Глава 11. Дела семейные

 

    В апрельский ясный день  вы привезли мне  ребенка  –  десятимесячную Ксюшу и оставили  у любящей бабушки.  И  я  словно помолодела на десять лет -    я вся растворилась от любви к этой маленькой, милой   крошке.  А она вставала рано, кушала с  аппетитом,  и  мы отправлялись гулять.  Я катала её в коляске, а маленькая проказница  так и норовила  встать  на ножки  и прыгнуть  на  землю.     И  надо  было  всё  это  время  прогулки  быть  начеку, чтобы шалунья  не упала на землю и не ушиблась.

  Я катала малышку по улицам, а соседи спрашивали:
-    И  что   это   вам  дома  не  сидится  по  утрам?
-   Гуляем  с  внучкой,  - отвечала  я любопытным.
 
   Прогулки  эти  пошли  только  на  пользу ребенку.   На свежем  воздухе лицо девочки зарумянилось  и загорело  под   ласковыми  лучами  солнца, она поправилась и подросла.   А вскоре   сделала первые неуверенные шаги  к нам.  Мой муж по старинному обычаю разрезал ей «путы», и  Ксюша пошла, а вскоре переваливаясь, словно уточка,   через порог, выходила на  улицу  и  шла по дорожке к калитке, просачивалась через неё и устремлялась дальше по тропинке в лес. Я бежала за ней,  и мы выбирались на земляничную полянку, где краснели в траве ягоды. Набрав горсточку земляники,  я клала её в ротик внучки. Она съедала  мигом и просила  еще : «Дай!».

   Все мои дни были заполнены с утра до вечера заботой о внучке.  В жаркие дни, когда солнце нещадно палило с  утра,  после завтрака и прогулки   я наливала  полную ванну воды и оставляла греться на солнышке на полянке.
 
    Ксюша очень полюбила  купаться  на улице. В полдень вода была теплая,  и  маленькая проказница  бежала голенькая  к  ванне с водой, лезла туда и плескалась, смеясь  от удовольствия, а  потом  выливала  воду на травку. После купания я заворачивала девочку в большое мягкое полотенце и,  несмотря на  её  протесты,   несла в дом,  надевала  маечку  и трусики, кормила и укладывала спать.  Спала она долго –  несколько часов,   а  я за  это время успевала приготовить ужин  и прибрать   в   доме,  прополоть  и  полить грядки.

      В магазин мы ездили вместе, причем  ей надо было обязательно сосать пустышку, которую она называла осей. И если теряла, то громко ревела и кричала: «Дай осю!» Мне приходилось прикалывать осю   к  кофточке или платьицу Ксюши. Этих осей  она  теряла  несчетное количество, и я долго пыталась отучать её от этой привычки, но ничего не помогало.
 
   А  ты  скучала  по  своей  дочке  и  звонила  мне  каждый день  по  нескольку  раз,   а  через  три  месяца  приехала  сама и привезла  кучу гостинцев,  добрая  моя девочка.
 Но ты гостила не долго  -  уехала через несколько дней и забрала дочку. У  тебя был первый в жизни  отпуск,    и ты  хотела провести  его  с Ксюшей.
 
    А когда отпуск  подошел к  концу, я опять поехала    за  внучкой  и  тоже  набрала разных гостинцев и среди них мешочек  с  мелкими  конфетами  для  Ксюши.
Как же обрадовалась мне она! Подходила, целовала и прижималась, а когда наступило время сна, легла со мной спать и никак не хотела уходить в свою кроватку. Так сильно соскучилась по бабе…
  -   Мама, ты только не давай ей конфеты,  у неё диатез на сладкое  - сразу щечки краснеют  -    сказала мне ты утром.
Но маленькая плутишка уже залезла в мою сумку и обнаружила там конфеты…
Она стала ходить к моей сумке и брать по конфетке.
- Мама,  что это она в сумку твою лазит?  Там конфеты,   поди?  -   строго  спрашивала  ты  из  кухни,  готовя завтрак.
- Да нет, доченька.  Просто  смотрит  мои  вещи, -  слукавила я.
  К счастью, никакого диатеза   на щечках не появилось  - видно,  конфеты были правильные, не шоколадные, которые ей давал папа.
 
   После завтрака   моя шустрая внучка одевалась  с помощью мамы и тянула меня за руку к двери. Я удивлялась, как она быстро  спускается  по лестнице с  третьего  этажа и ведет меня магазин. Там показывает пальчиком и требует: «Дай!»   И,  конечно   же -  это были конфеты, только    в  виде браслета на ручку ребенка. Я покупала несколько таких браслетиков,   и  Ксюша довольная шла со мной,    по дороге грызя конфетки, одну за другой.

  Ты встречала дочку объятиями и поцелуями в румяные щечки:  «Куколка ты моя милая!»   –говорила  ты и поднимала дочку высоко   вверх,   а девочка  звонко  смеялась в руках мамы.
 
      Усыпив  ребенка, мы сидели на кухне, пили  чай  с клубничным  вареньем   и  разговаривали.   При ярком электрическом  свете, ты  казалась мне бледной и   заметно похудевшей.
- Доченька, у  тебя со здоровьем всё нормально?  - спросила я, вглядываясь  в красивые черты твоего личика. Ты помолчала,   а   потом  вдруг смахнула  набежавшие слезы  и  сказала:
- Ой,  мама! Дима  говорит, что я потолстела, а  он  худеньких  только любит.
Купил   мне  китайские   бады  для  похудения.   Я пила их два месяца и чуть не умерла  - такие приступы болей появились  и есть ничего не могла…
- Да какая же ты толстая! Ну,  поправилась немного после родов  - так это нормально!  А почему мне ничего об этом не говорила?    Не слушай его и не пей больше ничего такого. Где они у тебя лежат?
-  Вон в железной  коробке в комоде.
- Давай-ка я выкину их все. Не дай бог, еще ребенок отравится. И тебе их пить больше нельзя.
- Да сама знаю, что нельзя. Я же  скорую вызывала, когда мне совсем плохо было.
- Доченька, обещай мне, что никогда не будешь принимать  ничего такого. Ты же погубишь себя!
  - Хорошо мама. Не беспокойся за меня.
  -  Да как же мне не беспокоиться? Ты же у меня самая любимая.
Ты обняла меня и прижалась, как в детстве,  а   в моем сердце закралась тревога за тебя…
Не нравилась мне твоя семейная жизнь.


Рецензии
Татьяна, здравствуйте! СПАСИБО Вам огромное за чтение и добрые слова рецензии на мои рассказы о третьеклассниках! О Вашей "ДОЧЕНЬКЕ" КАТЮШЕ и ВНУЧКЕ КСЮШЕ-КРАСАВИЦЕ разве можно забыть? Нет, нельзя! Для чтения выбрала следующую главу, одиннадцатую, "ДЕЛА СЕМЕЙНЫЕ". ОНА о дорогой дочери КАТЮШЕ и её семейной жизни, внучке КСЮШЕ. Долго любовалась красавицей КСЮШЕЙ, запечатлённой на фотографии. ТРИ месяца счастливая КСЮША резвилась, развивалась, ЖИЛА у бабушки так, как надо. И я, Ваш читатель, к Диме, мужу-папе, стала относиться негативно: помню этот китайский чай от похудения, ЭТО - настоящий яд. БЕСПОКОЙСТВО за КАТЕРИНУ-дочь. Последние строки снова читать тяжело, особенно: "Ты обняла меня и прижалась, как в детстве, а в моём сердце закралась тревога за тебя...Не нравилась мне твоя семейная жизнь." Татьяна, ЗДОРОВЬЯ Вам, Удачи! Я догадываюсь: КСЮШЕ Вы заменили МАМУ. Продолжу чтение повести. До встречи, милая ТАТЬЯНА!

Роза Салах   15.09.2018 19:44     Заявить о нарушении
На это произведение написано 10 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.