Байки сезона дождей. Портные

Первой жертвой этого дела пала пожившая уже свое, если честно, мама семьи портного, чей дом стоял от нас неподалеку. Маме давно перевалило за восемьдесят и как бы особо никто на эту тему у них и не убивался, но дело было вовсе не в этом.

Портной этот был опробован нами однажды, когда требовалось всего лишь навсего подшить брюки, подрезанные  мною до состояния шортов и, на мой взгляд, испортить это мероприятие было просто невозможно. Поэтому мы и рискнули и доверились не знакомому нам специалисту. Он согласился, сказав, что готово будет завтра и сразу после этого закрылся на несколько дней. Для Индии это, в принципе, обычное дело и мы, не сказать, чтобы разволновались, просто приходилось захаживать и проверять его контору на предмет открытости теперь ежедневно. Что в общем- то тоже особо никого не напрягало.

Затем также внезапно он открылся и на вопрос по поводу брюк- шортов ответил:
- Аааа! Завтра!
Еще через несколько дней все и вправду было готово в лучшем виде.

Очередное обращение к нему сопровождалось неожиданным и практически молниеносным выполнением заказа, все было готово на следующий день, когда, что называется, никто и не ждал.

Зарекомендовав себя таким образом, как мастера своего дела, пусть и непредсказуемого в отношении сроков, нами был выставлен ему однозначный лайк с обещанием непременного возвращения в качестве клиентов при необходимости. Короче, как только, так сразу.

И вот теперь, когда эта потребность назрела, и я, предварительно походив вокруг и около своих длинных индийских легинсов пару дней, решила все- таки урезать их до европейских стандартов, легинсы были уложены нами в пакет и курс взят на дом портного.

Портняцкий, если так можно выразиться, офис находился на первом этаже их трехэтажного дома и, в случае закрытости, представлял из себя амбарный замок на уровне земли на зачехленных рольставнях, что четко и внятно говорило жаждущим:
- Не сегодня!

В тот день, однако, рольставни оставались неприкрытыми до конца, что должно было означать:
- Тута я! Но сейчас занят! Никак!

- Ага! - Поняли мы и преспокойно вернулись назавтра, но застали замок при полном зачехлении.
На следующий день еще издалека у дома портного нами была замечена огромная толпа, состоящая из одних мужиков.
- Ух ты! - Изумились мы. - Чего это?

Тут- то и выяснилось про отдавшую концы маму семейства.
- Это надолго!
- Как минимум на неделю?
- Месяц, точно!
- Господи!

Никакой срочности в урезке легинсов не было, то все- таки хотелось доделать дело, уж коли оно было начато.
Для этого мы пошли гулять по нашей курортной деревне, представлявшей из себя в конце мая, то есть накануне сезона дождей, вымершую территорию и напоминавшую о былых малых бизнесах лишь оставленными повсюду до следующего туристического сезона табличками и многочисленной рекламой. Портных, судя по вывескам, было еще несколько. Сказать, сколько из них оставалось сидеть на местах, было невозможно, поскольку за отсутствием клиентов все двери были наглухо закрыты. Пришлось вступать в беседы с народом неподалеку и ненавязчиво выяснять, а что, мол, портной тут?

Набралось еще двое на всю округу, которые, якобы, продолжали работать. Раздобыв телефон одного из них, позвонили. Портной был удивлен и долго и подозрительно выяснял кто мы, откуда взяли его номер и чего нам надо.
После череды разъяснений, уговорили его прийти на следующий день. Мы пришли, он- нет. Позвонили. Трубку больше никто не брал.
- Черт! - Решили мы. - Спугнули! Так с ними нельзя.
- А как надо?
- Тоньше! Не говорить, что есть работа.
- А о чем вообще тогда говорить?

Через несколько дней около по- прежнему закрытых дверей портного, не отвечающего на звонки, нами был встречен мужик, выдавший нам несколько дней назад портняцкий телефонный номер.
- Уехал! - Прокомментировал он.
- Куда?
- К себе в деревню. Умер родственник.

Мы посмотрели на пакет с легинсами. Кровавый список жертв зачислил деревенского родственника и подбил итоговую сумму, выполнив операцию " плюс один". Получилось два. Не сказать, что много, но с учетом того, что дело-то было плевое, всего-то на полчаса, получалось, что и не мало.

Околачиваясь теперь по несколько раз в день вблизи портняцких точек и, стараясь при этом не привлекать к себе особого внимания, выглядели мы весьма подозрительно. Когда на целой улице помимо кучки вяло таящих в тени таксистов, рассчитывающих получить клиентов, и редких торговцев, зачем-то сидящих одинокими зрителями при пустом зале, появлялись мы, рассматривалась наша пара всеми подробно и с пристрастием. Взгляд, неосторожно брошенный на кого- либо в тени, сразу рождал вопрос:
- Такси, сэр?
- Шоппинг, мадам?

Следующий полдень преподнес сюрприз - очень неожиданно открылся портной номер один с умершей мамой. Мы проходили мимо, когда он, как ни в чем ни бывало, мирно жужжал машинкой, как- будто делал это ежедневно. Поскольку мы, естественно, были без легинсов, ну не таскать же их с собой везде и всюду больше двух недель, то ограничились одной беседой. А что, мол, мама и как насчет легинсов?
- Завтра! - Очень уверенно заявил номер первый. - В это же время.

Стоит ли говорить, что больше мы его не видели? Ни его, ни кого- либо из родственников, а их на всех трех этажах, по- любому, сидело не мало. Как ветром сдуло. И, главное, абсолютно не у кого было навести справки - где все и , с особой осторожностью, выяснить не представился ли кто, не дай бог, конечно.

Тем не менее, решено было отныне с легинсами не расставаться и таскать их всюду за собой вместе с кепкой от солнца и зонтом от дождя.

А дожди, по слухам, могли начаться со дня на день, кто говорил, что этим вечером, кто давал от силы неделю срока. И при их наступлении затея с легинсами, сама собою, откладывалась бы до лучших времен, вплоть до августа, если не до сентября. Ибо увидеть медитативно строчащих портных под шум непрерывного тропического ливня еще никому не представлялось возможным, включая их самих.

Неожиданно следующим вечером раздался звонок от портного номер три, которого встретил где- то тот же мужик, прямо отец родной, который пытался свести нас со вторым и уже имел при себе, на всякий случай, наш телефонный номер. Условились на утро.

Ночью, однако, начался дождь, сворачивая  эту тему и, к нашей радости, помогая избежать новых возможных жертв из числа многочисленных портняцких родственников.


Рецензии
Забавный рассказ из жизни путешественников о жизни и бытовых особенностях в другой стране.

Ольга Балашева   29.06.2018 17:08     Заявить о нарушении