Дети не ангелы!

  Анна наводила порядок на книжных полках: протирала пыль, переставляла книги. Взяла в руки шкатулку с документами – тоже надо протереть. Внезапно кот  подпрыгнул и лапой ухватился за тряпку. От такой неожиданности и тряпка, и шкатулка полетели на пол. Кот сразу спрятался под диван, а Анна запричитала:
 – Ах ты, шкодник старый! Надумал играть не вовремя! Ай-яй-яй, чего натворил!

  Хорошо, хоть шкатулка не раскололась. Она быстро стала собирать с пола разлетевшиеся документы, аккуратно складывая, но взяв трудовую книжку, вдруг замерла. Захотелось полистать. Прочитала запись «Роддом…» Охо-хо, начало девяностых: месяц тут, месяц там. Везде зарплату задерживали, а то и вовсе не платили. Приходилось хвататься за всё подряд. Старший сын в армии, дочь убежала замуж, а младшего семилетнего, надо в школу собирать.

  Как же она туда попала? А, вспомнила: соседка Люся помогла устроиться. Она сама работала в роддоме медсестрой и Анну устроила санитаркой в отделение новорожденных. Удобный график, зарплата приличная, опять же, рядом с домом, значит, на проезд не надо. Есть комната для персонала, где можно разогревать чайник, еду на плите, значит, и на обед не надо. Тоже – плюс.  И грудничков она любит. В общем, и в целом всё устраивало. Решила попробовать. Правда, немного сердце болело за сына, как он дома один будет оставаться. Но и этот вопрос был решён: мать три года уже на пенсии, жила рядом, через дорогу, обещала за внуком приглядеть.

  Люся сразу предупредила, чтобы Анна не распространялась о том, что она год вела курсы экстрасенсов в клубе. Медики не любят их и считают шарлатанами. На том и порешили. Медосмотр быстро прошла, санитарную книжку оформила и с радостью вышла на работу. Анна всегда горела постигать что-то новое. В жизни всё может пригодиться. Старшая медсестра проверила санитарную книжку и отвела новенькую в палату, где передала в руки другой медсестре.

  – Вот, Валентина, тебе новая санитарка. Знакомься, зовут Аня, – при этом посмотрев строго на Анну, добавила лично ей, указав рукой на медсестру:

  – Для санитарки медсестра – начальник. Ты должна слушаться её во всём. Валентина Ивановна введёт тебя в курс дела.
При этом она резко развернулась и ушла.
Инструктаж был короткий. Палата разделялась на четыре бокса, где стояли железные коечки с грудничками. Всего новорожденных было до двадцати человек. Санитарка обязана была мыть полы с хлоркой и кроватки. Медсестра пеленала младенцев, проводила процедуры, после Анна забирала грязные пелёнки и уносила этажом ниже в стирку. Затем приносила чистые.

  В первый же день, в обеденный перерыв, Аня познакомилась с санитарочками из других палат. Они хвалились, что помогают взвешивать, пеленать детей своим медсёстрам. Это удивило. Анна бы тоже с удовольствием помогала, но ей не разрешалось. На что ей был ответ: новенькая, боятся доверять, ещё успеешь.

  Обратила внимание, что часто забегали другие медсёстры к Валентине. Они сидели за столом, шушукались и косились на Анну. Когда та присела рядом на стул, то грубо приказали: «Тебе нельзя! Ты грязная, иди в свою конуру и жди, когда нужна будешь».

  Анна удивилась такой враждебности, но, молча, послушалась. У неё было своё помещение, примерно два на два метра, действительно – конура. Там стоял стул и два мешка с пелёнками, да вёдра с тряпками. Впрочем, и сидеть-то было некогда, работы много: полы надо мыть несколько раз за смену и протирать коечки тоже, и пелёнки менялись перед каждым кормлением и перед врачебным осмотром. Также приходилось бегать за чистым бельём, за моющими средствами к сестре хозяйке, за стерильными боксами, относить мешки с грязным бельём, а всё это находилось на разных этажах.

  Через неделю к Анне подошла девушка в белом халате:
– Здравствуйте, вы меня не узнаёте?

  Той казалось, что видит её в первый раз. Она растерянно повела плечом. А девушка напомнила:
– Меня зовут Ольгой. Я год назад приходила к вам на консультацию. Пропал дядя, и вы по фото сказали, что он где-то в лесу, мёртвый. Вы всё точно тогда сказали. Мы его действительно скоро нашли там, где указано было. Он заблудился, потом неудачно упал, сильно разбил голову и умер.

  – Ах, этот случай помню и фото тоже, но вас  нет, уж извините. Просто концентрация была на фото. Рада, что смогла помочь. Ольга, а вы тут кому-нибудь говорили обо мне? Я смотрю, что многие косятся как-то странно и отношение враждебное. Теперь понятно стало, откуда это.

– Да я не удержалась, рассказала про вас, – Ольга виновато улыбнулась, – но я хвалила, честно хвалила, только у нас здесь есть люди разные.
Анна улыбнулась в ответ:
– Да ладно. Я не обращаю внимания, привыкла. Жизнь всё расставит по местам.

  Теперь в обеденные перерывы Анну засыпали разными с подвохом  вопросами – проверяли, экзаменовали. А та держалась спокойно и дружелюбно, старалась сложное объяснять простым языком. Странно, но отношение к Анне потеплело, стало менее враждебным. А скоро и её медсестра смягчилась – разрешила Анне помогать пеленать и разносить младенцев на кормление мамочкам в палаты.
 
  Это мгновение она не забудет никогда в жизни!  К Валентине зашли ещё две медсестры, и та командным жестом руки приказала:
– Можешь сама разнести грудничков!

  Радости не было предела! Она так всегда любила младенцев, аж до трепета, аж сердце замирает! Быстро взяла первых двух и бережно понесла. Передав мамочкам в руки, весело подхватила других. Так приятно держать эти чудесные свёрточки! Анна на крыльях радости порхала по коридору туда-обратно. Уже подхватив следующих младенцев, она залюбовалась ими. Появилось чёткое ощущение, будто они вместе попали в столб Божьего Света. Их глаза встретились. Взгляды малышей не были бессмысленными! На неё смотрели мудрые взрослые души! Вспышка бескрайнего восторга! И сразу озарение: её душа узнала их. Мысленный диалог ожил в голове: «Здравствуйте! Я вам так рада!» И тут же ответ: «Здравствуй, мы тоже рады снова встретиться!» Это было живое счастье, ни с чем несравнимое! Старые друзья! Замелькали прошлые жизни… Вот это встреча! Анна переводила взгляд с одного личика на другое. «Благослови нас». «Благословляю». Анна физически ощущала вокруг них кокон счастья! Господи, благослови эти души!

– Анна! Анна! – вдруг ворвался в сознание грубый окрик. – Ты чего ими так любуешься?! Неси детей мамочкам!

  Анна очнулась. Оказывается она стояла, замерев на месте, с детьми! Сколько это продолжалось?  Как выглядело со стороны? Она быстро пошла к мамочкам, а за спиной услышала: «Ненормальная какая-то».

  Войдя в палату, посмотрела на их мамочек – обычные чужие женщины. Она даже на секунду замерла – так не хотелось отдавать этих, таких  бесконечно родных, и в чужие руки… Странное было ощущение, будто кусочек сердца отрезала. Господи, что со мной?! Она сморгнула и, с натянутой, растерянной улыбкой,  медленно отдала.

  Со следующими детьми она уже ничего не чувствовала – это была обычная, серая, неодухотворённая масса. Подходя к очередному ребёнку, она вдруг вздрогнула. Что за испуг?! Откуда?! Она остановилась и внимательно посмотрела: мальчик, рыжие волосики на крупной голове, губы как маленький хоботок складывались в короткую трубочку, которая беспрерывно двигалась из стороны в сторону, ища титьку. Голод, ненасытный, тёмный, астральный голод! Фу, с чем он пришёл  в эту жизнь! Сможет ли преодолеть эту дьявольщину в себе?! Будущий убийца, возможно – маньяк…Женщине не хотелось даже дотрагиваться до него. Интересно, что у него за мама?  Ей не хотелось даже глядеть на него. Анна, отведя в сторону глаза, медленно взяла ребёнка на руки.

  Глядя на его мать, многое стало понятно. Перед ней сидела женщина с грубыми чертами лица. Мохнатая рыжая голова, крупный мясистый нос, крупные губы и пустые глаза… Вся её внешность была отталкивающе грубой, животной. Там не было живых мыслей – одни инстинкты, первобытные истинкты… Шизофреничка, психбольная? Какие-то явные отклонения есть. Муж – пьяница, бьёт … Возникла мысль, что таким лучше бы не позволяли рожать…

  Уже, позднее, протирая пол около коечки с этим мальчиком, Анна старалась на него не глядеть. Страшное впечатление, неизгладимое. А ещё бытует мнение, что дети – ангелы. Счастливы люди в неведении! Неет, этот ребёнок далеко не ангел! Ему до ангела ещё много жизней надо прожить… ооочень много, если не попадёт в космические отбросы.
 
  Анна, досадливо подвинула ведро, продолжая работать шваброй: И кто, вообще, придумал такое: дети – ангелы?! Это же полный абсурд!  Люди хоть бы раскинули своими мозгами. Выходит, на Землю спускаются одни ангелы, а откуда же появляются пьяницы, насильники, убийцы?! Что, все ангелы сразу с неба упали?!  Падший был один и, того уже давно выгнали за пределы нашей солнечной системы. Конечно, у него остались подобострастные слуги… Вот они иногда и падают вниз, чтобы навредить. Знают, что их смерть неминуема, так хотят больше с собой забрать…

  Неет, дети – не ангелы!  Они приходят сюда учиться, и каждый уже со своим багажом: у кого-то больше хорошего, у кого-то больше плохого, но это плохое каждый приходит изживать, учиться состраданию. И так из жизни в жизнь, бесконечное множество раз!

  – Анна, ты что застряла в этом боксе! Давай быстрее! Скоро обход врача!

  Женщина вздрогнула от неожиданности. И с кем это она сейчас разглагоствовала?! Даже и не заметила за собой! Господи, благослови это чадо! Как он на меня подействовал тягостно! И множество вопросов закрутилось: как помочь таким, как предотвратить преступления, можно ли? Да, знаний не хватает. Она схватила ведро и быстро перешла в другой бокс.

  Два месяца пролетело незаметно. Анне всё нравилось, но было одно небольшое «но»: в вечерние смены медсестра приходила пьяной. Она грубо пеленала детей, грубо перекладывала ребёнка так, что он бился головой об стол, приговаривая: «Ненавижу вас!» На вопрос Анны, от чего такая ненависть, грубо ответила:
  – А ты поработай здесь 20 лет! Надоело всё! А у них башки мягкие – ничего не будет.
 
  Сердце обрывалось смотреть на такое, но кадров не хватало и заведующей приходилось терпеть такого работника. А Анна чувствовала, что мириться с таким поведением долго не сможет. Настроение портилось, да ещё и мать не смотрела за внуком. Анне каждый раз приходилось его искать. Зайдёт с работы за сыном к матери, а его нет. Мать смотрит очередной сериал, на вопрос, где ребёнок, рукой махнёт небрежно, не отрываясь от телевизора:
  – Там, где-то гуляет…

  Разрешилось всё само собой. Вдруг роддом закрыли на ремонт. Анне приходилось таскать по этажам тяжёлые вёдра со штукатуркой, а медсёстры пили чай… Через неделю терпение лопнуло. Придя домой с работы, и в очередной раз, пробегав по дворам в поисках сына, женщина задумалась. В голове появились мысли: «Сколько ещё знаков подавать?! Опыт получила. Увольняйся! Тебя уже ждёт другое место!»  Всё сразу встало на свои места. Она улыбнулась: да, опыт был волшебный, о таком не прочитаешь в книжках. И Анна быстро уволилась.

  Скоро действительно появилась новая работа лифтёром с хорошими условиями и большей зарплатой. Ребёнок не был брошен, она могла брать его всегда с собой. Работа была по графику: сутки через трое, поэтому женщина смогла ещё подрабатывать. И она подрабатывала, как ломовая лошадь: сторожем и дворником в детском садике, уборщицей в ателье, сторожем и уборщицей в продуктовом магазине. Доходило до шести работ одновременно. Мать на всё пойдёт ради ребёнка.

  Анна вздохнула, закрыла трудовую книжку и положила её снова в шкатулку. Надо убираться. Да, ничего случайного не бывает. Спасибо  Высшим силам, что привели меня в этот роддом и подарили такой волшебный опыт. Она разулыбалась, вспоминая тех грудничков. Вот бы их сейчас увидеть! Интересно, что бы я почувствовала? И что бы почувствовали они? Им уже лет по 20. Могли бы поговорить.
 Жизнь – это школа, она всегда чему-то учит. 


Рецензии
Потрясающе!

Лариса Белоус   21.01.2018 16:48     Заявить о нарушении
Обнимаю тебя. С добринками.

Елена Светова   21.01.2018 21:25   Заявить о нарушении
На это произведение написано 9 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.