартире. Вы выросли, дети мои, и нет вашей вины в том, что я вам больше не нужен. Я, как любой отец, перестал понимать вас. Почему вы пьете напиток из чайных листьев? Я создал это растение как лекарство от всего… Но вы пошли своим путем. Антибиотики, таблетки… Замена отрезанной руки на железную! Мне бы никогда не пришло подобное в голову… Телевизор, телефон… Я ничего не знаю об этих вещах кроме их названий… Вы выросли, дети мои. Я ничего не понимаю в созданном вами мире. И это… Чудесно!
      Опустошив чашку чая, он пробормотал: «И все-таки вкусно!», а затем, сняв футболку и накинув куртку на плечи, подошел к входной двери.
– Прости за то, что вмешался в твою жизнь, дитя. Так или иначе, я закончил с трапезой, и я благодарен тебе за то, что она состоялась.
– Я бы разрешила Вам остаться, - сказала Мария, - но муж… Что соседи подумают…
– Я уже сказал, что прощаю тебя, милая. Не ты выгоняешь меня, а я сам покидаю твое жилье, дитя. Будь счастлива.
      Дверь захлопнулась. Он ушел. Посмотрев на часы, девушка поспешила в спальню, надеясь на то, что ей удастся отдохнуть хоть несколько часов. Ей ужасно хотелось выйти в подъезд и посмотреть, все ли в порядке с сумасшедшим, но страх отчего-то полностью поглотил ее. Укрывшись одеялом, она слышала, как за стеной кто-то ругается, но отгоняла дурные мысли. В глубине души Мария понимала, что это соседи пытаются прогнать его с лестничной клетки, приняв за бездомного, но ей было так легко думать о том, что это всего лишь разборки супружеской пары в соседней квартире, решившей выяснить отношения поздно ночью. Долго ворочаясь, девушка наконец-то уснула, а утром, по пути на работу, она заметила в сугробе до боли знакомую куртку. Подойдя поближе, Мария увидела безжизненное тело вчерашнего гостя. Его взгляд был направлен в небо, а в глазах, как ей показалось, мелькали тысячи звезд и вселенных. Еле сдерживая слезы, она поспешила на автобус восьмого маршрута. Посмотрев на злополучный сугроб из окна, она, к своему удивлению обнаружила, что тело исчезло.
      Автобус продолжал ехать, люди продолжали пить чай, жизнь в России продолжала кипеть, будто бы не замечая, что в Хабаровском дворике, за гаражами умер сам Бог…

(Фото из Интернета)


Рецензии
Как то даже хвалить неудобно. Всё равно недохвалишь! Как много сказано!С намёками и без. Мария - дочь Бога отпустила отца умирать. тут ведь ещё одна деталь. В России юродивых считали святыми. У католиков - это просто инвалиды.

Фёдор Тиссен   03.09.2018 16:06     Заявить о нарушении
Женя, Вам, что, действительно, всего лишь двадцать лет? Если так, то я верю в будущее России.

Фёдор Тиссен   03.09.2018 16:07   Заявить о нарушении
Здравствуйте, уважаемый Федор.
В октябре будет 20)

Поздняков Евгений   04.09.2018 11:32   Заявить о нарушении
Удачи!! Успехов!! И конечно, же любви!!

Фёдор Тиссен   04.09.2018 15:31   Заявить о нарушении
На это произведение написана 41 рецензия, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.