Опасные каникулы...

                                 Раздался оглушительный взрыв и большая жестяная  консервная банка из-под джема, куда поместилось бы не менее 5-6 килограмм сладкого душистого великолепия, исчезла в небесах...

                                 Ярко блестя на солнце, она выглядела как космический корабль...  Поначалу, медленно, затем, ускоряясь и ускоряясь, она величественно  вознеслась вверх, превратившись в точку и полностью исчезнув из вида за , каких-нибудь, десять секунд... Подождав пять минут в отдалении, мы, вновь, собрались вокруг места запуска...

                               - Дааа! Видали? А, если эта хреновина, кому-нибудь, на голову навернется ..?!

                               - Ничего себе! Интересно, куда она долетит ?!,- восхищался Валера Мельников...

                                 Осторожно работая напильником целый день, он, наконец, получил нужное количество материала, достаточное для наших недетских забав... Новая технология грозила, напрочь, сменить безнадёжно устаревший магний...

                                  Было непросто. Одно неосторожное  движение напильником - и ослепительная вспышка уничтожала все результаты кропотливой работы... При этом, открытые части лица и рук, немедленно чернели и казались обгоревшими ... За этот цвет отвечала марганцовка, которую, ввиду отчаянной дешевизны, мы не жалели...

                                  Вездесущие мальчишки добрались до нашего тираспольского военного аэродрома и умудрились утащить со свалки кусок удивительного сплава...

                                  Реактивные самолёты были нашей гордостью. Краснозвёздные серебристые Миги  с грохотом проносились на низкой высоте  над школой, заводом Ткаченко, исчезая  в облаках за Днестром и Кицканским лесом... Среди летчиков, фигурки которых хорошо различались в прозрачных кабинах, были и  папы многих одноклассников, и, даже, будущие известные космонавты...

                                  Чудесный сплав мы назвали  цэрием, подозревая, что туда входил цезий, по данным справочников возгоравшийся , даже, при комнатной температуре...

                                  Когда мы  проводили по асфальту куском  сплава по асфальту, за ним тянулась, брызжа искрами во все стороны , красивая полоса ослепительно-яркого света и голубовато-желтоватого пламени...

                                  Девчонки, при этом,  визжали от восторга, вдохновляя нас, вновь и вновь, на бесконечные повторения...

                                - Ну, Орлы, пишите, как Вы докатились до такой жизни!,- грозно приказал дежурный капитан, строго оглядев на нашу троицу...

                                  Вывели нас , как положено, из чёрного воронка, лихо подкатившего  к центральному отделу милиции... Автомашина была оборудована решетками и предназначена для перевозки различного преступного элемента...

                                  Меня, с Юркой Возмиловым и Мариком Шором - главным любителем и знатоком всей научной фантастики нашего двора, а, может, и всего Тирасполя, выловил обычный военный патруль...

                                  Офицер заметил пацанов, подозрительно копошащихся на углу завода Ткаченко, где улица Правды плавно переходила в центральную улицу 25 Октября...

                                  Проселитренная газетная бумага, которую я готовил дома в обычной кастрюле и сушил на кухне , прикрепляя к бельевой веревке обычными прищепками, работала по принципу бикфордова шнура... Она оттягивала время взрыва и давала возможность отойти на безопасное расстояние...

                                  Оттуда,  можно было безнаказанно и с комфортом наблюдать за ослепительной вспышкой и оглушительным грохотом, приходившим с небольшой задержкой, как гром после грозовой молнии...

                                  Поскольку взрывчатую смесь мы заворачивали в обычную бумагу, без каких-либо добавок, то никакой опасности, кроме знатной иллюминации, зрелище не представляло...

                                  Предвкушая отличный спектакль, мы, посмеиваясь, наблюдали, как патруль исследует место, откуда тянулся небольшой синий дымок...

                                  И, тут , рвануло..!

                                - Ложись!!!,- крикнул бравый лейтенант, немедленно зарывшись в летнюю пыль , скопившуюся на повороте дороги. Как только , громко ругаясь матом и отряхиваясь, они поднялись, как раздался второй взрыв, затем - третий...

                                  Сопровождались они и взрывами нашего хохота. Было смешно наблюдать, как бравые солдаты Швейки от страха, раз за разом, плюхались на землю...
 
                                  Чтобы ретироваться, у нас была куча времени... Однако, убегать мы не собирались... Не догадывались, что военные следили за нами ещё загодя...

                                  В милиции я старательно и подробно изложил на бумаге суть химического эксперимента, особенности осторожной работы напильником и высушивания проселитренной бумаги...

                                  В три часа ночи, в камеру, наконец, вошли взволнованные отцы... Они застали нас в процессе ожесточенного шашечного сражения... Шашками выступали обрывки голубых и белых бумажек, найденных нами в мусорном ящике, а доской служил пол, составленный из темных и светлых керамических плиток...

                                - Они ещё в шашки играют!,- возмущённо воскликнул отец Марика...

                                  Капитан, оказавшийся , на счастье, бывшим папиным учеником, с выражением прочитал рапорт, состряпанный обозленным военным патрулём...

                                  Из него следовало, что сионисты Шор, Бланк и примкнувший к ним Возмилов, хотели, ни больше ни меньше, взорвать монумент " Серп и Молот", установленный, как раз, рядом с тем злополучным местом...

                                  Капитан в красках рассказал, какая колония ожидала бы нас - восьмиклассников , если бы не мой отец , воспитавший благодарного ученика. В конце концов, он порвал бумаги на мелкие кусочки и посоветовал на ближайшее время уехать на отдых, например,  в соседнюю Одессу...

                                  Утром, отец собрал всю мою домашнюю лабораторию. На мусорку отправились и стратегические запасы  цэрия, и селитра, и многочисленные мерные стаканы с мензурками, колбочками, трубками и классными резиновыми притертыми пробками...

                                  В Одессе мы отдохнули хорошо...


Рецензии