Новогодний подарочек

  Счастливый, со слезами радости и умиления, Иван Веснер трепетно держал на руках ребёночка, только что появившегося на свет божий. «Сыночек! Мой дорогой, мой маленький! - шептал он, сдерживая волнительные рыдания, в то время, как малыш заходился в звонком крике, стараясь ухватить побольше воздуха в свои крохотные лёгкие. - Давай-давай, кричи погромче! Пусть вся Германия услышит, что у Веснеров, наконец-то, наследник родился!»
   - Meinen Gluckwunsch, Herr Wesner! - улыбнулась медсестра и попыталась взять у Ивана мальчика. Но не тут-то было! Отец прижимал к груди своё долгожданное чадо и, казалось, никакие силы не смогли бы отнять у него этот родной, драгоценный комочек! Рожали-то вместе с Ириной, да ещё и в новогоднюю ночь!..
   … Первый раз Иван стал отцом тоже в ночь под Новый год. На всю жизнь запомнилась ему та сумасшедшая ночка!
   Были они тогда с Ириной студентами Энского пединститута. Снимали небольшую комнатку у дальней родственницы на окраине города. Когда пришла пора везти Ирину в родильный дом, Иван позвал соседа, закадычного дружка Коляна Пырина, и тот на своём «горбатом» «Запорожце» доставил их с женой в роддом, что находился в центре Энска.
   Пятнадцать лет прошло с той поры, но помнит Иван всё до мельчайшей подробности.
   Ирину увели в палату, а Ивану, топтавшемуся в приёмном покое, предложили: «Вы, молодой человек, шли бы лучше домой. Жена ваша — первородка. Родит, может быть, завтра утром. Идите и спокойно Новый год встречайте. Осталось всего полтора часа до Нового-то...»
   «Пойдём, Иван, - обнял друга Пырин. - Приедем сюда чуток позже и всё узнаем. Да не мандражируй ты! Успокойся!»
   Легко сказать «успокойся»! Нервная дрожь не прошла и после того, как они дома с Коляном выпили по стопке, провожая Старый год, и тогда, когда куранты отбивали наступление Нового года, а друзья, пожелав друг другу счастья, «врезали» ещё по одной.
   - Ой, Коля, что-то мне не по себе! - сказал Иван. - Давай-ка слетаем в роддом. Чует моё сердце — родила Ирка!
   - Тебе же сказали, что утром родит. И выпивши мы… - пытался остановить Ивана Пырин. - Ещё, чего доброго, на милицию напоремся.
   - Тогда такси вызывай!
   - Какое тебе такси в новогоднюю ночь? Хорошо ещё, если под утро дождёшься.
   - Пешком пойду, - упёрся Иван.
   Окольными путями все же поехали друзья к центру города, а вокруг пели, смеялись люди, стреляли в воздух из ракетниц.
   Долго стучали в двери родильного дома. Наконец, тяжёлая дверь открылась и перед ребятами встала крупная, разрумянившаяся, весёлая тётка в белом халате: «С Новым годом, мальчики! Рожать приехали? »
   - Нет. То есть да! - выступил вперёд Иван. - Тут моя жена, Веснер Ирина… Скажите, пожалуйста, кто у неё родился?
   - Сейчас, сейчас, милок, посмотрим, - тётка бодренькой, чуть покачивающейся походочкой просеменила через вестибюль к столу за стеклянной перегородкой. Стала листать толстый журнал: «Тэкс, тэкс… Ага, вот на «В» фамилии. Варавина, Вересова, Волкова, Вес… Как ты говоришь? Веснер? Ну, что ж, дорогой папочка, поздравляю! Двойня у тебя — девчонки!
   - Двойня?! - воскликнул Иван на весь вестибюль. - Я, вообще-то, сына ждал…
   - Ну, милый, что посеял, то и пожал! Не грех и выпить за твоих дочек. Принёс? Наливай!
   Пырин открыл бутылку шампанского, дежурная подставила стаканы.
   - А можно мне на девчонок взглянуть? - спросил Иван, прихлёбывая шампанское.
   - Да кто ж тебе ночью-то покажет! - ответила тётка. - Дождись утра, неугомонный! Роженицы спят. Медперсонал празднует. Я вот, санитарка, а дежурю. На важном посту нахожусь!
   - А с каким весом родились девчонки-то? - не унимался молодой папаша.
   - Дак это мы враз посмотрим, - дежурная вновь открыла журнал. - Ага… Ой, простите, ошибочка вышла! Двойня у роженицы Весняк родилась. А у вас — тройня! Три мальчика!
   - Ничего себе, новогодний подарочек! - присвистнул Пырин.
   Веснер выронил стакан, осколки покатились по кафельному полу.
   - К-ка-кая ещё тройня?! - заикаясь, выдавил он из себя.
   - Абнакавенная! Три хлопца! Радуйси, папаша. Поздравляю. А теперь идите-ка, ребятки, идите. До утра!
   … Пили Иван с Коляном в тесной комнатушке и рассуждали.
   - Ты пойми, чудак, - уговаривал друга Колян. - Нету тут никакого горя! Радуйся, сразу трёх сыновей получил к Новому году в подарок от любимой жены! Вот, посмотришь, теперь вам от властей обязательно квартиру со всеми удобствами дадут, несмотря на то, что вы ещё студенты! Ещё и в газетах пропечатают. Не каждый день у нас бабы тройню рожают! Давай, тост глаголь!
   - Пожалуй, ты прав, Николай. За моих сынов! За хорошую квартиру! С Новым годом, с новым счастьем!
   - Слушай, - хлопнул Колян себя по колену, - надо твоей Ирке букет огромный, как клумба, добыть и вручить ей за подвиг! Последние деньги отдам, но добуду!
   Под утро улицы Энска стихли. Друзья шумно вывалились на свежий, отрезвляющий воздух, и отправились в центр города пешком.
   И тут предприимчивому Коляну опять пришла в голову мысль:
   - А, знаешь, Вань, лучше мы твоей Ирке ёлку настоящую в роддом отнесём! Пусть твои пацаны веселятся. Дети же!
   - Так они ж, поди, и разговаривать-то ещё толком не умеют, - засомневался молодой, изрядно захмелевший папаша. - Но идея твоя мне нравится!
   Не долго думая, он перелез через штакетник и вытащил из металлической стойки нарядную, в рост человека, ёлочку, установленную на газоне накануне праздника.
   В этот раз дверь роддома открыла другая дежурная. Как и первая, она тоже была весела и приветлива. Очень обрадовалась и ёлке, и бутылке, что с собой принесли парни.
   - А с каким весом родились мои сынки, Веснеры? - подступил к дежурной Иван. - Трое их. Три мальчика.
   - Веснеры? - удивилась санитарка. - Так тройню-то у нас родила не Веснер, а Веснякова. Да-да, Тамара Веснякова. Тут уже вся родова её была. Ящик вина притащили. Всё ночь гуляем!
   - А у меня тогда кто же, по-вашему, родился? - разъярился Иван.
   - А щас глянем. - дежурная раскрыла журнал. - Ну, так и есть, Веснер Ирина родила девочку в три ноль-ноль. Ночи. Вес ребёнка — два кило пятьсот граммов.
   - Что-о?! - взревел возмущённый отец. - Такого веса не бывает! Меня моя мать родила с весом в четыре килограмма. Отдавай мою тройню! На каждого по два пятьсот — ещё пойдёт, а на одну… Нет, я не согласен! Я против ка-те-го-ри-чески!
   - Да-да, - поддакивал Колян. - Мы абсолютно несогласные с таким весом! И ёлку нашу, будьте добры, верните!
   - Минуточку! - вскричала вдруг санитарка, вперив очи в журнал. Ошибочка вышла! Ваша дочка весит не два кило пятьсот, а два кило триста.
   - Эй, красавица! - окончательно вышел из себя Веснер. - Тут тебе не рынок, не частная лавочка, чтобы аж на двести граммов объегоривать!
   Неизвестно, чем мог бы закончится этот нетривиальный спор, но тут пришла другая бригада
   медперсонала на смену дежурившей в эту ночь.
   Иван плакал в кабинете врача, размазывая слёзы по щекам. Его уговаривали медсёстры: «Не годится слёзы лить в первый день Нового года! Радуйтесь. Ничего страшного не произошло! Детки, рождённые с малым весом, развиваются нормально. И вес набирают быстро!»
   Да уж, ещё та ночка была…
   И вот теперь, когда такой долгожданный сынок, тоже рождённый в новогоднюю ночь, лежал у Ивана на груди, он не мог легко отдать его в руки медсестры. Очень уж хорошо запомнилось рождение старшей дочери в городе Энске!
   - Утихомирься, Ванечка, - слабо, но счастливо улыбаясь, уговаривала Ирина мужа. - Не бойся, здесь никто тебе сыночка не подменит! Это уж точно!


Рецензии
Бедный мужик, так и с катушек можно съехать. Всё наша русская беспечность. Спасибо! Интересный рассказ!!!

Лидия Скрипкина 2   10.01.2018 17:42     Заявить о нарушении
Сюжет этого рассказа мне подкинул в России один мужчина: рассказал мне, как ему в роддоме ошибочно сообщили, дескать, у него родилась двойня! Но разобрались потом, извинились!

Валентина Кайль   10.01.2018 20:56   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.