Застрявший в треугольнике. Часть 7

Измотавши себя в конец, все высматривая свет в конце тоннеля, в который он добровольно забрался еще полгода назад, Тобен все- таки решился на переезд в Индию. По иронии судьбы, офис предлагаемой ему работы, которая соответствовала его запросам и по статусу и по деньгам, находился всего в двух километрах от дома его супруги с детьми в индийском мегаполисе Бангалор. Это было опасно, но другого выхода не было. По крайней мере, Тобен его не видел.

Прадип уговаривал его не тянуть за собой Джоан, которая, тем более, имела стабильную работу в Дубаях, и дать себе время на обустройство на новом месте, чтобы самому разобраться, что к чему и понять, куда грести дальше. К тому же, кто знает, окажись сейчас Тобен один в Индии, может он и прозрел бы и увидел сам себя, завязанным в невообразимый узел, как самый что ни на есть продвинутый йог. Может на расстоянии привороты по его душу ослабили бы свое действие и, придя в себя и находясь уже вдали от Джоан и от дубайской полиции ( на случай очередного перфоманса в исполнении последней на тему- я без тебя жить не буду), он бы ограничился лишенным эмоций посланием, мол, прости любимая, это было мимолетным увлечением и вообще мы с тобой разные люди.

Но Джоан, будучи далеко не дурой, такой сценарий дальнейших событий, видимо, уже предусмотрела, потому что с несвойственным ей смирением заявила Тобену:
- В Индию, так в Индию! Мы теперь вместе.

Консультантам пришлось утереться, Тобену тоже закатать на место губу и начать готовиться к переезду. Пока он договаривался по условиям работы и подыскивал жилье, с максимально непривлекательным, по возможности, менеджером по аренде, Джоан приступила к сбору вещей. По ее предварительным подсчетам весь ее гардероб тянул не менее, чем на сто килограмм, что с учетом разрешенных к перевозу на борту самолета тридцати килограмм на нос, создавало большую проблему. Тобен пытался было выяснить, действительно ли так необходимо вести с собой в Индию все двадцать пар обуви, не говоря уже про несметное количество платьев, кофточек, юбочек, сумочек и всех остальных первостепенно важных дамских вещей.

Таня, с ходу переметнувшись в этом месте на сторону Джоан, в самый разгар дискуссии по этому вопросу однозначно высказалась:
- А как же!
А потом, еще немного подумав, добавила:
- Кто знает, что ей тут может понадобиться? Надо брать все.

Прадип, прекрасно понимая, что в этом вопросе лучше вообще не перечить, ибо тебе же дороже это выйдет, попросту помалкивал, а Таня, видимо, решив добить Тобена окончательно, сказала:
- Вдруг Джоан в самом деле надолго в Индию. Пусть уж тащит все сразу.

Тобена, сидящего в этом время под дубайским кондиционером, прошиб пот и он, думая о своем, о страшном, повторил:
- Вдруг это надолго. Надо брать все.

Компания, в которую Тобен должен был влиться в качестве директора, любезно предоставляла ему оплаченный отель неподалеку от офиса на первое время, пока он не подыщет  себе жилье, а несколько вариантов такого жилья уже действительно были Тобеном найдены и ждали его личного приезда для окончательного решения уже на месте.

Билеты на самолет на конец мая были куплены. На своей работе Джоан очень по- умному договорилась с руководством насчет продолжительных каникул без сохранения зарплаты и возможностью в любой момент вернуться назад, мало ли что. Ее дубайская виза еще была в силе, а индийская сроком на шесть месяцев ей тоже уже была выдана. Многочисленный багаж был упакован и сверхнормативная его часть выслана в Индию специальной курьерской службой, что, конечно, требовало длительного ее ожидания на месте, никак не менее двух недель, но ощутимо экономило затраты по сравнению с другими вариантами такой пересылки.

За несколько часов до вылета Тобен и Джоан вместе прошли регистрацию на рейс, сдали багаж и отправились в зону паспортного контроля. Тобен прошел первым, забрав с собой сумку со всеми остальными, кроме паспорта Джоан, документами, с телефонами их обоих и общими деньгами. Он уже стоял на той стороне зоны погранконтроля, когда к Джоан в ответ на предоставленный ею паспорт был вызван менеджер, затем полиция.

Тобен, к тому времени уже официально покинувший Дубаи, наблюдал за всем с другой стороны погранзоны. Придя в себя после первого шока, он попытался оттуда выяснить хоть какие- то подробности у полиции.
Из скупых разъяснений, данных ему, следовало, что те деньги, которые Джоан натырила у дубайских банков, прекратив своевременные выплаты, не позволяли ей вот так в легкую взять и покинуть страну. А вот переезд в тюрьму до окончательного погашения суммы был ей теперь, напротив, обеспечен.

Пока Тобен соображал, что делать, рука сама полезла за телефоном и набрала номер Прадипа. Эмоциональный пересказ последних событий завершала глубокая философская фраза:
- А может вот оно, решение?
- Почему нет? - Подбодрил друга Прадип. - Так, значит, так. Ты не вздумай остаться! У тебя работа, вылетай один.

Тут же подключенная к новостям Таня накинулась на них обоих:
- Как вылетай один? А с ней что?
- Я ничего не знаю, потому что он тоже ничего не знает. - Проинформировал Прадип. - Его не держут, никаких вопросов к нему нет. По- моему, он даже рад, что все так вышло.
- Он рад, что ее в тюрьму? Он совсем уже что ли?

Тут Тобен позвонил снова и Таня напряженно ожидала конца их беседы, чтобы получить очередную порцию новостей.
До Тобена дошло, что Джоан сейчас даже без телефона, не говоря уже о деньгах, других документах и багаже, и он попытался снова призвать полицию, чтобы передать ей хоть что- то. В ответ ему посоветовали не беспокоиться и улетать себе на здоровье и, как можно, скорее. Тут ему позвонила сама Джоан, которая реально была не промах и организовала себе новый телефон даже в таких условиях. В связи с висящей на ней суммой в миллион, в переводе на индийские рупии, в тюрьму ее, конечно, не отправят, сообщила она, но паспорт забрали и отдадут обратно только после погашения ею, как минимум, десяти процентов суммы. До этого времени она сможет жить себе где хочет, но без паспорта и без возможности покидать страну.

- Она может вернуться в их квартиру? - Спросила Таня Прадипа сразу, как Тобен отключился.
- Какую квартиру? Они же съехали оттуда.
- Ужас какой- то! Она без документов и без денег, а он себе летит в Бангалор?

Тут снова позвонил Тобен и Прадип опять ушел в переговоры на малайялеме, заставляя Таню нервно дожидаться их окончания, чтобы сразу спросить:
- Ну, чего там у них?

Тобен позвонил сестре Джоан, тоже проживающей в Дубаях на съемной квартире и ввел в курс дела, не забыв сообщить о сумме, которую требовалось внести Джоан за получение обратно своего паспорта и возможности отчалить в лучшую жизнь. Сумма составляла порядка ста тысяч рупий.
- И Тобен просто проинформировал сестру? - Завелась Таня. - Он же со всеми деньгами.
- Я же не буду выяснять со всеми он деньгами или не со всеми, сколько у кого из них денег и кто теперь будет за все платить. - Прадипа порядком достала сегодня вся эта тема и он уже не чаял, когда наконец Тобен залезет в самолет и отключит телефон.
- Вы оба два бессердечных циничных типа! - Грозно произнесла Таня.
- Ничего не путаешь? Уже забыла про все ее делишки? Ты же сама советовала ему бросать ее и уезжать!

Внезапно Таню осенило:
- Тобен же знал про ее долги. И они так просто решили взять билеты и улететь? Тобен, который в курсе всех этих дел, не предусмотрел такой финал?

Таня выразительно уставилась на Прадипа, ожидая разъяснений. Тот молчал.
- А не спланировал ли он все это заранее? И теперь удирает с деньгами и всем остальным.
- Еще скажи, со всем ее багажом.
- Вот тут точно засада. Зачем ему сто килограмм ее шмоток?

Тут опять позвонил Тобен, которому, видимо, все время нужно было с кем- то говорить, а до взлета самолета, в котором он уже сидел, еще было время.
- Спроси его про деньги, - Зашипела Таня в ухо супругу.

Прадип в ответ покрутил пальцем у виска и перешел на малайялем.
- По- моему, он успел наклюкаться! - Доложил он по окончании беседы. - На радостях.

Таня укоризненно покачала головой.

С утра, едва продрав глаза, все опять были в теме. На этот раз по той причине, что Тобен не звонил.
- Позвони ему сам. Спроси, чего там, - Зудела Таня.
- Нет!
Позиция Прадипа была предельно ясна: Тобен теперь будет пить несколько дней на радостях, что обрел свободу, затем ему на работу в новую компанию, затем новое жилье, развод, новая жизнь! И надо оставить человека в покое.

Таня же, за ночь обдумав все обстоятельства дела, имела уже свое собственное видение ситуации и, за не имением возможности получения ответов от первых лиц, принялась за допрос мужа.
- А где же этот миллион-то? Который Джоан получила в банке.
- Там какая- то мутная история, - Начал Прадип. - Тобен говорил что- то об этом. Она купила какой- то крутой байк какому- то мужику.
- Здрасьте! Приехали! И я про это первый раз слышу! - Взвилась Таня.
- А почему, думаешь, он все время на нервах? Потому что он знает ее и ее бурное прошлое.
- Ладно! - Таня проглотила новые материалы в деле и продолжила выяснение. - Сто тысяч на байк. Где остальные девятьсот тысяч?
- Она, как я понял, давала в долг своим же филиппинцам под проценты.
- И?
- Ну и все. А они не вернули денег, по крайней мере, так говорит Тобен, а ему так преподнесла все это дело Джоан.

Таня недоверчиво помолчала.
- Короче, получается, что деньги- то есть! Просто отдавать их никто не собирается!
- Можно и так сказать.
- Теперь они вместе с Тобеном решили проверить сможет ли она улизнуть! Не получилось. Но оплатить от миллиона всего лишь сто тысяч и получить после этого возможность уехать, это прямо сказки какие- то! Очень прибыльное дело, тебе не кажется?
- Возможно! - Согласился Прадип. - Но, во- первых, это лишь твои домыслы, а во- вторых с чего ты взяла, что Тобен участвует в деле?
- Любой нормальный человек спросил бы ее - Где деньги, Зин?
- Она же сказала, что, мол, байк, в долг давала и шмотки.
- Двадцать пар обуви? - Съязвила Таня.

Телефон молчал. Похоже, Тобен реально пил весь день. История была поставлена на паузу, но под подозрением у Тани теперь были все и спустя время она опять завела пластинку:
- Удивляюсь, как Тобена не задержали!
- За что?
- За соучастие!
- Она эти деньги взяла еще до того, как встретилась с Тобеном. Он тут причем?
- Да и правда, он тут причем? Деньги- то не возвращены банку, значит они где- то есть и кто- то их крутит. И я догадываюсь кто!

Походив еще какое- то время, Таня опять вернулась к своим баранам:
- Странно еще одно! Я тебе сразу сказала, что Джоан в Индию не поедет. Не зачем ей.
- И поэтому она отправила в Индию сто килограмм своих шмоток. - Продолжил развивать эту идею Прадип. - Да?
Таня тяжело вздохнула:
- Эти сто килограмм портят всю картину. Мешаются во всех версиях. Прямо беда.

Через некоторое время, сделав очередное открытие в Тобеновском деле, Таня снова подошла к Прадипу и радостно сообщила:
- Есть еще одно доказательство участия Тобена в этих деньгах!
- Любопытно! - Ответил Прадип, понимая, что конца этой теме сегодня не будет.
- Астролог! - Торжественно произнесла Таня, подняв вверх указательный палец и замолчав для пущего эффекта.
- Чего астролог? - Зевнул Прадип.
- Он предсказывал Тобену финансовое благополучие. И вот тот встречает Джоан, у которой на руках миллион, хоть и чужой. Они вместе его крутят, Джоан хватает полиция и теперь Тобен становится  единственным обладателем денег. Все сходится.

Прадип демонстративно зевнул второй раз.

На исходе следующего дня, когда Таня уже была внутри своей собственной, придуманной ею истории, в которой может и не все сходилось гладко, но сюжет был закручен очень лихо, Тобен позвонил.

Джоан находилась у сестры, неиспользованный ею билет на самолет, она собиралась поменять на другую дату, когда ей вернут паспорт в обмен на сто тысяч. Тобен очень оптимистично сообщал о скором ее приезде, не вдаваясь, правда, в подробности насчет оплаты ста тысяч вовсе. Это выводило Таню из себя и только подливало масло в огонь:
- У них есть деньги! Я тебе говорила! Это было сделано специально, чтобы посмотреть, удастся ли им улизнуть из страны вообще без потерь.

Тобен посмотрел все варианты жилья и остановился на одном. Затем, предварительно пообщавшись с адвокатом, он посетил свой дом, зная, что семья сейчас живет в деревне у родителей Джинси. Попытавшись пробраться в дом, он обнаружил на дверях новый замок, после чего сначала глубокомысленно произнес " Опачки!", а уже затем позвонил адвокату. Тот сказал:
-  Имеешь право, это твой дом тоже.
 Заручившись такой поддержкой, Тобен попал внутрь, собрал свои документы, сгреб вообще все свое и наконец- то воплотил свою мечту, которую вынашивал, почитай, с ноября месяца- заполучил распашонку младшего сына для сидевшего в его башке ДНК- анализа.

Приделав, таким образом, все дела, он свернул на любимую обочину и пошел напевать старые песни о главном:
- Как же я Джоан тут одну буду оставлять на целый день?

Так как эта тема занимала его мысли намного больше, чем Дубаи с тюрьмой и деньгами и даже предстоящий развод и потеря окончательно всей его прежней жизни, то и вариант нового жилья им был выбран в пятистах метрах от офиса новой компании в пределах прямой видимости входа- выхода квартирки из офисного окна.
- Бдить будет? - Прокомментировала Таня. - И устраивать незапланированные набеги. Прибежал и сразу- под кровать, в шкаф, на балкон.
- Скучно нам не будет. - Согласился Прадип.

Новый адвокат Тобена, аппетит которого был на несколько порядков скромнее прежнего, едва услышал о предстоящем перевозе в Бангалор Джоан прямо под нос семейству, да еще и накануне суда, высказался однозначно:
- С ума сошли? Только не сейчас!

Это сообщение повергло Тобена в полный шок, его мозг сбойнул и на фоне полученного стресса выдал нестандартное решение:
- Тогда я отправлю ее к вам в Гоа!

Таня с Прадипом, приняв эту новость, остались стоять на несколько секунд с открытыми ртами, затем оба отвисли и, перебивая друг друга, затараторили:
- Гоа- самое место для Джоан! Пляж, раздетые красавцы!
- А мы ее должны стеречь что ли?
- Миссия невыполнима!
- Следи за ней сам!

Из всего сказанного Тобена зацепили красавцы и пляж и он отключился. Таня с Прадипом не выходили после этого из темы до конца дня, давая волю фантазии и в красках представляя себе роскошные каникулы Джоан на берегу океана. Финал их фантазий был один: в конце любого варианта развития событий являлся Тобен и, как бы написали об этом потом индийские газеты, many people died, короче, куча трупов.

Но с приездом Джоан в Бангалор тоже ожидалась куча трупов, только Тобен при этом менялся местами с Гоанскими красавцами и сам превращался в мишень. Второй мишенью становилась сама Джоан, ну и все, кого она успела бы зацепить по дороге.

Все были настолько увлечены предстоящими боевыми действиями, которые обещали начаться совсем скоро, что совсем упустили из виду тот факт, что Джоан-то еще никто и не выпустил из Дубаев, если что, и что возможно все, что каждый себе понапридумывал, так и останется на уровне его собственных фантазий, не более. Когда до всех это дошло, все немного успокоились и даже занялись временно другими делами, которых за последнее время накопилось предостаточно. Жизнь потекла буднично и спокойно, прямо, как прежде, и все копошились каждый сам по себе целых пару- тройку дней, пока снова не раздался звонок Тобена. Он сообщал, что Джоан прилетает завтра. В Бангалор. Деньги внесли. Паспорт забрали. И завтра он едет ее встречать.

Это сильно напоминало запуск второго сезона удачного сериала, в котором опять все те же, но теперь в Индии. И, похоже, на завтра у них уже был намечен показ первой серии.
 - Ну, значит так, - развели руками в Гоа и побежали скорее доделывать дела, чтобы не опоздать к началу фильма.


Рецензии