Кондитер

   Его звали Юджин Фалер, и, клянусь, во всем Королевстве не было кондитера лучше: в те дни, когда наш герой брался за круассаны, весь город сбегался на дивный запах французской выпечки, а стоило ему начать готовить сахарную вату… Ох, поверьте моему опыту, Вам лучше не знать, что творилось с крестьянскими детьми, хотя… Будем честны, юные сорванцы буквально теряли дар речи, стоило им заметить до боли знакомое розоватое облачко в окнах знаменитой кондитерской Фалера! Не скажу, что их родители были в восторге от кулинарных изысков Юджина, все-таки, сладости в наше время изрядно бьют по карману, но, сами понимаете – улыбки детей… Разве не на них держится наша сошедшая с ума планета?
      
      Будучи лично знакомым с Юджином, я могу заверить Вас, что отвешивать ему комплименты можно бесконечно долго. Итак, с прилежностью священника, читающего молитву, позволю себе отметить, что Фалер был внешне красив и обаятелен, а также в меру умен, если, конечно, не имел чести говорить с призванными деятелями науки. В такие моменты мы все превращаемся в отвратительнейших глупцов, однако даже в подобных случаях наш герой держался весьма уверенно и гордо, принимая роль деревенского дурачка с завидным смирением и пониманием. Девушки всего Королевства не чаяли в нем души, но… Он был ужасным трудоголиком, и, казалось, будто бы все мужское в нем вытеснили леденцы и конфеты.
– Юджин, душка, - обратилась к нему молодая клиентка, - скажи, сегодня вечером ты свободен? К нам в город приезжает величайший иллюзионист нашего времени! Поговаривают, что сам Король…
– А там будут португальские десерты? – Перебил ее Юджин.
– Что? Какие десерты? Нет… Не думаю…
– Что ж, - вздохнул он, - тогда наши пути расходятся!
    
    Неопытный читатель, скорее всего, решит, что Фалер был человеком до боли одиноким, и подобное поведение уходило корнями в отнюдь не счастливое детство, однако, предвидя возможность столь глупого вывода, спешу тут же развеять эту ничем не подкрепленную догадку: Юджин себя таковым никогда не ощущал, и более того, в отличие от многих людей, имел действительно преданных друзей – слоеное тесто и чудесный запах карамели, которые, уж поверьте, даже никогда и не мыслили о том, чтобы предать местного кондитера.
      
     Пожалуй, герой нашего рассказа был единственным мужчиной во всем Королевстве, лишенным некого священного трепета перед женщиной: его не интересовали оголенные плечи красоток, а бесконечные беседы о неразделенной любви и вовсе казались бессмысленными и затянутыми.
Растворяя личную жизнь в карамели, наш герой преспокойно существовал без женских теплоты и заботы, но, тем не менее, настойчивость некоторых горожан (а поженить парня пытались, по меньшей мере, с десяток сочувствующих) посеяли сомнения в его необычайно светлой голове. Неожиданно для самого себя Фалер вечерами стал размышлять о том, что неплохо было бы обзавестись человеком, способным понимать тебя с полуслова, и, вдобавок, с легкостью наводящим порядок в комнате, оставаясь при этом в крайне приподнятом настроении. Впервые не сумев отогреть сердце теплотой печи, Юджин, в беседе с давнейшим приятелем, позволил сделать весьма опрометчивое заявление:
– Друг мой! Решено! В ближайший месяц – женюсь!
    
      Ох, дорогой читатель! С какой же скоростью разлетаются слухи! Клянусь, современный народ готов часами обсуждать чужую жизнь, лишь бы держаться подальше от своей собственной! О серьезном намерении кондитера не говорил только ленивый: юные красотки, примеряя очаровательные платья, размышляли о том, какой цвет больше нравится Фалеру, а быкоподобные мясники, с особой тщательностью нарезая свиную грудку, никак не могли понять, почему девушки стремятся заполучить, пропитанное карамелью, сердце Юджина.
– Мадмуазель Готье, - спросил он у старухи, любившей наведываться к нему в кондитерскую за круассанами, - не знаете ли вы, от чего мое скромное заведеньице превратилось в главное место встречи первых красавиц города?
– Ох, милашка Юджин… А ты думал, что разбрасываться словами о намерении жениться можно безнаказанно? Так не пойдет! Скажу по секрету, если бы моя внучка была чуть постарше… Господи, клянусь, мы бы приходили к тебе раза три в день, не меньше!
   
         Услышав это, Юджин, признаться, был немало удивлен. Неужели он, кондитер от ушей и до кончиков пальцев ног, может вызывать столь бурный интерес у противоположного пола? Подобное внимание со стороны прелестниц одновременно внушало неописуемый восторг и отталкивало: проведя всю жизнь за кухонной плитой и духовкой, он попросту не мог общаться с девушками. Выслушивая бесконечную болтовню о сломанных ногтях и порванных платьях, Фалер постепенно приходил к выводу, что ни одна барышня в Королевстве не способна прийтись ему по душе. Нет, правда! Как можно ни разу не упомянуть в полуторачасовой беседе чудесные европейские десерты или изысканные французские булочки? Никто из посетительниц кондитерской Юджина совершенно не разбирался в «сладостных утехах», что, разумеется, все больше и больше отталкивало его от навязчивой идеи женитьбы: кристально чистая комната уже не казалась такой привлекательной, а уютные семейные вечера… Что за посиделки в гостиной без обсуждений современных тенденций кулинарного мастерства?
– Старина! – Возмутился давнишний приятель Фалера. – Ты слишком требователен! С женщинами нужно говорить о чем-то простом: желательно о домашних делах или о плотских утехах… Беседы же о чем-то сложном, скажем, о кондитерском искусстве могут прийтись по душе девушке только в том случае, если она сделана из шоколада!
    
      Из шоколада… До чего же абсурдные слова! Неужели это приемлемо, заменить настоящую живую невесту гигантским куском шоколада? Действительно, отыскать в этом городишке кого-то, кто сумеет разделить его любовь к сладостям неимоверно трудно, и совместные вечера будут казаться чем-то скучным и нудным, однако…
     Постойте! Но если женщина сделана из карамели, то о чем же с ней говорить, если не о кулинарных изысках? Выходит, что длительные беседы с глазу на глаз уже теряют негативный окрас! Разговоры о выпечке, леденцах и зефире… Что может быть лучше? К тому же, если правильно рассчитать ингредиенты… То может получиться до боли хорошая жена, неспособная спорить со своим благоверным и разводить конфликты на пустом месте! Вылепить из теста прекрасную супругу, а затем вдохнуть в нее жизнь… Разве это не затея величайшего мастера всех времен и народов?
      
      Здесь, разумеется, читатель может усомниться в моем рассказе, сославшись на то, что автор увлекся описанием излишне фантастических событий, однако постарайтесь поверить: Юджин Фалер действительно был кондитером от Бога, и нет ничего удивительного в том, что в его руках могла ожить абсолютно любая сладость. Загоревшись идеей создания идеальной жены, он принялся с особым рвением готовиться к претворению в жизнь столь амбициозного плана. Запоминая понравившиеся черты городских красавиц, кондитер выстраивал в голове образ совершенной супруги: большие глаза, сделанные из наивкуснейшей карамели, пухлые губы, выполненные из клубничного мармелада… Как же ему не терпелось начать... Творить!
   
     В тот день Солнце светило особенно ярко, а птицы с небывалым рвением расхваливали жизнь в славном городишке своими звонкими трелями. Казалось, будто сам Господь благословил Юджина на столь дерзкую затею, наделив скромнягу-кондитера частичкой божественной силы. Привычным движением затянув лямки фартука, Фалер направился на кухню, где в ожидании рук мастера застыли будущие части тела небывалой красавицы. Замесив тесто, парень добавил в него столько сахара, сколько представлялось возможным, а переходя к созданию заостренных ногтей, готовых пронзить мужские сердца в любую минуту, он долго думал над тем, чем вычертить контуры нежных ладоней: шоколадной пастой или белоснежной помадкой? Завершив работу над изящными линиями фигуры, Юджин принялся за сотворение милого девичьего личика. Убирая слой за слоем ненужного теста, Фалер корпел над созданием слегка изогнутого носа и привлекательной родинки на левой стороне подбородка. Наметив едва заметные ямочки, он положил в них два идеально круглых кусочка карамели, призванных заменить искусственной девушке глаза. Последним штрихом стали кудрявые волосы, воссозданные величайшим кондитером всех времен и народов из сахарной ваты.
   
       Закончив утомительную работу, Юджин смахнул пот со лба. Перед ним сидело безжизненное тело очаровательной девушки, чье, пока еще мертвое, естество во всеуслышание заявляло о совершенстве прекрасной хозяйки. Действительно, дорогой читатель, в ней не было ничего отталкивающе-отвратительного: мастер «сахарных» дел нарочно не добавил в нее остроты женского характера и солёности девичьих слез, с лихвой возместив отсутствие этих составляющих сладостной нежностью и карамельной ласкою. Ему удалось создать лучшую жену на всем Земном шаре, способную поддерживать своего мужа в любой ситуации, и любящей говорить лишь на те темы, которые приятны ее счастливому возлюбленному. Не отводя глаз со своей благоверной, Юджин приблизился к ней настолько близко, насколько позволяла мужская совесть приближаться к неопытно-очаровательной барышне. Свернув губы трубочкой, он решил подарить первый поцелуй в ее жизни, дабы завести сердце юной красотки… Возможно, образованному читателю сей способ покажется весьма натянутым и глупым, ведь каждому известно, что человеческое прикосновение, пусть и весьма интимное, не обладает способностью оживлять неодушевленные предметы, однако, прошу ответить скептиков на один, весьма сокровенный вопрос: какая женщина сумеет сохранить мертвецкое спокойствие после страстного поцелуя? Наша героиня, хоть и состояла из сладкого теста и шоколадной пасты, однако также была наделена многими девичьими качествами, от чего все ее тело содрогнулось в порыве пленительного чувства, а мозг, о составе которого я предпочел бы промолчать, молниеносно проникся глубочайшей привязанностью к кондитеру, скромно держащего ее за белоснежную ладонь.
– Я люблю тебя! – Прошептала новоиспеченная барышня.
– И я тебя… - Ответил Юджин.
– Но… Кто я? Для чего я…
– Тебя зовут Кэнди, и ты создана для того, чтобы быть моей женой. Постоянно! Всегда!
   
       Ох! До чего же чудесным был их медовый месяц! Днями напролет они трудились в кондитерской, пытаясь удовлетворить запросы самых привередливых клиентов. Неожиданная супруга Юджина оказалась, на удивление, великолепным поваром – она мастерски пекла круассаны, а когда дело доходило до приготовления шоколада… Только ленивый не приходил на запах ароматных сладостей! После утомительных рабочих будней они любили сидеть на втором этаже дома Фалера, обсуждая тенденции развития современной кулинарии. Боже! Милый Юджин действительно попал в невообразимо волшебную сказку, конца которой не мог предположить даже самый ворчливый скептик во всем Королевстве!
    
     Горожане не чаяли души в чудесной супруге лучшего кондитера. Поначалу некоторые настороженно относились к ней из-за причудливо-выразительных карамельных глаз, однако потом, свыкнувшись с удивительным внешним видом Кэнди, каждый посетитель кондитерской заключал, что сахарная девица как нельзя лучше подходит старине Юджину. Как же завидовали Фалеру восторженные мужчины! Эта покладистая женщина, до боли любившая своего супруга, никогда не теряла самообладания, и была не способна нагрубить даже самому отвратительному посетителю заведения! Любовь без ссор, обид и бесконечных ругательств… Разве это возможно? Разве не об этом мечтает каждый второй холостяк?
– Юджин, черт возьми! – Воскликнул суровый мужчина, лет сорока пяти. – В чем твой секрет? Как ты сумел создать подобный идеал, такую послушную, заботливую женщину?
– Увы, милый друг, этим секретом я никогда не смогу с тобой поделиться!
– Да я бы все отдал, лишь бы обзавестись такой же супругой! Моя только и умеет, что пилит меня за посиделки в пивной…. Слушай, а можно нарубить дров и сделать, ну…. Хотя бы немного похожую на твою… Жену…
– Не знаю. Боюсь, целоваться с бревном не особо приятно. – Насмешливо ответил Фалер. – Нахватаешься опилок, не дай Бог… С конфетами в этом плане попроще!
   
       Клянусь, дорогой читатель, с каждым днем Юджин все больше и больше проникался этой удивительной девушкой, состоящей из конфет из шоколада. От чего-то, незаметно для самого себя, он стал замечать в ней нечто большее, чем просто венец своего кулинарного мастерства и вечного собеседника на темы европейских десертов. Задушевные разговоры о кондитерском мастерстве отошли на второй план, но на первый вышла… Кэнди? Вся она, вся ее сладостная природа неожиданно заняла уютное место в пропитанном карамелью сердце Юджина, и теперь, по вечерам, мсье Фалер стал замечать неописуемо странные вещи: проводя время за приготовлением круассанов, его супруга все чаще и чаще стала поглядывать в сторону книг, а в моменты, когда Юджин особенно наседал с обсуждением, ее глаза становились печально круглыми и наполнялись белоснежной помадкой. Возлюбленная нашего героя грустила, и, увы, рабочие будни никак не могли вытеснить неведомую тоску из девичьей груди…
   
      Впервые за несколько месяцев супружеской жизни, Фалер задался вопросом: «А хочет ли Кэнди заниматься кондитерским ремеслом? Нравится ли ей быть… Сладкой на все сто процентов?». Грустные глаза, постоянные взгляды в сторону книжного шкафа… Эта девушка однозначно нуждалась в более очеловеченном характере, чем ее наделил Юджин, однако… Был ли он готов поставить крест на семейном спокойствии и молчаливо-блаженном согласии? Стоило ли его счастье… Счастья Кэнди?
   
      Преисполненный чувством любви, Фалер ринулся на городской рынок, чтобы купить как можно больше продуктов, совершенно разнообразных по вкусу. Возвращаясь домой, он нес огромное количество овощей,  пряностей и ароматных специй, большинство из которых, ранее Юджин совершенно не мог терпеть! Сказывалось профессиональная черта характера: величайший кондитер на дух не переносил все острое и соленое. Каково же было удивление Кэнди, когда ее возлюбленный ворвался в спальню с переполненной сумкой, и, не позволив сказать и слова, набросился на нее с особенно нежными поцелуями. После прилива страсти, Фалер, с неожиданной силой оторвал мармеладные губы супруги, поместив на их место два симпатичных перца. Не понимая, что происходит, Кэнди недоумевающе хлопала глазами, наблюдая за тем, как Юджин, с усердием мастера разбавляет в ней исконно сладостную природу. Окончательно расквитавшись с рыночной продукцией, Фалер окинул взглядом обновленное тело благоверной. До чего же была прекрасна ее женственная острота и девичья солёность! Взволнованно коснувшись ее ладони, он едва различимо спросил:
– Тебе стало лучше?
Счастливо улыбнувшись, Кэнди ответила:
– Юджин, какой же ты эгоист!
     Дорогой мой читатель, клянусь, скромный городишко еще никогда не знал такой ссоры! Они выясняли, кто из них прав до пяти часов утра, а в порывы особой ярости, даже грозились ударить друг друга чем-то тяжелым, но… Господи! Когда они расходились спать (естественно по разным кроватям), каждый из них чувствовал необычайную легкость и возвышенность! Впервые Юджин увидел в ней не просто кусок ожившего теста, а настоящего человека, и, боже, до чего же было чудесно узнать, что она терпеть не может готовить круассаны, а хочет заняться чем-то более серьезным, например… Углубиться в изучение психологии! Первая женщина, сделанная из теста, которая стала профессором… Звучит неплохо, правда? И ей станет она – великолепная Аннет! Как? Вы не знали? Имя Кэнди пришлось ей не по нраву! Пришлось поменять на что-то более…. Благозвучное!
    
        Переживая ссоры и выяснения отношений, Фалер осознал, что истинная любовь начинается только сейчас, после того, как он позволил своей благоверной стать действительно настоящей… И знаешь что, читатель?
        Впервые за долгие годы, сердце Юджина не было пропитано карамелью. Теперь, его драгоценную мышцу от желудочка к желудочку покрывала самая что ни на есть настоящая человечность!

(Фото из Интернета)


Рецензии
Прочитала Ваш рассказ дочери, а она сказала, что было бы здорово снять по этой истории мультфильм. Нам очень понравилось, спасибо.

Алиса Лянгузова   21.07.2018 20:19     Заявить о нарушении
Мультфильм - это, конечно, классно.
Спасибо Вам большое.

Поздняков Евгений   22.07.2018 20:18   Заявить о нарушении
На это произведение написано 40 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.