Дело о вырванном сердце

                                  

                         Прекрасный летний вечер, отсчитав свои положенные ему законом и временем мгновения, плавно перетёк в ночь.
          Четвёрка друзей, попивая пиво в ночном кабаке, мирно о чём-то беседовала, не замечая времени. Беседа переходила с одной темы на другую, и так плавно, что разговор не прерывался.
- Молодые люди, - подошла к ним светловолосая молоденькая официантка, - вы заказывать ещё будете или нет? А то уже три часа сидите и цедите своё пиво.
- Что? - поднял голову Вадим, уставившись на прекрасное создание, которое появилось возле их столика.
- Я спрашиваю, пиво заказывать ещё будете?
- Да, да, прекрасная незнакомка, неси! - не отрывая глаз от девушки, сказал Вадим. И, словно что-то вспомнил, опять повернулся к своим приятелям, которые продолжали беседовать, ничего вокруг не замечая.
          Через пару минут официантка вновь подошла к их столику и поставила четыре кружки светлого пива, которое они заказали.
- Ещё чего-нибудь закажете? - поинтересовалась она.
- Нет, белокурая красавица, - поднял голову молодой человек с азиатскими чертами лица, - надо будет, мы тебя позовём, - сказал и опять опустил голову.
          Девушка резко крутанулась на месте и медленно пошла к барной стойке, демонстрируя стройную фигуру. Проходя мимо столика, где в одиночестве сидел пожилой мужчина в широкой шляпе, она на мгновение притормозила, взглянула на него и пошла дальше. Тот, словно выйдя из забытья, резко поднял руку и со всей силы шлёпнул официантку по заду. Раздался такой громкий шлепок, что сидевшие рядом парень с девушкой, оторвавшись друг от друга, стали вертеть головами, ища источник звука.
          Вскрикнув, официантка подпрыгнула на месте, и неловко приземлившись на высокие каблуки со всего маха, шлёпнулась на пол. Бармен выпрыгнул из-за стойки, подскочил к ней, пытаясь поднять на ноги. Но та, взвыв от боли, видно сильно подвернула ногу, опять опустилась на пол. Из её прекрасных глаз потекли слезы. Отпустив девушку, бармен подскочил к мужчине и схватил его за грудки. Но не успел ничего сказать, вскрикнул и безвольной куклой повалился рядом с девушкой.
          Ничего не говоря, мужчина поднялся и, бросив на стол стодолларовую купюру, медленно пошёл к выходу.
          Посетители ночного кабака, не поняв в чём дело, продолжали тихо сидеть и наслаждаться своими напитками. Никто не успел ничего сказать, а мужчина уже исчез в дверях, только китайский колокольчик, прикреплённый к двери, тихо звякнул и затих.
          Девушка, придя в себя, завопила не своим голосом и стала дёргать лежащего рядом бармена за руку, но тот признаков жизни не подавал.
          Поняв, что здесь что-то не так, Вадим и его приятели поднялись и быстро подошли к бармену. Подняв и усадив официантку на стул, Вадим присел и проверил у парня пульс. Тот был мёртв.
- Олег, вызывай полицейский патруль, бармен готов.
          Девушка, услышав его слова, грохнулась на пол, потеряв сознание.
- И скорую помощь тоже, - добавил Вадим.
          Поняв, что здесь произошло убийство, посетители всполошились и засобирались на выход.
- Всем оставаться на своих местах! - заорал Джеки и направился к дверям, чтобы никого не выпускать из помещения и не впускать новых посетителей.
          Пока Вадим и Джеки наводили порядок в кабаке, утихомиривая толпу, Олег и Степан выскочили на улицу, чтобы задержать убийцу, но того и след простыл. Только что вышел за дверь, а уже куда-то исчез, словно растворился в темноте ночи.
- Давай, разделимся, - предложил Олег, - я пойду направо, а ты налево по улице. Может, успеем его догнать.
          Разделившись, бойцы разбежались в разные стороны. Пробежав метров по триста, они вернулись обратно, и зашли внутрь здания.
- Никого, как сквозь землю провалился, - подходя к Вадиму, сказал Олег и присел на стул.

          Перейдя на другую сторону улицы, мужчина прижался к зданию и стал наблюдать. Нет, он не прошёл сквозь стену, и там не было дверей, чтобы скрыться. Он просто вжался в нишу стены и стал невидим для тех, кто проходил мимо него. И только красные глаза, налитые кровью, светились в темноте ночи, как два горящих уголька. Он видел, как через минуту после него из кабака выскочили двое мужиков и умчались в темноту, в разные стороны. Видел, что вскоре они вернулись и зашли обратно. Видел, как приехала полиция, потом скорая. Но он продолжал тихо стоять в тени и ждать развязки.
          Отправив мёртвого бармена в морг, полицейские приступили к опросу посетителей ночного заведения. Переписав данные, всех отпустили. Вадим с друзьями тоже оставили свои координаты, и пошли домой, ведь скоро начнётся новый рабочий день, надо было поспать. Последней допросили официантку, после чего оставили её, чтобы та закрыла заведение. Через два часа кабак был пуст.
          Включив сигнализацию и закрыв двери, девушка, прихрамывая на правую ногу, которую недавно подвернула, отправилась домой. Выйдя из своего укрытия, мужчина тенью последовал за ней.

          Утром в переулке дворник обнаружил убитую девушку и сообщил в полицию.
          Полицейские, приехав на место происшествия, увидели жуткую картину, от которой их завтрак запросился наружу. Немного придя в себя, они связались с начальством, а то, в свою очередь, внимательно их выслушало и отзвонилось полковнику Сергееву, группа которого занималась подобными делами.
          В семь тридцать Вадим и его бойцы были на месте убийства.
- Кто обнаружил тело? - выйдя из машины, спросил Вадим у полицейских.
- Дворник, - ответил старший лейтенант.
- Где он?
- Мы записали его домашний адрес и отпустили. Он ничего не видел, только нашёл тело и сообщил.
- Понятно. Передай бумаги моим ребятам и показывай, где жертва.
          Старший лейтенант покосился на своих притихших товарищей и нехотя побрёл в переулок, где лежала убитая и обезображенная девушка. Но близко подходить не стал, показал рукой и отвернулся.
- Что, старлей, неприглядное зрелище? - похлопал его по спине Вадим. Тот кивнул.
- Ладно, иди обратно, мы здесь сами разберёмся. А ты сгоняй и привези дворника к нам в контору. И чтобы через тридцать минут он был у нас, - лейтенант отдал честь и побежал выполнять поручение. А Вадим и бойцы пошли осматривать место происшествия.
- Темно здесь, - поглядев по сторонам, сказал Олег.
- Ничего, разглядим, - махнул рукой Джеки и прибавил шагу.
          Подойдя ближе, они обнаружили обнажённую, перепачканную в крови девушку. Сорванная с неё одежда, если это можно было назвать одеждой, кучкой лежала рядом: лёгкое платьице было разорвано в клочья, туфелька на высоком каблуке была одна. После тщательного осмотра нашли вторую, метрах в пяти от тела. Как она там оказалась, неизвестно. Трусики вовсе отсутствовали. Или жертва изначально была без них или убийца забрал их с собой, как сувенир.
          Девушка лежала на животе, лица было не видно. Внимательно проверив всё кругом, они аккуратно перевернули тело и ахнули. Перед ними была вчерашняя официантка из ночного кабака.
- Вот это подарочек, - глянул на бойцов Вадим.
- Да, сюрприз за сюрпризом, - произнёс Джеки.
- Походу, её убил тот мужик, - заговорил Олег и, приглядевшись, отпрянул, как ужаленный.
- Вадим, смотри, у неё вырвано сердце, - капитан нагнулся над девушкой и кивнул.
- Что будем делать? - засуетились бойцы.
- Так, мужики, отправляем тело к нам в морг, пускай её обследуют. А мы будем дружно вспоминать того мужика и составлять фоторобот.
          Дождавшись спецмашины, они отправились в контору.

          Ровно через час на столе у полковника Сергеева лежали отчёт из морга и фоторобот предполагаемого убийцы, сделанный по памяти Вадимом и его бойцами.
          Допросив дворника, они его отпустили. Он ничего не видел и не знал.
- Ну, что там интересного? - показал Вадим пальцем на бумагу.
- Жертва была изнасилована. Потом ей перерезали горло острым ножом или скальпелем, - стал читать отчёт полковник, - затем вскрыли грудную клетку и вырвали сердце.
- Это что ещё за Джек Потрошитель у нас появился? - поинтересовался Олег и посмотрел на Сергеева.
- Вот это нам надо выяснить, - полковник поднялся из-за стола. - Вадим, надо показать ваш фоторобот всем посетителям того ночного заведения. Их адреса я вам дам. И ещё. Надо проверить все больницы и морги, может, были аналогичные случаи.
- Это же сколько надо времени, чтобы всё проверить, - пробурчал Джеки.
- Всё мужики, хватит ныть, принимайтесь за работу. Надо найти этого маньяка, пока он кого-нибудь ещё не убил. Всё. Вперёд и с песней, - махнул рукой полковник и начал кому-то названивать. Вадим с бойцами поднялись и вышли.

          Прошла неделя в бесполезной беготне по городу. Опросили всех, кто был в ту ночь в кабаке, показывая им фоторобот, но всё бесполезно, никто ничего не знал. Проверили все морги и больницы - ноль.
          И вот, ровно через неделю, новое убийство. Девушку нашли за мусорными контейнерами на улице Маршала Жукова. По почерку, аналогичное убийство, с перерезанным горлом и вырванным сердцем. Всё, как под копирку. Светловолосая девушка сперва изнасилована, а потом убита. Трусиков у жертвы тоже не оказалось. Значит, убийца забирает их с собой как трофей.
          Сергеев рвал и метал, а толку никакого. Свидетелей нет. Следы на месте происшествия отсутствуют. Это убийство объединили с первым и положили в одну папку под названием «Дело о вырванном сердце».
          Прошли ещё три дня, а результата по-прежнему никакого. Перевернули и подняли весь город на уши. Задействовали всю полицию и негласных агентов, но по-прежнему тишина. Маньяк или притих от поднятой шумихи, или убивает в определённое время.
          Ровно через неделю после второго убийства нашли третье тело. И теперь уже стало понятно - маньяк выбирает светловолосых девушек и убивает, вырывая сердца, ровно раз в неделю. Подключили всю прессу и телевиденье, распространили по всем организациям и ночным заведениям фоторобот предполагаемого убийцы и стали ждать. Но работу по поиску не прекращали ни на минуту.
          В городе ночная жизнь замедлилась. Люди старались в тёмное время суток не выходить на улицу, но весь город не закроешь на ночь под замок. Так что, надо ждать следующую жертву, а она непременно будет.
 
          Прошла неделя, потом ещё одна, убийства в городе прекратились…     Прошёл месяц, потом ещё два, и всё утихло, словно и не было никаких убийств с вырыванием сердец. Понемногу жизнь в городе успокоилась и, войдя в своё русло, пошла своим чередом. На вечерних улицах стали появляться сперва парочки и компании молодых людей, а позже и одиночки.       Ночные заведения заработали в полную силу, и жизнь закипела ключом. Ведь у нас как - если ничего не случается, значит, всё хорошо.

***

          - Кристина! - в квартиру вбежала зарёванная молодая девушка и кинулась к старшей сестре, сидевшей на диване с журналом. - Профессор сказал, если я с ним не пересплю, он завалит меня на сессии.
- Оленька, объясни толком, что у тебя случилось? - Кристина отложила журнал в сторону. - Кто тебя обидел, моя девочка?
- Старый козёл Бернгольц, вот кто. Он нахально лезет ко мне под юбку своими дряхлыми ручонками и не дает никакого прохода. Я не знаю, что мне делать, хоть совсем уходи из института или переводись на факультет, где он не преподаёт.
- Я поговорю с дядей Робертом, милая, всё улажу. Успокойся, всё будет хорошо, - стала успокаивать младшую сестрёнку Кристина. - Я завтра же с утра с ним поговорю, заеду к нему перед работой. А теперь иди умываться, и пойдём ужинать, а то всё остынет. Наверно, целый день голодная.
- Мы с девчонками немного перекусили в буфете.
- Наверно, опять бутерброды и чай?
- Ага, - качнула головой Ольга и посмотрела на сестру, что та ей скажет.
- Испортишь желудок, потом будешь загибаться, - сказала Кристина, - заработаешь язву.
          Поужинав, Кристина позвонила Роберту Генриховичу Бернгольцу и договорилась встретиться с ним утром.
          «…Дядя Роберт был приятелем родителей. Они вместе с папой учились в школе, а потом и в институте. Там они познакомились с нашей мамой…     Сперва Роберт Генрихович ухаживал за ней, но отец был настойчивей и отбил её у него. Поначалу дядя Роберт сильно дулся на отца и не разговаривал с ним. Но прошло время, они помирились и стали дружить, как и прежде. Бывая у нас, он даже оставался ночевать, когда они с отцом долго засиживались за делами, а потом вместе уезжали в институт. А когда родители погибли в автокатастрофе, помог с похоронами… Потом приходил в гости, приносил дорогие подарки и деньги… А когда Оля окончила школу, помог ей поступить в институт, где сам и преподавал…А теперь? Что случилось? Ведь дядя Роберт часто нянчился с нами, когда папа с мамой надолго уезжали в командировки. А после их смерти и вовсе заменил родителей, целый год жил у нас. Что произошло с ним? Почему после пяти лет он стал так себя вести?...», лежа в постели с отрытыми глазами думала Кристина.
          Утром, придя к Роберту Генриховичу на квартиру, она не застала его дома. Горничная, встретив её в дверях, сказала:
- Вчера вечером, после вашего звонка, профессора срочно вызвали в институт. Ночевать домой он так и не приехал. А рано утром позвонил, сказал, что улетает в другой город по делам и его не будет месяца три или больше. Когда вернётся, он точно не сказал.
          Немного поболтав с Ириной Павловной, так звали горничную профессора, Кристина, побежала на работу.


***


          Прошло три месяца, все неприятности в институте у Ольги забылись, и всё пошло своим чередом. Прибегая домой, сёстры мирно щебетали. Кристина после гибели родителей осталась за старшую в доме, все житейские проблемы взвалились на неё, а Ольга, пускай сперва окончит институт, ещё успеет, наработается.
          Сегодня Роберт Генрихович сам позвонил Кристине и назначил ей встречу.
- Кристи (он всегда звал её так), приходи сегодня вечером ко мне. Нам надо поговорить об очень серьёзном деле.
- Дядя Роберт, - стала оправдываться она, - я сегодня на работе до восьми вечера. Наверно, будет неудобно так поздно. И дома много работы.
- Нет, нет, Кристи, в самый раз. Я, как раз, вернусь из института, и мы поговорим. Ирину Павловну я отпустил на все выходные, нам никто не помешает.
- А, может, я завтра с утра зайду?
- Кристи, девочка, разговор касается Оленьки. И это очень срочно.
- Я всё поняла, дядя Роберт. Ждите, буду к девяти часам.
- Всё, жду, - он положил трубку.
          Ольга уже убежала на учёбу, и спросить, что у неё там случилось, Кристина не могла. «Ладно, вечером профессор всё расскажет сам, а я уж потом с ней поговорю». Написав записку и приклеив её на зеркало, как они это делали всегда, Кристина стала собираться на работу…
          День пролетел быстро, и она отправилась на встречу с Бернгольцем. По пути заскочила в продуктовый магазин и купила пельменей, они с сестрой часто по вечерам их варили - быстро и вкусно.
«Надо купить бутылочку красного вина», она стала поглядывать на полки, где красовались бутылки с разнообразными названиями, «дядя Роберт предпочитает красное марочное вино. С пустыми руками как-то неудобно идти в гости». Выбрав вино, она покинула магазин и поспешила на встречу.
          Ровно в девять часов вечера Кристина позвонила в профессорскую дверь. Она не успела отпустить кнопку звонка, как дверь открылась. На пороге стоял профессор и улыбался. Наверно, видел, как она подходила к дому, и ждал возле двери.
- Проходи, Кристи, в зал, я сейчас подойду, - пропуская её в квартиру и закрывая за ней двери, он выглянул на лестничную площадку.
- Дядя Роберт, я купила вашего любимого вина, - уже в дверях зала обернулась она и обратила внимание на странное поведение профессора.
- Вот спасибо, милая девочка, - впервые он назвал её «милой девочкой», Кристина застыла от удивления.
«Никогда за все мои двадцать пять лет не слышала от него такого», пронеслось в её голове, «значит, разговор будет очень серьёзный».
- Ты не стой, Кристи, а проходи и присаживайся. Там на столике есть фрукты. И можешь налить нам вина, - Кристина прошла в комнату и присела.

          Через две минуты пришёл Роберт Генрихович и подошёл к девушке.
- Дядя Роберт, объясните мне, что случилось у Оленьки в институте? - поглядела она на него.
- Давай, сперва выпьем, а потом поговорим. А почему ты не наливаешь? - посмотрел он на пустые бокалы. - Ой, извини, я сейчас открою.
          Налив вина, он подал бокал Кристине и поднял свой:
- Давай, выпьем за тебя, милая девочка!
          Отпив немного вина, она поставила свой бокал на стол и взяла яблоко из вазы.
- Дядя Роберт, зачем вы меня пригласили? - жуя яблоко, она посмотрела на него.
- Кристина, - поднялся он, ставя пустой бокал на столик, - как ты похожа на свою мать. А ты знаешь, ведь это я познакомил её с твоим отцом.
- Я знаю, мама мне рассказывала. Но при чём здесь она?
- Ведь я любил её всю жизнь, да и сейчас люблю. Хотя её уже нет с нами, пять лет.
- Не пять, дядя Роберт, а шесть, - поправила его Кристина.
- А ты чем становишься старше, тем больше походишь на Веронику.
- Роберт Генрихович, вы позвали меня поговорить о маме или об Ольге? Ведь вы сказали, что у неё в институте появились какие-то проблемы.
- Это не у неё, а у меня появились проблемы, - заходя ей за спину, сказал он.
          Ничего не подозревая, девушка продолжала грызть яблоко и слушала профессора. Опустив руку ей на голову, он стал перебирать её светлые волосы. Кристина, передёрнув плечами, сжалась, но промолчала.
- Налей ещё вина, - словно не своим голосом сказал он. Девушка испугалась и попыталась подняться. Но профессор не дал ей это сделать, а сильней прижал к стулу.
- Дядя Роберт, мне больно, - начала Кристина. Но он вдруг схватил девушку сзади и стал душить, всё сильнее сжимая ей горло. Кристина попыталась вырваться, но силы были не равные, она быстро опустила руки и обмякла.
          Профессор отнёс её в другую комнату. Там на полу уже была расстелена плёнка. Положив девушку на пол, он стал её раздевать, с каждой снятой вещью всё больше возбуждаясь.
          Раздев её, он стал срывать с себя одежду. Но девушка вдруг пришла в себя и открыла глаза. Поняв, что хочет сделать с ней профессор, она закричала и стала вырываться.
- Лежи спокойно, шлюха, - рявкнул он на неё, - и тебе ничего не будет.   Кристина сильней забилась и попыталась отпихнуть его руками. Профессор заревел, как дикий зверь, глаза налились кровью, и он стал бить девушку кулаками. Потом схватил за волосы и со всей силы ударил её головой об пол. Девушка вновь потеряла сознание и обмякла. С силой раздвинув ей ноги, озверевший профессор, стал её насиловать. Подняв голову, он зарычал, как зверь и стал пускать слюни.

          Вдруг зазвонил телефон девушки, что валялся рядом с одеждой. Вскочив, профессор стал топтать его ногами до тех пор, пока тот не замолчал. Повернувшись, он увидел тихо лежавшую Кристину и, поняв, что только что натворил, забегал по комнате, схватившись за голову.

          Пришедшая домой Ольга увидела записку, приклеенную на зеркало и, посмотрев на часы, стала звонить сестре. На десятом гудке телефон замолк, словно его отключили. Налив себе чаю (Ольга предпочитала зелёный чай, а Кристина - кофе), она включила на кухне телевизор. Но дурные мысли постоянно лезли в голову, не давая сосредоточится на сериале. Через пять минут она вновь набрала номер сестры, но тот по-прежнему молчал.

          Профессор выдвинул ящик шкафа и достал скальпель. Обернувшись, он вдруг заметил, что Кристина зашевелилась. Подскочив к ней, он полоснул девушку по горлу. Кровь фонтаном брызнула в разные стороны, заливая всё кругом. Озверев от вида крови, он стал резать женское тело. От внезапного бешенства, что напало на него, у него произошло семяизвержение, и он кончил прямо на девушку. Из груди профессора вновь вырвался звериный крик, он стал насиловать мёртвое тело.

          …Ольга не находила себе места, бегая по комнатам с зажатым в руке телефоном и что-то бормотала себе под нос.
          Через тридцать минут, а может и позже (она не смотрела на часы), Ольга вновь набрала номер сестры. Не услышав ответа, швырнула телефон на диван.
«Почему она не отвечает? Что могло случиться?», не переставая думала Ольга. Ей никак не могло прийти в голову, что сестры уже нет в живых…

          Вскочив на ноги, профессор вонзил в грудь Кристине скальпель и стал разрезать ей грудную клетку. Глаза налились кровью, он не понимал, что творит.
          Вырвав из груди девушки сердце, он впился в него зубами, разрывая на куски, глотая и давясь. Быстро сожрав сердце, он поднял истерзанное тело и, заливая пол кровью, понёс его в ванную, чтобы немного отдохнув, разделать его на части.
          Нежно опустив её в ванну (словно девушка была живой) и, поцеловав её в лоб, он вернулся в комнату, где произошло убийство. Собрал все её вещи, завернул в плёнку и убрал в полиэтиленовый пакет, чтобы выбросить. Взяв тряпку, профессор стал замывать кровь, приводя всё в порядок. Прибравшись, Бернгольц окинул всё взглядом, не пропустил ли чего, потом вновь пошёл в ванную комнату.
          Включив душ, он залез в ванную и стал смывать с себя кровь. Но обнажённое тело, так похожее на погибшую Веронику, опять возбудило в нём звериное желание…
          Через пару минут он поднялся, закрыл воду и вышел из ванной комнаты. Не одеваясь, прошёл в спальню и лёг на кровать. И уже через мгновение провалился в глубокий сон без сновидений.

          Ольга, не находя себе места, промучилась в ожидании часов до одиннадцати и позвонила своему хорошему знакомому, который жил этажом ниже. Она знала, что он работает в полиции и поможет ей.
Вадим Шведов, а это был он, поднялся к Ольге через пять минут.
- Ну, что случилась, почему ты вся в слезах?
- Кристи пропала, - захлёбываясь слезами, сказала она.
- Как пропала?
- Оставила записку, что зайдёт после работы к профессору и не отвечает на телефонные звонки. Роберт Генрихович - наш старый знакомый, мы его с рождения знаем, но мне всё равно как-то неспокойно. Почему она так надолго задержалась?
- Я помню его, часто видел в нашем подъезде. Он хороший человек, Оленька, ему можно доверять, - стал Вадим успокаивать девушку и усадил её на диван. - Сейчас принесу воды, и мы ей позвоним, - но Ольга тут же встала.
- Ладно, собирайся, съездим за ней, - подал он ей стакан воды. Ольга отбросила стакан в сторону, не заметив, что облила Вадима и стала собираться, бегая по комнате.
          Через пятнадцать минут серебристая Хонда неслась в сторону профессорской квартиры.
          Позвонив в дверь, они подождали с минуту, но дверь никто не открывал. Вадим вновь позвонил, а потом громко застучал в дверь.
- Кто там? Что вам нужно? - послышался из-за двери заспанный голос профессора.
- Дядя Роберт, открой, это Оля! - закричала девушка. Вадим отошёл в сторону, чтобы его не было видно в глазок. Ключ повернулся, и дверь открылась. На пороге в халате стоял Роберт Генрихович Бернгольц.
- Оленька, что случилось? Почему ты так поздно? - придерживая дверь, спросил он. Вадим резко дёрнул дверь на себя и влетел в квартиру, отпихнув профессора в сторону. Девушка кинулась за ним. Профессор, сбитый Вадимом с ног, грохнулся на пол и, ударившись головой, потерял сознание. Заскочив в зал, Вадим на что-то наступил. Опустив голову, он увидел разбитый телефон. Он показал его Ольге. Узнав его, девушка разрыдалась. Усадив её в кресло, Вадим стал обыскивать квартиру. Но Кристины нигде не было. Выходя с кухни, он машинально открыл дверь в ванную комнату и обомлел. В ванне лежала Кристина, она была мертва. Это он понял сразу, увидев вскрытую грудь девушки.
          Вызвав наряд полиции, и дождавшись их, он всё им показал и рассказал. Немного успокоив Ольгу, бившуюся в истерике, он увёз её домой и остался с ней.

          На следствии Роберт Генрихович Бернгольц признался в убийстве десяти молодых девушек, похожих на мать Кристины, последней его жертвы.
- Я любил Веронику, а она предала меня, выбрав другого, - плакал он на суде. - Я не мог ей этого простить.
          Суд приговорил профессора к пожизненному сроку. Первые пять лет он проведёт в психиатрической клинике. А потом его переведут в тюрьму.
          Вадим помог Ольге организовать похороны сестры. Он стал часто заходить к ней в гости... А через три месяца и вовсе переехал к ней.


Рецензии
Как страшно! Спасибо, очень понравилось!

Севинч Севинч   02.07.2018 19:54     Заявить о нарушении
Почитайте ещё из этой серии.

Владимир Мисечко   02.07.2018 19:56   Заявить о нарушении