В миттердорфе. австрийские мотивы

 Дорф - в переводе на русский язык деревня. Миттердорф,- занимающий немалую площадь, с одно и двухэтажными домами, раскиданными в предгорье, в горах среди сосен, елей, фруктовых деревьев, с населением в 2600 человек, один из оживлённых населённых пунктов Австрии. Я бы сказала: это поселение городского типа или маленький городок. В центре Миттердорфа, в предгорье,- в трёхэтажном здании ратуша с бюргермайстером Вальтером Бергером. Это очень добрый, с милой улыбкой человек, которого можно встретить повсюду: то он в школе второй ступени( восемь классов), беседует с ребятами или с их учителями, через полчаса он уже успел проверить, поговорить о проблемех в детском садике. Детям он знаком. Заглянул в библиотеку, поменял прочитанную книгу, взял другую. "Завтра обязательно навещу больницу, давненько там не был. Поговорю с доктором о финансовой помощи, о поступлении дефицитных лекарств,- по дороге в стальной завод рассуждает бюргермайстер Вальтер Бергер.- Давно не был на заводе." На стальном заводе работают многие миттердорфцы, навестил консервный завод, поинтересовался жизнью и бытом рабочих известных в Австрии заводов. Бюргермайстер знает каждого ветерана Миттердорфа, позаботится о них - со своими помощниками обязательно окажет внимание, поздравит юбиляра, преподнесёт подарки. С новогодними поздравлениями и пожеланиями он обратился  ко всем своим землякам - миттердорфцам, отдельно поздравил всех ветеранов. В Рождество, под Новый 2012 год, такое трогательное внимание, поздравление, подарки от Вальтера Бергера получили супруги Криста и Отмар Шпрайтцхоферы, родители Харальда, мои милые родственники. Миттердорф - малая родина моего зятя. Он на этой земле родился, рос, пошёл в школу, каждый день ездил туда на велосипеде, учился всегда хорошо. Кирпичный двухэтажный дом Шпрайтцхоферов на горе, среди свисающих  облаков, то застывших прямо над головой, то плывущих куда-то вдаль, на восток или запад - куда подует ветер. До вершины горы метров сто. По соседству - точно такие же, очень похожие друг на друга, дома с участками-шести или более сотками. У Кристи и Отмара - шестнадцать соток земли, покрытой зимой слоем снега, толщиной в тридцать сантиметров, бывает и больше; весной, летом и осенью до середины декабря - нежной зеленью. Ранней весной, до поздней осени участок земли превращается в цветущий сад с плодовыми деревьями и кустарниками, с маленькими грядками зелёного лука, свёклой, морковкой, петрушками, укропом. Среди пышной травы растут красно-белые лилии, причудливые ромашки, жёлтые розы. Жёлтый - любимый цвет Кристи. Растут и блаухают цветы среди слив, яблонь. Под деревьями стоят скамейки, кресла, которых Отмар, заботливый хозяин дома, смастерил сам. Он с детства всему учил сына Харальда: вместе, без чужой помощи, ремонтируют семейные машины, квартиру, асфальтируют вокруг своего дома дороги, вдвоём построили гараж, оборудовали подвал так, что там можно жить, в дом провели воду, русский газ. На русский газ не очень-то надеются, особенно после "проделок" оранжевых Тимошенко и Ющенко. Отмар говорит:
-Русский газ дорогой, для семьи за год отопление обходится четыре тысячи евро, поэтому покупаю дрова и топлю печь, которую в подвале мы с Харальдом из кирпичей сами сложили.Трудолюбивые австрийцы умеют работать, умеют и отдыхать. Небольшой гараж для машины, маленький домик-прицеп со всеми удобствами для выезда на отдых в соседнюю Италию, ненадолго, на недельки полторы-две. Строения, удобства в доме и вокруг - всё  это - дело рук мастеров Харальда и Отмара, любимого деда маленького Райнхарда. Экс-чемпион Австрии по велоспорту, Отмар Шпрайтцхофер, несмотря на свой солидный, шестидесяти семилетний возраст, берёт велосипед и пускается в путь, совершает марш-броски на пятьдесят и более километров. Любовь к велоспорту он привил и к своему сыну Харальду, внуку Райнхарду. В гараже рядом с машиной стоят велосипеды, детский и взрослые.
 Криста - заботливая жена, мать, любимая ома-бабушка, эта симпатичная, милая, добрая женщина с голубовато-серыми красивыми глазами, по трудолюбию ничуть не уступает своим мужчинам. В доме чистота, порядок и уют. В квартире изобилие комнатных растений, разнообразных, всегда цветущих. На подоконниках и на столе в кухне - радуга цветов: зелёных от листьев, жёлтых от лилий, белых и фиолетовых от фиалок, красных от роз. Она - настоящая хозяйка, стряпуха, мастерица в кулинарии. Чем только ни угощала меня, гостью из России, любимого мужа, сына, сноху, единственного внука, в котором Криста души не чает. Сварит гуляш, пожарит из мяса курицы шницель, который с большим аппетитом уплетает внук, испечёт лазанию, итальянский пирог, сварит вкусные австрийские супы. Отмар и Криста ждут и радуются, когда издалека, под горой, заметят машину своего сына. И на этот раз она, с зоркими, острыми глазами, с горы, птичьего полёта, увидела машину сына. Часто, каждый выходной день, от работы в свободные минуты сын один или с семьёй спешит к родителям. Завод в Киндберге, где Харальд работает, рядом, под горой, в километрах десяти. 
 Харальд - и в Миттердорфе мой путеводитель. Его "Фиат" со мной, Светланой и маленьким Райнхардом мчится по дороге с бесконечными крутыми поворотами, ловко поднимается в гору, к дому своих родителей. Я сижу с замиранием сердца, со страхом слежу за дорогой, они к горным дорогам  привыкли, друг с другом беседуют, шутят и, как всегда, Райнхард отца подкалывает:
-Папа, ты поднимаешься в гору с такой большой скоростью, хорошо, что полицейских здесь нет. Тебя так ездить твой папа научил?
-Да, сынок. Ты так не езди. Ой, глядите,- Харальд обратился к нам,- машина бюргермайстера стоит у крепости. Он в лесничестве. Эта крепость, стены её и само здание построены в годы Тридцатилетней войны. Это сколько лет тому назад? В какие годы?
-Не помню. Изучала зарубежную историю, также литературу. Точной  даты не помню. Знаю, что война длилась тридцать лет, даже больше. По истории говорили о тридцатилетней войне. В ней участвовала вся Европа, кроме Швейцарии, даже Россия воевала. Историю я любила и сейчас ею интересуюсь,- сказала я.
-Вспомнил, вспомнил.- радостно заговорил Харальд.-Эта история и моей страны, хотя война шла в основном на территории Гермнии. Она началась в мае 1618 года и закончилась в октябре 1648 года.
-А я назову точную дату вашей войны,- беседу прервала Светлана.- началась 23 мая 1618 года и закончилась 24 октября 1648 года.
-Молодец, Светлана, не зря тебе по окончании школы вручили серебряную медаль, у нас такого нет: серебро берегут,- пошутил Харальд,
 Лесничество находится рядом с домом Шпрайтцхоферов,  почти на вершине горы, в здании бывшей крепости. Мы вышли из машины, экскурсовод Харальд поведал нам о крепости и о людях далёкого, древнего времени, иногда подсказывала, дополняла мужа Светлана. Мне было всё интересно. Площадь самой крепости с низкими двухэтажными зданиями невелика, занимает где-то 200 квадратных метров. Стены от времени потемнели, почернели, местами заросли зелёным мхом. Камни на углах обломились, но выстояли, стоят и будут стоять уверенно, долго - десятилетия, может, и столетия, твёрдо укрепились, навсегда связались с землёй каменные ворота и крепость. Ворота никто не открывает, не закрывает. Люди нашли в крепость другие входы и выходы. Сохранились древние двери, окна в домах, тоже почерневшие и заросшие мхом. Двор травой зарос - редко кто сюда заглядывает, а главный дом крепости заняло руководство лесничества, которое для себя поставило современные ворота. Местных жителей крепость, можно сказать, не интересует, но легенду о ней знают все, охотно передают свои знания следующим поколениям, гостям, приезжим. 
-Живёт легенда о семейной паре тех далёких лет,- начала рассказ моя дочь Светлана,- вот здесь, в здании дворца "Пихль", жила семья с двумя маленькими детьми. Когда началась Тридцатилетняя война, муж ушёл воевать. Много лет не было его дома. Не было никаких вестей - все решили, что он погиб. Жена завела любовника, который с её детьми не сладил. И он заставил женщину избавиться от детей первого мужа. Она согласилась: сбросила, столкнула  сыновей со скалы. Через некоторое время муж с войны вернулся, выгнал любовника жены. За измену, за смерть своих детей муж её замуровал в стене-крепости так, что виднелась только голова. Жена мужа упрашивала освободить её, просила прощения. Муж с ней был суров, непримирив - замуровал её полностью.
-Никто не знает, где, на каком месте. Может быть, здесь,- показывая рукой, гладя камни крепости, говорит Харальд. - Стена, видите: какая крепкая, хотя она невысокая. Но дух её до сих пор гуляет. Дворец по сей день стоит.
 Криста предложила совершить небольшую прогулку по зимнему лесу. Лес недалеко, справа от дома Шпрайтцхоферов, выше, занял огромную площадь, растянулся на много километров вперёд. Вдоль леса - клетки заготовленных дров на зиму, валяются срубленные сучья, щепки, опилки. Вглубь ведёт машинная дорога. Издалека послышались гул моторов трактора, звуки топора, пилы, голоса лесорубов.
-Здесь круглый год работают, идёт заготовка леса. Лес - наше богатство,- говорит Криста.- Много его вывозят за границу. Зверей много: волков, кабанов, встречаются и медведи. Середина января. В лесу опавшая сухая листва, кое-где выглядывают чуть подморозившиеся зеленые листья кустарников. Перед нами - стройные сосны, ели. Живописный горный пейзаж. Снега нет, он только под деревьями. Увиденное сравнила с нашим, русским зимним лесом: под соснами, елями намётаны метровые сугробы, снежное поле, исчерченное заячьими, волчьими следами. Остановишься, замрёшь на месте, увидев на снегу мелкие причудливые следы птиц, белки. Видишь: лес живёт, несмотря на трескучие сибирские морозы. Кругом снег да снег, от обилия света слепит глаза - красота! Здесь, в Альпах, в лесу на горе, всё по-другому, всё удивляет: впереди - полотнища леса, сплошь укрывшие собой горную ложбину. Дальше, направо, видишь: тянется  лабиринт перевалов. Глянешь вниз, под гору - среди камней бьёт струя воды, бежит синий ручей. Разноцветная гамма лучей солнца скользит по верхушкам деревьев, кустарников. Откуда ни возьмись, с ветки дерева с шумом поднялась ввысь, к небу, и улетела в неизвестность огромная птица. Может, это орёл. Неправда ли чудо?
-Мы с Отмаром часто ходим в лес, иногда к нам присоединяется кошка Нэлли, хотя ей уже шестнадцать лет, бежит за нами, не отстаёт, - рассказывает Криста. - Осенью, в пору листопада, чувствуешь, вдыхаешь аромат леса, запах грибов. Харальд любит их собирать, лисичек бывает много.
-Другие грибы есть?- вспомнив грибные места в нижневартовсих лесах, спросила я.
-Есть, но надо идти подальше, вглубь. Зимой холодно, но летом и осенью здесь хорошо,- гордо сказал Харальд.-Зимой с горы на санках катались. Благодать! Мчишься вниз, дорога накатана. Расстояние километр, и ничуть не страшно!
 Да, всё здесь радует глаз: сплошные Альпийские гиганты-горы со снежными скалами- грядами,  отлогие ложбины, горный пейзаж, зелёный плющ лесов, изумрудные горные озёра, в предгорьях пастбища, проложенные среди скал туннели. Да, это их: Харальда, Кристи, Отмара, Стефана, Йоханеса,...- Родина! Они ею гордятся, берегут, любят. Так должно быть!


На фото: семья Шпрайтцхоферов в Миттердорфе


Рецензии
Обратила внимание,что в маленьком городке все работают и живут хорошо,
а в маленьких городках России негде работать - всё разорено и распродано, даже в большом ,ранее промышленном городе ПЕНЗА, люди без работы постояной.
Это самый нищий город России, после Саратова...
А описание очаровательное!
С сердечным теплом.
Надежда.

Надина 06   19.06.2018 12:12     Заявить о нарушении
Милая Надежда, здравствуйте! СПАСИБО Вам огромное за прочтение текста о МИТТЕРДОРФЕ и рецензию с точно сказанными словами. В АВСТРИИ действительно ВСЁ ИМЕННО ТАК. Многие наши российские парни на работу едут к нам, в нефтяные края. В городах Поволжья трудно найти работу. После ухода на пенсию летом живу на даче на берегу Волги. Многие мои книги, произведения написаны здесь: никто мне не мешает. Приезжайте ко мне в гости. Надюша, до встречи на Вашей странице! С большой благодарностью к Вам Роза Салах.

Роза Салах   19.06.2018 16:47   Заявить о нарушении
На это произведение написано 13 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.