Правильное окружение...

                              Мудрецы говорят, что человека определяет окружение. С раннего детства вокруг  меня присутствовали зэки . Бывшие и действующие...

                              И, говорить-то, они меня научили. Родители,  родственники, знакомые  начали, было, переживать... Мальчику два года, а он не разговаривает. Поэтому, моё первое слово , конечно, очень обрадовало... Однако...

                              Знойным летом 1957 года  заключенные, охраняемые автоматчиками и злющими овчарками, начали перекладывать дорогу неподалёку от нашего дома...

                              Брусчатка для второстепенной улочки маленького местечка Сокиряны, почему-то, подбиралась сродни той, что на Красной площади... Определялось это, скорее, не важностью объекта, а банальной близостью крупных каменоломен...

                              Увидев на яростном июльском солнце толпу ворочающих камни изможденных мужиков, обливающихся потом,  бабушка Ривка потеряла покой...

                              Отмахиваясь от свирепых конвоиров как от назойливых мух, она бесстрашно и неистово ввинчивалась в работающий муравейник... Поначалу, бабушка, только, раздавала кружки с холодной колодезной водой и ломти хлеба, которого, у нас-то и дома,  было, совсем-совсем, немного...

                              В ответ на конвоирское,- Не положено!- начиналась  скоростная раздача супа, наспех приготовленного из того, что,-Б-г послал,...

                              Опрометью, я носился от бабушки, стоящей с большой кастрюлей на раздаче, в группку улыбающихся  бритоголовых мужиков и, тащил-тащил, им бесконечные миски  с едой...

                              Под конец, запыхавшись, усаживался  поесть за компанию со всеми. Ривка передавала мне персональную тарелочку, и я с удовольствием уписывал все подряд...

                              Поле зверского аппетита,ощутимое, казалось, самой кожей, заражало все окружающее. Активно чавкали все - и заключенные, и овчарки, и конвоиры...

                              Последних, вконец, задобрили несколько рюмок вишневой наливки... На все следующие десять дней, пока толпа каторжников не передвинулась в соседний квартал,  ни окриков, ни лая овчарок, практически не наблюдалось...

                              По вечерам, отец долго и нудно ругал тещу - мою бабушку Ривку... Доставалось ей и за разбазаривание продуктов,  и за подвергание ребёнка  опасности заразиться туберкулезом от плохой компании.

                              В ответ, она горячо возражала,- Ведь,  совсем недавно в гетто, умирая от голода и холода, мы были в том же положении... Этого забывать, никак-никак, не следует...

                              Тут , как раз, вовремя , подоспело и моё первое слово...
 
                            - Блять, блять, блять! .,- радостно заповторял я, выскользнув из группы работающих зэков...

                            - Блять, блять, блять!,- бодро кричал я всем гостям, приходящим в наш дом...

                            - Ну и, блять! - , возмущался отец моей бабушкой, взваливая на неё всю ответственность за плохое воспитание внука...

                            - Блять!,- приговаривал сосед дядя Федя, избивая вожжами свою жену - тетю Шуру...

                              Будучи начальницей женской тюрьмы строгого режима, она часто брала меня к себе на работу. Там, меня зацеловывали старые зэчки, соскучившиеся по малым детям...

                            - Они-они-они, могли научить малого неприличному слову,- справедливо возмущался могучий дядя Федя...

                            - Добавь ей жару, Федюня!,- кричали болельщики из толпы зевак, сбежавшихся на представление...

                            - Посажу , ох посажу !,- взвизгивала в ответ под ударами несчастная тетя Шура...

                              По двору, раскудахтавшись, как угорелые носились перепуганные куры, наперебой лаяли собаки, кричали ребятишки, возбужденно гомонил народ...

                              Солнечный День, когда я впервые заговорил, навечно врезался в память цветной фестивально-радостной суетой...

                              С тех пор, чего греха таить, люблю - очень люблю, поболтать...


Рецензии
Настоящая жизнь. Яркая. Солнечная. И про Одессу понравилось.

Любовь Ляплиева   29.06.2018 01:12     Заявить о нарушении
Большое спасибо, Люба!!!

Эмануил Бланк   29.06.2018 07:00   Заявить о нарушении
Кошмар среди бела дня

Солнце жжет. Вдоль тротуара
под эскортом пепиньерок
вот идет за парой пара
бледных, хмурых пансионерок.

Цепью вытянулись длинной,
идут медленно и чинно —
в скромных, черненьких ботинках,
в снежно-белых пелеринках…

Шляпки круглые, простые,
заплетенные косицы —
точно все не молодые,
точно старые девицы.

Глазки вылупили глупо,
спины вытянули прямо.
Взглядом мертвым, как у трупа,
смотрит классная их дама.

«Mademoisell Nadine, tenez voue
Droit»…* И хмурит брови строже.
Внемлет скучному напеву
обернувшийся прохожий…

Покачает головою,
удивленно улыбаясь…
Пансион ползет, змеею
между улиц извиваясь.

А.Белый

Я такая, лицейская. "Неправда, будто бы к концу я силы берегу, Бить человека по лицу я с детства не могу. ... Вот он ударил раз-два-три и сам лишился сил, Мне руку поднял рефери, которой я не бил. Лежал он и думал, что жизнь хороша. Кому хороша, а кому - ни шиша". /В.С.Высоцкий "Сентиментальный боксёр"/. Вот я и живу в своём выморочном лицейском мире, хоть Вас почитать, что где-то другая жизнь бывает.

Любовь Ляплиева   29.06.2018 17:31   Заявить о нарушении