Джур, охотница на тэнглов

Я отлично помню  день, когда у нас появилась Джур. В нашей курьерской службе тогда работало всего два человека: Ирина и я. Ирина – обслуживает клиентов, а я занимаюсь технической частью, то есть курьерами-киберами. Дело шло, как нам казалось, неплохо, но, как и всё здесь, в Пустыне, подчинялось сезону: приехала экспедиция – доставка оживилась, начались бури – всё замерло. Так мы и жили.
Джур была охотницей на тэнглов. Представьте помесь скорпиона и крокодила ростом с взрослую овчарку. Это и есть тэнгл. Тэнглы – не вегетарианцы, они собираются в стаи по пять-шесть тварей и нападают на всё, что движется. Если им угрожает песчаная буря, они свиваются в клубок. Охотники на тэнглов получают неплохие деньги, сопровождая экспедиции, и местные жители, из первой волны поселенцев, освоивших Пустыню, иногда подрабатывают этим опасным ремеслом. Джур была единственной женщиной-охотником. О ней и к нам доходили слухи, но я лично не придавал им особого значения и, если и представлял себе её, то совсем не такой, какой увидел.
Надо ещё добавить, что киберы –  основное наше сокровище. Когда в сезон, не дай Бог, какой-то вдруг барахлит, Ирина меня убить готова.
 И тут появляется Джур на потрёпанном «Аяксе» и сообщает, что нечаянно расплавила одного нашего кибера, приняв его  внутри песчаного облака за тэнгла. А дело было на следующий день после бури, и одного курьера я действительно потерял, но думал, что кибера занесло песком.
Джур вытащила из «Аякса» бренные останки и свалила на подъёмник, а я поднял их к себе в избушку. У нас все строения на сваях и платформах, и свою мастерскую я прозвал избушкой на курьих ножках. Пока я пытался выяснить, подлежит ли несчастный кибер хоть какому-то ремонту, Джур внизу встретила Ирину. Я сразу услышал свою начальницу: у Ирины голос громкий и резкий, а тут она просто таки вопила, как иерихонская труба. Потом Ирина поднялась ко мне и, взглянув на искалеченного лазером кибера, закатила глаза.
Джур снизу крикнула, чтобы мы её подняли. Она тоже посмотрела на кибера, на нас с Ириной, поморщилась и предложила выписать ей счёт, который она оплатит, когда сможет заработать достаточную сумму – сейчас у неё денег нет, но через месяц у неё будет заказ от экспедиции. А через три, соответственно, Джур сможет расплатиться. 
Но Ирине деньги нужны были раньше, да и каждый кибер был на счету. Она вылила на Джур поток риторических вопросов и таким образом вынудила принять дикое решение: поработать у нас вместо кибера этот месяц. Я уважаю Иринину цепкость, но иногда у меня от неё возникает неприятное ощущение изжоги.
Так Джур из единственной женщины-охотника стала единственной женщиной-курьером в Пустыне.
А, ну да, наверное, следовало бы вам её описать. Джур высокая и стройная брюнетка, но из таких, к которым не подойдёшь, не выпив предварительно хотя бы четверть бутылки, то есть, слишком хороша и уверена на вид. Когда я спросил при первой встрече, как её угораздило застрелить нашего кибера, она ответила небрежно: «Я думала, это тэнгл». «Да, у страха глаза велики», – брякнул я, не зная, с кем имею дело. Она посмотрела на меня то ли с недоумением, то ли с сожалением и просто так сказала: «Я – Джур». По её мнению, это должно было всё объяснять. Я сделал вид, что понял, хотя, на самом деле, ни черта тогда не понял. Подумал, что у девчонки завышенное самомнение.
Джур стала работать у нас, и начались перемены. Ирина дала ей маршрут уничтоженного кибера: две экспедиции и четыре посёлка, Джур должна была ездить к ним раз в четыре дня, и только если поступали спецзаказы,   чаще. Это был обычный график. Но народ там, на краю Пустыни, вдруг оживился и стал заказывать вещи, продукты и вообще, всё, что только можно, с небывалой частотой, и Джур приходилось мотаться чуть не каждый день.
Это была первая перемена в нашей общей жизни. Вторая перемена заключалась в том, что мы узнали, например, что старатель  Нам По умер ещё в прошлом месяце, а наш кибер всё это время складывал приходящие по полугодовой подписке продукты и почту у него на подъёмнике. Не появись там Джур, мы бы продолжали гонять к нему кибера с посылками.
Раньше мы получали заказы по коммуникатору, теперь народ предпочитал обращаться напрямую к Джур. На остальных направления, на которых работали киберы, дело обстояло, как обычно.
Потом приехала экспедиция, и Джур отправилась с ними. Наши доходы упали, и тогда Ирина отправила меня на деловые переговоры к Джур. Она предлагала охотнице работать у нас в перерывах между экспедициями.
Я очень не люблю Пустыню. Из-за тэнглов.  Если вы верите в то, что можно бояться чего-либо до слёз и икоты, то вы поймёте меня. Я и раньше их боялся, но после того, как один покалечил (читай – сожрал) мою руку, я стал испытывать приступы парализующего ужаса перед этими тварями. Конечно, моя новая искусственная рука ничуть не хуже своей настоящей сестры, и даже сильнее и ловчее, но я предпочитаю прятать её в карман, разговаривая с незнакомыми людьми. И немногие знают об этом моём секрете.
 Ирина о нём не знала: я всё время с киберами и не даю ей повода увидеть мою руку. И про свой ужас перед тэнглами я ей уж тем более не рассказывал. Поэтому, когда она по коммуникатору попросила меня съездить к Джур в Пустыню, я ответил весело и бодро: «Да, конечно, без проблем», хотя под ложечной у меня засосало от недоброго предчувствия. К тому же, я не очень-то надеялся, что такая девушка как Джур согласится снова иметь с нами дело.
Дорогой я нервно поглядывал на радар, который должен был предупредить меня о  любых передвижениях вокруг вездехода, а значит, и о появлении тэнглов. Радар был чист, и я успокаивал себя мыслями, что, даже если стая увяжется за машиной, то долго преследовать вездеход не сможет, и мощный движок и прочный корпус уберегут меня. Однако на душе было тревожно.
Я был где-то на полпути, когда началась песчаная буря. У меня имелся кислородный баллон на этот случай, а у вездехода – специальный режим работы. Я послал Ирине сообщение с координатами – чтоб не волновалась из-за задержки – и приказал себе спать. И мне это даже удалось, хотя и не с первой попытки.
Пока я спал, буря кончилась. Но начались неприятности. Я дотошно проверил перед выездом фильтр и был уверен, что уж на одну-то поездку мне его хватит. Теперь же бортовой комп шантажировал меня, утверждая, что фильтр забит и необходимо его заменить.
Часто мне кажется, что искусственный интеллект отлично понимает слово «подлянка» и лишь прикидывается невинным трудягой.
Надо было вылезти, открыть отсек и посмотреть, в чём дело, если действительно из-за забитого фильтра комп  блокировал двигатель.
Я не мог себя заставить сделать это. Это было не смешно. Я готов был вызвать ремонтную бригаду, отдать все мои деньги, сутки проторчать в вездеходе, но только не открывать люк машины.
Долго я смотрел на мёртвый радар и не мог сдвинуться. Ирина вызвала меня, поинтересовалась, как дела. На секунду у меня возникло малодушное желание взмолиться о помощи. Я сказал, что буря кончилась, и я пытаюсь завести вездеход. Ирина отключилась. «Надо будет заказать себе полный гермокостюм», – подумал я, надевая шлем, – «и бластер мощный, как у охотников, а то мой больше похож на электрошокер. Не уверен, что он остановит тэнгла до того, как тот оттяпает мне и вторую руку».
Когда вы одной рукой пытаетесь заменить фильтр, а другой напряжённо сжимаете бластер, у вас мало получается ваше дело, особенно, если вы постоянно вертите головой по сторонам. Ну вот, и у меня выходило плохо.
И, конечно, если ждать появления тэнгла, он придёт. Из возможных неприятностей, происходит та, что наносит больший урон – кажется, старик Мёрфи сказал. А может, и какой-нибудь Лао-Цзы? Ладно, проехали.
Тэнгл появился на гребне песчаного холма. Меня залихорадило. Я поднял бластер и выстрелил. Конечно, промазал. Тэнгл  проворно побежал в мою сторону на тонких ногах. Я судорожно рванулся наверх, на крышу машины. Поскользнулся и выронил бластер. Обдирая бока, провалился внутрь и захлопнул люк.
Всё. Так и знал. Наверняка проклятая тварь останется рядом караулить добычу. Теперь придётся просить Ирину вызволять меня из плена. Ну и пусть. По крайней мере, у неё пропадёт охота гонять меня в Пустыню.
Тут в люк постучали.
– Эй, командир, всё в порядке?
Надо же, мне ещё может везти!
– Да, если не считать тэнгла.
– Можно не считать. Я его пристрелил.
Я открыл люк. Надо мной возвышался здоровый парень, отлично экипированный для охоты в Пустыне. Рядом стоял «Аякс», такой же, как у Джур, только с более мощным двигателем – должно быть, пересаженным с «БИ-312» или ещё с какого-нибудь армейского вездехода – это я понял по звуку мотора, который парень не стал заглушать. Тут же валялся дохлый тэнгл.
Мы с парнем пожали руки. Я спрыгнул вниз, подобрал бластер.
– Что, фильтр засорился? – сочувственно спросил охотник.
– Да, кажется. Пришлось бурю пережидать. Не успел новый поставить, тут  чёртова сороконожка прибежала. И собралась мной позавтракать.
– Нет, это она от меня бежала. Мы их тут гоняем, рядом экспедиционный лагерь.
– Да я знаю. Туда и еду. Постой-ка, пока я попробую завести...
Парень пожал плечами. Кажется, я не выглядел в его глазах слишком жалким.
Я снова залез внутрь и завёл двигатель – он заработал, как ни в чём не бывало. Один ноль в пользу компьютера.
Я выглянул и помахал парню рукой.
– Всё в порядке.
– А, ну, бывай.
– Эй, а Джур работает с вами?
– Джур? Ты её знаешь?
– Меня попросили ей кое-что передать.
– А-а... Джур  прочёсывает южный сектор. Увидишь – передай ещё и привет от  Драгана.
«Аякс» охотника взлетел над холмом. Я захлопнул люк. Ну что ж, от Драгана, так от Драгана. Интересно, а Драган – это дракон? Ему подходит... Я представил лицо парня и его крепкую фигуру. Может, такие и имеют право на Джур?

Единственное место, где вы в экспедиционном лагере рано или поздно встретите того, кто вам нужен, это столовая. Если повезёт, ждать будете не долго.
Я прождал часа полтора. Джур подошла  с подносиком и села напротив.
– Что случилось?
– Ничего не случилось. Приятного аппетита.
Сколько тэнглов она сегодня убила?
– Ну-ну. Спасибо.
Джур невозмутимо ела, всем видом показывая... хотя, я плохо понимаю женщин... но мне казалось тогда, что Джур показывает своим видом насмешку.
– Ирина хочет предложить тебе работу. В межсезонье. Платить будет хорошо.  Конечно, не столько, сколько платят охотникам. Но и работа менее рискованная. И лучше, чем ничего.
Я исчерпал очевидные аргументы. Джур сосредоточенно жевала. Она меня слышала?
– Джур?
– Что?
– Так как тебе – поработать у нас?
– А зачем?
Я ожидал этого вопроса и боялся его. Я в тайне надеялся, что Джур его не задаст. Про себя подумает, но вслух не задаст. Но Джур решила раздавить меня и насладиться моей беспомощностью. Всё же она стерва.
– Ясно. Ну, ты так, хотя б для виду скажи, что подумаешь: я, всё-таки, по песку тащился, в бурю попал, меня тэнгл чуть не загрыз...
– А зачем? – повторила Джур.
– Что – «зачем»? Зачем не загрыз, что ли? Ну да, это вполне в духе твоей логики... ты же у нас крутая охотница.
– Я хотела сказать, зачем было ехать, если можно по коммуникатору связаться и всё решить.
– Ну, Ирина считает, что такие вещи лучше обсуждать с глазу на глаз.
– А ты тоже так считаешь?
– А я никак не считаю. Я работаю в службе доставки. Мне поручили доставить тебе это сообщение, я его и доставил. Да, ещё тебе привет. От Драгана.
– Вы что, виделись?
– Да, пришлось. Это его настоящее имя или кличка – дракон?
– Драган – это не дракон, это значит «дорогой». Так к жениху обращаются. А настоящее его имя Йован. Он серб.
– Это тебе он жених? Ну, тогда понятно. Могла бы просто так и сказать. Ладно, всего доброго. Удачной охоты. На тэнглов и не только.

Я переночевал в лагере и утром собрался назад.  Что ж, всё произошло в точности, как я предполагал. И отказ Джур, и тэнгл. Прямо мистическое совпадение. Может, я ясновидящий? Надо ещё каким-то образом вернуться домой. Через ненавистную Пустыню.
На выезде меня догнал «Аякс» Джур.
– В гости к Драгану?
– Тебя проводить. Тебя же чуть тэнгл не загрыз.
– Обойдусь. Не переживай. Если только ты на счёт вчерашнего передумала...
– У меня сейчас контракт, я зарабатываю деньги, чтобы расплатиться с Ириной за кибера. Когда закончу, может быть, вернёмся к этому вопросу. Так и передай Ирине.
– Хорошо, передам.
Она продолжала ехать рядом со мной, похоже, действительно намеревалась провожать. Этого ещё только не хватало, такой эскорт на виду у всей экспедиции!
– Эй, Джур, я серьёзно, не надо меня провожать!
Но охотница молча ехала рядом. Я прибавил скорости – Джур не отставала.
И тут начались настоящие гонки по пустыне. Джур висела у меня на хвосте, как клещ на собаке. Она оказалась неплохим водителем, но на одном вираже всё-таки не справилась: её «Аякс» был легче моего вездехода, и его занесло и перевернуло.
Я вдавил в пол тормоз.
Выбравшись из машины, я подошёл к перевёрнутому «Аяксу».
– Идиот! Кретин! – услышал я и понял, что Джур, по крайней мере, жива и в сознании. Ну, значит, всё не так страшно.
Но на самом деле всё оказалось хуже, чем я представлял. Во-первых, её там зажало и, кажется, был не то сильный ушиб, не то вывих ноги – во всяком случае, Джур было больно двигаться. Во-вторых, у перевёрнутого «Аякса» заклинило люк, мне удалось оттянуть его немного, но дальше он застрял, и ни вперёд, ни назад. В эту щель Джур высунулась где-то по грудь.
– Я уже вколола себе сыворотку и обезболивающий, – сообщила она.
– Умница. На какой частоте ваши? Вызовем кого-нибудь из лагеря или охотников, которые поближе? Драгана, например.
– Вот дался тебе этот Драган!
– Как скажешь.  Тогда я вызываю лагерь, их частоты я знаю.
Она промолчала.
Я связался с экспедицией, взял воду, бластер и вернулся к Джур. Она, всхлипывая, пыталась выползти.
– Ты осторожнее, не надо так, через силу. Водички хочешь?
Джур оставила свои попытки и приняла от меня флягу. Надо бы ей тенёк тут сделать и что-то подстелить – горячо ведь лежать, за пятнадцать минут солнечный удар схватишь.
У меня в машине были какие-то тряпки, правда, не очень чистые – я принёс их Джур. Пока я их расстилал, она забралась внутрь своего «Аякса».
– Может, там и останешься?
– В позе эмбриона? Я тут как скрюченный зародыш!
– Ну, это безопаснее всё же. А вдруг тэнглы?
– Будем надеяться, что нас спасут раньше. Кстати, я до своего бластера не дотянусь, вся надежда на твой, если что.
Я совсем забыл про это «если что» и сказал о тэнглах как-то машинально. И тут же больше всего захотел, чтобы оно обошло нас стороной.
– У меня тент есть. В багажнике, – сказала Джур. – Туда можно добраться?
– Сейчас попробуем. Какие вы, охотники, люди предусмотрительные.
– Выжить захочешь – будешь предусмотрительным.
– А ты давно этим занимаешься – охотой?
Я подобрался к багажнику и просунул руку  – на ощупь отыскать тент.
– Давно.
– И как выбрала?
– Никак. У меня выбора не было.
– Да ну! И бросить никогда не хотелось?
– А зачем? – повторила вчерашний вопрос Джур.
Я, наконец, нашёл тент и стал его натягивать над ней. Одновременно с этим я продолжал нашу беседу. Кажется, от разговора нам обоим было спокойнее. Мне уж точно, но я надеялся, что и Джур тоже.
– Ну, я думаю, что охотница – слишком опасная и тяжёлая работа для женщины. Даже если тебе нравится этот адреналин, ты же не сможешь всегда этим заниматься.
– Я об этом думала. Скоплю денег, потом ещё куда-нибудь устроюсь. Когда стану старой развалиной. К вам, например, в службу доставки.
– А раньше – не хочешь?
Сейчас она скажет своё знаменитое: «А зачем?» Но Джур сказала другое.
– Тэнгл.
– Где?!

Тэнгл замер на склоне бархана. Через секунду я понял, что он поджидает остальных. Их было пять. Стая. Я, может быть, ещё успею добежать до вездехода…
– Лезь внутрь, как можно глубже, – скомандовал я Джур, понимая, что щель не защитит её от тэнглов.
Я попробовал сдвинуть люк, но тот не поддался.
 Ну, вот и всё. Ирина не узнает, что Джур обещала поработать у нас, когда станет «старой развалиной».
– Целься между глаз, – услышал я за собой голос Джур.
– Спасибо, постараюсь.
Я привстал на колено, как колониальный стрелок, прицелился и выстрелил.
 Я убил его, своего первого тэнгла. Но, чтобы выжить, нужно было убить ещё четверых.
Второго я завалил с расстояния в десять шагов, третьего, кажется, ранил, когда он был уже шагах в шести от меня.
Тэнглы нападают одновременно, и эти двое оставшихся накинулись вместе. Видно, смекнули, что двоих сразу я пристрелить не сумею. Если повезёт мне, я ещё прикончу одного, но настоящим везунчиком окажется тот, что выживет: он получит меня и Джур.
Не знаю, успел ли я подумать всё это словами – наверное, нет.

Я никогда бы не предположил, что тэнгл, чуть не отнявший у меня жизнь в прошлом, спасёт мне её в настоящем. 
Первое, что сказала Ирина, навестившая меня в больнице: «Ну, ты даёшь!» Потом она добавила проникновенно-уважительно: «Не знала, что у тебя искусственная рука». «Была. Я скормил её тэнглу», – попытался отшутиться я.
Потом были операции, реабилитационный центр и отпуск, который я так и не успел отгулять до своей злополучной поездки. Когда я вернулся на работу, с удивлением обнаружил «Аякс» Джур перед своей избушкой.
Это был точно он, я мог поручиться. Оказывается, не только меня подновили и вернули в строй.
– Приве-ет! – жизнерадостно улыбнулась Джур, высовываясь из машины.
– Привет, – я продемонстрировал в воздухе работу всех пальцев моей новой руки.
– Здорово! ¬– одобрила она. – А я теперь тут работаю. Кстати, перепрограммируй, пожалуйста, автопогрузчик, он часто промахивается мимо моего багажника.
– Конечно, ведь он рассчитан не на «Аякс», а на прицеп кибера.
– Тебе придётся заняться этим как можно скорее. Кажется, кто-то очень уговаривал меня перейти на постоянную работу в службу доставки. Или этот кто-то передумал?
– Ни в коем случае. У нас слов на ветер не бросают.
– Это меня и обнадёживает, – призналась Джур.


Рецензии
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.