Одиночество вдвоем, часть 7

На набережной было немного сумрачно,  и завывал ветер. От чего было немного неуютно, но пропустить самое интересное мне не хотелось. Деревья вперемешку  с сухими лианами нависали над  набережной.  Местами фонари не горели, а колышущиеся ветки создавали  впечатление чего – то необыкновенного и завораживающего. Театр теней, воющий ветер и шум  прибоя, все смешалось в  симфонию  хаоса  и  фантастики.


Я невольно передернула плечами,  от сильного порыва ветра. И крикнула, перекрывая шумы природы:


-  А может,  пойдемте в кафе, посидим, поговорим.


- Нет. Все уже пришли. Вот она -  крикнула мне Татьяна Вениаминовна, через плечо, уверенно шагая впереди.


Вдруг, она как бы растворилась  и исчезла в тени. Я немного прошла вперед  и остановилась в нерешительности.


-  Ну, чего остановились? Идите сюда. Здесь тихо – откуда – то из кустов позвала  меня Татьяна Вениаминовна.

 
Я огляделась внимательно и увидела в стене деревьев и кустарников  проход. Когда я  с трудом, на  ощупь,  прошла в этот проход, то очень удивилась, увидев Татьяну Вениаминовну  вальяжно восседавшей на  старой деревянной скамейке, вросшей в старый, раскидистый кипарис с одной стороны, и каменную стену террасы с другой стороны.  Сверху,  из  кустов акаций, над скамейкой  нависал и подмигивал нам  старый  полуразбитый, видавший многое, фонарь. Беседки, как таковой не было. Это была ниша в  отвесной стене, прикрытая со стороны террасы  кустами, что создавало уютную интимную обстановку, и защищало от ветра.


-  Вот, это наше любимое место. Вот здесь мы и познакомились с моим мужем. Тогда, это было так романтично. Мы были счастливы и молоды. Мы в то время проходили здесь, недалеко в горбольнице практику. Я – терапевт, а мой муж  Анатолий Сергеевич – хирург. В то время – хирурги – это была элита  медицины, а сейчас все изменилось, а жаль – с грустью в голосе, сказала Татьяна Вениаминовна.


- Да,  интересное  уединенное местечко. И тихо, ветер сюда не достает. Со стороны проминада не видно. Хорошее местечко для свиданий – вбросила  мячик я,  присаживаясь рядом с Татьяной Вениаминовной на скамью.


Игра началась.  Татьяна  Вениаминовна, как бы свысока, с немного  горделивым, немного  надменным наклоном головы,  как бы  сверху, посмотрела, изучающее, на меня.


Вид у меня был еще тот. Я возилась на лавочке, ища местечко потеплее и поудобнее. Закутавшись в свою куртку с капюшоном, спрятав свои руки под мышки, готовилась сидеть удобно и долго, чтобы  слушать    рассказ Татьяны Вениаминовны. А она сидела, с высоко поднятой головой. Спина была прямая и ровная, руки спокойно лежали на коленях. Такое впечатление сложилось, что прохлада этого вечера   и  ветер ее не касались, а ей было тепло и уютно в этой нише, на старой скамейке и в ее прошлом.


- Да,  много времени прошло, а эта скамейка все та же, только еще  более гладкая стала. Сколько молодых и не очень молодых парочек, ее шлифовали и не по одному вечеру. Мы  тоже здесь бывали и не раз. Как же это давно было,  а как  будто вчера. После школы я поступила в Кировский мед. Если честно сказать, я не хотела  становиться врачом,но отец убедил, что это правильный выбор профессии. Я еще в школе играла в баскетбол, в группе А. Рост у меня 185см, хороший, хоть на центровую не тянула, но играла  хорошо. Это отец меня  записал еще во втором классе в спортшколу на баскетбол. Я была самая высокая девочка в классе и очень комплектовала, сутулилась, стеснялась своего роста. Отец говорил, что это красиво и этим надо гордиться, что все модели высокие и спортсменки тоже. Он говорил, что это очень красиво, когда ноги длинные и растут от ушей.  Я ему очень благодарна за это. Меня в школе дразнили журавлем. На всех школьных фото я всегда была выше всех. Только в старших классах, мальчишки немного подросли и почти догнали меня по росту. Я была спортивная, сильна  и  со мной никто не дружил в классе. Моей второй семьей стала наша  команда. Когда мы стали выигрывать и  ездить на соревнования, мои одноклассники  ходили смотреть  наши игры. Они мне  предлагали тогда  дружить и общаться, но я держала дистанцию, слишком глубоко  засела обида. Вот эта обида и дальше долго не давала мне покоя. Одноклассники  учились, гуляли, ходили на вечера и танцы, а я  была, как изгой. Я не дружила с мальчиками, потому, что они все были ниже меня и слабее. Укрепляя свой позвоночник и ноги, я занималась единоборствами, и мальчишки меня просто избегали. Кому хотелось иметь подружку сильнее. Вот представьте, как я жила.  С одной стороны тотальный нажим моего отца, с другой стороны спорт и моя нежная, как пузико ежика, душа, жаждущая  внимания  и общения. Но, увы,  чего не случилось, того не случилось. Конечно,  времени у меня много не было на девичьи переживания. Школа, уроки, бесконечные трейнеровки и игры, это занимало почти все время, но мне очень хотелось, чтобы это случилось,  и я встретила  достойного мальчика. И это случилось, но намного позже, когда я училась уже на третьем курсе меда, здесь на практике. Вот почему я сюда возвращаюсь, при первой возможности. Именно здесь, тогда я  была счастлива. Да, вот именно, как ни больно об этом говорить. Я думаю Вам это знакомо. Сколько у Вас рост? – вдруг спросила Татьяна Вениаминовна  меня.


- 172см – коротко ответила я.


- Ну, это еще ничего, вы на 13 см ниже меня, и я думаю,  Вам знакома проблема высоких девочек. В наше время, это считались мы очень высокими, на  много выше среднего роста. Парни таких обходили стороной. Даже в спорте, а что говорить про простую жизнь. Наши спортсмены выбирали простых девчонок, так проще было. А как хотелось любви и общения. Идешь по улице, а на тебя как моськи на слона, все пялятся. Идешь, как на подиуме. Все твои шаги выверены под косыми и насмешливыми взглядами  людей. А в чем я виновата, что родилась такой. Так было обидно. Вижу, идет маленькая, колченогая, косолапая, да еще и конопатая маленькая толстушка, а рядом эдакий красавец. Что он в ней нашел? Оба идут, смеются. Счастливы. А я с зависти дохну. Сколько слез пролила ночью, а днем,  все сначала – пробежка, учеба, трейнеровка и тд. Силу волю в кулак и бегом. А что душа?  И ее в кулак. И вот чудо, настоящее чудо случилось. Вы видели, там,  на диком пляже натянута сетка. Она там и раньше была, только сейчас кольца и сетка на металлических столбах,  и площадка асфальт, а тогда -  на деревянных столбах было и вместо поля просто песок. Вот после  работы, после обеда, мы приходили сюда поиграть, позагорать и искупаться в море. Однажды, когда мы играли, к нам подошел парень. Высокий, статный. Он мне понравился. Он попросился с нами сыграть.  Встал он против меня. Мы играли весь вечер. Потом плавали, а вечером, он предложил просто прогуляться по набережной. Я так волновалась, и он заметил это. Он предложил проводить меня до моего корпуса, где я жила, чтобы переодеться, а потом прогуляться до его корпуса и сходить на ужин вместе, а после ужина просто погулять. Как я волновалась. Я растерялась так, что все забыла, о чем можно поговорить, а о чем нельзя. А Толя, так его звали, просто сказал, что он студент – практикант, работает в санатории рядом, и  будущий хирург.  Все, как то само собой устаканилось. Он напомнил мне моего папу, я успокоилась, переоделась, и мы пошли гулять. Как было нам вместе легко и просто общаться. Я с самой первой нашей встречи  стала ему доверять. Я Вас не утомила? - вдруг спросила меня Татьяна Вениаминовна.

 
-  Да, что Вы, это так интересно. Мне ваши проблемы знакомы. Я тоже занималась спортом и мне знакомы ваши переживания – приняла подачу я и продолжила, вбрасывая новый вопрос – Толя, потом стал   вашим мужем?


- Да, но не сразу. Мы каждый день встречались здесь на пляже, на площадке. Потом ужинали в столовой и много гуляли. А эту скамейку мы  отыскали. Когда темнело,  мы  приходили  сюда, прятались от любопытных глаз, и обнимались, и целовались…  Я была, такая счастливая, а он – таким нежным...  Запретов не было. Мы уже были взрослые и оба медики. Мы знали, что на повестке дня,  прежде всего карьера. В чем, а в этом  наши  желания полностью совпадали. Много позже, когда мы уже были женаты, и у нас уже была наша первая дочка, мы приезжали сюда на отдых и нашли эту скамейку, но такой радости и волнения она нам уже не доставила. Все изменилось, только разум это смог принять, а душа нет. Так и осталась в душе тоска  о несбывшихся надеждах на  счастье. Ну, ладно, уже поздно, пора в корпус. Меня наверно соседка потеряла, да и вы озябли, простынете,  заболеете – вдруг оборвала рассказ Татьяна Вениаминовна.


-  Да, что вы, все нормально. Ветер сюда не достает, а скамейку я уже нагрела – пыталась удержать ее я, но она  закрылась, замолчала, и в свете фонаря я разглядела, как вдруг она как  - то постарела  и ссутулилась, передернула плечами, как бы освобождаясь от чего-то, и шагнула в проем между кустов.
Я быстро поднялась и зашагала следом.


Татьяна Вениаминовна быстро шла вперед, не оглядываясь на меня. Голова ее была высоко поднята, она слегка наклонялась, вперед под натиском порыва ветра. Я не стала ее догонять. Я сожалела, что не удалось узнать историю до конца,  но предполагала, что  это не последняя наша встреча. У своего корпуса, Татьяна Вениаминовна остановилась, повернулась ко мне и стала ждать пока я подойду.
- Извините,  разволновалась, задумалась. Нахлынули воспоминания. Бывает – извиняясь, проговорила она, пряча глаза.


-  Да, все в порядке. Просто колено болит, медленно в горку иду. Да и пора уже  в корпус. Погода совсем разбушевалась…  Может по кофейку? Пойдем те в бар – предложила я.


- Нет, не могу. Устала и настроение не то, а вот завтра пойдемте,  погуляем по набережной и посидим где - ни будь, чайку попьем. На пляж завтра днем не пойду, а вечером там же встретимся. Вы как? – спросила она меня.


- С большим удовольствием  - ответила я.


-  Тогда,  до свидания, до завтра, там же в восемь – четко сказала она, и ничего больше не говоря, резко повернувшись, вошла в корпус.


Я стояла и смотрела, недоуменно, ей вслед. Я понимала, что воспоминания не дают ей покоя, и ей очень хочется ими поделиться. Игра  только начинается. Потеря подачи, но  мяч еще в игре.

Продолжение следует


Рецензии